Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:02 

"Возлюбленный с Рувензори": продолжаем перевод

Кимури
В теорию эволюции не надо верить - ее надо знать
После перерыва продолжаем перевод второй книги.
Предыдущие части - здесь.
*

Перевод принадлежит переводчику, некоторая литературная обработка напильником моя. Пафос, понты, мерисьюизм и глюки принадлежат исключительно автору. :)



***
Шинго понимал, что он не просто был тяжело отравлен алкоголем – его нервы постепенно превращались в лохмотья. Но бросить пить не хватало духу.

"Ничего не поделаешь. Никто за это не отвечает. Сам выбрал. После той битвы, после развала Докуги я не делал ничего . Потеряв невесту, Лили, в тогдашнем терроре, я заметил, что решился..."

-Один раз я уже умер… Будет ли второй?

Террор создал решимость – стойко сопротивляться мощи "Докуга". Даже если победить не удастся - он избегнет поражения, если просто выживет...

-Эй, Шинго! Что это тут несешь, болван... - бормотал он, горько ухмыляясь. - Докатился… Все равно, что там было, ты сейчас просто пьяный подонок. Такой победы достиг.. и нифига больше не сделал...

После победы он шатался по миру, разыскивая... что? Азартные игры, женщины, алкоголь… ничто не подходило. Он ничего, кроме войны, не знал. Сейчас войн не было, умирать вроде не хотелось, но и жить - тоже. Выпивка. Она проще всего.

Алуша... Была та девушка, Алуша. Деревенская девчонка, встреченная на руднике Кимберли в Южной Америке. После развала Докуги он приезжал в ее деревню на пару недель. К жизни крестьян, привязанных к своей земле, он не привык, хотя Алуша там, среди полей, казалась такой красивой.. Все равно он выбрал расстаться.



Сказал тогда девочке о Лили: "Есть человек, которого забыть не могу. Хоть ее и нет, но власть ее надо мной осталась". Полправды. А вторые полправды - в той деревне религия алкоголь запрещала.

"Вот ничтожество... Ушел от такой девушки, болтаюсь в своих сожалениях, глушу шнапс в дрянном отеле... Зачем вообще приехал в этот город?... Явился как-то на концерт старинной музыки местного духового оркестра... я ведь не одних японских нанивабуси слушал... А еще тут недалеко до Мюнхена и могилы Лили...
О чем это я... Вспомнил Алушу как-то... помню, полез из ванны, поскользнулся на мыле и руки-ноги поломал. Ветеран-миротворец, называется. Позорище. И как тут не выпить?.. Подкупил тогда уборщика, он мне носил выпивку каждый день. Врач узнал - не удивился. Но наблюдение за мной поставил. "Ты, - говорит, - герой, боец Годсандера, ты не только себе принадлежишь! Ты людям нужен! А кому нужен герой-алкоголик??" Тогда-то я из больницы и сбежал. Пришел в себя уже здесь, прямо в этом баре, за стаканом шнапса..."

Никто в нем "героя Шинго Ходзё" не узнавал, и то хорошо. Грязный, усталый японец-выпивоха.

...Он почти допил кувшин и жестом подозвал официантку. Та сделала вид,ч то не заметила.
И тут чья-то рука поставила на стол перед ним полную бутылку.

-Столько хватит? - раздался болезненно знакомый женский голос. Реми!!

А рядом с ней - Шмит...

-Присесть можно?

Шинго пожал плечами, кивнул. Реми, опустившись на стул, разлила шнапс на всех, и прикончила свой стакан в два глотка.

-Ты как, в порядке?

-Да в порядке я, в порядке, - вяло сказал Шинго, не поднимая глаз от выпивки.

-Кента возвращается.

-Кента?

-Кажется, новое дело.

-А... я и забыл.

-Похоже на то. Через месяц ждем тебя в Сахаре.
-Мне никто приказывать не может, - и снова Шинго смотрел мимо.

-И не думаю. Приходить или нет – сам решай. Я просто сообщила, - Реми встала.

Она, выросшая в парижском квартале красных фонарей, пьяных видала множество. И сразу поняла, что алкоголь Шинго почти догрыз, и надежда на спасение слаба. И еще она знала, что, пока человек сам не захочет бросить пить, никакие чужие слова не помогут.

-Вот что, - сказала она, поднимаясь. - Мне бесполезные люди не нужны, так что пойду-ка я. Адью, - как дверью хлопнула.
Шмит удивленно поднял глаза - щеки девушки были мокрыми. Горько улыбнувшись, она отвернулась.

-Спасибо, герр Шмит. Мне надо спешить.

-Я пока останусь.

-Тогда оставляю парня на вас. - Не оборачиваясь, она почти выбежала из бара.

Шмит перелил Шинго остатки выпивки из собственного стакана.

-Угощаю. Пей.

-Данк...

-Допьешь – выметайся из города, нет – из страны, - продолжил Шмит жестко. -Моя... дочь Лили тобой больше всех восхищается. Не желаю, чтобы она тебя видела.

Он достал чековую книжку, вписал сумму, протянул листок. Шинго впервые поднял глаза.

-Половина от докуговских миллионов, - пояснил холодно Шмит.

-Потрать их на девочку.

-Обойдусь. Не тебе уж давать денег на ее воспитание.

Шинго тихо хмыкнул.

-Я что, и у нее получил отставку?..

-Прежде чем свалишь из страны, загляни на источники в Баден-Баден. Там хорошая лечебница для таких... вроде тебя.

-А если откажусь?.. - пробормотал Шинго, глядя теперь на чек.

И тут Шмит вытянул из-под плаща лучевой пистолет.

-Убью, - сказал он твердо.

В глазах Шинго промелькнула искорка. Рывком опрокинув стол, он ухватил Шмита за руку и перебросил через спину. Шарки, конечно, перевернулся и приземлился на ноги, но Шинго уже направил на него пистолет. Тот самый, выхваченный у Шмита за какое-то мгновение.

Кажется, алкоголь еще не добил его боевые навыки.

Шмит ухмыльнулся.

-Трясется. Промажешь.

Шинго перевел взгляд. Пистолет в его руке действительно дрожал.

-Все равно неплохо для алкоголика…- Шинго вернул оружие и допил остаток шнапса. - Ну так через месяц в Сахаре.

-Тогда вот карта Реми.

-Девочка...

-За нее я отвечаю. Бери. - Шмит протянул и пистолет.

-Нет. Он тобой воняет. Да и мне не подойдет.

-Не годится?

-Aufwiеderseen.

Выпрямив спину, Шинго покинул бар. Споткнулся о ступеньку, покатился. С трудом встал - и все-таки удалился, ничего на сей раз не сломав.

На баденском лесном курорте Шинго появился в тот же день, и к выпивке больше не прикасался. Теперь он изо всех сил старался привести отравленное и расслабленное тело в форму, изнуряя себя пробежками и тренировками по десять часов в день.

Тело после годового отдыха с возлияниями возвращаться в форму не торопилось. Тогда он прибавил еще несколько часов тренировок, держась на чистом упрямстве. Обычный человек, пожалуй, уже надорвался бы.

-Можешь делать, - приговаривал Шинго, - делай, пока не свалишься...



@темы: мат.часть, книги, GoShogun

Комментарии
2011-03-09 в 16:14 

Bernadett-e
В море соли и так до чёрта, морю не надо слёз.
Пафос, понты, мерисьюизм и глюки принадлежат исключительно автору.

Вот это правильное уточнение :)

   

Макрон-1 и Ко.

главная