Борис Годунов
ЖЕЛЕЗО ВНУТРИ, ЖЕЛЕЗО СНАРУЖИ!
Глава 17.
Прошу прощения, если что, но мне всю серию дичайше хотелось замочить семейку Юнгов...

Проверив почту и перегрузив на планшет не терпящие отлагательства документы, Нейтан бросил его в сумку и отправился будить Химену. Та, однако, была уже на ногах и о чем-то спорила с котом. Фриц бурно и совершенно невразумительно жестикулировал, полагая, видимо, что одной телепатии тут недостаточно.
- Доброе утро! Что это вы развоевались?
- Да так, немного разошлись во мнениях…
«Не стоит ей знать, что было той ночью в Лэндинге и Северной Пустоши» - одновременно ответили девушка и древесный кот.
- Фриц! Давай я сама решу, что мне надо, а что нет!
- Пока что, - перебил спорщиков Нейтан, - тебе надо выковать корону, поэтому – поехали. Кони ждут.
- Прекрасно! – Химена вскочила, - Фриц, пошли!

Кони неторопливо брели, пощипывая траву и время от времени фыркая друг на друга. Нейтан разбирался с почтой, болтая с девушкой о каких-то пустяках – о мятеже они не вспоминали – и о короне.
Золото и железо. Рубины. Разум, власть и кровь – три столпа Империи, павшей из-за глупости и ничтожества своего последнего правителя, променявшего власть и земли своей державы на роскошь и безопасность для себя. Тогда дом Эркелл смел отстоять хотя бы исконные земли рушащейся империи – теперь же ему предстояло восстанавливать давно разрушенное…

- Приехали, - Химена соскользнула с седла и привязала лошадь у кузницы, - давай посмотрим, что у нас есть.
Железа было, разумеется, более, чем достаточно, золото тоже отыскалось в нужном количестве – благо, его и не нужно было много. Камней, разумеется, не нашлось, но их, по словам Химены, достать было не слишком сложно – были бы деньги. А поскольку деньги были, рубины временно снимались с повестки дня. Выбрав показавшийся ей подходящим слиток, девушка вручила его Бриджеру и велела ковать обруч короны.
Работа неведомо почему не спорилась. Первый обруч он забраковал сам. Второй, вроде бы не имевший изъянов, все равно не нравился не только самому парню, но и Химене, которая несколькими ударами молота превратила обруч в бесформенный ком и сбросила в ящик с ломом.
- Нет, - только и сказал а она.
И Нейтан неожиданно разозлился. Не на подругу – на железо, упорно не желавшее подчиняться. А затем на смену злости пришло какое-то исступление… Бросив в горн новую заготовку, парень открыл кислородный кран. Пламя взревело, вырвавшись из горна, но Бриджер не обращая на это внимания, вглядывался в огонь… А затем голой рукой выхватил раскаленную болванку из горна и принялся ковать, вкладывая в яростные удары память о всех, кого он любил и кто погиб на этой проклятой войне с ракшасами, о потерянном доме, о детстве, которого его лишила война… Он совершенно не помнил, как и что он делал, и сколько это длилось – просто внезапно Нейтан осознал, что стоит, тяжело дыша и опираясь на наковальню, на которой лежит железный обруч.
- Не поверила бы, если бы не видела это своими глазами, - потрясенно прошептала Химена, - это настоящее колдовство…
- Да. И я невероятно устал… Но все-таки сделал… Пойдем домой, Хименита, только помоги мне немного, ладно? – парень оторвался от наковальни, и с трудом, опираясь на подставленное плечо девушки, пошел к выходу. Чувствовал он себя так, словно после тяжелого боя. Впрочем, почти так оно и было…

- Итак, - Нейтан окинул взглядом собравшихся, - этот мятеж произошел вскоре после парламентских выборов, результаты которых кое-кому очень не понравились… Хотя были очевидны. Всем было памятно, как Жанвье и его кабинет спровоцировали войну с Хевеном на практически на пустом месте… Ладно, хевы тоже постарались, но этот кретин, плюс ко всему, сократил флот настолько, что Мантикора едва устояла… Впрочем, это не важно. Важно то, что война, которую они спровоцировали, скинула их с насиженных кресел и они очень хотели вернуться…

…Политикой Нейтан не интересовался совершенно и потому на разгоравшийся скандал не обратил особого внимания, полагая, что это не выходит за рамки если не приемлемого, то хотя бы допустимого. Впрочем, ДОЛЖНОГО внимания на эти события не обратил никто… Некоторые из жалоб были проверены, оказались не соответствующими действительности – и на этом все и кончилось… Вернее, так только казалось.
Подготовка шла уже давно, и в нужный момент оказалось достаточно одной искры – и граждане Мантикоры впервые за всю ее историю выступили против правительства.
Потом станет ясно, что мятежники были довольно малочисленны и не столь опасны., хотя и имели реальный шанс захватить власть, а их лидеры были не более, чем кучкой авантюристов. Но это будет потом…
…А сейчас сержант Гилли, поднятый среди ночи с постели и доставленный специальным флаером во дворец, стоял в рабочем кабинете королевы – перед самой королевой, премьер-министром и Саламандрой.
- Ты помнишь мои слова о поручениях, сержант Гилли? – спросила его Харрингтон
- Да, миледи.
- Это случилось. Я могла бы просто приказать тебе, но предпочитаю, чтобы ты сражался с открытыми глазами, - с этими словами она развернула стоявший на столе экран к нему. Несколько минут ушло на то, чтобы ознакомиться с информацией, и когда Бриджер оторвался от монитора, смотреть ему в глаза смогли бы немногие. Впрочем, присутствовавшие – могли.
- Я вижу только один выход – обезглавить мятеж.
- Ты сделаешь это.
- Да, Ваше Величество. Мне потребуется человек пять бойцов и координаты базы вожаков.
- Людей отберешь сам, я думаю, у тебя кто-то есть на примете? Что же до координат, – на экране перед парнем появилась карта, - получай.
Вытянув из кармана чип, Нейтан перегрузил карту на него и спросил:
- Разрешите приступить к выполнению задания?
- Разрешаю, - кивнула Саламандра, и Бриджер ушел.
Королева была совершенно права – люди на примете у него были. Несколько морпехов, с которыми он познакомился почти случайно, но счел, что такое знакомство может пригодиться. Оставалось только надеяться, что эти ребята все еще на его стороне…
Везение или закономерность – но нужные люди не перебежали к мятежникам, и спустя полтора часа флаер с небольшим отрядом мчался над самой землей, петляя по темным улицам Лэндинга, а затем, выскользнув из столицы растворился в ночи. Базой мятежников служило поместье Высокого Хребта – одно из двух, купленных недавно, и вполне возможно- именно для этого… Впрочем, это как раз и неважно. Важна только цель, а до нее – считанные секунды… Очередь тяжелого пульсера полоснула по зарослям, Нейтан рявкнул: «Держись!» , машина на полной скорости ворвалась во двор, сорвав ворота, и остановилась. Выла сигнализация, откуда-то бежали вооруженные мятежники – правда, никому из них не повезло добраться до машины…
- Спешиваемся! – скомандовал Бриджер, выскользнув из флаера и тут же растянувшись на земле и открывая огонь из лучевого карабина.
- Вперед! – отряд срывается с места, дважды рявкают гранатометы – и дверь особняка превращается в груду щепок. Бойцы врываются внутрь, убивая всех, кто встречался на пути…
Наконец, бой окончен. Бриджер снова обходит здание, внимательно изучая убитых. Останавливается рядом с одним из тел, извлекает из ножен нож и наклоняется к мертвецу…
Обход завершен, хмурый и молчаливый сапер Ли закончил установку зажигательных мин и ушел. Нейтан задержался на несколько секунд, окинул последним взглядом побоище, выругался сквозь зубы, вернулся в машину и погнал ее прочь на максимальной скорости – теперь уже не скрываясь…
Погруженный в темноту Лэндинг освещали только прожектора боевых челноков да изредка – вспышки выстрелов. И звезды. Впрочем, этого Нейтану было вполне достаточно, чтобы приземлиться возле королевского дворца. Охранники, бросившиеся было к флаеру, остановились, как вкопанные и пропустили парня.
Королева была по-прежнему в своем кабинете, и кажется, даже не пошевелилась за время его отсутствия – в отличие от Саламандры, мерившей комнату шагами.
Нейтан остановился в шаге от королевского кресла. Несколько секунд молча стоял, а затем бросил к ногам Елизаветы Третьей голову Стефана Юнга.
- Граф Северной Пустоши к вашим услугам, Ваше Величество, - хрипло произнес он, а затем тяжело опустился перед королевой на колени.
- Встань, - мягко, но необыкновенно властно произнесла Елизавета, - мы благодарим тебя за службу
- Деяния мои не стоят благодарности, - все еще хрипло ответил парень, поднимаясь, я прошу вашего позволения оставить вас.
- Ты свободен. Пока, - кивнула Хонор, и Нейтан, уже уходя, ощутил стремительный обмен мыслями между ней и королевой.
Разумеется, он и не пытался его разобрать – то, о чем говорят сильные мира сего – не для ушей рядового солдата, особенно если он не хочет их лишиться… вместе с головой.
Вернувшись к себе, Нейтан, не раздеваясь, рухнул на койку и забылся тяжелым, глухим сном – как и всегда после боя. Но долго спать ему не дали – неугомонная Саламандра подняла свою гвардию по тревоге – «восстанавливать конституционный порядок» на Сфинксе, которого тоже коснулся мятеж.
На родной планете его сюзерена обошлось почти без эксцессов – оружие пришлось пустить в ход всего лишь трижды - против тех, кому несостоявшаяся новая власть обещала забвение старых грехов, остальные же (тоже не слишком многочисленные) сдались. За несколько дней порядок был восстановлен…
Мантикора застыла в ожидании. Опасались массовых казней – головы Юнга и Жанвье перед королевским дворцом к тому времени видели почти все, шептались между собой, выдумывая всякие ужасы… Напрасно. Решение Верховного Суда было неожиданно мягким – все участники мятежа, кроме тех, кто участвовал в столкновениях с правительственными силами, оказал сопротивление при аресте или не желал раскаиваться, были помилованы. Остальные – около трехсот человек и пять древесных котов – были отправлены в изгнание… Несколько месяцев спустя парламент принял акт, на основании которого те, кто в этих столкновениях непосредственно не участвовал, подлежал амнистии и мог вернуться… Но все это было уже потом.
А тем временем истекал и срок присяги Нейтана, и спустя еще месяц Хонор Харрингтон вызвала его к себе.
- Ты не передумал уходить?
- Нет.
- Что ж, пусть будет так… - она стянула с руки перстень и протянула его Бриджеру, - вот, возьми. Под печаткой чип, в котором зашит идентификационный код. Если когда-нибудь тебя занесет в наши края снова, можешь смело явиться с ним на любой мантикорский корабль и требовать, чтобы тебя доставили ко мне.
- А если не занесет?..
- Тогда… Пусть он останется у тебя на память о нашем знакомстве. А теперь – к делу. Корабль будет готов через несколько дней. Место на нем для тебя найдется, об этом не беспокойся. Вы пойдете через терминал на Беовульфе – во-первых, один из векторов входа ведет в твою вселенную, а во-вторых, все рано это единственный межпространственный канал, известный нам…
…Три дня спустя исследовательский звездолет Мантикоры нырнул в червоточину, уходя в сопредельное пространство. И едва свернулись паруса Варшавской, Нейтан отчетливо понял: он вернулся домой…
… - На этом мои скитания окончились. Три дня мы пробыли на Армайе, - Нейтан искоса взглянул на Абихана, - а затем направились к Земле. Задерживаться они не могли, и я договорился, чтобы меня запустили на одной из спасательных капсул на пролетной траектории. Часа три ушло на финальное торможение и вход в атмосферу, ну а остальное вы знаете…
Бриджер поднялся, протягивая руку Химене.
- Если у кого-то остались вопрос, - сказал он, - я на них отвечу завтра. Да к тому же есть и у меня кое-что несказанное…

@темы: — Нейтон, фанфики