I. «Я познаю мир»

Что произошло?
Почему я слышу звон оружия? И так тяжело? Как же болит голова!.. Кажется, мне прилетело чем-то тяжелым по затылку, раз ноет именно он. И я ненадолго слетала в астрал, о чем ярко свидетельствовало мое нынешнее физическое положение. Я же лежала на кровати, смотрела заставки из «Heroes of Might and Magic V», а сейчас… Я на земле? И пыль забивается в нос. От этого хочется чихать. Хорошо, очень хорошо…
Чихнуть я не успела: кто-то торопливо подошел, сел рядом, аккуратно снял с меня нечто, мучительно стягивавшее голову, и хорошенько встряхнул. Голова отозвалась сдавленной болью. Конечно, меня очень заинтересовало, кто это такой добрый, и я резко открыла глаза навстречу неизвестности. Неизвестность порадовала меня ясным голубым небом и светившим прямо в глаза солнышком. А, переведя взгляд от пылающего светила, я увидела симпатичное личико Фриды Единорог, которая смотрела на меня крайне обеспокоенно.
Получается, я попала в игру. Как такое могло произойти? Я попыталась воспроизвести в памяти события прошедшего дня. А что, если это прямое следствие нездорового сна усталой школьницы после долгого сидения за компьютером и «Героями» непосредственно? Тогда, скорее всего, это просто сон.
– Ты не ушиблась? – спросила Фрида.
Меня очень удивил ее взволнованный тон. Почему обо мне беспокоится Фрида Единорог?
– Сейчас посмотрим, – прохрипела я и попыталась встать. Перед глазами тут же поплыли маленькие звездочки.
Из-за этого, к моему глубочайшему сожалению, сразу получилось только сесть. Так, нужно оценить состояние головы, хотя бы на ощупь, а то, не дай Бог, что произошло. Я подняла руку, но остановила ее на полдороги. На мне доспехи! Так вот почему так тяжело! А где тогда шлем?
Наверное, Фрида сняла именно его, и он валяется где-то рядом, потому что удар явно был сильный, и если бы я была без шлема, то уже здоровалась бы за ручку с Эльратом. Или с Ургашем…
Я снова посмотрела на Фриду. Ее взгляд все еще был очень обеспокоенный.
– Вроде все нормально, – слабо сказала я. Хоть не хрип… – Только шишка будет, наверное.
– Я тебя чуть не убила, а ты волнуешься из-за шишки!
Я попыталась кивнуть и поморщилась.
– Пойду, попрошу папу отпустить нас пораньше.
– Что ты, – запротестовала я, – заканчивай без меня, а я, пожалуй, пойду к лекарю.
Если смогу. Да и Средневековье, все-таки. Врачей пока нет, лекари.
– А с кем мне тренироваться, если ты уйдешь? Отец не разрешает и близко подходить к мечникам, – в голосе графини явно звучала обида.
– Не волнуйся, – улыбнулась я. – Он тебя просто очень любит.
– А тебе, значит, можно, да? Чем ты хуже меня? – обиделась Фрида.
– Ну, я же не графиня Единорог.
А, собственно, кто я? В смысле, за какие заслуги я оказалась на одном полигоне с дочкой главнокомандующего армией Грифона? Определенно, «место досталось мне по большооому блату». А почему мне-то? Я же не особенная…
Фрида горько усмехнулась.
– Ты только постарайся недолго, хорошо? И не описывай ему в красках… – попросила я. Терпеть не могу, когда кто-то носится вокруг меня, точно я беспомощная Дюймовочка…
– Не беспокойся, я скоро вернусь, – сказала девушка.
Я кротко кивнула в ответ (лучше бы сказала, честное слово) и, пока Фрида бегала туда-сюда, попыталась встать без посторонней помощи. Аккуратно, чтобы снова не ткнуться носом в землю – на этот раз из-за тяжести доспехов. Но, оказалось, что насчет этого я волновалась зря: они были довольно легкие. Для доспехов. Так что, когда графиня вернулась, я была на ногах. Путешествие к лекарю я описывать не буду – скажу только, что во время дороги я крайне удивилась отсутствию рвотных позывов и нового обморока впоследствии. В глазах также не двоилось. Осмелюсь даже заметить, что чувствовала себя отлично. И это после Фридиной руки-то…
Осмотрев меня, лекарь заявил, что ничего серьезного со мной не случилось (просто нокаут), дал выпить какой-то отвар и прописал полный покой. Я хмыкнула. Судя по моим познаниям о врачебном деле на данном этапе развития цивилизации, у меня были все основания полагать, что диагноз был поставлен неверно. Но и мои познания в медицине были не блестящи, чего уж греха таить? Ладно, если до завтра не начнет тошнить, и под глазами не появятся фонари, значит, сотрясения действительно нет. А лекарский отвар и вправду помог: теперь я разговаривала «своим» голосом, а не как больная мышка-норужка.
Однако, нормальная речь не давала возможности выяснить, кто я, не возбуждая подозрений. Но я хотя бы знала, как меня зовут, а это уже немало.
Пока я размышляла, Фрида поделилась своими планами на завтрашний день, которые сорвались из-за моего почти-сотрясения. Она хотела уехать на весь день в лес и устроить там пикник. Жаль… Мы могли бы хорошо провести время. Это я виновата.
– Прости меня, Фрида, – выдохнула я. – Мне стоило быть осторожнее… Теперь вот не получится у тебя веселья…
– Не беспокойся, Ли, я найду, чем себя занять, – ответила графиня, окинув меня пристальным взглядом. – У тебя усталый вид. Давай, я провожу тебя до комнат?
И правда... Что же я делала весь день?
Я не стала отказываться от помощи, но не позволила Фриде тащить меня на себе. Если не смотреть на доспехи, то добрались мы довольно быстро и благополучно. И вот, попрощавшись с графиней, я зашла к себе.
А что делать дальше? В смысле, как я сниму с себя доспехи? До ремней, на которых держались наплечники, мне не дотянуться, а это значило одно из двух: либо спать в «обмундировании», либо искать кого-нибудь, кто поможет мне снять его.
Тут в голове щелкнуло: позови служанку! А как ее зовут, служанку-то? Гертруда?
«Нет, не Гертруда. Клэр», – наверное, это моя память, так как присутствие «лишнего» я не ощущаю.
– Клэр! – позвала я.
В комнату вошла молоденькая симпатичная служаночка и стала снимать с меня доспехи. Она действовала быстро, длинными тонкими пальцами расстегивая ремни и снимая доспехи.
Я молчала, не совсем доверяя ей, а она болтала без умолку, делясь со мной сегодняшними новостями. Оказалось, сегодня в столицу приехал долгожданный король: он все это время провел во дворце Грейхануд. Когда на мой вопрос, помолвлены ли Изабель и Николас, она ответила «Да», я поняла, что у меня есть еще немного времени для того, чтобы подготовиться к будущей войне и попытаться изменить историю.
В общем, дальше на вопросы Клэр я отвечала невпопад, так что, скоро она ушла. Признаться, только этого мне и не хватало, пускай девушка мне понравилась, но спать хотелось дико.
Сон во сне. Это уже интересно. Мне последовательно являлась практически вся «моя» жизнь. Без мельчайших подробностей, конечно – у меня будет еще много ночей, чтобы разобраться во всех нюансах своей биографии.
Но это все было так странно, словно мое тело поняло, что мне срочно нужна помощь и вскрыло все доступные ячейки памяти.
Как оказалось, столь близкому соседству с графиней Единорог я была обязана ей же и нашей крепкой дружбе, которая существует, несмотря на мое, мягко скажем, неугодное происхождение. Среди аристократов Империи Грифона я была белой вороной в прямом смысле этого слова – мой отец был потомком обедневшей ветви древнего дворянского рода, а мама – так и вовсе крестьянкой. Но, слава Эльрату, ко мне не относились как к дочери конюха, ибо «я» сумела завоевать уважение местного высшего общества (большей частью, военных – придворные смотрели на меня, как на экспонат в музее, а не как на человека). Мне также повезло потому, что я получила небольшое наследство, доставшееся мне от моего последнего родственника-аристократа (и то, потому что других наследников не было). Вот, благодаря ему, я и есть почти полноценная дворянка, а не птенец кукушки в гнезде Единорогов. Но у меня почти не было семьи и за меня некому было заступиться, а это наталкивало на кое-какие весьма мрачные мысли. Мне придется либо быть очень осторожной, либо спешно осваивать кулачный бой.
Если быть честной до самого конца, собственная биография показалась мне бредовым сюжетом женского романа. Бедный мой мозг, ему бы отдыхать, а не изображать Чипа и Дейла сразу… Стоп. Если я помню про бурундучков, то почему должна забывать все остальное? Плевать, как я сюда попала, главное, что я здесь и могу попытаться все изменить. Спасти кое-кого… Память двух тел должна помочь мне, а пройденная игра может прийтись очень даже к месту, если учесть последующие события.

***

Проснулась я бодрой, отдохнувшей и голодной. Почему-то последнее обстоятельство меня очень порадовало, это развеивало мои последние сомнения о том, что это всего лишь сон. Еще радовало то, что меня не тошнило, значит, лекарь прав, и сотрясения нет. Зато теперь можно подумать не только о голове, но и обо всем остальном.
И первой в этом списке была, собственно, моя бредовая биография. Во сне мне удалось разобраться в некоторых ее нюансах. Но не во всех.
Я родилась примерно через три-четыре года после Войны Пятого Затмения. Мама меня почти не воспитывала, но только потому, что папа погиб, подравшись после какой-то попойки, а ей самой не давала покоя моя судьба. Ведь крестьянка – не значит дура, и мама тому яркий пример. Памятуя о дружбе моего отца, барона, с герцогом Единорогом, она направилась прямо к почтенному лорду и упросила его взять меня к себе под опеку (к слову, он согласился только ради памяти барона Барс). Мне тогда было года четыре, наверное. В общем, именно так я познакомилась с Фридой. Конечно, две девочки-ровесницы не могли не стать подругами, особенно в нашем цветочном возрасте.
Мы никогда не разлучались, всегда были вместе, словно сестры. Придумывали всяческие каверзы, лазали по деревьям и убегали на луга… А когда Годрик стал делать из Фриды воина, она потребовала, чтобы я тренировалась вместе с ней. А потом это наследство… Так, не разлучаясь, мы и пришли к тому, что есть.
Я числилась в армии Годрика, и там меня любили, большей частью потому, что я держала себя наравне со всеми, не делая различий по титулам, ну и за язычок, конечно, который мог довести не только до Шио.
Ах да, чуть не забыла: мы сейчас были в Талонгарде. Вот только Николас еще не сделал Изабель предложение. Как будто судьба предугадала мои планы и решила дать мне фору. Спасибо.
Теперь подойдем к зеркалу… Ого! Я, оказывается, бледнолицая большеглазая брюнетка! У меня широкие полные губы, тонкий нос и серо-зеленые глаза. Волосы отчего-то длинные (для девушки-воина) – до конца лопаточной кости – и кудрявые, как у барашка. Видимо, я их в пучок собираю или в хвост там… Чуть полнотела, но фигура неплохая. Хотя, при таком активном образе жизни я кажусь толстой. Для девушки-воина. И хорошо, не хочу быть копией Изабель, даром, что не похожи.
Подведем итоги. Я есть нечто среднее между Эмми Россум и Келли Осборн. Если такой симбиоз вообще возможен. Красавица и чудовище в одном флаконе.
В общем, довольно симпатичная внешность, это было приятно.
Посмеиваясь, я принялась за одежду. Сейчас утро, надо идти завтракать. Выходить надо в платье, историю я в школе, слава Богу, учила. Кликнула Клэр, а то сама эти корсеты-юбки-каркасы, служащие на благо красоты женщин Средневековья, не натяну ни за что на свете.
Ожидая, когда же баронесса Барс соблаговолит одеться, Фрида нетерпеливо прохаживалась за моей дверью. Она-то уже давно была готова, а я с непривычки копалась.
Я уложилась с одеждой в час с небольшим. Рекорд. И то потому, что с прической заморачиваться не стала, а собрала волосы в банальный пучок, прикрыв его конусообразной шляпкой. А то бы все два с половиной вышло…

@темы: Heroes of Might and Magic V, фанфик