Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:05 

III-19

Вышел Эрик из тумана, вынул рельсу из кармана.
Холмс/Ватсон (или Ватсон/Холмс), Ватсон/Мэри. Ватсон недавно женился на Мэри. Незадолго до церемонии Холмс и Ватсон крепко поругались (последняя попытка Холмса убедить Ватсона в том, что он любит его, а не Мэри), Холмс буркнул что-то про злой рок, который очернил собою остаток его жизни, и ушел прочь. Сразу после свадьбы Ватсон попадает в полосу неудач - срабатывают все дурные приметы, события развиваются по самому плохому сценарию из возможных. Ватсон начинает верить в злой рок и задумывается о том, а надо ли ему было жениться на Мэри. Шерлок Холмс в роли злого рока.

@темы: Тур III, Выполнено

Комментарии
2010-05-11 в 18:12 

Уважаемая администрация, простите меня, пожалуйста, я надеюсь, если оно уж совсем не подойдет, вы его удалите. Только написав уже треть фика, автор вдруг вспомнил, что это драббл-фест. Видит Бог и видит автор, что вышел не совсем драббл >< Но автора так понесло, что просто не остановиться было. Позвольте, я хотя бы выложу, и, если заказчику понравится, по окончании мероприятия, выдам это ему.

"Полоса неудач", PG, humour
В последнее время Ватсону чертовски не везло. Нет, даже не чертовски. Это неправильное слово для определения сложившейся ситуации, разросшейся до масштаба… да, верно, катастрофы! Ватсону в последнее время катастрофически не везло. Ему не везло настолько, насколько Холмс был эксцентричным человеком.
И снова мысли о Холмсе! А все потому, что он его предупреждал. Эта ссора с финальными словами до сих пор не выходила у него из головы.

Это произошло накануне свадьбы Ватсона. Холмс изначально не обрадовался тому, что у Ватсона кто-то есть. Кто-то, кроме него, разумеется. Еще когда доктор просто сообщил об этом, реакцию сыщика нельзя было назвать радостной. Никаких поздравлений, объятий и прочего. Даже кривой улыбки, на худой конец. Вместо этого он помрачнел и, отвернувшись, уверенно заявил, что Ватсон пожалеет об этом. Кто-то мог бы посчитать это за угрозу, но вот Джон прекрасно знал, что Шерлок просто не приемлет чувства. Его раздражало, быть может, даже пугало все, что нельзя было обосновать, доказать и подтвердить логически. Логика и чувства были… Нет, Джон категорически не умел подбирать сравнения. В голову лезло только объяснение про север и юг. Логика была севером, чем-то холодным и отстраненным, а чувства – югом, чем-то теплым и приятным, но, к сожалению, непонятным Шерлоку.
-Я всего лишь пытаюсь наладить свою личную жизнь, - фыркнул тогда Ватсон, но Холмс и слышать ничего не хотел. Он был уверен, что доктору и так прекрасно живется. Под одной крышей с отчаянным авантюристом и наркоманом. Ну, конечно, о лучшей доле нельзя было и мечтать! Про полный бардак в вещах, касавшихся их обоих, и говорить не стоило.
Но в тот раз все зашло действительно далеко. И Холмс обнаглел до невероятности. Он утверждал, причем утверждал с невероятной горячностью и уверенностью, что если Ватсон кого-то и любит, то его, а не какую-то там Мэри.
-В чем вы меня…? С чего… да как вы… господи, Холмс, да это же просто…!
У Ватсона просто не находилось слов. Хотелось… хотелось сделать что-нибудь безрассудное. Что-нибудь, что не имело бы никакого смысла, но, тем не менее, смогло бы убедить Холмса, что это полнейший абсурд, что все это противозаконно, глупо, безосновательно, в конце концов!
Кажется, последнее он произнес вслух, потому что Холмс вдруг с невероятным энтузиазмом начал перечислять:
-Мы живем вместе…
-…да, отличный повод посчитать нас содомитами…
-…мы носим одежду друг друга…
-Да вы просто крадете ее у меня!
-…мы расследуем одни и те же дела…
-Надо же! Довольно странно, учитывая, что я ваш компаньон, не правда ли? Это надо расследовать, Холмс. Немедленно.
-…мы проводим вместе вечера!
-Ну, конечно, а друзья только потому друзьями и называются, что видятся лишь ранним утром, а по вечерам, каждый по отдельности, ищут неприятности на свои головы. Признайте, Холмс, вам просто лень искать другого компаньона и биографа. Я понимаю, это тяжело, но раньше вы справлялись и без меня…
Холмс рассерженно засопел.
-…вы не очень-то жаловали мои книги…
Холмс отвел взгляд, упрямо сжав губы.
-…а если вколете себе побольше кокаина, то, уверен, вам верой и правдой послужит вместо меня какая-нибудь расплывчатая галлюцинация.
-Вы не понимаете, что делаете! – выпалил сыщик.
-Спасибо, Холмс, я всегда знал, что вы самого лучшего мнения о моих умственных способностях, - оскорбленный этим замечанием, сыронизировал доктор.
-Ну и идите! – взорвался Холмс. – Идите к своей Мэри! Если бы я заведомо не знал, что выиграю, я бы поспорил с Лестрейдом, что этот брак будет несчастным.
-Мы любим друг друга! – заорал Ватсон, не в силах более терпеть подобные высказывания от Холмса. – Если вы не хотите присутствовать на нашей свадьбы, я не тяну вас туда силой. Оставайтесь дома и постарайтесь не довести до белого каления миссис Хадсон, у нее, знаете ли, слабое сердце.
Холмс пробормотал что-то вроде “злойрокочернитвашужизньесливыбудетесней”, порывисто встал и покинул Ватсона.


После этого Ватсон, все же надеясь, что Холмс не будет вести себя как ребенок и появится на свадьбе, в его ожидании вертел головой вместо того, чтобы слушать священника, а когда оборачивался, встречал обеспокоенный взгляд Мэри. У нее не было никаких причин любить Холмса, и, возможно, она была даже рада, что он не пришел, но то, что ее любимый не мог найти себе места из-за его отсутствия, ее огорчало.
Сразу же после этого, как и предсказал Холмс, началась персональная полоса неудач Ватсона. Нет, с супружеской жизнью было все в порядке. До поры до времени. Мэри была все так же очаровательна, хлопотала по хозяйству и неизменно нежно целовала его в губы, когда он возвращался от своих многочисленных пациентов. Просто повсюду попадались знаки.
Честно говоря, Ватсон никогда не был суеверным человеком. Считал приметы чем-то глупым и необоснованным. Но всю ту неделю его просто преследовали все эти… предзнаменования несчастий. Вороны, к примеру. К сожалению, не вместе, а по отдельности. В случае встречи с вороной было принято снять шляпу, плюнуть в сторону птицы и пробормотать совершеннейшую чепуху вроде “Дьявол, дьявол, отрекаюсь от тебя!” Ватсон, разумеется, делать этого не стал. Пятничная ворона посмотрела на него неодобрительно. Субботняя раздраженно каркнула.
Или, например, кошка. Вообще-то черная кошка в Англии считалась животным, которое приносит удачу. Но если она вылизывается – это к несчастью. К несчастью Ватсона, те черные кошки, что встречались на его пути, постоянно вылизывались. Доктор старался не обращать на это внимания, но с каждым днем игнорировать подобное совпадение становилось все тяжелее.
А однажды посреди бела дня Ватсон и вовсе увидел у себя под обеденным столом летучую мышь. Еще одна дурная примета, но об этом он думал в последний момент. Летучая мышь. Посреди бела дня. Подумать только! Откуда? Каким образом? Почему именно сюда?
Потом, спустившись к ужину, заметил, что на столе скрещены ножи. Мэри точно не могла так положить приборы, а если не она… то кто? Больше никого в доме не было, они жили вдвоем, тихо и мирно.
И все бы хорошо, если на знаках все закончилось. Но после недели этих предзнаменований пожаловали и сами бедствия.
Сначала у них сломался стол. Без каких-либо предпосылок, хороший, твердый, дубовый, купленный совсем недавно стол. Причину подобного неподобающего поведения стола найти не удалось. Доктор богатым человеком не был, но есть стоя ему не хотелось. Пришлось купить новый. И с некоторым подозрением садиться и за него.
Затем пропал мистер Бартлетт. То есть, он, конечно, не пропал. Его не разыскивала полиция, и он не сбегал из дома. Он просто уехал. Ничего не сообщив. И, в общем-то, это не должно было бы касаться Ватсона, если бы только это не был его пациент. У которого, между прочим, была пневмония, которую Ватсон лечил. Дворецкий, между тем, удивленно посмотрел на него и сказал, что был уверен: доктор знал и о самом отъезде, и о его причинах.
А после Ватсон умудрился потерять свой чемоданчик с лекарствами, который всегда, ВСЕГДА носил с собой. Но, кажется, в тот вечер оставил его дома, отправляясь с Мэри в оперу, а когда вернулся, уже не обнаружил его. Оббегав всех пациентов, он выяснил, что у них чемоданчик не забывал.
А после он обнаружил крысу в спальне… А после… А после… А после…
Через месяц всего этого безобразия Ватсон уже готов был выть волком и съезжать из этого дома. Хотя что-то подсказывало ему, что это не выход. Черных вылизывающихся кошек, летучих мышей и ворон по одиночке ему больше не попадалось, но он все равно с подозрением оглядывался по сторонам, стал раздражителен и вследствие этого нередко извинялся перед Мэри за то, что в очередной раз на ней сорвался. Но Мэри только качала головой, нежно улыбалась и говорила, что когда-нибудь эта полоса невезения закончится, и все войдет в привычное русло. Превратившийся за этот чертов месяц в пессимиста Ватсон только бормотал: “Хорошо бы если так” и всерьез размышлял о том, а правильно ли было жениться на этой женщине.
В итоге он решил обратиться к Холмсу. Он давно его не навещал (впрочем, и не горел желанием, если вспомнить, что тот не одобрял его выбор) и по дороге к нему уже успел забеспокоиться, а на месте ли еще дом №221b на Бэйкер-стрит.
Дом был все там же. И Холмс, к счастью Ватсона (хоть одно приятное событие), оказался там. Миссис Хадсон несказанно обрадовалась его визиту, а потом прямо с порога начала рассказывать о том, что Холмс превратился в совершенно невыносимого человека. Ватсон с кривой улыбкой попытался возразить, что он был таким всегда и что “совсем” для Холмса – это только начальная стадия. Он вежливо отказался от чая и прошел в комнату.
Холмс сидел в кресле, хотя точнее было бы сказать, развалился, и в задумчивости курил трубку.
-Здравствуйте, Ватсон, - сухо поздоровался он.
-Здравствуйте, Холмс, - ровно ответил доктор, прошел внутрь, закрыл дверь и остановился. Присесть ему не предложили.
-Как ваши дела, Ватсон? – скучающе спросил сыщик, выпустив кольцо дыма в потолок.
-Честно говоря, Холмс, я в отчаянье. Ваше бормотание… то есть, предсказание про злой рок полностью себя оправдало.

URL
2010-05-11 в 18:12 

-Правда? – Холмс подался к Ватсону и теперь выглядел куда более заинтересованным. – И каким же образом?
-Я знаю, мой друг, что вы не верите в приметы, но…
И Ватсон поведал обо всех его злоключениях. В глазах его была немая просьба: “Развейте мои сомнения”.
Под конец истории Холмс настолько развеселился, что едва не поперхнулся табаком и не сполз с кресла на пол.
-Подумать только! Но все это, дорогой мой, просто случайность, и не более.
-Вы не верите в случайности, - оскорбленный подобной реакцией, заметил доктор. Однако после такого ответа он еще и насторожился. Смутные подозрения закрались в его голову.
-Я сказал “случайность”? – удивился Холмс. – Нет, я имел в виду, что все это не связано. Вы что, решили поверить в приметы после всего этого? Нет, друг мой, все это ерунда.
Ватсон вздохнул и обвел взглядом комнату: слова Холмса его не успокоили, но он все-таки убедился, что это не чья-то зля шутка. И тут вдруг заметил…
-Мой саквояж! – изумленно воскликнул доктор, бросившись к потерянной вещи.
-Ваш? Надо же… - протянул Холмс, и в его голосе сквозило удивление. – Я нашел его пару дней назад на улице. Все думал, чей же он…
-Тут же мои инициалы! – обнимаясь с любимым чемоданчиком, доктор указал на бок, где было вышито “Watson J.H.”. – Поверить не могу, что вы не проверили его и не…
И тут Ватсона словно осенило. Ни с того, ни с сего сломавшийся стол, летучая мышь средь бела дня, крысы в абсолютно чистом, ухоженном доме, неожиданный отъезд пациента…
-Это… это были вы! – Ватсон задыхался от возмущения. – Это вы все подстроили! С этим своим злым роком…
-А вы знаете, как тяжело найти, поймать и облить водой черную кошку, а потом подсунуть ее туда, где вы будете прогуливаться? – улыбаясь, поинтересовался Холмс.
-Да я же… да я вас сейчас…
-…отлов крыс, между прочим, тоже дело нелегкое…
-…Холмс, вы просто… у меня нет слов, чтобы…
-…не благодарите, друг мой, я такой, какой я есть…
-А что случилось с мистером Бартлеттом? Полагаю, это тоже ваших рук дело… - чуть успокоившись, спросил Ватсон.
-Я сказал, что ему грозит опасность и ему следует немедленно уехать. И добавил, что не стоит вас беспокоить, потому что мы с вами предварительно это обсудили. Дворецкий сообщил?
-Да, - подтвердил доктор, не переставая удивляться фантазии Холмса. – А летучая мышь, скрещенные ножи и саквояж?
-Пусть это будет моей маленькой тайной,- загадочно улыбнулся Холмс, притянул вставшего с пола Ватсона к себе и поцеловал его в губы.
И в этот момент в комнату вошла миссис Хадсон, обеспокоенная наступившим затишьем. Немедленно отскочивший доктор слегка покраснел, глядя на ошарашенную женщину, и вздохнул:
-Похоже, полоса неудач еще не закончилась…

The End

URL
2010-05-11 в 23:18 

Ну, Шерлок затейник (как и автор). Вспоминая подстроенное гадание, в такое развитие событий вериться на все 100%.
Не знаю, что скажет заказчик, а мне понравилось. (Да и большой размер текста отнюдь не "-").

URL
2010-05-12 в 00:10 

Дорогой мой автор...это же так здорово, что Вы не стали ограничиваться сотней слов и подарили мне нам полноценную работу!
Тем более, что по правилам этого тура максимальное количество слов не установлено. Да и сам тур ввиду наличия темы, тем более - такой пространной, емкой и чрезвычайно интересной, как-то не совсем располагает к коротеньким зарисовочкам на сто слов...
Очень приятно было прочитать Ваш труд. Мне нравится! Отличный шкодливо-нахальный Холмс и такой правильный доктор, теряющий дар речи от наглости сыщика, и концовка с хэппи-эндом) Спасибо! И за обороты речи, диалоги скажу отдельное спасибо - получилось живо, образно, вызывало улыбку и умиление.
Искренне Ваш, Заказчик.

URL
2010-05-12 в 10:20 

Fiammata
I wish that you could show me love ©
Браво, автор, браво!:hlop::hlop::hlop: Оно прекрасно.))) Ну, Холмс, ну затейник.)) Очаровательный фик!:nechto::white::red:

2010-05-13 в 19:42 

вы тут котиками любуйтесь, а я скоро вернусь через пять часов.
Ватсону нужен был повод, Холмс ему этот повод придумал.
спасибо автору за интересное исполнение)):heart:

   

Sherlok Fest

главная