Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:10 

moody flooder | Break In The Routine by maldoror_gw

NarutoFiction
Злобный админ)
автор: maldoror_gw
переводчик: moody flooder
название: Break In The Routine
переведенное название фика: Нарушения порядка
бета: Рене
пейринг/персонажи: Какаши/Гай
рейтинг: PG-15
жанр: crack
дисклеймер: Кишимото-сенсей
разрешение автора на перевод: получено
ссылка на оригинал: оригинал
Разрешения переводчика на размещение получено.

читать дальше

@темы: перевод, редкие пейринги, слеш, лист, humour, romance

URL
Комментарии
2007-07-30 в 01:11 

NarutoFiction
Злобный админ)
Глава 2

Какаши наслаждался блаженным покоем на протяжении нескольких месяцев после Происшествия. Он трети... тренировал свою команду и – столь же сурово – себя, ждал очередную безумную миссию и наслаждался "Ича Ича" при каждом удобном случае. Жизнь была прекрасна.

Но чего-то в ней не хватало.

Какаши оторвался от происходящего внизу и скосил глаз на Гая. Тем утром их команды собрались в Лесу Смерти, который, несмотря на обилие Роковых Комаров и Пиявок Апокалипсиса, был, в сущности, неплохим местом. Во всяком случае, Шизуне со стопкой отчетов никогда бы и в голову не пришло их там искать.

Команды учились сражаться друг против друга; неплохая тренировка перед настоящим боем. В эту минуту Недзи как раз колотил Наруто, правда, был при этом довольно мил - за последние четыре года он стал гораздо менее мрачным и замкнутым. Ли и Саске крушили лес чуть поодаль, а Тентен и Сакура проводили экспресс-конференцию по использованию тяжелого вооружения.

Подопечные Какаши и Гая уже не были их учениками - они все давно выпустились и поднялись в ранге. Недзи так вообще уже был дзенином. Старшие уже не тренировали зеленую мелочь, а передавали ценные дзюцу и бесценный опыт воинам.

Но даже несмотря на это, Гай, похоже, до сих пор считал свою команду детьми, которых нужно было подбадривать и захваливать после каждой победы, читая лекции о молодости и удали. Команда терпела это; Ли же слушал с искренним интересом, словно в первый раз.

Но в тот день что-то пошло наперекосяк. Гай отрешенно указывал молодежи на замеченные ошибки, а после каждого нанесенного удара рассеянно говорил "молодчина". Когда Ли зашвырнул Саске на крону дерева, Гай только и сказал, что "очень хорошо", а потом задумчиво уставился на большое облако, проплывающее над ними.

Какаши пошел проверить, все ли в порядке с его подопечным. Убедившись, что Саске не нуждается в срочной медицинской помощи и недостаточно разъярен, чтобы медиков пришлось срочно вызывать для Ли, Какаши вернулся на свою полянку. Но сейчас его мысли были только об одном. За долгие годы знакомства он привык относиться к речам Гая как к фоновому шуму, но их отсутствие оказалось не менее тревожным, чем внезапно утихшие лесные звуки во время миссии. Заметил это, похоже, не только Какаши; Недзи, Тентен и Ли тоже обеспокоено поглядывали на своего наставника. Судя по их реакции, это длилось не первый день.

Две недели назад, когда у них случился очередной поединок, Гай был еще в порядке. Теперь счет был семьдесят против шестидесяти девяти. Какаши победил в поединке тайдзюцу пару месяцев назад; у него в крови было слишком много адреналина после того, как он представил тройничок с Анко и Гаем - он не мог проиграть. Потом Гай предложил устроить забег по Конохе, но маршрут, к сожалению, проходил мимо книжного магазина. Гай финишировал с рекордным результатом в двадцать минут тридцать с половиной секунд. Какаши пресек финишную черту несколько часов спустя.

Какаши и сам не мог сформулировать, что его так обеспокоило, поэтому он просто подошел к своему вечному сопернику:

- Приветы.

Гай медленно поднял на него взгляд.

- Детишки и без нас справятся. Разомнемся?

Гай смотрел на него, явно пытаясь собраться с мыслями. Потом вдруг принял привычную позу:

- Какаши, я бросаю тебе вызов!

От этих слов у него будто гора с плеч упала.

- Ну, я-то только потренироваться хотел, - протянул он, чеша затылок, - но раз уж ты так настаиваешь... как только детишки закончат.

- Твоя очередь выбирать, в чем будем соревноваться, - Гай смотрел на него неожиданно сосредоточенно.

- Ну...

Что-то со свистом пронеслось между ними и вонзилось в дерево. Какаши мрачно взглянул на большой боевой топор, торчащий из коры всего в футе от него.

- Оружие? - слабо спросил он, не оглядываясь. - Девочки, вы бы поосторожнее. Это может быть опасно.

- Извините, учитель! Я не думала, что он так далеко полетит.

- Ух ты, Сакура, как это у тебя получилось? - с восторгом спросила Тентен. - Я дальше чем на десять метров его бросить не могу.

- А ты центр тяжести перенеси. Если...

- Оружие, - согласился Гай, подбадривая Ли с почти обычным энтузиазмом.

***

Какаши поздравил себя с успешным завершением первой части операции - теперь он сможет остаться с Гаем наедине и, возможно, выведать, что тревожит его друга и соперника.

Но когда нунчаку завертелись перед его носом, над волосами и гораздо более важными частями тела, он всерьез задумался, была ли эта идея действительно такой хорошей, как ему сначала показалось. Какой черт его дернул ввязываться в поединок с рассеянным Гаем?

Нунчаки просвистели в паре сантиметров от его правого уха, со стороны более слабого нормального глаза. Он попробовал перехватить их кунаем, чтобы остановить удар, но Гай отскочил, цепь дернулась, и Какаши пришлось снова уворачиваться от нацеленного в голову удара. Черт, Гай слишком серьезно к этому подошел. Какаши стоило зайти домой за тренировочным мечом...

Гай дернул цепь назад, за плечо. Нунчаки обвились вокруг его тела, как змеи, а он тем временем перехватил их и атаковал уже с другой стороны и снизу, чуть не задев живот Какаши.

Какаши просто хотел поговорить с Гаем, но, похоже, дело принимало серьезный оборот. Он выгнулся и отбил удар - кунай зазвенел, столкнувшись с цепью. Он проскользнул под линией удара, увернулся от подсечки, выбросил кунай по направлению Гаева жилета, выигрывая чуток пространства, и снова отскочил.

- Гай, давай...

Но Гай уже снова наступал, раскручивая нунчаки.

Какаши воткнул кунай в землю, бросился к Гаю, перехватил его запястье и вывернул, вовремя отдернув голову с линии удара. Какой-то миг Гай упирался, но скорость Какаши и точно рассчитанный удар чакрой заставили Зеленого Зверя опуститься на колени.

Лихорадочное движение наконец прекратилось: Какаши прижимал запястье Гая к земле. Тот встряхнул головой, будто только что проснулся, еще раз дернулся, и только потом его взгляд остановился на кунае.

- Что... ты что, сдался? Или я проиграл? - растерянно спросил он.

- Ни то, ни другое, - Какаши наконец отпустил его и не без опаски сделал шаг назад. - Просто небольшая передышка. Это становилось опасно. Ты невнимателен.

Гай вскочил:

- Я внимателен! Я наступал, да?

- А то. Ты как, помнишь вообще, что твоя цель - не убить меня? Или мне тоже бить на поражение?

Какаши внимательно следил за Гаем. Он видел, как заходили у него желваки, как расширились зрачки, будто он только что нанес сопернику последний удар. Гай не только был поразительно невнимателен. За маской привычной силы и болтливости скрывалось нечто похожее на растерянность. Какаши тайком отметил, что это не повлияло на боевые способности Гая - слишком хорошим шиноби тот был. Но тренировочные поединки в таком состоянии были неоправданным риском. Слишком много шансов оказаться в результате в больнице, а Коноха не могла сейчас себе позволить потерять одного из них из-за слишком бурного дружественного поединка. Когда они сражались на оружии, они обычно пытались разоружить противника, а не вырубить его.

Гай, к его чести, собрался быстро. Он воздел кулак и провозгласил:

- Я контролировал ситуацию! У меня железный контроль!

- Вот как? Как человек, чуть пару раз не схлопотавший по башке твоими нунчаками, заверяю: тут ты заблуждаешься.

- О чем ты? Я не заблудивался! Не заблудился! Не блудю!

- А сейчас ты несешь бред. Да ладно, что случилось-то? Неприятности с работой?

URL
2007-07-30 в 01:12 

NarutoFiction
Злобный админ)
Наверное, дело именно в ней. Это объяснило бы, почему Гай ничего ему не сказал - наверное, ему просто не разрешили разглашать детали. Но тогда все в порядке. Какаши уже приходилось вытаскивать нескольких дзенинов с грани срыва, даже не зная деталей. Некоторые вещи были общими для всех. Он и сам не раз подходил к самому краю пропасти, и всегда находился друг, который ему помогал. Странно, что Гай никогда раньше в таком не нуждался. Он, конечно, крут, но отнюдь не неуязвим, что физически, что психически.

Какаши поднял кунай с земли и демонстративно спрятал его в карман. Потом прислонился к дереву в классической позе, будто говорившей "Я готов стоять здесь до скончания веков, или хотя бы пока у тебя терпение не лопнет".

Гай, без устали вертевший нунчаки, забросил их в рюкзак и начал наматывать вокруг дерева круги, опустив голову и держа руки за спиной.

- С твоей командой все в порядке, - наконец сказал Какаши, бросая взгляд на Гая. - Одиночная операция? Сложная? Сорвавшееся задание...

- Дело в том вызове, - проревел Гай, не глядя ему в глаза, - том, от которого ты отказался.

Такого Какаши не ждал. Будто вышел на вечернюю прогулку, а оказался на минном поле. Он был уверен, что его поза не выдает удивления или волнения, хотя сейчас он не опирался на дерево, а почти висел на нем.

- А, тот вызов... и что с ним не так?

Гай что-то пробормотал. Странно было слышать, как он шепчет, если ты успел привыкнуть к его громкому голосу и восклицательным знакам. Потом Какаши смог различить слова "секс", "вызов", "опыт" и "кое-кто", и стукнулся затылком об кору.

- Ты... решил с кем-то еще посоревноваться, чтобы узнать, кто лучше в постели? - простонал Какаши.

Кроме шока и изумления, в нем неожиданно шевельнулась обида. Ход мыслей, начавшийся с "но это ведь я - его вечный соперник, это ведь мне этот идиот вечно бросает дурацкие вызовы!", завел его в очень странное место.

Но Гай остановился и картинно потряс головой; движение его волос озадачило бы любого математика.

- Нет, я просто пытался получить информацию. Я хотел понять, почему ты отказался.

- Я же сказал...

- Да знаю я, - Гай упрямо скрестил руки на груди. - То, что ты сказал, не лишено здравого смысла. Но то, что сказала Анко, тоже не лишено здравого смысла. У меня не хватало опыта, чтобы все понять как следует. Я повидал мир, сфера моих интересов не ограничивается профессиональной деятельностью, поэтому я не мог смириться с наличием в моих знаниях зияющей дыры...

- Тебе стало любопытно, - перевел Какаши.

- Любопытство и эксперименты - вот в чем соль юности! Они позволяют нам...

- Да, да, я знаю, в тринадцать я тоже это проходил.

Он был из ранних, Гай же - хрестоматийным примером поздних. Может, он о сексе и не думал вовсе, пока Анко его не просветила. Конечно, любопытство сыграло не последнюю роль в том, что Гай решился бросить этот даже по его меркам странный вызов. А потом, когда Какаши отказался... наверное, он захотел поэкспериментировать. К счастью, Гай столкнулся только со школой Секса по Анко, да и то вскользь. Вероятно, секс он сейчас воспринимает только как форму соперничества, а про то, что он может быть как-то связан с любовью, и не догадывается. Шиноби с романтикой не пресекались; для них она была закрытой книгой, которую часто использовали как цель в тренировках по бросанию кунаев. Какаши удивился тому, что эта мысль его успокоила - он бы очень не хотел, чтобы большое сердце Гая было разбито.

- Ну так в чем проблема?

Гай ответил не сразу, просто снова начал вышагивать по полянке. Какаши ждал, наблюдая за шумными препираниями двух сорок на ветках. У него было много времени. Пока только час дня, а вечер у их команд свободный; если Цунаде что-то взбредет в голову, она всегда может вызвать Асуму, Куренай или еще кого из дзенинов; Лес Смерти был тих, солнечный свет мягко струился между листвы... Какаши мог бы стоять здесь часами.

- Это тебе нравится? - в конце концов спросил Гай.

- Ты о сексе? - Какаши задумчиво почесал шею. Лучше не бывает. Похоже, он сейчас будет читать Гаю лекцию сексуального воспитания. Гай тоже рано потерял родителей, поэтому, вероятно, они не успели ему ничего объяснить. Наверное, надо организовать курс таких лекций в академии... даже для тех учеников, которые заканчивали ее, прежде чем их возраст начинал измеряться в двухзначных цифрах. - Ну да, если правильно подойти к вопросу, то это, в общем, забавно.

- Правильно подойти к вопросу? - Гай даже вышагивать перестал. - А как узнать, что есть "правильно"?

- В этом заковыка. Как правило... - Какаши чуть не брякнул что-то об опыте, но дурное предчувствие его вовремя остановило. Он успел представить себе Гая, дающего торжественную клятву упорно тренироваться и переспать с дюжиной конохцев до заката, а если не успеет, то сделать тысячу отжиманий. - Как правило, информацию можно найти в книжках. Могу одолжить, - слабо закончил Какаши.

- Книжки? Мы должны учиться на собственном опыте!

- Надеюсь, ты нашел милую и добрую девушку, которая разделяет твое мнение?

Судя по лицу Гая, с этим был напряг. Он несколько секунд таращился на своего соперника, потом покраснел - а в последний раз он краснел в четырнадцать, когда Какаши одолжил ему первое издание "Ича Ича". Впрочем, это был румянец не стыда, а замешательства. Гай склонил голову и уставился на землю, будто собирался бросить ей вызов.

Кажется, его худшие опасения подтверждались. Что на сей раз? Какаши глубоко вздохнул. Во всяком случае, он Гаю друг и никогда не станет использовать эту информацию против него. Не то, что эта тварь Генма. Какаши с ним пару раз переспал, когда обоим надо было расслабиться. Генма никогда ни на что не жаловался. Но как-то раз, всего только раз, после изнурительной миссии, Какаши не смог, ну, заинтересоваться процессом, с кем не бывает... Черт подери, он тогда устал, как собака, а Генма ржет над этим до сих пор...

Погрузившись в эти рассуждения, Какаши прослушал, что говорил Гай; впрочем, тот шептал так тихо, что услышать в любом случае шансов не было.

- Что-что?

Гай, казалось, втянул голову в горловину жилета, как черепаха, и снова что-то пробормотал в воротник.

- А теперь попробуй то же, но громче. Поверь, всякое случается, но бояться нечего, пока эта новость не достигла ушей Генмы.

Гай снова что-то шепнул. Челюсть Какаши под маской поползла вниз. Наверное, он просто не расслышал.

- Ты... что?

Крик, который издал Гай, услышала, наверное, вся Коноха:

- Я сказал, что хотел переспать с мужчиной, потому что ты спишь с мужчинами!

Когда эхо утихло, между деревьями воцарилась гробовая тишина. Какаши показалось, будто каждое живое существо в радиусе мили умолкло и уставилось на них блестящими от любопытства глазками; впрочем, не исключено, что это просто у него разыгралось воображение. Оставалось только благодарить высшие силы, что они в Лесу Смерти, а не в баре, в котором обычно велись такие разговоры.

- Что? - просипел он.

- Я сказал, что хотел...

- Да слышу я! - Какаши яростно взъерошил волосы, пытаясь справиться с волнением; он был готов ухватиться за любую соломинку, которая вывела бы его из столь затруднительного положения. Раз-два-три... он сможет рассмотреть эту ситуацию логически и отстраненно.

- Ты хоть гей?

- А?

Какаши вдохнул побольше воздуха, прислонился к дереву, скрестил руки на груди и медленно досчитал до трех.

- Тебе нравятся парни? Ты никогда не давал знать, - впрочем, Гай и юбки не провожал взглядом, так что это еще ничего не значит.

Гай непонимающе уставился на него.

- Я не понимаю, о чем ты, - наконец произнес он. - Я просто... мне казалось, что так будет правильно. Ведь так делаешь ты. Правда же?

- Да какое это имеет отношение к тому, что делаю я? Ты не хотел сперва попробовать с женщиной? Мысль такая в голову не приходила?

Пустой взгляд Гая стал задумчивым.

- Нет, кажется, нет. Наверное, такая возможность у меня была, когда я пришел к Анко за дополнительной информацией, и она предложила преподать мне урок... тебе плохо?

- Да, - прохрипел Какаши, пытаясь расслабить напрягшиеся мускулы. Спокойно... Гай был здесь, целый и невредимый, а не корчился в темном углу - следовательно, с Анко он девственности таки не лишился. - Но ты продолжай.

- Я обратился к Анко за советом еще в прошлом месяце, потому что она показалась мне очень опытной. Она предложила, хм... просветить меня, и я... - Гай задумался. - Наверное, ты всегда был для меня образцом для подражания, если я не знал, что делать. Я знаю, что ты предпочитаешь мужчин, вот и я решил попробовать с ними. Ну и... я подумал, что будь у меня побольше опыта, ты мог бы и согласиться. Принять вызов. Я имею в виду, тот, который ты отклонил.

Получай к шоку еще и чувство вины.

Обычно Какаши пытался держаться подальше от подробностей чужой личной жизни. Он проверял, какую фигню ест Наруто, следил, чтобы Саске не слишком много времени проводил в четырех стенах, жалея себя и вспоминая все свои трагедии - но не более того. Но это почему-то стало для него важным. Вины у него и так хватало на эту жизнь и парочку последующих реинкарнаций, так что хотя бы здесь следовало не напортачить.

К тому же... Гай был его другом. И Какаши помнил, как Гай смотрел на те облака. Тихий задумчивый Гай нарушал законы мироустройства.

- Так что случилось-то? - спросил он, засовывая руки в карманы. - Анко дала тебе ценные советы? - тон, которым Какаши произнес два последних слова, был почти не саркастическим.

URL
2007-07-30 в 01:12 

NarutoFiction
Злобный админ)
- О да, она объяснила мне, как ухаживать за заинтересовавшим тебя человеком, и объяснила некоторые анатомические подробности, и дала, ну, эмульсию для, ну, ты понял. Кажется, все это ее развлекло.

Вместе со внезапно снизошедшим на Какаши смирением пришло понимание, что Анко ему придется убить.

- Она дала дельные советы. И вот на прошлой неделе, после многих странных разговоров и непониманий, мне наконец удалось пойти на свидание.

- И? - спросил Какаши, когда рассказ вдруг прервался.

Гай снова начал вышагивать по полянке. Старательно не смотря Какаши в глаза.

Какаши выждал некоторое время, потом понял, что ситуация требует от него понимания и взвешенных действий. Поэтому он вынул из кармана томик "Ича Ича" и начал шумно листать страницы, лишь краем глаза наблюдая за Гаем, который наконец остановился.

- Не тупи, Майто, - бормотнул Какаши, принявшись за очередную главу. - То, что ты хороший боец, не значит, что у тебя все получится в койке, особенно в первые пару раз. Раз уж речь о страшилках на эту тему, у меня их целый каталог. Давай рассказывай, а то сегодня мы домой точно не доберемся.

Он сосредоточился на книге; закладку он пропустил и сейчас таращился на уже знакомые слова, но это его не бесило - эпизод был хороший, о-о-о, наручники - к тому же, это давало Гаю время все продумать, не смотря Какаши в глаза.

- У тебя тоже не сразу все получилось? - медленно спросил Гай. Он посмотрел на Какаши так, будто то, был ли его соперник гением и в этой области, решало судьбу мира.

- Черт подери, конечно, нет, - лениво бросил Какаши, не отрываясь от чтения - кандалы и цепи, о да, такое не забывается. - Постепенно я набрался опыта, да и то, я не бросался с места в карьер, как это сделал ты, если, конечно, под "эмульсией" ты имеешь в виду смазку.

В этом был весь Гай, - с содроганием подумал Какаши, хотя стороннему наблюдателю показалось бы, что он просто перевернул страницу. Гай таким, похоже, и родился: даже Лотосовые Врата он открывал не по одному, как вы могли такое подумать - он распахнул сразу шесть, и, как следствие, в двенадцать почти год провалялся в больнице. А сейчас вот решил, что анальный секс - лучший способ лишиться девственности. Браво, так держать. Ну почему ему было не начать так, как начинали все нормальные подростки - с взаимной мастурбации, лишившись девственности к третьему прикосновению?

Молчание затягивалось. Какаши пришлось наконец поднять взгляд.

Гай смотрел на него. Просто... смотрел. Поневоле становится тревожно, когда человек, обычно громогласно оповещающий всех окружающих о своих чувствах, молча смотрит.

Какаши отвел взгляд. Он знал, чего хотел Гай, даже если тот сам пока этого не понимал. Он с усилием встряхнул головой.

- Гай, ты сильный шиноби. Почти такой же сильный, как я, - Гай протестующе фыркнул, - а остальное... думаешь, это повлияет на то, как я к тебе отношусь? Если ты думал, что это для меня что-то значит, то я тебя слишком сильно бил по голове во время поединков.

Гай замер, потом быстро кивнул:

- Ты настоящий друг и великолепный соперник, Какаши.

- Конечно.

- И великий мужчина.

- Да, это мне тоже уже говорили.

- Я правда надеюсь, что твое мнение обо мне не изменится, но я боюсь, что моя первая попытка провалилась. Мои действия были далеки от совершенства. - Он снова начал наматывать круги по полянке; злость на себя скользила в каждом движении его мышц под этим чертовым зеленым спандексом. Какаши было больно на него смотреть, поэтому он снова уткнулся в книжку.

- Тот парень, он что, сказал тебе что-то не то?

- Нет, это было лишнее, - отрезал Гай, еще раз напоминая Какаши о том, что несмотря на чудовищное упрямство, он был отнюдь не глуп.

- Да и тебе не понравилось, как я понимаю?

- Я думаю... нормально было, - Гай снова нахмурился, будто что-то напряженно обдумывал. - Но я совсем запутался, я не понимал, что и когда надо делать, и было немножко больно.

- То есть ты... - от удивления Какаши чуть книжку не выронил. Неужели Гай был снизу? Вот так неожиданность. Хотя, наверное, удивляться было нечему. Гай всегда доводил свои безумные идеи до конца и сначала принимался за самые сложные задания. Но все равно, его гораздо проще было представить сверху. Не удивительно, что... подождите-ка.

- Больно? Сильно?

- Меньше единицы, - рассеянно ответил Гай, и это многое сказало Какаши. Так отвечали после боя. Потрепали тебя? И ты называл свое повреждение по шкале от единицы до десятки. Десятка - это потеря пары-тройки конечностей.

Какаши почувствовал, как задергалось что-то под его прикрытым маской глазом. Да, конечно, первые разы никогда не были лучшими. А "меньше единицы" - это царапина, на которую ты таращишься, когда заштопают более серьезные раны, и не можешь вспомнить, откуда она взялась. Но сам факт, что это попало в шкалу, был глубоко неправильным.

Важным было не то, что было в десять раз менее больно, чем при ампутации или выпущенных кишках. Важным было то, что...

Вопреки убеждениям Анко, опыт Какаши не был огромным. К тому же, он ограничивался дзенинами, с чунинами в виде редкого исключения. Цивилы не могли понять всех психических, эмоциональных и физических профессиональных деформаций шиноби. Если приятелей-дзенинов под рукой не было, Какаши ограничивался "Ича Ича" и собственным бурным воображением. Какаши нравилось его воображение - оно к нему не привязывалось, не просилось в рестораны и не обижалось, когда у Какаши было настроение не обниматься, а убивать.

Он лично знал нескольких дзенинов, отказавшихся от секса как занятия слишком трудоемкого и потенциально опасного - враг мог использовать любую слабость. Впрочем, Какаши отказываться от такого хорошего способа расслабиться и развлечься не собирался. Во-первых, ему нравился сам процесс, во-вторых, это позволяло ему и его друзьям открыться перед людьми, которым стоило доверять. И это стоило всех усилий.

Кто знал, что надеялся получить от секса Гай? Важным было то, что ему сделали больно тогда, когда он этого не ожидал. Боль не имела значения - Гай бывал в гораздо худших переделках. А вот удар по уверенности в себе... Он привык контролировать любую ситуацию и во всем добиваться успеха; именно поэтому Гай вряд ли пожал бы плечами, отряхнулся и пошел дальше. Не так у него мозги работали.

Какаши посмотрел на Гая, который, кажется, снова погрузился в раздумья; наверное, вспоминал каждое свое действие, пытаясь понять, где именно он ошибся - как после поединка. У Какаши был шаринган, врожденный талант и инстинктивное умение вычленять ошибки и извлекать из них урок; у Гая было только его железное трудолюбие и целеустремленность. Обычно этого хватало.

Но здесь не действовала логика, помогающая вести поединок тайдзюцу или просчитать стратегию противника. У Гая не хватало знаний, которыми Анко вряд ли даже в голову пришло бы поделиться. Несмотря на все старания, он вряд ли понял бы, что сделал не так. А парень, с которым он сошелся, тоже не посчитал нужным просветить его - ни до, ни во время, ни после.

Наблюдая, как его самый давний друг обдумывает непонятную задачу, Какаши пришел к неожиданному выводу. У него не возникло ни тени сомнений. Он даже не задумался, почему такие мелочи так сильно вывели его из равновесия. О нет, вывод Был Окончательным И Обжалованию Не Подлежал.

Вывод был таков: кто-то за это очень сильно поплатится.

- Гай!

Гай взглянул на него.

- Кто это был? Кому так повезло? - ну, "повезло" - термин относительный...

- Я не могу тебе сказать.

- Почему?

Гай уставился на него, будто причина была очевидной. Но Какаши все равно попросил уточнить; подергивание под глазом возобновилось.

- Я не могу тебе сказать. Он просил не говорить.

- Он попросил тебя не говорить это мне?

- Тебе и кому-либо еще. Попросил, чтобы это осталось между нами, и мне подумалось, что он прав. Анко тоже объясняла мне об Осторожности. - Последнее слово он произнес так, будто оно было на незнакомом языке. - Сказал, что это - приключение одноразовое, и что не надо никому говорить.

Кто-то за это очень сильно поплатиться. И очень скоро.

- Но почему? - Какаши старательно с ленцой тянул слова, еле сдерживаясь, чтобы не зарычать. Кажется, Гай не понял, что такая просьба была по меньшей мере странной, и уж кто-кто, а он не собирался его просвещать.

Гай снова бросил на него ничего не выражающий взгляд. После стольких тайных миссий ты привыкал к тому, что скрытность - норма.

- Впрочем, можешь не отвечать.

Какаши не впал в ярость. Какаши никогда не впадал в ярость. Ярость не позволяла оценивать ситуацию трезво. Оказавшись в плену ярости, ты мог убить пленника быстро, тогда как рассудительный следовать мог пытать его неделями. Какаши обуздал вспышку гнева, не дав ей вырваться наружу.

За это его вознаградило мгновенное прозрение. Вот так. Сейчас - найти подтверждение. И разобраться.

- Гай, нам надо поговорить. Но сначала мне нужно уладить кое-какие дела, - подергивание в затылке не давало сосредоточиться. - Давай встретимся у меня дома где-то через час? Заходи в окно, все ловушки ты знаешь.

Гай серьезно кивнул - до сих пор слишком тихий.

Какаши резко развернулся. Охота началась.

URL
2007-07-30 в 01:13 

NarutoFiction
Злобный админ)
Глава 3

Какаши стремительно шагал по коридорам штаба, обдумывая рассказ Гая. Ему вдруг вспомнилось странное событие, имевшее место два дня назад.

В прошлый вторник он встретился в оружейне с Эбису и Гаем, чтобы обсудить дополнительные уроки Тентен и Сакуры с младшими учениками. Разговор занял всего пару минут, иначе Какаши заметил бы, что с Гаем что-то не так.

Когда пришла пора расходиться, они в двери столкнулись с ответственным за склад чунином, таким себе Идикой Масуё. Тот зашел в помещение, но, едва завидев Гая, отступил так быстро, что зацепил стопку гроссбухов.

Но что было еще более странным – как только Какаши сразу не обратил внимания? - было то, что Гай не бросился ему помогать; не глядя на чунина, он закончил разговор и скрылся. Идика тайком проследил, действительно ли он ушел... конечно, многие провожали Гая взглядом. Какаши искал причину в зеленом спандексе. Но в поведении Идики было что-то подозрительное. Это заметил даже Эбису, о чем и спросил у Какаши позже. Но его, как оказалось, интересовало только, не встречается ли Идика с кем-то. Старый извращенец, благодушно подумал Какаши.

Какаши наконец выследил Идику в архиве свитков, в отделе мощных дзюцу, используемых только в военное время. К счастью, в это место доступ имели только шиноби высокого ранга, так что вряд ли их кто-то потревожит.

Идике было двадцать; он был высокий и, Какаши пришлось признать, довольно симпатичный. Его любили сверстники - из-за шумного дружелюбного нрава, удачливости и неамбициозности. Существо безвредное и не вызывающее особого раздражения. И, похоже, обреченное всю жизнь пробыть чунином, злорадно отметил Какаши, поняв, что тот не почувствовал приближения опасности.

- Сэр? - Идика искренне удивился, когда Какаши сделал шаг вперед; тот был разведчиком, и заклятия, координирующие работу отрядов, были ему ни к чему.

Какаши прислонился к стене рядом со шкафом, который Идика разбирал.

- Давай поговорим о Гае, - предложил он, дружелюбно прищурив глаз.

До этого Какаши полагался только на интуицию и инстинкты, но сейчас выражение лица Идики подтвердило все его подозрения.

- О Гай-сане? - Идика чуть свиток не уронил. - А что с ним такое?

В разведке Идике было не место - протянул бы секунд десять самое большое, профессионально оценил Какаши. Мысли, мелькающие в глазах, выдавали его с головой. Это понимал и сам чунин. Он грустно пожал плечами:

- Что, он рассказал вам?

После того, как ты его попросил молчать, мысленно зарычал Какаши, он не выдал бы тебя, даже если бы я начал вырывать ему ногти. Пока под угрозой не оказалась бы безопасность Конохи. Кстати, о вырванных ногтях...

Идика в замешательстве взглянул на маску Какаши, но видимый глаз был беззащитно, радостно прищурен (конечно, самый смак в том, чтобы пальцы сразу после того, как вырвешь ногти, обмакнуть в щелочь...)

- Так как вы вообще дошли до жизни такой? - спросил Какаши.

Идика расслабился и растерянно улыбнулся.

- Он не рассказал вам подробности? Ну, мы как-то столкнулись в шестом блоке, и он сказал... он прямолинеен. И энтузиазма хватит на десятерых. Я как раз отбыл смену, а до встречи с друзьями оставался еще битый час. Ну, думаю, все равно терять нечего.

Идика засмеялся. Какаши засмеялся. Щелочь пузырится, смешиваясь с кровью. Стоит дать жертве понаблюдать.

- Быстро и жестко в ближайшей каморке?

- Мы даже до ремонтной комнаты добрались!

- Но жестко, да? Гай сказал, что было больно.

- Правда? - Идика искренне удивился. - Он сказал, что готов.

Какаши внутренне поморщился. Как похоже на Гая: сказать, что он готов, не представляя толком, к чему.

- К тому же, большинство дзенинов любят... ну, знаете, пожестче.

Идика окинул его приценивающимся взглядом, от которого у Какаши зачесались кулаки; но ничто в его фигуре, лице, чакре не выдало его.

Идика был юным, поверхностным и самовлюбленным идиотом, как и многие двадцатилетние холостяки. К тому же, инстинкт самосохранения у него был на уровне депрессивного лемминга. К тому же, в конкретном случае он был прав. Дзенины редко были терпеливыми и нежными любовниками. Вопрос был не в извращенности, а в потере чувствительности. Они понимали привлекательность подхода медленного и нежного – в теории; но на практике они засыпали прежде, чем усилия успевали окупиться. Впрочем, было одно «но»: "жестко" не предусматривало боли. Прежде чем достигнуть высшего ранга, шиноби успевали нахлебаться боли на три жизни вперед. Конечно, кто-то предпочитал и экстремальные развлечения, но всё в конечном итоге сводилось к вопросу доверия. А уж тому, кто имел несчастье случайно причинить дзенину боль, когда он этого не ожидал, уже спустя доли секунды приходилось срочно учиться дышать через дыру в трахее, слушая извинения за сработавшие рефлексы.

Но Гай, конечно, этого не знал. Гаевы познания о том, что такое хорошо и что такое плохо, равнялись нолю. Но он, как всегда, без сомнений бросился на самую глубину, будучи уверенным, что, как и в битве, его уверенность, сила и смелость его выручат. Проблема была в непонимании, и стоило Какаши это осознать, как гнев начал рассасываться. Идика не понял, что у Гая никого еще не было, и поэтому...

- Вы же никому об этом не расскажете? - спросил Идика, заливаясь румянцем смущения. - Парни меня не поймут.

Смотрите-ка, злость вернулась, да еще и друзей с собой привела!

- Вы уж не обижайтесь, если он ваш друг, - в голосе Идики не слышалось ни вины, ни уверенности в том, что кто-то уровня Какаши может водить дружбу с таким себе Гаем.

Какаши ничего не ответил. Пока Идика хихикал над Гаем, над его поведением, над его одеждой и речами о Юности, Какаши погрузился в воспоминания.

URL
2007-07-30 в 01:13 

NarutoFiction
Злобный админ)
...Семьдесят два часа ада - гендзюцу небезызвестного Учиха Итачи. Кисаме бросается вперед, замахиваясь мечом на Какаши, который в таком состоянии не может даже пошевелиться. Гай, бросающийся ему наперерез и отбрасывающий Акулоподобного на тридцать футов. Гай, вытаскивающий Какаши из холодной темной воды - к свету...

- Он странно себя вел, впрочем, он всегда странный. Так меня еще никто на свидание не приглашал. Ну, он очень прямолинейный. Хм, простите меня за наглость: что между вами происходит? Вы все время деретесь.

- Мы соперники, - собственный голос донесся до Какаши, как из-под воды. Он не мог вспомнить, называл ли Гая так прежде.

- Что, правда? - Идика еще раз окинул его заинтересованным взглядом. - Неужто соперники? Ну, уж в этом-то он точно не сможет с вами тягаться. Вы это хотели узнать? Как это было? Ну, нормально было, но ничего особенного. Он слишком напряженный и неуклюжий; в какой-то момент чуть меня не пристукнул, и вообще - сломал полочку в той комнате. Впрочем, может, мы просто не сошлись... он сказал, было больно? Я ненарочно. Наверное, стоит извиниться... но не хотелось бы, чтобы он решил, будто я хочу продолжить, ну, вы понимаете, наши встречи.

- О, об этом, думаю, не стоит беспокоиться, - мурлыкнул Какаши. - А ты со многими дзенинами спишь?

- Ну, что со многими, не сказал бы, - бормотнул Идика, подходя к Какаши на расстояние удара и облокачиваясь на ту же полочку, - но иногда бывает. До сих пор никто не жаловался.

- А с Анко?.. - с ленцой спросил Какаши, поигрывая застежкой на перчатке.

- Э, нет. Но... она, говорят, особенная? Это правда? - глаза Идики лучились восхищением, когда он наклонился к Какаши.

Какаши решил не разрушать его заблуждения, а только ухмыльнулся и протянул:

- О да, она такая. Мы с ней приятели. Она научила меня нескольким... забавным штучкам.

Глаза Идики очень внимательно изучали все тело Какаши. Репутация Анко шагала впереди нее.

- А она, в свою очередь, узнала их от своего старого учителя, - продолжал Какаши, уже сплетая дзюцу. - Как-то она мне такое показала. Старина Орочимару не дал ему имени, но Анко зовет его "Жареные мозги на завтрак". Попробуй.

Легкий штришок. Если бы можно было убивать за юность, нечувствительность и глупость, человечество бы давно вымерло.

- Вот так-то, - сказал Какаши, опускаясь на колени и поднимая за волосы голову корчащегося на полу Идики. - Давай договоримся: когда снова сможешь ходить, ты расскажешь своим приятелям и всем, кого ты знаешь - даже собственной матери - что ты неплохо провел время с одним сильным уважаемым дзенином. Без лишних деталей, просто скажи, что было замечательно. Но пусть остерегаются: любой, кто зацепит Майто Гая, будет иметь дело со мной. А я - человек занятой, и не хочу все свое свободное время разгуливать по Конохе и делать людям больно. А ты пока наслаждайся первыми пятью минутами дзюцу, они лучшие. Дальше все пойдет под откос.

Какаши оставил Идику блевать на полу и пошел домой, пытаться привести в порядок то, что еще можно было исправить. Как-то.

Или можно просто забить.

Гай сильный. Действительно сильный. Мало кто даже представляет, насколько. Он прошел сквозь огонь, воду и медные трубы. Он хоронил родственников, друзей, учеников. Он сражался, пока не падал с ног от усталости, а потом поднимался и продолжал сражаться. Даже идиоты вроде Идики понимали, что у него есть странности, но великие дзёнины никогда не были образцом нормы. В Гаевом случае, странности, составлявшие основу его личности, были и способом пережить дерьмовые времена. Какаши понимал его; сам через такое прошел. "Ича Ича", лень и странноватое чувство юмора въелись в него, но они же напоминали, кем он есть на самом деле. Они были порядком, стоящим на его защите. Стеной между ним и бездушным чудовищем, в которое он мог превратиться.

К тому же, хороших парней все просят о помощи, а кто обратится к саркастичному извращенцу, который всегда опаздывает на встречи?

Так что да, Гай был сильным. Он быстро преодолеет свое замешательство, поняв, что не потерял уважения Какаши. Конечно, не имея четкого представления и хороших воспоминаний о сексе, он вряд ли когда-либо еще им займется, но, в конце концов, секс - занятие бессмысленное и кратковременное, и его часто переоценивают. Такова правда жизни.

Конечно.

Именно такова.

Черт, подумал Какаши, я же правда не собираюсь заниматься сексом с Гаем?

Его мозг попробовал сбежать из черепа через уши, чтобы скрыться от этой идеи.

Да нет, ничего такого и в мыслях не было. То есть, это же Гай. Мне придется раздеться. Перед Гаем. Мне придется...

Он хотя бы видел меня без маски.

Эта мысль выползла из темного, сплошь затянутого паутиной закоулка мозга. У нее был привкус желчи и тошноты.

...Какаши почувствовал, что его кунай, кроме ребер и легкого, разрывает что-то еще...

Нет, он не хочет об этом вспоминать. Слишком хороший день, чтобы задумываться о таком дерьме; солнечно, мирно, он уже целую вечность никого не убивал... будь такая возможность, он никогда бы не вспоминал некоторых эпизодов из своей жизни во всем их кровавом великолепии. Чтобы отвлечься, у него есть книжки. Но не успел он дотянуться до томика в рюкзаке, как воспоминания дымом заклубились перед глазами.

Какаши почувствовал, что его кунай, кроме ребер и легкого, разрывает что-то еще. Сквозь раскрывшуюся плоть - вспышка света; свиток. Шипение...

Шиноби из селения Тумана обмяк на кунае, брызнула кровь. Он был уже мертв. И собирался утащить Какаши за собой.

Ловушка с ядом!

Какаши отшатнулся от невидимого облачка, поднимающегося от свитка, обмотанного вокруг груди умершего; яд расползался вместе с пятном крови.

Он двигался быстрее, чем многие. Он смог отскочить на подветренную сторону, почти не надышавшись яда. Он не собирался умирать в тот день. Но, похоже, дело шло именно к этому.

Кожу, неприкрытую одеждой, жгло. Его глаза... в правый будто кислотой плеснули. Шаринган просто ослеп и онемел; сенсорная перегрузка. Он сорвал маску и только тогда понял, что дышать от этого легче не станет… дышать! Рот и глотка распухли, на языке и губах появились волдыри...

Люди вокруг. У задыхающегося, сгорающего Какаши как раз хватило рассудка, чтобы узнать шиноби из селения Листа и не убить их на рефлексе.

Двое генинов и совсем юный чунин - группа зачистки; наверное, именно на им подобных охотился шиноби из Тумана, прочесывающий заросли за основным отрядом. Юные ниндзя замерли в смятении на безопасном расстоянии от корчащегося на земле Какаши. Всего на пару лет младше него, но в свои шестнадцать Какаши был уже дзенином, работал в АНБУ и пережил одну войну, а для них эта битва была первой. И, вероятно, скоро у них на руках будет первый погибший начальник.

- Наставник? - выдавил чунин, но тут же отшатнулся.

- Принесите воды! - заорал другой.

Болван, не поможет. Пальцы Какаши его не слушались, когда он потянулся к рюкзаку. В ушах звенело, поэтому он расслышал только последнее слово:

- ...трахеотомию?

Лучше не бывает. Пережить атаку самоубийцы из Тумана с его ядовитым свитком, только чтобы умереть на руках испуганных дурней. Он уже не чувствовал рук, поэтому не мог дотянуться до аптечки, и, к тому же, не мог говорить и дышать!

Вдруг что-то навалилось на него, прижимая к земле пластом. Прежде чем он успел сориентироваться, ворот его рубашки был разорван, а в грудь вонзилось что-то острое.

Либо это кунай - и тогда я покойник, либо это шприц с адреналином и антитоксином, - сквозь туман в голове подумал Какаши; он отключился.

Прошло несколько секунд, отсчитанных громогласными ударами сердца.

А потом воздух ворвался в его легкие, как клинок. Он захрипел, втягивая в себя побольше кислорода.

Он царапал раскисшую землю, пытаясь встать... чья-то рука обхватила его за талию и резко вздернула вверх. Тогда его вырвало. Чужая ладонь вытерла его рот, чтобы он не захлебнулся.

Гай - слава всем богам... Какаши узнал его чакру. А как только черные пятна перед его правым глазом перестали плясать, он узнал еще и грязные оранжевые гетры.

- Какаши, - твердо уточнил Гай, - он был последним?

URL
2007-07-30 в 01:14 

NarutoFiction
Злобный админ)
- В моем секторе - да, - попробовал сказать Какаши, но не смог издать ни звука. Гай, наверное, прочитал ответ по его губам и кивнул.

- Не подходите, здесь яд! - Гай через плечо рявкнул на чунина, который было кинулся помочь; тот размахивал собственной аптечкой - бедняга, совсем отстал от жизни. Гай тихо вздохнул, будто извиняясь за грубость, и радостно возопил: - Ты слишком молод, чтобы умереть во цвете юности, на вершине жизни!

Какаши согнулся и еще немного поблевал. Преимущественно, это было действие яда.

- Я беру его на себя. Этот район уже чист, - Гай приподнял его, перекинув руку Какаши через свое плечо. - Посторожите то тело, но не подходите ближе и держитесь против ветра! Дождитесь АНБУ. Я назначаю вас ответственными за этот участок - не дайте юным созданиям забрести в ловушку!

Какаши отметил, что все это время Гай своим телом закрывал его лицо, уже не скрытое маской, от галдящих подростков.

- Помочь вам отнести его? - с опаской предложила мисс Давайте-Сделаем-Трахеотомию.

В награду она получила лучезарную улыбку:

- Он через минуту будет как новенький. У нас все будет в порядке. За работу, юная куноичи! Наши войска полагаются на тебя!

Какаши не чувствовал себя новеньким, но передвигаться при помощи Гая было определенно приятнее, чем попасть в руки зеленой мелюзги, которая его к тому же вероятно будет ронять. Пять минут до полевого госпиталя они добирались в тревожной тишине; Гай придерживал перекинутую над его шеей руку Какаши за запястье, вторую ладонь положив на оружие - на случай, если они все же угодят в засаду. Когда между деревьев появилась камуфляжная палатка медиков, Гай остановился.

- Сам дойдешь?

- Да, - прохрипел Какаши.

- Хорошо, а то мне надо сделать еще одну ходку. АНБУ уже нескольких пропустили. Я предупрежу всех о свитках.

Гай без лишних церемоний прислонил его к дереву и натянул Какаши маску на лицо, будто это было самым естественным действием. Потом отступил на два шага, широко ухмыльнулся и показал большой палец:

- Поправляйся! А как только встанешь на ноги, я брошу тебе вызов!

- А то. Иди уже! - прошептал Какаши, махая рукой. Но Гай исчез прежде, чем он закончил. Какаши развернулся и побрел к госпиталю, старательно прикрыв бледное грязное лицо повязкой и маской.

Он так и не поблагодарил Гая. Это ему и в голову не пришло. Он не раз спасал Гаеву шкуру, и тот тоже его не благодарил. Спасать друг друга - это в порядке вещей, как дышать.

Кстати, о дыхании... резкий звук встревожил Какаши и вернул его обратно к реальности.

Помимо прогулки дорогами памяти, он еще и направлялся к дому, и сейчас, когда он почти достиг ворот, его внимание привлекло сопение. Будто кто-то сражается, - подало голос воспоминание о давней битве. Рука потянулась к кунаю. Но пыхтение продолжалось, и он его узнал. Он слишком привык к Гаю.

Какаши перепрыгнул через ограду; воротами он уже давно не пользовался, и петли, наверное, заржавели. Посреди двора Гай отжимался на одной руке; на спине у него был рюкзак, в который он, судя по всему, запихнул несколько декоративных камней из сада.

Какаши подошел к нему.

- Что на этот раз?

Гай поднял взгляд, даже с ритма не сбившись.

- Какой глупый спор с собой ты проиграл на этот раз? - уточнил Какаши.

- Просто... пять... тренируюсь... четыре...

- Сколько еще надо сделать?

- Двести тридцать один... тридцать... двадцать девять... восемь...

- Ладно, я пока в тени посижу.

Какаши знал, что отвлечь соперника от тренировки все равно не удастся. Даже если Гай тренировался просто для того, чтобы скрасить ожидание, он наверняка придумал условие, что он сделает в случае невыполнения установленной нормы. А у Какаши на Гая были планы, не предусматривающие сотни пробежек вокруг Конохи.

И тогда он понял, что таки собирается сделать это. Очередное чертово Решение, не поддающееся доводам рассудка. Какаши и не пытался его изменить.

Теплый денек, лето только начинается. Он сел на крыльце и несколько минут понаблюдал за Гаем, потом окинул взглядом двор.

Яблонька в углу никак не могла помереть. Какаши за ней не ухаживал, а она уже была старая, наверняка старше рода Хатакэ. Какаши переехал сюда год назад, когда ему поручили следить за Саскэ. В старой однокомнатке не поместились бы Какаши, Саскэ и его чувство вины. Потом кто-то из приближенных Цунаде к их общему облегчению решил, что Учиха под влиянием Какаши - это не лучшая идея. Какаши подумывал о том, чтобы вернуться в старую квартиру, но все времени не было.

Ровное дыхание Гая разносилось по пустому двору.

Очередное воспоминание взблеснуло перед глазами Какаши, как блики света на листве чертовой яблони...

...Убрать еще двоих. Какаши вздохнул, собираясь с силами. Он не знал, сколько вокруг шиноби из селений Песка и Звука. Он не боялся за Хокаге, он не боялся за Седьмую Команду и Паккуна, он не боялся за свою собственную шкуру, и он, уж конечно, не боялся за Гая, сражавшегося с ним спиной к спине и собиравшегося продолжать наступление, пока усталость не свалит его с ног - а для этого гадам из Звука придется подождать еще пару дней.

Какаши боялся только одного - что у него не получится выполнить свою работу.

Выпад, удар, отдернуть клинок, выбросить вперед ногу, увернуться, отклониться.

Они с Гаем так сработались, что прыгнули на середину арены одновременно и приземлились так четко, будто движение было отрепетировано как минимум пару раз. Какаши почувствовал румянец, расцветший на щеках Гая; это, да еще ставшее глубже дыхание были единственным свидетельством напряжения.

- Двадцать шесть, - сказал Гай.

- У тебя на одного больше.

Какаши метнул кунай.

- Впрочем, нет, уже ничья.

- Кажется, они перегруппируются. Не вижу Асуму... поможем Генме и Куренай?

- Нет. - Шаринган Какаши вращался, отслеживая передвижения атакующих. - Стой, где стоишь. Они снова нападают на нас.

- Пришло время вырвать у тебя победу, мой соперник. Если же я проиграю, я до заката тысячу раз подтянусь! - воскликнул Гай, надежный, как стена, у Какаши за спиной.

О да, на Гая всегда можно было положиться.

Какаши взъерошил свои волосы, будто это могло вернуть его к реальности.

Гай всегда был рядом. Какаши уже привык к тому, что все, кого он считал своими, гибли, иногда прежде, чем он успевал понять, как много они для него значат. Но Гай никогда не менялся. А если он не меняется, то он не исчезнет и не умрет страшной смертью...

Какаши задумался, не это ли было причиной, по которой перспектива секса с Гаем поначалу его так испугала. Стоило задуматься, и секс сам по себе перестал его волновать. Но он не хотел менять их сложившихся отношений. Не хотелось, чтобы что-то изменило храброго, преданного, шумного, надежного Гая, которого он так хорошо знал. Это бы навсегда изменило установившийся порядок. Какаши любил порядок; порядок предусматривал, что он и его близкие доживут до завтра, а не погибнут.

...Чуть остыв, он решил, что стоило быть помягче Идикой. Немного. Но надо было так терять голову.

Он не смог вспомнить, когда он в последний раз приходил в такую ярость. Да еще из-за такой мелочи; даже Гай, будь у него больше опыта, только отчитал бы мелкого.

...Кажется, порядок уже нарушен. Все уже изменилось.

- Я - все!

Какаши встряхнулся и взглянул на стоящего перед ним сияющего и подмигивающего Могучего Зеленого Зверя Конохи. Что бы там не случилось, упражнения всегда поднимали Гаю настроение.
- Да...

Произошло странное: Какаши охватили сомнения.

Он был почти уверен, что поведение не выдало его - он просто сидел, опустив подбородок на кулак, прикрыв глаза и ссутулившись. Но колебание студило, как холодные капли на спине.

Как же завести этот разговор? У него никогда не было проблем с тем, чтобы кого-то подцепить, но это же Гай... случай самый особенный из особых.

А что, если он откажется?

А что, если он согласится, но ему не понравится и он навсегда откажется от этой затеи?

А что, если он испугается и больше никогда не бросит свой глупый вызов? Какаши их будет не хватать...

Гай терпеливо ждал. Какаши почесал затылок.

...Если я не сделаю этого сейчас, его любопытство снова может взыграть, и тогда мы получим еще одного Идику.

Да я скорее залезу нагишом в муравейник, чем позволю такому случиться!

- Так что, Гай, тебя все еще интересует секс?

Гай моргнул, взглянул на него подозрительно:

- Почему ты спрашиваешь?

Какаши встал с крыльца и отряхнулся, прежде чем направиться к двери:

- Заходи, я тебе покажу, как это делается.

URL
2007-07-30 в 01:15 

NarutoFiction
Злобный админ)
Глава 4

- Заходи, я покажу тебе, как это делается.

Какаши открыл дверь, машинально, даже не задумываясь, снял дзюцу, активирующее ловушку. Его внимание было сосредоточено на напряженном молчании за его спиной. В обычной ситуации он мог с точностью до секунды предугадать реакцию Гая, но сейчас они блуждали по неисследованным землям.

Прежде чем он успел встревожиться всерьез, с крыльца донесся стук опускаемого рюкзака. Когда он снял сандалии, Гай уже переступал порог, бормоча ритуальное извинение за вторжение.

- Ты покажешь мне те книжки, о которых ты мне рассказывал? – бодро спросил Гай, снимая обувь и выпрямляясь.

Какаши закатил глаза.

- Нет. С этого можно было начинать лет так пару назад, но сейчас, думаю, пришло время более основательной подготовки.

- Тогда что...

Голос Гая сорвался. Какаши стянул маску, как он всегда делал, переступив порог и проверив комнату. Присутствие Гая его почему-то не смущало.

Воцарилась глубокая тишина.

- А, - тихо выдохнул Гай.

- Если тебе это не нравится, можем просмотреть книги. Это не проблема.

Гай уставился на него. Все, кто видел его без маски, первые пару минут обычно просто изучали его лицо; Гай не видел его почти четырнадцать лет, а Какаши за это время изменился. Но тот смотрел только в его видимый глаз, оценивая своего соперника и так и не облаченное в слова предложение, повисшее между ними.

- Я думал, это ты не хочешь этого, - осторожно сказал Гай.

- Я не собираюсь трахаться с тобой из-за дурацкого вызова, - сказал Какаши, проходя в гостиную. - И я не хочу, чтобы это что-то между нами изменило. Это только для расширения твоего кругозора.

- Как предложила Анко?

- Лучше уж я, чем Анко, старина, лучше уж я, чем Анко.

- Но почему?

Почему? По целому ряду причин, отчасти объясняемых снисходительностью, отчасти самоуверенностью, а отчасти просто странных.

Но одна вырвалась без разрешения:

- Ты - мой соперник. Мне не нравится, что есть поле, в котором ты не можешь со мной потягаться, даже если соревноваться в этом мы никогда не будем. Все эти состязания... они держат меня в форме.

Поначалу, Гай показался тронутым. Потом - просто смущенным.

- Но если мы не собираемся состязаться...

- Тащи сюда свою задницу, раз уж ты решился.

При входе в спальню Какаши снял жилет. Там, как и в остальных комнатах, царил образцовый порядок, если не считать валяющихся тут и там книжек и нескольких памятных вещичек, притащенных из старого жилья. Кровать, как всегда, стояла под подоконником, на котором расположились фотографии - попытка не нарушать привычный порядок, воссоздать атмосферу, которую Какаши свил вокруг себя за много лет. Фактически, Какаши жил именно в этой комнате, не выходя лишний раз за ее пределы.

Он открыл окно, впуская солнечный свет и свежий воздух. Ближайший дом находился на приличном расстоянии, и, к тому же, соседи уже давно привыкли не обращать внимания на странные, пугающие и компрометирующие звуки, доносящиеся из владения Хатакэ. Какаши снял фотографии с подоконника и сложил их на полочке: нечего детям на такое смотреть.

Гай так и не научился быть неуверенным. Он также не дочитал словарь до слов "стесняться" и "волноваться". Когда Какаши обернулся, Гай стоял в уже знакомой позе: лицо серьезное, руки по швам, грудь колесом. Он так собирался, прежде чем открывать Лотосовые Врата. Состояние наивысшей решимости, ясности ума и духа, позволившее ему овладеть техникой, за которую большинство шиноби, даже сеннинов, и браться не пытались. Да уж, сухо подумал Какаши, после такого грех не научиться трахаться.

- Вижу, ты не собираешься менять свое мнение. Тогда давай определимся с несколькими вещами. - Он снял повязку и бросил ее на кипу книжек подле кровати; потрепанные томики рассыпались по полу. - Во-первых, это не соревнование. Это – хорошее дружеское времяпровождение. Попробуй расслабиться и получать удовольствие, иначе все кончится быстро и безрадостно.

Гай серьезно кивнул.

- Во-вторых, я пытаюсь показать тебе, как все должно происходить, чтобы ты знал, что делать в следующий раз, когда в тебе взыграет любопытство. Это значит, что ты можешь задавать вопросы, даже глупые, и останавливать меня, когда я начну торопить события. Или что тебе скучно. Ну, ты же никогда за словом в карман не лез, и сейчас не время начинать.

Губы Гая скривились. Он уже сто раз повторял Какаши, что никогда не болтал попусту; он говорил только то, что должно было сказать - ни словом больше, ни словом меньше.

- И наконец, самое главное. - Гай сосредоточился, собрался, и, кажется, готов был отдать честь. - Заруби себе на носу, - сказал Какаши, делая шаг вперед, - если ты хоть слово, одно-единственное слово скажешь в койке о своей гребаной Юности, Удали или Силе, я запихну тебе в рот кляп. Понял?

- А?

К тому моменту Какаши уже был от него на расстоянии вытянутой руки, и он прижал Гая к косяку, схватив за ворот жилетки. Он собирался узнать, действительно ли Гай готов или он собирается сбежать, предварительно засадив Какаши в челюсть.

Пара сантиметров разницы в росте устранила проблему с носами. Какаши прижался к его губам своими, одной рукой придерживая подбородок Гая, второй гладя его плечо. Начинать надо медленно; Гай так хотел поскорее освоить это новое искусство, что разволновался, а со взволнованными дзенинами следовало держать ухо востро.

После мига нерешительности чужие губы стали мягче, и Какаши решил, что это - знак продолжать. Он уже не боялся, что Гай сбежит - точнее, протаранит стену его тушкой и сбежит. Он медленно, с опаской приблизился. Потом схватил руку Гая и положил ее на свое бедро. Гай сразу же немного расслабился; пальцы чуть вздрогнули, будто осторожно проверяя границы дозволенного. Губы под губами Какаши наконец шевельнулись. Дело пошло на лад.

Следующий шаг. Какаши повернул голову и приоткрыл рот. Его рука сползла с руки Гая на его бедро и начала вычерчивать там замысловатые узоры. Спустя несколько секунд Гай дотронулся до груди Какаши через рубашку. Он быстро понял, что к чему.

Какаши медленно провел языком по Гаевым губам. Мышцы под его пальцами напряглись от удивления, но Гай не отстранился. Поэтому Какаши продолжил, медленно, но уверенно, раздвигая губы Гая и на миг языком проникая внутрь. Легкий привкус яблока - наверное, им Гай пообедал... но он не отвечал...

Какаши на миг отстранился, чтобы изменить угол их поцелуя. Он скользил ладонью по подбородку Гая, пальцами ерошил черные волосы. Потом он сделал полшага вперед и повернулся так, чтобы рука Гая очутилась на его заднице, а их тела соприкоснулись. Какаши прижался к горячей, крепкой, как стена, и столь же надежной груди. Жилка под пальцами Какаши забилась быстрее. Впрочем, тепло, близость, движение мышц, прижимавшихся к его телу, творили странные и приятные вещи и с сердечно-сосудистой системой Какаши.

Должен быть какой-то предел, после которого нормальная - или даже слегка странноватая - особь мужского пола в такой легкой дружественной обстановке избавлялась от остатков неуверенности и поддавалась базовым инстинктам.

Какаши почти услышал, как щелкнула в мозгу Гая эта шестеренка - впрочем, таки услышал: как захрустели его ребра, когда соперник прижал его к себе так, что их бедра соприкоснулись, ноги сплелись. Рука на его заднице наконец позволила себе некоторые вольности, которых следовало ожидать при таких обстоятельствах, а когда их губы снова встретились, Гай приоткрыл рот. Какаши сразу же им завладел, показывая, сколько удовольствия может приносить поцелуй. Гай понял концепцию секунды за три, после чего поцелуй стал яростным, как поединок. Языки сплетались, уклонялись, отражали атаки, некоторые движения, кажется, были спонтанно заимствованы из фехтования и тайдзюцу.

Кто сказал, что Какаши - плохой учитель?

Гай издал глубокий гортанный звук. Пальцы Какаши скользнули вверх, зарываясь в густые черные волосы; другая рука ухватилась за дверную ручку, придавая им устойчивости. Потом он переставил ногу, прижавшись к Гаю еще крепче и еще интереснее. У Гая задрожали руки, и он немного прикусил губу Какаши. Но потом он расслабился (кроме тех частей, которые расслабиться не должны были, иначе Какаши бы сильно обиделся) и начал двигаться в одном с Какаши ритме. Он гладил Какаши по спине, и этот жест не был заимствованным; он был теплый и успокаивал.

Какаши наконец прервал поцелуй и отстранился. Он немного запыхался, хотя и попытался это скрыть; это - и еще слюну, в конце концов, ему надо оправдывать репутацию. Он незаметно вытер губы, пока взгляд Гая не сфокусировался. Ему было жарко - пора снимать рубашку. Он было боялся, что при таких обстоятельствах ему не удастся, хм, заинтересоваться, но, похоже, это был не тот случай.

Гай наконец встряхнулся и облизал губы, будто удивился, что они до сих пор на месте. У него был очаровательный румянец; растрепанные волосы закрывали глаза. Какаши на всякий случай еще раз взъерошил их. Обычно такое происходило у Гая на голове только после поединков, и надо было успеть насладиться непривычным зрелищем.

Гай растерянно взглянул на него; в глазах у него стоял вопрос. Какаши ободряюще кивнул.

- Это то, что называют оральным сексом?

Терпение Какаши безгранично, и он не склонен к приступам гомерического хохота. И в тот миг это радовало его, как никогда, ведь легкая истерика вряд ли подкрепила бы зарождающуюся уверенность Гая.

- Как бы помягче... нет.

- Аааа... Анко просто о нем упомянула, и...

URL
2007-07-30 в 01:15 

NarutoFiction
Злобный админ)
- Гай, ты же видел целующиеся парочки. Пройдись по Конохе вечерком в пятницу. Это - первый шаг к появлению маленьких шиноби.

- Я не видел, чтобы кто-то *так* целовался!

- Значит, не туда смотрел, хотя большинство занимаются этим таки в спальнях.

- И это имеет отношение к сексу? - Гай смотрел на него озадаченно.

- Бывает. Мы сейчас проходим азы, и это - первый шаг. Много что может иметь отношение к сексу. Это... ну, как тайдзюцу. Есть много разных движений. Пробным нападением выясняешь, что из себя представляет противник, рядом движений подготавливаешь почву для атаки, а потом наносишь последний удар. Ты выбираешь любимые техники, решаешь, какие наиболее подходят в конкретной ситуации.

Секс для чайников и рукопашников, устало подумал Какаши, пытаясь забыть, что он только что ляпнул. Впрочем, если объяснение сработало...

Глаза Гая горели, и он внимательно кивал. Какаши вдруг вспомнился мальчуган, изучающий боевые искусства с заразительным энтузиазмом, подействовавшим даже на циничного, уставшего от жизни человека предпубертатного возраста.

- Научишь меня еще чему-нибудь?

Какаши ухмыльнулся и за ворот потащил Гая к кровати.

***

Какаши слишком серьезно взялся за роль сенсея, мудрого наставника, показывающего ученику новые движения. Что было правдой, если забыть об одной маленькой детали. Кроме того, что Гай был почти девственником, он был еще и дзенином. Что означало, что он схватывал все на лету и легко подстраивался под ожидания партнера. Он также был вынослив. Чертовски вынослив. И, конечно, Гай был специалистом по тайдзюцу, что предусматривало полный контроль над мышцами.

Какаши перевернулся на спину и уставился в потолок, пытаясь сфокусировать взгляд. Ему было не до сложных и длинных словосочетаний вроде "полного контроля над мышцами", все мысли сводились до простого "трахни меня!"

Со стороны донесся стон. Встревожившись, Какаши пинками заставил свой мозг работать.

- Гай?

Тишина.

- Гай, ты в порядке?

Бормотание, заглушенное подушкой. Гай фыркнул и чуть повернулся, чтобы Какаши все же смог расслышать его слова:

- Лучше, чем в первый раз.

Тишина. Какаши ждал; он почти слышал, как ворочаются шестеренки под черными волосами.

Наконец Гай заговорил снова, твердо, будто все взвесив:

- Намного лучше, чем в первый раз.

Какаши расслабился – бальзам на самооценку лишним не бывает.

- Какаши... извини, я что-то сломал.

Только успел успокоиться…

- Что? Где болит?

Он обернулся к лежащему рядом с ним телу. Гай лежал на животе там, где упал некоторое время назад - вероятно, на собственное мокрое пятно. Но это его, кажется, не волновало. Он поднял голову и растерянно разглядывал подоконник. Какаши проследил за направлением его взгляда. Там, где Гай за нее цеплялся, толстая доска была раздавлена в щепки. Какаши, кажется, даже слышал треск, но тогда ему было все равно.

- Не волнуйся, починим.

- Я немедленно все заменю! Это - моя обязанность... менять мебель... которую я неосмотрительно... - Гаева речь была на порядок тише, чем обычно, и все замедлялась и замедлялась, как тиканье давно заведенных часов.

- Я же сказал тебе, не волнуйся. Посмотри, не загнал ли в руки занозы.

Какаши нахмурился; взгляд наконец сфокусировался. Кажись, Сексуальный Букварь они уже освоили. Но, возможно, Какаши следует проследить и за эмоциональным аспектом. В конце концов, Гай вряд ли связывал секс с любовью; он не читал тех книжек, с которыми таскался Какаши - он вообще не читал ничего, кроме "Тайн Лотосовой Ладони". Какаши все же следовало проконтролировать развитие ситуации.

- Ну, Гай, теперь ты знаешь, что надо делать. Но...

Ответом ему был храп.

Какаши со вздохом оглянулся. Гай лежал на животе, отвернувшись от него. И храпел. Он никогда не храпел, когда они кемарили на миссии, или даже когда он валился с ног от усталости после изнурительной битвы. Шиноби быстро учились спать беззвучно, если не было стопроцентной уверенности в безопасности.

Ну-ну...

- Но, наверное, мне следовало рассказать тебе о гигиене прежде, чем ты отключился, - одними губами проговорил Какаши. - Впрочем, сам поймешь, когда будешь отдирать себя от простыни. На этом объявляю урок оконченным.

Его взгляд скользил по спящему Гаю. Стройному, сильному, опасному. Более массивному, чем Какаши, и более тяжелому, но великолепно сочетающему силу, выносливость и нечеловеческую скорость. Кожу его испещряли шрамы, и не один носил следы кривых швов Какаши. А лежать голым, расслабленным после хорошего секса Гаю шло гораздо больше, чем спандекс и эти чертовы гетры.

Но правда состояла в том, что... Какаши было плевать на гетры, и на речи, и на дурацкие вызовы. Все это складывалось в образ... Гая. Детали столь же привычные, как кулаки, прикрывающие его спину во время боя, как их поединки. И сейчас он видел очередную грань этого мужчины, доселе незнакомую; черт, а эту сторону Гая вообще никто не знал. Кстати, очаровательный вид.

Какаши пристроился напротив окна, почувствовав неожиданный приступ сонливости. Послеполуденное солнце, просочившееся сквозь листья яблони, рассыпало зайчики по их телам. Чакра Гая была такой привычной и надежной, что радар Какаши на нее даже не реагировал. От его кожи исходило тепло, и непривычное углубление матраса от веса еще одного человека показалось Какаши странно трогательным. Какаши знал, что сейчас ему следует продумать, что он скажет Гаю, когда они проснутся, но он заснул прежде, чем чувство долга взяло за горло.

***

Какаши проснулся с четким намерением поговорить с Гаем.

Он не хотел никаких непоняток. Какаши обучил Гая азам, но ему не хотелось превращать того в свое зеркальное отражение - во всяком случае, не в этой области. Гай... не был создан для непринужденного секса с узким списком приятелей по койке. Ему, наверное, нужен будет кто-то постоянный. Кто-то теплый и открытый, а не эмоционально вымороженный, зависимый от порнухи циник.

К тому же, Какаши не хотелось терять своего друга и соперника. А он подозревал, что именно так и будет, если они сблизятся. У Какаши не слишком-то хорошо получалось быть близким.

Он разбудил Гая, зажав ему нос посреди очередного раската храпа. Увернувшись от инстинктивного пинка, он отволок Гая в душ. Так как с водой в старом доме было плохо, они решили помыться вместе. На то, чтобы смыть пот от их короткого утреннего поединка и Гаевых отжиманий, а также остальные жидкости, понадобилось больше времени, чем они рассчитывали. Из-за звуков воды - и усилий, понадобившихся на то, чтобы отмыть хорошенько широкую спину Гая - поговорить не получилось. К тому же, ему никак не удавалось сосредоточиться, а мысли от плеска воды и радостной болтовни Гая о важности гигиены разбегались.

Но он собирался поговорить, как только они выберутся из душа. Им надо было все обсудить. Это не повторится. Это нарушило установленный порядок, и Какаши ни на секунду об этом не пожалел, когда увидел, как расслабился Гай по сравнению с утренним состоянием. Но Какаши слишком привык к бастионам своих привычек. Гаева роль в его жизни была раз и навсегда определена, и Какаши не хотел ничего менять. А Гаю надо было решить, чего он хочет от будущего партнера; и, вероятно, ничего из этого Какаши ему дать не может.

Какаши был экспертом по паршивым пробуждениям после секса. Именно поэтому он сейчас свел количество своих партнеров до группки проверенных временем друзей. Иногда люди сбегали, не сказав ни слова; иногда парни начинали скакать вокруг него с сердечками в глазах, будто ждали предложения руки и сердца; некоторые начинали рассказывать о чувствах, и, казалось, ждали, что он тоже к ним что-то испытывает.

Но бывали и хорошие утра - с другими дзенинами: они сравнивали шрамы, боролись или бросали с улыбкой "хорошо было, пойдем пива выпьем?" Вечер с Гаем тоже попал в эту категорию. Они поужинали за колченогим кухонным столом. Какаши был в тренировочных штанах, Гай - в халате Какаши. Они приготовили омлет из всего, что нашли в холодильнике. Болтали о старых напарниках, старых друзьях и старых врагах. Стыда не было – вероятно, потому, что Гай не знал, чего следует стыдиться, а Какаши, которого смутить было вообще невозможно, не собирался его просвещать.

- Какаши?

- Да? - Какаши беззаботно свалил грязную посуду в мойку.

- Спасибо.

Какаши с улыбкой взглянул на него через плечо:

- Все удовольствие - мое.

Надо было поговорить.

Потому что в комнате витало тепло, а Гай смотрел на него открыто. Это тревожило гораздо больше, чем если бы тот признался в любви, потому что взгляд, связанные с ним чувства были до боли знакомыми. То же, что было между ними всегда, только глубже, просачивающееся в щели, где не место эмоциям. Он не был уверен, что справится с таким. Он боялся, что это станет началом конца порядка, на который он привык полагаться. Надо было все прояснить, пока дело не усложнилось до предела. Он выполнил обещание, он показал Гаю, что делать...

Хотя, если уж быть до конца честным, то раз уж он решил заняться образованием Гая, то следовало ему еще показать, что надо делать, окажись он сверху. По правде, это Какаши надо тысячу раз оббежать вокруг Конохи; возможно, это благотворным образом сказалось бы на его самодисциплине.

- Какаши?

- А? - Какаши боролся со скользким стеклом и собственным предательским разумом.

- Я бросаю тебе вызов!

Какаши уронил чашку, чуть не уничтожив все тарелки.

- Что?

- Да не в этом, - пожурил его Гай, махая пальцем, а потом стал в Позу Хорошего Парня. - Я вызываю тебя на настоящий поединок! А то два последних были жалким подобием здорового соревнования. А сегодня утром мы и пяти минут не сражались...

URL
2007-07-30 в 01:15 

NarutoFiction
Злобный админ)
- А как же забег?

- Ты достиг финиша спустя несколько часов, с мешком книжек в руках. Я вызываю тебя на настоящий поединок! Хм, как насчет тайдзюцу? Но... завтра, - добавил Гай, зевая. Он довольно опустил подбородок на грудь.

- ...Конечно.

- Замечательно! И тут уж ты не отвертишься! И я надеюсь, что ты меня еще многому обучишь в сексе. Я чувствую, что мне еще многому надо научиться, а ты - мой самый уважаемый и опытный друг. Но к тому же, ты - мой Вечный Соперник!

Какаши посмотрел на открытое, честное, лучащееся энтузиазмом лицо Гая.

Гай посмотрел ему в глаза, сначала с интересом, потом обеспокоено. Это продолжалось несколько секунд, ворвавшихся в его жизнь с криками "плевать на порядок, не проеби свой шанс".

- Ловлю на слове.

Не обращая внимания на Гаево изумление, он вернулся к посуде. Спустя миг Гай уже был рядом с ним и требовал полотенце для тарелок. Какаши знал, что так и будет.

Ночью они сломали спинку кровати Какаши. Гай снова извинялся и обещал все отремонтировать собственными руками. Какаши заверил его, что волноваться не стоит - он уже давно подумывал о более надежной мебели, и его не оставляло чувство, что крепкая мебель им еще пригодится.

Конец




Эпилог

С утра все пошло наперекосяк. Какаши, один из лучших шиноби Конохи - великим людям скромность не идет - порезался собственной бритвой. Дважды.

Какаши спросонья уставился на чертов инструмент. Минуточку, а бритва-то не его.

- Твоя, - пробормотал он.

Стоящий на пороге Гай напяливал майку.

- Что?

Какаши помахал бритвой. У нее была неправильная ручка и неправильное лезвие.

- Твоя. Почему она твоя?

Гай с недоумением взглянул на него. Потом он разжал пальцы Какаши, положил бритву на полочку, вложил в ладонь Какаши его собственную бритву, коварно прятавшуюся за стаканом с зубными щетками, и вышел с радостным воплем "Вижу, время варить кофе!"

Ублюдок... До сих пор не проснувшийся Какаши мрачно взглянул на дверь. Он ненавидел жаворонков.

Поток чакры остановил кровотечение. К тому времени, как он покинет дом, царапины уже почти затянутся. Плюсы выучки шиноби было не сосчитать.

Из кухни доносился звон - Гай управлялся с кофе. Еще он что-то напевал, громко, радостно и отчаянно фальшивя. Он всегда пел по утрам. Ублюдок, раздраженно подумал Какаши.

Его взгляд остановился на предательской бритве, лежащей на полочке с самым невинным видом. Те первые несколько раз, когда Гай оставался на всю ночь, он вставал пораньше, чтобы успеть забежать к себе помыться и переодеться перед встречей с командой. А Гай не умел собираться тихо. Это противоречило его природе. Инстинкт самосохранения подсказал Какаши посоветовать Гаю перенести сюда несколько предметов первой необходимости, чтобы не нужно было всякий раз возвращаться, а Какаши мог поспать на час дольше и тем спасти свою жизнь.

Его собственная удобная бритва легко скользнула по щетине. Что там у них запланировано на утро? О да, Седьмой Команде следовало завершить задание в оружейной. Неудивительно, что ему не хотелось просыпаться - с такими-то увлекательными планами.

Они промаялись там весь предыдущий день, помогая ученым и оружейникам разбирать и проводить испытания свитков и дзюцу, скопившихся там за годы. Формально это считалось миссией класса Б, реально это была работа уборщика - смахнуть со свитка пыль, все проверить, сдать в архив. Некоторые свитки были захвачены у неприятелей и имели неприятные ловушки, некоторые были повреждены и срабатывали самопроизвольно; это делало работу чуток веселее, но до захватывающей ей было еще далеко.

Так как свитки были опасными, а дзюцу тайными, уборщиков набирали из хорошо вышколенных шиноби высокого ранга; предпочтение отдавали командам с обладателями шаринганов. Конечно, именно Седьмая Команда вытянула короткую соломинку. Прошлой ночью Какаши вернулся домой злой, как черт, весь в пыли и с растерянным пауком в волосах. Гай осторожно выпустил его за окно.

Не то, чтобы у прошедшего дня не было светлых сторон. Какаши подслушал разговор двух чунинов, которые обсуждали странную болезнь, внезапно поразившую их товарища Идику Мацуё, стоило ему явиться на работу. Говорили, что стоило ему заглянуть в свиткохранилище, как он позеленел и сказал, что лучше пойдет домой.

Какаши язвительно ухмыльнулся зеркалу. Кажется, Идика до сих пор помнил их разговор, хотя с тех пор прошло уже четыре месяца.

Пение, доносившееся из кухни, стало громче, чтобы заглушить звуки блендера, творящего страшные вещи с парой сырых яиц, сельдереем и тофу. Даже не уделяя запахам и звукам особого внимания, Какаши определил, что Гай готовит Питательный Укрепляющий Завтрак Номер Один. Гай привык готовить для себя, а так как Здоровое Питание было для него очень важным, то он решил кормить и Какаши. Результат был совсем неплох; Какаши с шести лет ходил на задания и, если надо, мог бы съесть и скунса.

- Кстати, я вчера с Генмой поговорил, - бросил Гай, когда блендер затих.

Вот тут Какаши порезался в третий раз. Никогда маска не радовала его так, как сегодня.

- И что он сказал? - осторожно уточнил он.

- Поздравил. Я, правда, не совсем понял, с чем. Думаешь, он уже слышал о новом движении тайдзюцу, которое я изобрел? Прекрасное Падение Лебедя? Очень мило с его стороны.

- Конечно.

Какаши уставился на зеркало, хотя перед глазами его стояло отнюдь не собственное отражение...

...а ухмылочка Генмы и любопытство, плескавшееся в его глазах, когда они встретились два дня назад.

- Приветы, Какаши, сто лет не виделись.

Генма преградил его путь, будто думал, что Какаши бросится наутек. Какаши возвращался домой после тренировки, уткнувшись в книжку. Генма сегодня был странный - впрочем, он часто бывал странный. В конце концов, они оба дзенины, это профессиональное.

- Сто лет? Мы же вместе обедали вчера, - рассеянно напомнил Какаши.

Генма взмахнул рукой.
- Мы были в большой компании. Я имел в виду, мы давно не оставались наедине.

- Правда? Возможно. А к чему это ты?

Генма дружелюбно обхватил Какаши за плечи и потащил его к обочине, чтобы спрятаться в тени от любопытных прохожих.

- Ну... просто в голову пришло, что мы давно не сходились.

Судя по его тону, позе и ухмылке, Генма имел в виду отнюдь не посиделки за пивом после волейбольного чемпионата среди дзенинов.

- Правда, но я думал, что ты с Райдо...

Не нужно было заканчивать предложение: все шиноби и так знали, что Генму наконец захомутали. Да и не его одного. Какаши понял, что его друзья стареют: большинство почти случайно разбились по парочкам. Стоило на миг расслабиться - и все, тебя уже приручили. Бедняги, подумал Какаши.

Генма кивнул с видом знатока. Отпустив Какаши, он отступил на шаг, повертел в руках свою зубочистку. Его взгляд остановился на маске Какаши.

- В этом-то все и дело. Мы тут с Райдо поболтали о тебе на днях.... подумали, что не прочь, чтобы ты как-нибудь к нам присоединился...

Брови Какаши медленно поползли вверх.

- Интересное предложение...

- И?

- Воздержусь.

Он даже не колебался - по куче мелких причин. Такое решение не должно было вызвать удивления - он уже не раз отклонял предложения Генмы, когда не было времени или сил. Но Генма почему-то воспринял его ответ как революционное открытие. Но, впрочем, особого удивления не проявил.

- Господи, так это правда. Слухи, конечно, ходят, но я все не мог поверить, а это правда, так ведь, ушам своим не могу поверить...

- Что ты несешь?

- Ты и... и Гай?

Генма вдруг собрался, будто приготовился уклониться от удара.

- Да, я с Гаем. Мы трахаемся уже четыре месяца.

Генма выглядел так, будто его ударили под дых.

- А ты только что узнал? Мы особо и не скрывали. - Какаши почесал затылок. - Ты же нас видел еще месяц назад. Так с чего такое удивление?

- Э, Какаши, когда я вас видел, вы сражались.

Какаши замер:

- Ну да, сражались.

- ...это какая-то проверка расстановки сил?

- Нет, - холодно ответил Какаши, - обычный вызов. Из тех, которыми мы уже лет двадцать обмениваемся, в курсе? Ты мозгами хоть изредка пользуешься? Тогда была вольная борьба, если я не ошибаюсь.

- Да нет, вы на оружии дрались. Я уже собирался вас растаскивать, и только потом понял, что вы не собираетесь убивать друг друга.

- О да, борьба была позже, - мечтательно протянул Какаши. И это была не та борьба, которой можно заниматься на людях, если, конечно, не хочешь получить выговор и загреметь в тюрьму.

Генма выглядел так, будто зубочистку проглотил.

- Я не хотел об этом знать. До сих пор не могу поверить.

- Почему же? - почти с обидой спросил Какаши.

- Ну... мы с Гаем приятели, и ему можно довериться в любой передряге, но... то есть, это же Гай! Что ты в нем вообще нашел?

- Он все схватывает на лету, - гортанно протянул Какаши. К счастью для Генмы, его лицо было скрыто маской.

В глазах Генмы застыло такое выражение, будто он увидел Какаши впервые в жизни. Он внимательно изучал малейшие детали маски, фигуры дзенина. Казалось, он пришел к сложному выводу, и зубочистка выпала у него изо рта; он подхватил ее налету и поднес к губам, ничего, кажется, и не заметив.

- Так ты... ты это серьезно.

- Серьезно? - Какаши вообще недолюбливал розыгрыши, а уж о таком не будет шутить и подавно. Но почему же Генма так на него таращился?

- Вот это да. То есть... вот это да. - Генма сморгнул и ухмыльнулся. - Но это же... я думал, что уж если кто в этой деревне и останется свободным, так это ты. Черт. Кажется, грядет Апокалипсис. Но... я рад за тебя, чувак. За вас обоих рад. Черт подери.

Генма пришибленно побрел прочь. Какаши долго смотрел ему вслед и думал, не случилось ли какой ошибки.

Последние несколько месяцев были замечательными и очень познавательными для Гая. Но этим все и ограничивалось.

URL
2007-07-30 в 01:17 

NarutoFiction
Злобный админ)
Правдой было, что Какаши за эти месяцы не спал ни с кем другим. У Гая не хватило бы душевной легкости (или развращенности) чтобы понять концепцию свободных отношений и приятелей по койке - Какаши и объяснять не пытался. По его мнению, Гай еще даже азы не все освоил. К тому же, он не хотел, чтобы Гай подхватывал чужие дурные привычки на начальных стадиях обучения. Когда Гай будет знать все, что знает сейчас он, и когда ему станет скучно, они смогут придумать что-то еще. А поэтому Какаши пришлось ограничить и себя - это было справедливо. Да и не то, чтобы обременительно - Гай действительно схватывал все на лету. Но если Генма думал, что это что-то серьезно меняло для Какаши или Гая, то Генме следовало побольше отдыхать и не брать столько тяжелых миссий.

Какаши вернулся к реальности и увидел руку, медленно колышущуюся перед его лицом.

- Какаши? - тихо спросил Гай. Подкрадываться к погруженному в раздумья дзенину было обычно плохой идеей.

- Что? - спросил Какаши, сердито взглянув на свое отражение, на бритву, неподвижно прижатую к щеке. Его немного встревожило то, что его радар не реагировал на Гая, не воспринимал его как потенциальную угрозу. Да, Гаю можно было доверять, но он все равно мог пробить его головой дыру в стене.

Гай, казалось, хотел провозгласить речь о преимуществах ранних подъемов, но он уже знал, что такого с Какаши, пока он не выпьет первую чашку кофе, проделывать не стоит. Поэтому он просто поставил чашку на полочку рядом со стаканом с зубными щетками и вернулся на кухню.

Какаши решил забить на щетину - еще одно преимущество маски. Он смыл пену, взял кофе и пошел на кухню. Кофе был черный и крепкий. Сам Гай пил только чай, но он быстро привык варить особое пойло для своего друга.

Завтрак, похоже, был уже почти готов.

Он еще не начал искать себе новое однокомнатное жилье. Все времени не было. К тому же, он наконец начал привыкать к этому дому, даже понемногу освоил несколько комнат. Появились новые приятные воспоминания, с ними связанные, и это помогло ему похоронить часть старых кошмаров. Обидно было бы выезжать сейчас. К тому же, большая ванная и кухня были нелишними, когда Гай оставался у него ночевать.

Какаши остановился на пороге кухни. Несмотря ни на что, его мысли то и дело возвращались к разговору с Генмой.

Кухню они обставили по-новому, и она сейчас выглядела почти обжитой. Колченогий стол поменяли - он и так разваливался, а идея Какаши попробовать заняться сексом вне спальни его окончательно добила. К тому же, новый стол был на порядок удобнее. Он был меньше и как раз помещался в углу так, что никому из них не приходилось сидеть спиной к двери или окну. Мебель, конечно, пришлось переставить, но теперь можно было есть спокойно.

На столе расположилось два привычных набора. Какаши ел палочками, пил кофе и читал газету. Гай предпочитал ложку, спортивные напитки прямо из банки и рассуждения о Смысле Жизни и Здоровом Питании. К тому же, завтрак у него был плотнее, чем у Какаши, но так как готовил все равно он, хозяин дома не возражал. Какаши готовил ужин, так что они были квиты.

Какаши разглядывал кухню, будто пытался разгадать загадку. Кофе еще не поступил в кровь, вот в чем причина. Именно поэтому кухня, и Генма, и последние четыре месяца, и Гаево пение, и бритва, и привычки Гая, переплетающиеся с его привычками, пытались сложиться в его мозгу в картину...

- Какаши, поторопись, мне нужно выбегать через полчаса. Ты что, до сих пор не проснулся? Бодрые пташки согревают весну! Юность должна...ммм!

Какаши уже понял, как можно прервать затянувшуюся речь. Также он научился отставлять чашку кофе и прижимать к стене мужчину в полтора раза крупнее его меньше, чем за секунду. Не зря же он - один из лучших шиноби Конохи.

Гай тоже был хорошим шиноби. С языком Какаши, орудующим в его рту, он говорить не мог, но на то, чтобы вырваться из объятий и отклониться, у него ушло совсем немного времени.

- Какаши! У нас нет времени на... моя команда...

- Ну и что с ними стрясется, если ты опоздаешь? Я вот все время опаздываю.

Вообще, физически Гай был немного сильнее Какаши.

Кухня закружилась вокруг него, и неожиданно это уже Какаши был прижат к стене весом Гая, а его запястья были сжаты мертвой хваткой.

- Точность, - торжественно провозгласил Гай, - вежливость королей.

- Мне всегда импонировал анархизм.

Гай осуждающе покачал головой, а потом быстро и громко чмокнул Какаши в губы, и, не обращая внимания на его попытки превратить это в нечто более серьезное, ушел, бросив только "Ты порезался, бреясь, знаешь?"

Какаши взвесил шансы повалить Гая на пол...

- Я начинаю понимать тебя, мой соперник, - сказал Гай, не оборачиваясь. - И я должен сказать, что то, что ты намереваешься сделать, неразумно.

Пятьдесят на пятьдесят - это в лучшем случае. Гай чертовски силен, а Какаши не собирался использовать ниндзюцу в кухне. К тому же, утром Гай даст ему серьезную фору по скорости реакции. Ладно, придется завтракать.

Какаши сел, опустив подбородок на кулак, и сталь ждать свою порцию Энергетической Смеси. Гая раскладывал ее по тарелкам, добавив Какаши немного рису, но его движения вдруг замедлились. Он таращился на висевший перед ним календарь и что-то бормотал:

- ...вторая неделя? Нет, это июль... значит...

О да, подумал Какаши, на Гая всегда можно положиться - все распланировано на много недель наперед. Он повертел в руках соевый соус, поставил его на обычное место ровно посредине стола.

- Что ты делаешь сегодня вечером? - спросил Гай, не оборачиваясь, непринужденный и прямолинейный, как стадо мчащихся быков.

- Все еще в оружейной, разбираю их склад. Думаю, к полудню управимся - вот нам и Каге Буншин Наруто пригодился. Клоны вчера разобрали половину полок.

- То есть вечером ты...

- Собирался задать мелюзге тренировку и отдохнуть хорошенько.

Миска со стуком опустилась на столешницу. Луч свет пробился сквозь жалюзи, освещая Позу Номер Пять в каталоге, взблеснул на Гаевых зубах.

- Какаши, я бросаю тебе вызов!

- Какой сюрприз.

- Аааа! Ты такой сдержанный! Но я вырву у тебя победу в борьбе! Ты, мой вечный соперник, единственный мужчина, способный...

Какаши спрятал улыбку за чашкой кофе.

Время забыть о предположении Генмы, и порезах от бритвы, и новообретенном умении распознавать рецепт завтрака по звуку блендера. Его жизнь не изменилась. Во всяком случае, чувства были все те же, что и раньше. Наверное, стало чуть меньше одиночества; и больше уюта; наверное, все стало чуть лучше. Но жизнь была полна обычных странноватых привычек и ритуалов, на которые Какаши полагался.

И он знал, что от порядка никогда не устанет.

Конец =)

URL
2007-07-30 в 02:19 

[3-D симулятор полета души]
люблю этот фанфик))) уж очень смешной и... бытовой?

2007-08-01 в 05:00 

there's no black and white, right, right?
класс :)
спасибо.

2008-05-27 в 13:40 

постоянное дно
мыр-мыр-мыр)) прекрасный фик :red:
спасибо ))

2008-11-09 в 20:28 

Смотри. Улыбайся.
Мммм... Мне так понравилось!

2009-04-27 в 16:27 

большое спасибо. прекрасный фанфик и хороший перевод.

2009-10-29 в 19:07 

Сорри, я ещё не прочитал фик, но хочу задать вопрос: Кто здесь семе, Какаши или Гай. Все-таки написано Какаши/Гай(не могу принять гая пассивом(((()

2011-09-08 в 00:15 

Shelma-tyan
brainless freak (c)
Жизнь шиноби полна тревог: каждый день приносит что-то новое. Когда Какаши утром выползал из кровати, он и предположить не мог, что узнает о том, что Гай девственник. Если бы мог предположить - оставался бы под одеялом всю неделю.
Очень веселый фик. Большое спасибо за перевод. :red:

2016-05-10 в 00:31 

Китахара
Номер Два. Перегнат.
Чистый кайф. Как же это я раньше не. Огромное спасибо переводчику и вообще. Аррр.

   

Библиотека Цунаде

главная