00:41 

ДАО 130

sword-slashed
Sword-Slashed
Грегор/кто-то (но слэш).
Рейтинг любой.

Душевные терзания, юст, страх потери контроля. Хотелось бы хэппи-энда.

@темы: Dragon Age: кинк-фест, Dragon Age: Origins, Cлэш, Фанфик, Первый чародей Ирвинг, Командор Грегор, Выполненная заявка

URL
Комментарии
2010-05-16 в 07:55 

Извини, заказчик, что рассказ получился ну ОЧЕНЬ длинным. Концовка менялясь три раза-мой Грегор окончательно вышел из-под контроля и автору пришлось подстраиваться под Командора Храмовников. Душевные терзания, слэш, секс, любовь и хэппи энд наличествуют.

Долг и Честь или История Одной Любви

- Это переходит всякие границы, Ирвинг! Сначала отступники, потом-маги крови, а теперь ещё и это! Что будет дальше, демоны и исчадия начнут разгуливать по коридорам Башни, как у себя дома?! - казалось, Командор Рыцарей-Храмовников был вне себя от негодования.
- Успокойся, Грегор, всё не так уж страшно, как ты это преподносишь. Ну, пошалили мальчишки, что с них возьмёшь? Они ещё так молоды, кровь горячая... Их можно понять, - пытался успокоить собеседника Главный Чародей.
- Ты покрываешь их, Ирвинг! - обвиняюще поднял указательный палец Командор. - Ещё немного и я стану думать, что ты-заодно с этими распутниками и извращенцами!
" Распутники и извращенцы " в количестве восьми понуривших виноватые головы парней, стояли тут же, не смея поднять глаз. Три мага и пятеро храмовников, двое эльфов и шестеро людей, все они были молоды и хороши собой. Этой ночью бдительный Грегор, вдруг ни с того ни с сего решивший заглянуть в бараки, отведенные для проживания храмовников, застал всю компанию за весьма пикантным занятием, которое, правда, сам Командор охарактеризовал как "отвратительную и бесстыдную оргию".
- Это всё твои воспитанники! Они сами прокрались к моим ребятам, как только стемнело! И, уверен, делают это не в первый раз! Посмотри на их похотливые физиономии! - кипятился Грегор.
- Всё было, насколько я понимаю, по обоюдному согласию, - Ирвинг воплощал собою само спокойствие. - И, я считаю, нам не нужно принимать поспешных решений, о которых после придется жалеть.
- Виновные, и маги, и рыцари, понесут наказание, кстати, вполне заслуженное. Усмирение - для первых и Аэонар - для вторых. Чтоб остальным неповадно было. Решение окончательное и бесповоротное! Завтра утром приговор будет приведен в исполнение! - жестко заявил старший храмовник, и , повернулся к Первому Чародею спиной, давая знать, что разговор закончен. Ирвинг подошел к Командору поближе, и, положив морщинистую руку тому на плечо, тихо произнес:
- Мы могли бы поговорить наедине, Грегор?
Храмовник одарил Чародея тяжелым раздраженным взглядом, но всё же, после минутной паузы, кивком головы пригласил его следовать за собой в соседний кабинет, где распологалась дневная резиденция Командора. Пропустив мага вперёд и закрыв за ними тяжелую дверь, Грегор нетерпеливо нахмурил брови:
- Ну?
- Не губи мальчикам жизнь, я прошу тебя. Разве ты сам не был молодым? Вспомни, как кружит голову близость красивого юного тела! Разве тебе самому всегда удавалось устоять перед соблазном?
Ирвинг замолчал и теперь выжидающе смотрел на рыцаря. Так и не получив ответа, старый маг печально сказал:
- Я знал, что ты не умеешь любить, Грегор, но то, что у тебя каменное сердце - этого я не ожидал даже от такого бесчувственного истукана, как ты ...

URL
2010-05-16 в 07:56 

Командор побледнел и веско, печатая каждое слово, ответил:
- Да, я тоже был молод и полон нескромных желаний. Да, мне тоже было одиноко и хотелось любить и быть любимым. Но я дал обет целомудрия и безбрачия и никогда не позволил себе нарушить его. Долг и честь- превыше всего!
- Разве долг может сравниться с поцелуем нежной молодой девушки или ... юноши? И что есть честь, когда в твоих объятиях трепещет любимое существо? - голос Ирвинга был едва слышен, так тихо он произнес эту фразу. Грегору почудилась в них давно скрываемое сожаление. Он только фыркнул в ответ, не сказав ни слова. Пожилой чародей между тем продолжал:
- Ты бы отпустил себя, мой друг. Хоть раз отпустил бы себя на свободу. Позволил бы себе любить, просто любить, без страха, без оглядки... Но нет, ты никогда этого не сделаешь, тебя ведь не учили любить, тебя учили лишь разрушать и карать... Жаль, что ты никогда не поймёшь, что всё не так просто, как кажется. Что мир не делится на чёрное и белое, на хороших и плохих. В нем столько разных оттенков... Грегор, я выполню любую твою просьбу, только помилуй парней... Если в тебе есть хоть капля сострадания, послушай меня...
Несколько минут, показавшиеся Чародею часами, прошли в молчании. Наконец храмовник перестал сверлить Ирвинга тяжелым взглядом и мрачно сказал:
- Хорошо. Я послушаю тебя в этот раз, маг. Развратники будут наказаны мытьём полов во всей Башне и пусть только попробуют не вылизать её снизу доверху, чтоб блестела, как у ... меня доспехи! Но знай, это-в последний раз и исключительно из дружеского моего к тебе расположения. Думаешь, я не знаю, чего тебя вдруг так озаботила судьба этих безбожников? Ведь среди них двое твоих любимых учеников, Амелл и Сурана, не так ли? И мне также известно, что этот Амелл согревает твою постель по ночам. Но, как оказалось, не только твою, а, Ирвинг? И ты после этого защищаешь его?
- Я уже стар, Грегор и не всегда в состоянии удовлетворить все нужды мальчика. Мне достаточно того, что он добросовестно удовлетворяет мои. К тому же, я люблю его, но тебе этого, конечно, не понять, - голос Чародея стал холодным и чужим.
- Разумеется, - насмешливо ответил Командор. - Ты бы лучше научил своих любимчиков целомудрию и воздержанию!
- Так же, как ты научил своих храмовников? - возвратил шпильку Ирвинг.
Грегор покраснел, что было ему совсем не свойственно, и, с укором посмотрев на Главного Чародея, открыл перед ним дверь.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

URL
2010-05-16 в 07:56 

Было никак не раньше полуночи, а Командор Рыцарей Храмовников всё не мог уснуть. Вернее, он ещё не ложился. Как дикий зверь в клетке, Грегор метался по своей опочивальне, не в силах успокоиться прсле утреннего разговора с Главным Чародеем. Слова Ирвинга глубоко задели его. " Каменное сердце", " бесчувственный истукан"! Вот, значит, что о нем думает маг! О, Создатель, лучше бы старик оказался прав! Так нет же!
Если бы Ирвинг только знал... Он, Грегор, хвала Андрасте, очень сильный и волевой человек, но в том то и дело, что всего лишь человек. И грешные мысли нет-нет, а посещают даже безупречного Командора. Особенно, в последнее время, когда они начали появляться с пугающей частотой. Перед мысленным взором храмовника опять встали эти светлые, почти прозрачные глаза, тонкие руки, изящная фигурка... О, Создатель! Чем больше Грегор пытался гнать от себя нечестивые помыслы, тем сильнее они атаковали его. А что, если Ирвинг прав? Даже если в его словах содержится всего лишь малая толика правды? Ведь тогда это меняет всё, абсолютно всё, что он до сих пор ценил и во что верил. Долг и честь - это одно, а живая, теплая плоть, такая желанная, такая доступная, что можно лишь протянуть руку и дотронуться... Ему уже сорок шесть лет. Большую часть которых он провел здесь, в Башне Магов. Уже на голове больше седых волос, чем темных и с каждым годом всё чётче становятся морщины вокруг строго сжатого рта. С каждым годом от него что-то уходит... Молодость, красота, сила, шансы на личную жизнь...
Нет! Он не должен, не может сомневаться, ведь вся его жизнь посвящена усопшей пророчице, великой и светлой Андрасте! Усопшей... Но ведь он, Грегор, живой! Сорок шесть лет он прожил, ущемляя себя во всем, подавляя свою плоть, пренебрегая её самыми необходимыми потребностями... И для чего? Разве пророчице от этого холодно или жарко? Неужели за долгие годы службы он не заслужил хоть небольшой награды? Разве Создатель не желает, чтобы его верный сын был счастлив?
Кровь громко стучала в висках, а взмокшее тело отчего-то бросало в дрожь. Грегор обхватил голову двумя руками и глухо застонал. Командору казалось, что он сходит с ума...
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

URL
2010-05-16 в 07:57 

Наутро, едва только рассвело, так и не ложившийся спать старший храмовник, пришел к решению. Нельзя сказать, что оно далось ему легко. Бессонная ночь оставила свои безжалостные следы на уже немолодом лице Командора. Возможно, и даже, скорее всего, он сейчас совершит непоправимую ошибку, сделает самую большую глупость в жизни, но, ради маленького, крохотного, почти невесомого шанса быть счастливым он рискнет. Грегор не поменяет принятого решения. Упрямо сведя брови на переносице, он направился к помещению, отделенному под кабинет Главного Чародея. Им предстоял разговор. Очень важный разговор, от которого зависела судьба не только Командора.
Несмотря на ранний час, Ирвинг уже сидел за своим письменным столом и листал какой-то толстенный фолиант в черном переплете. Его брови удивленно взметнулись вверх, когда в проёме приоткрывшейся двери показался никто иной, как старший храмовник, его старинный друг и соперник.
- Я не знал, что ты так рано поднимаешься, Грегор, - своим тихим голосом произнес маг. - Доброе утро!
- У меня к тебе разговор, Ирвинг, - отрывисто сказал Командор, не ответив на приветствие. Чародей внимательно посмотрел на собеседника. Его цепкий взгляд не упустил ничего: ни красных от недосыпания глаз, ни осунувшегося после тяжелых раздумий лица, ни взволнованного подрагивания пальцев.
- Что-то случилось? Ты опять обнаружил какое-то непотребство в нашей Башне? - поинтересовался маг.
- Нет, хвала Создателю! Я ... Послушай, Ирвинг, насчет твоих вчерашних слов ... Я готов допустить, что ты в чем-то прав, хоть и не во всем.
- Чтож, мы так нечасто соглашаемся с мнениями друг друга, что то, что ты сейчас сказал, не может не радовать, - мягко проговорил Главный Чародей.
- - Я не такой уж холодный и бесчувственный, как ты считаешь, маг. Мы давно с тобой знакомы и нас очень многое связывает. Только поэтому я хочу обратиться к тебе с ... просьбой, - было очевидно, что эти слова давались храмовнику с трудом. Он не привык кого-либо о чем-то просить.
Ирвинг молча кивнул головой, предлагая Командору изложить суть своей просьбы.
- Я ... был бы не против, если б сегодня вечером я лег спать ... не один, - тут бедный Грегор отчетливо покраснел и отвел глаза от пытливого взгляда чародея.
- Вполне здравое решение, - похвалил его маг. - Тебе не помешает немного расслабиться и отдохнуть. Ну, и кто из наших красавиц заставил Командора потерять голову?
Грегор покраснел ещё гуще и окончательно смутился:
- Я не говорю о женщине, Ирвинг. Речь идет о ... молодом парне.
- Ооо, вот как... Чтож, иные юноши ничем не уступят многим женщинам ни в привлекательности, ни в опытности в некоторых ... хмм... сферах.
- Я хочу, чтобы ты поговорил с ним, чародей. Ты, как наставник, ближе ему и найдёшь нужные слова, - продолжал храмовник, глядя куда-то в сторону.
- Так это не храмовник? Маг? И кто же твой избранник, Грегор? - Ирвинг явно заинтересовался и в его хитрых глазах блеснуло любопытство.
- Это молодой маг, эльф. Золотоволосый такой, имени не знаю... Он недавно прошел Истязание, - Командор не стал признаваться, что давно уже узнал имя парня.
- Анир? - чародей нахмурился. - Почему именно он?
- Сердцу не прикажешь, даже если оно и каменное, как у меня, - горько сказал храмовник. - Тебе это почему-то не нравится?
- Нет, не нравится. Анир - один из лучших моих учеников, и, пожалуй, самый талантливый из молодых магов. Он ни о чем не думает, кроме книг и учебы. Мне бы не хотелось, чтобы он отвлекался на другие, не нужные ему сейчас вещи.
- Я вчера исполнил твою просьбу, Ирвинг, хотя мне пришлось для этого поступиться здравым смыслом. И, мне помнится, ты обещал сделать что угодно в обмен на смягчение наказания для распутников. Вот и выполняй обещанное, - с прищуром посмотрел на чародея Командор.
- Мальчик ещё девственен, Грегор. Было бы несправедливо омрачить его первый сексуальный опыт принуждением. Почему бы тебе не остановиться на Суране? Он тоже эльф и намного красивее Анира. К тому же, он многое умеет и наверняка доставит тебе массу удовольствия, - продолжал убеждать собеседника Ирвинг.
- Ага, как же! Я имел вчера возможность лицезреть, как твой Сурана с дружками развлекал целый барак моих жеребцов. И ты предлагаешь мне лечь с этой смазливой шлюшкой в одну постель? Нет уж, уволь! Я выбираю Анира. Он девственник? Замечательно! Я - тоже. Считаю, что это более, чем справедиво.
Поняв, что ему не переубедить упрямого храмовника, маг, вздохнув, тихо сказал:
- Ладно. Я поговорю с Аниром сразу после завтрака. Но, Грегор, если ты обидишь мальчика ... - глаза старого чародея сверкнули недобрым огнем.
- Можешь не беспокоиться на этот счет, маг. Я - прежде всего рыцарь и защитник, а не пожиратель младенцев, - недовольно ответил ему Командор и направился к выходу.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

URL
2010-05-16 в 07:58 

День стремительно приближался к своему завершению. Всё это время Грегор провел, как на иголках. Казалось, он не мог усидеть на одном месте ни минуты. Уже несколько раз Командор обошел каждый этаж Башни Магов, таская за собой запыхавшихся Каллена и Кэррола, чья очередь повсюду сопровождать Старшего Храмовника выпала именно на этот неспокойный день. Парни тяжело вздыхали и угрюмо переглядывались за спиной начальника, который без всякой видимой цели усиленно патрулировал каменные холлы Башни. Грегор же ничего не мог с собой поделать - то, что должно было произойти в его спальне этой ночью, будоражило неизбалованное воображение Командора и заставляло его уже не юное сердце биться так, что он всерьёз удивлялся, как оно ещё не выпрыгнуло из его груди. Проходя мимо наказанных им вчера молодых развратников, Грегор остановился. Парни, вооруженные различными щётками, мётлами и прочими чистящими принадлежностями, тщательно скребли каменный пол на первом этаже. Старший храмовник задержал свой взгляд на Суране. Красив, ничего не скажешь! Румяное лицо, с которого дерзко смотрели глаза цвета бирюзы, полные чувственные губы, длинные иссиня-черные волосы до пояса, тело, которое, небось, служит объектом желаний не одного храмовника... А вот и Амелл, скрашивающий одиночество самого Главного Чародея. Не так эффектен, как Сурана, но всё-же по-своему хорош. Высокий, стройный, с короткими темными волосами и замысловатой татуировкой на узком лице, он был похож на ухоженного породистого кота, особенно, когда смотрел своими круглыми зелеными глазами, капризно изогнув красивый рот. Почему-то Грегор представил, как Ирвинг целует это маленький надменный рот, одновременно задирая нетерпеливой рукой подол серого одеяния.
Но, глядя на этих, несомненно, симпатичных юношей, Командор не почувствовал никакого влечения. Уже второй год для храмовника никто не существовал, кроме НЕГО, молоденького эльфёнка, вечно уткнувшегося в пыльные книги. Рыцарь никогда особо не обращал внимания на тихого паренька, который, похоже, дневал и ночевал в библиотеке, среди множества полок и письменных столов. Однажды, когда, в последний раз обходя помещения Башни перед заслуженным сном, Грегор заглянул в книжное хранилище, то обнаружил какого-то ученика заснувшим над открытой книгой. Золотистые волосы рассыпались по лицу мальчишки, а руки всё ещё сжимали переплет огромного тома, за чтением которого его и застиг сон. Внезапно ощутив на своем плече облаченную в железную перчатку тяжелую десницу Командора, эльф испуганно подпрыгнул, вытаращив ничего не понимающие глаза. Те глаза, которые с тех пор не давали Грегору покоя. Глаза, преследовавшие его в ночных сновидениях и дневных мечтах. Удивительно светлые и чистые, как горный хрусталь.
- Ты знаешь, который теперь час, парень? А ну бегом марш спать! И чтоб я тебя больше здесь не видел после ужина! - намеренно сурово бросил магу Командор.
Тот, захлопнув книгу, поспешно покинул библиотечный зал.
После этого случая Грегор часто наблюдал за парнишкой. Издалека, конечно. Эльф настолько уходил в свои книжки, что не замечал почти ничего из того, что происходило вокруг. С каждым днем мальчик нравился храмовнику всё больше и больше. Мужчина знал о пареньке, пожалуй, всё. Включая любимые книги и предпочтения в еде. Анир - так звали эльфа, был скромен, мечтателен, неразговорчив, и даже в компании друзей обычно чаще молчал, чем говорил. А когда он улыбался их вечным шуточкам, то на щеках мальчика появлялись трогательные ямочки. Если красоту его дружков - Сураны и Амелла можно было сравнить с цветами, первого - с цветущей розой, великолепной, но колючей, а второго - с орхидеей, экзотичной и капризной, то Анир больше всего напоминал Грегору белую лилию, стыдливую и задумчивую, символ невинности. Командор очень любил цветы, хоть и тщательно скрывал от других свою маленькую слабость. Родившись в семье садовника, он с детства помогал отцу окучивать, пропалывать и поливать пышные цветники, принадлежащие одному богатому эрлу. А когда отец, серьезно заболев, умер, то маленького Грегора, оставшегося круглым сиротой, так как мать он потерял ещё будучи младенцем, отправили воспитываться в храм, чтобы со временем он мог стать рыцарем-храмовником.

URL
2010-05-16 в 07:58 

Сколько воды утекло с тех пор! Командор вздохнул, как всегда, когда вспоминал родителя, и двинулся дальше по коридору. У дверей обеденной залы сегодня дежурил Киан, которого старший храмовник очень недолюбливал. По личным причинам. Бросив на беднягу неодобрительный взгляд, Грегор, не отвечая на принятый при встрече со старшим по званию приветственный жест, прошел мимо. Наверно, он не скоро сможет простить незадачливому Киану ту мальчишескую шалость, которую тот позволил себе некоторое время назад, когда схватил предмет обожания Командора за руку, и, прижав не отличавшегося физической силой мага к стене, принялся шарить жадными руками по его телу. Анир попытался вырваться из стальных объятий похотливого храмовника, но куда ему было тягаться с огромным детиной, по сравнению с которым эльф выглядел ребёнком. Применять же магию против Киана паренек побоялся - мигом бы записали в отступники и отправили на Усмирение. Поэтому молодой маг молча и безуспешно старался сбросить с себя цепкие пальцы ухмыляющегося храмовника, который горячо шептал Аниру в ухо:
- Ну что ты трепыхаешься, глупенький? Думаешь, поможет? Всё равно я тебя сейчас отымею, прямо здесь. Да не дёргайся, я ж тебя не съем. Тебе даже будет хорошо, только расслабься... Ну, дай сюда свои губки...Ммм, какая у тебя попка упругая...Ах ты, сволочь, кусаешься, значит! Ну, я тебе сейчас так...
Грегор, ставший невольным свидителем этой неприличной сцены, застыл на месте от негодования. Потом, справившись с первым шоком, заорал так, что у самого уши заложило:
- Ты что себе позволяешь, негодяй! Сейчас же отпусти мальчишку!
Киан, мгновенно побледнев, как полотно, отпрянул от мага, а тот что-то благодарно пробормотал и брызнул вниз по коридору, сверкая пунцовыми от стыда и унижения ушами.
Два месяца Киан провел на кухне, с утра до вечера занимаясь чисткой овощей, перебиранием крупы и мытьём посуды. Впрочем, его товарищи, да и он сам, считали, что сладострастный храмовник ещё легко отделался.
Время тянулось до обидного медленно. Грегор, не в силах победить всё нарастающее волнение, не смог заставить себя доесть свой ужин. Раньше всех вскочив из-за стола, Командор отправился в опочивальню. К счастью, большинство обитателей Башни сейчас насыщались ужином, так что никто не заметил, как Главного Рыцаря-Храмовника била неконтролируемая дрожь и как раскраснелись его уже давно отвыкшие от такой роскоши щёки. Зайдя к себе, Грегор первым делом уселся в жесткое кресло и постарался успокоиться. Он испытывал странное, доселе незнакомое ему ощущение, как будто в животе сразу целая стайка бабочек затрепетала тонкими крылышками. Мысли скакали в голове, как прыткие зайцы. Командор попытался привести их в порядок, взяв себя в руки.

URL
2010-05-16 в 07:59 

Да, мальчик должен появиться очень скоро, самое позднее, через два часа. Ну и отлично, время подготовиться ещё есть. Да и много ли времени нужно, чтобы снять доспехи и умыться?
Да, он, Грегор, будучи посвященным церкви с ранней юности, никогда не вступал с кем-либо в близкие отношения,и, в силу неопытности в этом деле, практически не знает, как вести себя в подобной ситуации. Ну и ничего, научится. В конце концов, Анир тоже не может похвастаться умением в этой сфере, так что ему будет не с кем сравнивать храмовника.
Что может он, немолодой уже мужчина, предложить юному прелестному эльфу? Пожалуй, то, чего обычно не хватает более молодым любовникам: терпение, мудрость, и, главное, ответственность за происходящее.
Немного успокоившись, храмовник стал не спеша стаскивать с себя доспехи. Подумать только, впервые ему придется остаться наедине с магом без защиты прочной брони, специально рассчитанной выдержать и отразить любую магическую атаку. Командор даже удивился, поняв, что совершенно не испытывает опасения или тревоги по этому поводу. Может, потому, что он просто устал постоянно чего-то опасаться?
Оставшись в тонкой белой рубашке и простых замшевых штанах, Грегор аккуратно сложил своё снаряжение в огромный, покрытый резьбой сундук, где имел обыкновение держать доспехи и оружие в те редкие часы, когда он не испытывал в них нужды. Потом храмовник достал из своих закромов толстую пыльную бутыль, наполненную дорогим орлейским вином. Это вино хранилось у него давно, купленное ещё во время путешествия в Орлею специально для какого-нибудь особого случая или знаменательного события. Сегодня, видимо, такой случай наступил. Они с магом разопьют драгоценный напиток в честь потери девственности. Эта мысль заставила Грегора криво улыбнуться. Да уж, потерять невинность в его возрасте по меньшей мере смешно. Разумеется, Командор, как человек вполне зрелый и не питающий ненужных иллюзий, понимал, что парень навряд ли обрадуется известию, что его на эту ночь пригласил к себе в спальню Старший Храмовник. Причем, не для разговора о погоде, а с определенными целями. Интересно, как Ирвинг убедит мальчика прийти? А если Анир просто откажется от оказанной ему сомнительной "чести" и не явится? Грегор горько усмехнулся. Над самим собой. Старый дурак! Да что он возомнил о себе? Что эльф кинется ему на шею с жаркими объятиями? Было б с чего ...
Тут раздумья Командора были прерваны негромким стуком в дверь. Сердце мужчины мгновенно ёкнуло, а во рту пересохло. Усилием воли поднявшись на ноги, храмовник подошел ко входу в своё жилище и отпер его. Молодой маг стоял у порога, опустив хрупкие плечи.
- Командор желал меня видеть? - еле слышно спросил он, когда увидел мощную фигуру рыцаря в дверном проёме.
- Проходи, не стой, - Грегор впустил парня в спальню и закрыл дверь на железный засов. Затем повернулся к своему гостю и жестом предложил ему сесть в одно из кресел. Эльф послушно присел на самый краешек сидения и застыл каменным изваянием. Храмовник, заняв второе кресло, стал внимательно, не таясь, рассматривать мальчика. Необычно бледный, с мертвыми глазами, напряженный, как пружина, маг являл собой странную смесь отчаяния и покорности. Великая Андрасте, как же эта тихая покорность нравилась Грегору! Ему вдруг страстно захотелось сжать Анира в медвежьих объятьях, до боли целовать его красивые губы, а потом завалить на высокую кровать с балдахином, и, сорвав невзрачное магическое одеяние, войти в эльфа до упора ...

URL
2010-05-16 в 07:59 

Но мудрый Командор даже не подал виду, что парень вызывает в нем такое необузданное желание. Зачем пугать и без того истомленного без малого целым днем ожидания мага, в представлении которого этот вечер - тяжелая и незаслуженная кара. Мужчина неспешно наполнил вином две массивные чаши и протянул одну из них Аниру.
- Попробуй этого вина, оно из солнечной Орлеи. Уверен, ты такого ещё не пил.
Эльф молча взял чашу обоими руками и осторожно сделал маленький глоток. Грегор последовал его примеру. Напиток оказался терпким и необычайно вкусным. Пытаясь завязать разговор, храмовник стал ненавязчиво расспрашивать мага о его родине, доме, родителях. Тот отвечал кратко и неохотно. Тогда Командор, который, уже занимая свой высокий пост, имел возможность побывать не только во многих уголках родного Ферельдена, но и в Орлее, Антиве и даже Свободной Марке, начал рассказывать гостю о своих путешествиях. Ему частенько удавалось увлечь собеседников разными историями и сам Главный Чародей любил иногда скоротать вечерок-другой в обществе Грегора и его рассказов о дальних странах и чужеземных обычаях. Вот и сейчас его слушатель, видно, заинтересовался и даже наконец-то поднял на храмовника свои удивительные глаза. Тому стало жаль парня, запертого в Башне с самого детства и ничего не видевшего, кроме толстых каменных стен. И, скорее всего, ему и не светит когда-либо покинуть это прибежище магов. Если только решится сбежать, но Грегор не считал Анира способным на подобный поступок.
Эльф внимательно прислушивался к повествованию Командора о Бресилианском Лесе и его обитателях, где тому пришлось побывать прошлой весной, когда они шли по следу двух магов-отступников. Увлеченный интересным рассказом, Анир и сам не заметил, как его чаша опустела. Гостеприимный Старший Храмовник подлил ещё вина мальчику, не прерывая красочного описания могучих вековых деревьев и опасных зверей. Настороженность постепенно уходила из глаз мага, уступая место огонькам неуемного любопытства. Чудесный напиток сумел развязать парню язык и он, не в силах скрыть интерес, стал робко задавать Грегору вопросы по рассказанному.
Но всему когда-то приходит конец. С окончанием захватывающего повествования в комнате Командора наступило неловкое молчание. Волшебство рассказа растаяло, как дым, и Грегор понял, что настало время для более практичных действий. Он встал из своего кресла и подошел к эльфу. Протянув крупную руку, погладил золотистые волосы, пропуская через пальцы тяжелые пряди. Потом, взяв за острый подбородок, приподнял миловидное лицо и заглянул в светлые глаза. В них плескался испуг, но мертвая безнадежность, прятавшаяся там прежде, куда-то отступила. Мужчина дотронулся горячими губами до прохладного лба мага. После медленно перешел на чуть впалые щеки, покрыл поцелуями тонкий нос, и, конечно, глаза, эти чистые, безумно привлекательные глаза. Дальше настал черед нежных губ, которые, такие напряженные и сжатые в начале, через минуту и десяток поцелуев, робко разомкнулись и даже пару раз стыдливо ответили настойчивым устам Грегора. Руки храмовника легко подхватили парня и в мгновение донесли до накрытой синим покрывалом кровати.

URL
2010-05-16 в 08:00 

Командор сам удивлялся тому, что его недавнее волнение и боязнь сделать что-то не так, улетучились и на смену пришла уверенность, что вечер пройдет так, как надо. Несмотря на отсутствие опыта, у него всё получалось само собой, без мучительных раздумий и сомнений. Положив эльфа на постель, Грегор не спеша стал его раздевать. Расшитый непонятными рунами пояс, простые сапоги, серая длинная мантия, которую пришлось снимать через голову - предметы одежды мага один за другим мягко оседали у подножия кровати. Храмовник негромко рассмеялся, найдя ответ на давно интересующий его вопрос: что же носят маги под своим неказистым одеянием. Как он только что обнаружил, совершенно ничего - ни подштанников, ни теплых чулков. Может, поэтому мальчишка дрожал, как осенний лист на ветру. Лежащее перед мужчиной тело отливало фарфоровой белизной и казалось ему совершенным. Анир не сопротивлялся, но и не предпринимал каких-либо ответных шагов, неподвижно позволяя манипулировать собой. Ладони Командора неторопливо поглаживали нежную кожу. Сильные пальцы старались не пропустить ни пяди желанного тела. Вот они ласково прошлись по шее, вот тронули слегка выпирающие ключицы, вот тихонько ущипнули маленькие соски ... Грегор прижался губами к каждому из них, между тем, как руки скользнули вниз, к бархатистому животу. По телу мага прошла волна дрожи, на этот раз вызванной отнюдь не холодом.
Немолодой рыцарь почувствовал, как его плоть начала наливаться приятной тяжестью. Оставив эльфа, чтобы избавиться от внезапно ставшей тесной одежды, Грегор потянул шнуровку штанов. Следом за штанами последовала рубаха. Непривычная нагота стесняла храмовника, но недолго. Когда широкая ладонь мужчины легла на уже затвердевший член парня, тот шумно вдохнул и приподнял голову. Командор не без нежности провел, едва касаясь, пальцами левой руки по лицу мальчика, в то время как правая крепко обхватила его член и стала ритмично двигаться вверх и вниз, заставляя напрячься ещё больше. Маг невольно подался вперед бедрами, навстречу настойчивой руке Грегора и тихонько застонал. Через короткое время храмовник понял, что Анир вот-вот дойдет до вершины удовольствия и ускорил и без того бешеный темп движения сильной руки. Через пару мгновений тяжелое дыхание эльфа сменилось глухими стонами, он резко выгнулся и прозрачное клейкое семя потекло по пальцам Командора, с которых тонкой струйкой устремилось к животу мага.
Грегору понравилась та лёгкость, с коей ему удалось доставить наслаждение парню. Он снова принялся целовать своего любовника, не обходя вниманием ни покрытого испариной лица, ни мокрого от спермы живота, ни уже успевшего уснуть уставшего члена. Горьковатый вкус семени оказался неожиданно приятным и храмовник тщательно вылизал не только горячую плоть, но и тяжелые шарики яичек, и розовые складки ануса. Маг постанывал, не переставая, полузакрыв глаза и запустив тонкие пальцы в короткие волосы мужчины. Командор не мог больше сдерживать свой напрягшийся до предела орган. Одним движением он перевернул Анира вниз лицом, и, раздвинув небольшие, но ладно сбитые ягодицы, ткнулся твердым копьевидным членом в крохотную дырочку. Эльф вскрикнул, когда что-то большое и обжигающе-горячее больно вошло в него, заставив дернуться и сжаться. Он попытался вырваться из мощных объятий, уйти от нестерпимой боли, но Грегор держал парня крепко и что-то успокаивающе шептал, теряя разум от всё нарастающего блаженства. Там, внутри, было тепло, влажно и так хорошо, что у рыцаря вырвался долгий протяжный стон. Тут волна оргазма накрыла его с головой и он забыл обо всём на свете.

URL
2010-05-16 в 08:00 

По телу Командора разлилась приятная, сытая истома. Он только сейчас заметил, что до сих пор сильно сжимает ягодицы парня, оставляя пунцовые пятна на белой коже. Мужчина поспешно отпустил Анира и повернул его лицом к себе. В глазах мага стояли слёзы. Грегор поправил золотистую прядь, прилипшую к вспотевшему лбу мальчика.
- Больно? - спросил храмовник участливо.
- Немного ... - прошептал эльф.
- Обижаешься? - полуутвердительно поинтересовался Командор.
- За что? - тонкие брови взлетели вверх. - Вы ...ты был добр ко мне. И ...мне было хорошо..
Грегор обнял парня и погладил по влажным волосам:
- Ты придешь ко мне завтра ...маленький?
Маг долго смотрел в глаза мужчине прежде чем ответить:
- Разве я могу отказаться?
- Можешь. Я не хочу принуждать тебя к этому.
- Но ... ведь это - плата за свободу моих друзей ...
Так вот как чародей заставил парня прийти сюда! Старый лис знал, как сыграть на чувствах мальчишки.
- Считай, что уже заплатил сполна. Можешь идти, если хочешь.
У Грегора противно заныло в груди, когда Анир сполз с высокой кровати и начал одеваться. Потом эльф пожелал ему спокойной ночи и выскользнул за дверь. Командор тоже зачем-то натянул на себя одежду, и, усевшись на край измятой постели, обхватил голову руками. А что он ожидал? Что парень попросит разрешения остаться с ним до утра, а после каждый день будет ему предоставлять своё красивое тело? Сам виноват, ну кто тянул его за язык? Храмовник выругался, проклиная свою глупость. Ну и что, что эльф приходил бы исключительно из страха за друзей? Не из-за любви же к Грегору ему приходить! Главное, что приходил бы. Судьба посмеялась над ним, подарив самое желанное и в тот же вечер отобрав свой дар обратно. Да что винить судьбу! Всё равно ничего не вернешь ...
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Весь следующий день Командор был не в духе. Мельчайшие провинности и незначительные ошибки его подчиненных карались сурово и без промедления. Главный Храмовник не изволил завтракать и не явился к обеду. А вместо ужина Грегор до наступления сумерек простоял на открытой площадке, расположившейся на самой вершине Башни. Он не обращал внимания на свирепый ветер и мелко накрапывающий дождь. Он собирался с мыслями, но их почему-то не было. Была лишь пустота. И одиночество. " Мне осталось только завыть на луну, как волку. Да только не поможет," - горько усмехнулся про себя храмовник.
Командор решил лечь спать рано. Он мрачно подверг себя раздеванию и сразу же влез под одеяло, укрывшись с головой. Несмотря на головную боль и отвратительное настроение, Грегор уснул быстро. Ему снились голые маги, пляшущие вокруг огромного костра под аккомпонимент играющего на свирели Главного Чародея Ирвинга. Сам Грегор, припав к земле, подсматривал за ними из-за большого тенистого дерева.
Храмовник проснулся от того, что кто-то упорно стучал в запертую дверь его комнаты. " Ну вот, опять кто-нибудь сбежал или превратился в исчадие," - тревожно подумал он.
- Сейчас, иду, - быстро натянув штаны, Командор торопливо отпер дверь.
- Ты?! - изумленно воскликнул он, когда увидел, кто стоит под дверью.
- Я войду? - спросил Анир, опустив глаза.
Грегор закусил губу и кивнул. Оказавшись в опочивальне, храмовник и маг долго молча стояли друг напротив друга, пока, наконец, мужчина не произнес нетерпеливо:
- Ну? Что случилось? Если ты всё беспокоишься о своих друзьях, то не стоит, им ничего не угрожает. Кроме мытья полов, конечно.
- Да, я уже знаю. Я пришел ... сам. Можно, я останусь с тобой?
- С чего бы это?
- Мне хорошо с тобой. Уютно. И ещё ... я чувствую себя в безопасности. Я хочу быть с тобой. Ты больше не прогонишь меня? - спросил эльф почти умоляюще.
Когда Грегор обрел дар речи, он полуобнял парня за плечи:
- Никогда, - твердо сказал Командор, наклоняясь, чтобы поцеловать подставленные Аниром губы.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

URL
2010-05-16 в 08:01 

Вот уже третий месяц Старший Храмовник Башни Магов был счастлив. Настолько счастлив, что некоторым магам и храмовникам даже удавалось время от времени лицезреть улыбку на обычно суровом и безрадостном лице Грегора. Казалось, он даже помолодел на добрый десяток лет. Причина столь разительной перемены оставалась для большинства обитателей Башни загадкой. Эта остроухая причина каждый вечер являлась в спальню Командора, где они вдвоём коротали время за неспешными разговорами, сопровождавшимися распитием вкусного вина, которое Грегор не забывал подливать в быстро пустеющие чаши. А после они любили друг друга до изнеможения и всё равно не могли насытиться. Перед рассветом Анир уходил, дабы никто не видел их вместе. Эта вынужденная осторожность приносила значительные неудобства в жизнь любовников. Они оба хорошо понимали, что долго это продолжаться не могло; рано или поздно их связь откроется и Командора лишат его высокого чина и отправят в какой-нибудь отдаленный монастырь на принудительное покаяние, а мага за "совращение служителя Андрасте" либо усмирят, либо ...даже думать не хотелось.
Когда утомленный бурными ласками эльф заснул, Грегор ещё раз мысленно повторил свой хитроумный план, который позволил бы им навсегда остаться вместе. Через два дня была назначена отправка небольшой экспедиции в Коркарийские Пустоши для поимки ценного артефакта. Обычно в таких случаях в путь отправлялись и храмовники и маги. И что будет удивительного, если в этот раз во главе партии выступит сам Командор, многолетний опыт которого, несомненно, будет незаменимым в небезопасном путешествии. И почему одним из магов не может оказаться Анир, любимый ученик Ирвинга и очень талантливый молодой чародей? А по дороге всякое может произойти и с самыми бывалыми странниками. Например, во время привала юный эльф, отошедший пособирать лечебных трав, вдруг непонятным образом заблудится, а поспешивший на его розыски Старший Храмовник просто не вернется в лагерь. А потом безутешные храмовники найдут на берегу одного из многочисленных болот погнутый нагрудник своего Командора. А чуть дальше - изорванную мантию незадачливого мага. Заляпанную кровью, разумеется. Один утонул, оступившись, в трясине, а второго растерзали волки или другие какие звери. Увы, несчастные случаи никого не обходят стороной. А если кто-то чересчур подозрительный решит привлечь к поискам пропавших филактерию Анира, то только напрасно потеряет время. Грегор никогда не отправлял кровь возлюбленного в Денерим. Сразу после того, как маг прошел Истязание, храмовник, которому застенчивый паренек уже тогда снился одинокими ночами, спрятал его филактерию в своей комнате, на самом дне сундука с оружием. А в Денерим отвезли филактерию одного из учеников, который погиб накануне в результате неправильного обращения с магическими предметами. Сегодня перед ужином Командор собственноручно вылил в озеро содержимое маленького пузырька, взятого из его сундука.
За время службы у Грегора накопилась приличная сумма, вполне достаточная для покупки милого, опрятного домика где-нибудь в Свободной Марке или Тевинтере. Домик, где у него будет огромный, радующий глаз цветник. Но самый прекрасный свой цветок храмовник не станет держать в оранжерее - он, хоть и достоин украшать собой королевские покои, навсегда поселится там, где будет обитать Грегор.
Командор нежно поцеловал спящего любовника в чуть приоткрытый рот. Да, прав оказался мудрый старый Ирвинг. Что есть долг, когда рядом бьется ЕГО сердце и разве может сравниться честь с улыбкой возлюбленного?

URL
2010-05-16 в 11:42 

Papa-demon
к марту котик должен ебать мышей и, желательно, людей (с)
все флаффно, как и обещано).
но сцена, где грегор и ирвинг торгуются, кого из магов подложить под грегора - довольно жутковатая.
бедные маги!!

грегор - садовник, это просто ыыыы)))))))))))

2010-05-17 в 13:07 

Елена-турк
perverted beaver
Грегор и Ирвинг, оказывается, умеют быть ужасно циничными... Как они этого мальчика делили - ужас. Но хорошо, что хорошо кончается. Надеюсь, провернув свой план, Грегор найдет способ втихаря сообщить Ирвингу, что они живы

2010-05-17 в 13:52 

но сцена, где грегор и ирвинг торгуются, кого из магов подложить под грегора - довольно жутковатая.
бедные маги!!

Грегор и Ирвинг, оказывается, умеют быть ужасно циничными... Как они этого мальчика делили - ужас
Это да...Когда автор играл за мага, то тоже был возмущён тем, как относились к несчастным, виноватым лишь в том, что их угораздило родиться не такими, как все. Захотелось показать жизнь в Башне без всяких прикрас. А быть циничными Грегора и Ирвинга научила жизнь, она у них, поди, тоже нелёгкая была((

грегор - садовник, это просто ыыыы)))))))))))
Даже суровому Грегору не чужды простые человеческие чувства)))А вообще, я ему очень симпатизирую, мне кажется, неплохой дядька и справедливый

Надеюсь, провернув свой план, Грегор найдет способ втихаря сообщить Ирвингу, что они живы

Автор допускает, что Ирвинг был заранее посвящен в план побега и даже немного содействовал влюбленной парочке))) Они ведь с Грегором друзья как никак, а мальчик-любимый ученик. Кто знает, может, через некоторое время, Чародей и сам к ним присоединится...

URL
2010-05-17 в 14:07 

perverted beaver
Ох, сомневаюсь я, что Ирвинг так запросто бросит башню... но в гости, надеюсь, заедет)

2010-05-17 в 17:57 

Что ж, время уходит, а в сутках не более тридцати часов
Елена-турк
я, честно говоря, и в Грегоре сомневаюсь, что он на такое способен)))

Автор,
Я себе плохо представляю Грегора вне башни, так что флаффная развязка показалась сильно флаффной:) Впрочем, заказывали хэппи-энд, а хозяин - барин. Но начало классное, обитатели башни поддерживают свою репутацию, каждый поо мере сил))))
Они сами прокрались к моим ребятам
а Грегор защищает своих орлов, практически до последнего))

Он мрачно подверг себя раздеванию
вот это очень ярко представляется)))

2010-05-17 в 18:17 

Елена-турк
perverted beaver
Шхуна Седина в бороду - бес в ребро)))

2010-05-18 в 02:05 

Шхуна
Я себе плохо представляю Грегора вне башни, так что флаффная развязка показалась сильно флаффной

Как уже было сказано, автор менял концовку три раза, так как Грегор под влиянием чувств изменился и стал вести себя совершенно неожиданно))) :hash2:

URL
2010-05-19 в 06:15 

Как я понимаю, заказчику угодить не удалось?

URL
2010-07-16 в 10:19 

Если в споре с девушкой ты вооружен лишь логикой, фактами и здравым смыслом — у тебя нет шансов.
Страшны представления авторов о быте магов Башни...
Грегор такая няшка, а храмовников - жалко...
Автор молодца!

2010-08-26 в 10:51 

Papa-demon
к марту котик должен ебать мышей и, желательно, людей (с)
Автор, не могли бы вы открыться и написать мне на у-мыл?
Буду очень признательна!

2010-08-27 в 04:57 

Пришелец с других миров
Papa-demon Автор, не могли бы вы открыться и написать мне на у-мыл?
Буду очень признательна!


Почему бы и нет?) На умыл обязательно писать или достаточно открыться здесь?

     

Sword-Slashed: Games of the Real Men

главная