21:57 

№4

Если во сне человек грызёт кирпич, - сердце того человека узнает веселье.(с)
Автор: Эфраи
Бета: Урахара, метнись-ка за пивом
Тема: узкая улочка
Персонажи: Лал Мирч (27 лет), Люче
Жанр: ангст
Рейтинг: G
Дисклеймер: отказываюсь

Предрассветные часы стелятся по узким улицам густым туманом, и невозможно сказать, что будет за следующим поворотом. Желтоватый туман отлично гасит звуки.
Предрассветный час - самый тихий час ночи. Одна из простых истин. Основа основ.
В детстве Лал остерегалась выходить на улицы в такое время. В детстве Лал верила, что время нельзя повернуть вспять.
Теперь Лал не знает, во что ей верить. До сих пор не знает.
Жизнь, она ведь такая. Строится на аксиомах.
Земля – круглая. Вода течёт сверху вниз. В году 12 месяцев. В сутках 24 часа. Время – это абсолютная прямая.
А если этот фундамент сломать, хоть один кирпичик вынуть, в жизни обязательно появится трещина. И хорошо, если только одна.
Лал недовольно трясёт головой. Думать об этом неприятно и болезненно. Не думать не получается. Особенно – сейчас.
Встреча обещает быть весьма занимательной. Во всех смыслах этого слова.
Несколько лет назад им говорили, что они необыкновенно много выиграют. Что этот шанс – редкое везение, а все они семеро – чертовски удачливы.
И им до последнего момента не говорили, в чём заключается суть этого предприятия. Эксперимента, горько поправляет себя Лал. Вряд ли могло быть иначе. Всё, что было сказано по существу – они будут охранять некие предметы. Что-то вроде артефактов. Всё остальное было по большей части туманным бело-жёлтым маревом, не имеющим никакого значения. Им не сказали главного.
А что, если бы сказали?...
Что-то холодно-рациональное внутри головы напоминает Лал, что у неё тогда особого выбора не было. Только это не делает чувство вины слабее. Колонелло ввязался во всё это из-за неё. Хотя он, конечно, сказал бы, что это совсем не её вина.
Если бы им тогда прямо сказали, что стать аркобалено – значит стать проклятым младенцем, то…
- Здравствуй, Лал, - говорит Люче, появляясь из ниоткуда. Туман скрадывает черты, и оттого фигура кажется размытой по краям.
- Здравствуй, - отвечает Лал, по привычке хмурясь. У неё вздрагивает что-то внутри, потому что она опять забыла, как выглядит сейчас. Впрочем, ей всегда быстро напоминали.
- Надеюсь, я не задержалась? – беззаботно и светло улыбается девчонка напротив неё, и здесь, на будто бы вырванной из реальности узкой улочке, это кажется вопиюще неуместным.
- Нет, как раз вовремя. Ты хотела меня видеть? – деловито произносит Лал, отводя глаза. Ей приходит в голову, что неплохо было бы обзавестись солнечными очками – чтобы никто не мог видеть растерянность в её глазах. Лал до сих пор не знает, как говорить с Люче. Как задать ей вопросы, которые так и вертятся на языке.
- Сразу о деле, да? Куда-то спешишь… Да, я хотела тебе кое-что передать, -продолжает улыбаться Люче, и, если не смотреть ни на что, кроме улыбки, на мгновение может показаться, что перед Лал взрослая женщина. А, может, всё дело в густом тумане. Люче протягивает Лал какую-то коробочку, и наваждение рассеивается. Потому что ладони у Люче маленькие и пухленькие, как у ребёнка. Как и у самой Лал.
– Это от Верде, - поясняет аркобалено Неба в ответ на вопросительный взгляд, - Его новое изобретение. Поможет тебе, если что-нибудь случится, сдерживать силу пустышки.
- Спасибо, - отвечает Лал, забирая коробочку и отмечая мимолётно, что девочка напротив не относится к ней, как к чему-то ущербному и жалкому. Это заставляет окликнуть уже собравшуюся уходить Люче.
- Ты хотела что-то спросить?.. – приподнимает брови Люче, останавливаясь.
- Н… да. Как там… остальные? – выдавливает Лал из себя вопрос. И давно гложет интерес – как же остальные аркобалено приспособились к такой жизни, когда сознание – взрослое, а тело – детское.
- Непохо, знаешь. Ребята приспосабливаются. К тому же информация о нас просочилась в мафию, и некоторые семьи почитают за честь в число своих людей аркобалено. Хотя Скулл, кажется, собрался сниматься в кино. Не знаю, что у него получится. Верде как был учёным, так им и остался. Вайпер долго возмущался, что с ребёнком никто не хочет вести финансовые дела. Но в целом – всё хорошо, - отвечает Люче, безошибочно угадав, что именно имела в виду Лал, не поддерживающая отношений с истинными аркобалено.
- А как твоя дочь? – набирается смелости спросить Лал.
- Растёт. Уже учится читать, очень сообразительная девочка, - немного печально, но очень светло говорит Люче. И Лал задумывается, каково это – выглядеть едва ли не младше, чем собственный ребёнок.
- А ты сама как, - интересуется собеседница.
- Всё хорошо, - уверенно улыбается несостоявшаяся аркобалено дождя, а потом долго смотрит вслед растворившейся в тумане фигурке.
Вскоре первые лучи солнца разгоняют белёсую марь, и узкая улочка начинят казаться совсем крошечной. Пора уходить.
Пожалуй, у Неба и правда есть способность вселять в других надежду, или что там ещё.
Лал думает, что, если бы они все знали тогда, что им предстоит, то ничего бы не изменилось.

@темы: Lal Mirch, Марафон 3

   

Vongola Famiglia

главная