Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:07 

Борис Годунов
ЖЕЛЕЗО ВНУТРИ, ЖЕЛЕЗО СНАРУЖИ!
Клинок лежал на наковальне, завернутый в ткань. Аккуратно размотав ее, Химена полюбовалась своим творением, устроилась за верстаком и принялась за полировку.
-Вот что, Генеральный Конструктор, можешь поработать за наковальней. Откуй навершие.
- А если не получится? – поинтересовался Нейтан, роясь в ящике со слитками в поисках подходящего.
- Заставлю переделывать, пока не получится, только и всего, - ровным тоном сообщила девушка, не отрываясь от работы.
- Заставишь? Хм, а что насчет субординации?
- Нейтан. Здесь ты – не более, как подмастерье. Так что хорош болтать и принимайся за дело. И запомни – железо трепа не любит…
Вздохнув, Нейтан выбрал подходящий кусок металла, отправил его в горн и стал ждать.
- Можешь вытаскивать, - раздался голос Химены. Бриджер ухватил заготовку щипцами, перенес на наковальню и взялся за молоток. Металл поддавался с трудом, рука ныла с непривычки, но сам процесс парню быстро стал нравиться. Было очень приятно видеть и чувствовать, как материя подчиняется твоей воле, принимая желаемую тобой форму…
Наконец, отложив молот, Нейтан подхватил тускло светящуюся звезду клещами и отправил в воду.
- Готово, - объявил он, поднимая еще теплое навершие, - Что теперь?
- Теперь – зачисти и отполируй, - бросила девушка, не отрываясь от работы. Нейтан принялся за работу.
К тому времени, когда звезда была готова, Химена закончила с клинком и теперь, аккуратно зажав его в тисках, нарезала на хвостовике резьбу.
- Закончил? – спросила она, - Дай-ка посмотреть… Молодец. Не ожидала, честно. Из тебя выйдет отличный кузнец… Ну ладно. Принеси, пожалуйста, тот сверток, что у меня на седле.
Вернувшись в кузницу, Нейтан с интересом смотрел, как Химена извлекла из свертка какой-то кирпич и очень внимательно его изучила. Затем сняла стягивавшую его металлическую ленту, и «кирпич» развалился на две половины, оказавшись формой для литья. Столь же тщательно изучив ее изнутри, девушка снова собрала форму, поставила ее на наковальню.
- Крестовина бронзовая? – Химена зарылась в ящик.
- Да. Скажи еще спасибо, что не золотая.
- Ну, знаешь, столько золота для меня еще не проблема… Ага.. Вот это пойдет. – она извлекла совершенно бесформенный кусок бронзы, - осталось его расплавить.
Выслушав очередное распоряжение, Бриджер снова взялся за молоток и принялся рубить слиток, пока девушка возилась с горном. Слиток бы слишком толстый и слишком неровный, работа шла тяжело – но, наконец, Бриджер отложил зубило. Мелкие куски были засыпаны в тигель, тигель поставлен в горн – оставалось только ждать, и парень с девушкой выбрались наружу.
Подставляя лицо прохладному ветерку, Нейтан попросил:
- Расскажи, пожалуйста, про булат.
- Пожалуйста, - на свою любимую тему – о металлах и сплавах – Химена могла говорить неограниченно долго, особенно учитывая внимание, с которым ее слушал Бриджер. Впрочем, на сей раз особо длинной лекции не получилось – бронза расплавилась раньше, и парня оправили заниматься литьем. Впрочем, после того, как форма была заполнена, Нейтан потребовал продолжения – и получил. В результате чего закончился разговор только к вечеру, когда уже было пора возвращаться…

…Развалилось, выбросив столб искр, полено в камине. Бросив в огонь новое, Нейтан начал очередной рассказ о своих скитаниях:
- Мы остановились где-то в полумиле от Искажения. Здесь надо было разделяться – смысла идти всем не было, ведь без Бладовара они не сделали бы ничего, а с ним мог пройти и один человек…
Вблизи Искажение было исполинской колонной бледного бело-голубого сияния, исчезавшей в небесах, внутри которой, казалось, бесновалось ослепительно-белое пламя.
- Вот и пришли, - тихо сказала Белая Королева, перехватывая копье поудобнее и обратилась к своему отряду: - вы свободны, друзья мои. Вы верно и храбро служили, но сейчас ваша служба окончена. Как только мы дойдем до каменного круга – уходите. Потому, что скоро здесь начнется сущий ад…
Четверо остановились у самой границы, и Эрна сказала:
- Одно я оставила до этого момента – мы расстанемся навсегда. Когда Искажение рухнет, нас разметает по разным мирам и эпохам, и шанса на новую встречу у нас не будет, разве что за последней Чертой…
Наступила тишина. Нарушил ее Маглорикс, произнеся:
- Что ж, раз так – прощайте, соратники.
Отсалютовав ему саблей, Нейтан поклонился Эрне.
- Прощай, Белая Королева, - сказа он, - честью было служить тебе, - и подошел к Яне, не скрывавшей слез.
Короткий отчаянный поцелуй – и девушка отстраняется, снимая с шеи цепочку с полумесяцем.
- Прощай, – прошептала она, надевая цепочку Бриджеру, - помни меня… И будь счастлив…
Четверо шагнули в кипящий хаос. И перед тем, как сделать последний шаг, Нейтан перехватил саблю левой рукой, а в правой поднял над головой Бладовар, пылавший чистым, неистовым огнем…
Из слепящего марева то и дело тянулись оскаленные морды и когтистые лапы, и они рубили и кололи без остановки. Шаг за шагом четверо продвигались вперед, и наконец, сияние исчезло. Они стояли на холме, возвышавшемся над долиной, занятой войском ракшасов. Ожившие мертвецы, чудовища самых разных видов, из которых худшие – мертвецы, никогда не жившие, а лишь притворяющиеся живыми, над которыми возвышались исполинские туши их хозяев-ракшасов… Вся эта армада двигалась к полыхающему Искажению, и первые твари уже поднялись на холм. Взлетали и падали клинки, Эрна, выдохнув: «Сейчас или никогда!», метнула свое копье… Все это Нейтан пропустил мимо сознания, поднимая вдруг ставший немыслимо тяжелым амулет. А потом все это стало неважным. Шевельнулись губы, едва слышно выдохнув одно-единственное слово:
- Латума!.. – и мир рухнул. Последнее, что запомнил Нейтан – немыслимую боль в правой руке…
…Сознание вернулось мгновенно – словно кто-то повернул выключатель.
Серая пыль под ногами, серое небо над головой. И темная река впереди, медленно несущая свои тяжелые, мертвые волны из ниоткуда в никуда. Боли не было, и, взглянув на свою правую руку, Нейтан вяло удивился этому – та представляла собой мешанину обожженной и изорванной плоти, а кисть обгорела настолько, что от пальцев остались только потемневшие кости… Впрочем – разве мертвые чувствуют боль?..
Все, как в том сне. И точно так же клубился над рекой туман, постепенно сгущаясь. Нейтан подошел к берегу. Взглянул вниз. В воде отразился взъерошенный десятилетний мальчишка в желтой майке… Легкая рябь – и отражение сменилось. Из темной глубины смотрел уже подросток лет двенадцати в белом комбинезоне пилота армии Неогеи. Снова рябь – и снова меняется отражение. Нейтан – «пятнадцатилетний капитан» времен работы в транспортной компании, когда казалось, что впереди – почти вечность… Но и его смывает набежавшая рябь, а в воде появляется парень в новенькой черной куртке бойца из подданных Калашникова… А его сменяет все тот же парень – только в истрепанной одежде и с сединой в отросших ниже плеч волосах…
А туман тем временем сложился в радужно мерцающий призрачный мост, протянувшийся над мертвой рекой и начинавшийся всего лишь в двух шагах от Бриджера. «Пора» - тихо сказал сам себе парень и сделал первый шаг.
- Остановись. Не эта дорога суждена тебе ныне, - раздался до боли знакомый голос.
- Отец?! – вскинулся Нейтан
- Да, это я, - из все еще клубившегося над мостом тумана выступил Уильям Бриджер.
- Ты все-таки сумел сделать это, - продолжил он, но Нейтан перебил его:
- Не эта дорога? Я также мертв, как и ты, так почему же я должен остановиться у начала Содрогающегося Пути?
- Потому, что ты не мертв, Нейтан. И потому, что я не вполне мертв… Я недолго владел Бладоваром, но он все же оставил след….
- Тогда, - Нейтан уселся на землю, скрестив ноги, - расскажи, что случилось с тобой.
- Так ли это важно?
- Не знаю. Но если так – для чего мы здесь?
- Потому, что твоя судьба еще ждет тебя и твой путь еще не пройден. Я не могу сказать тебе больше – веданты открыли мне немногое…
- Тогда скажи мне то, что можешь.
- Ты можешь вернуться домой. Пусть не напрямую, но можешь. Для этого ты должен будешь идти вдоль реки против течения – туда, где сгущается туман. Пройдя через него, ты окажешься в одном из миров нашей временной последовательности, а уже оттуда без труда вернешься в родной мир. Теперь же – ты, верно, хочешь знать судьбу тех, кто стал твоими друзьями? Взгляни, - Бриджер старший взмахнул рукой. По темной воде пробежала рябь, и Нейтан увидел площадь Зари в столице Неогеи.
Здесь было все руководство планеты – на трибунах, перед которыми шли войска. И не парадные роты столичного гарнизона, а боевые части, недавно вернувшиеся с фронта. Взгляд выхватил среди стоящих на трибуне Керрика – бывший комэск дослужился до генерал-майора, а трость, на которую он тяжело опирался, не оставляла сомнений в том, что генеральские погоны он действительно заслужил – как и орден Основания. Затем картинка сместилась, Нейтан увидел парящий над площадью Макстар, и вновь появившаяся рябь стерла видение, заменив его новым.
На сей раз он увидел Калашникова, неторопливо идущего вдоль стапеля Чкаловской верфи и внимательно разглядывающего недостроенный аэронеф. Рядом же шагал… Туполев, о чем-то мирно беседующий со своим еще недавно злейшим врагом.. Прежде, чем Нейтан успел удивиться столь неожиданной перемене, видение сменилось вновь.
Затем он увидел Маглорикса. Галл стоял в центре какой-то ярко освещенной арены, торжествующе потрясая кулаками над головой и явственно наслаждаясь ликованием толпы. Затем протянул руку своему сопернику, помогая подняться, и неторопливо двинулся прочь, сопровождаемый толпой болельщиков…. «Ты всегда хотел славы, Маглорикс, - подумал Нейтан, - и не любил войну… Может, тебе и впрямь стоило стать спортсменом?..»
Снова пробегает по воде рябь, и снова сменяется картина. Теперь перед ним – Эрна, с трибуны обращающаяся к многотысячной толпе на какой-то площади. Резкие, короткие жесты, столь же резкие и кроткие фразы – Бриджер-младщий знал манеры Белой Королевы и легко мог представить, что там происходит, даже не слыша ни звука – все это завораживало толпу, заставляя ее ловить каждое слово и подчиняться воле оратора…
Новая волна ряби стерла и это видение, а затем… Он увидел Яну, и сердце сжала тупая боль. Девушка стояла возле джипа со странной эмблемой на борту и, кажется, о чем-то спорила с темноволосым парнем в потрепанной куртке и дурацкой шляпе. Затем кивнула, нырнула внутрь автомобиля и через несколько секунд появилась из люка на крыше, прилаживая на турель пулемет. Парень кивнул ей, что-то сказал и зашагал прочь, на ходу извлекая из кармана странноватого вида пистолет, Яна же смотрела вслед ему и его появившейся откуда-то спутнице – невысокой блондинке – со странным выражением…
Затем видение исчезло, теперь уже – окончательно.
- Увы, - профессор Бриджер опустил руку, - я не могу увидеть наш родной мир. И я не могу знать твоей судьбы, Нейтан, а если бы и мог…
- Ты не сказал бы мне ничего, - Нейтан поднялся, - и был бы прав. Я пойду навстречу своей судьбе, какова бы она ни была. Прощай, отец…
- Прощай, Нейтан…
Мост и стоявший на нем дух вновь растаяли в тумане, и Нейтан зашагал по берегу. Серый – как и все в этом странном мире – туман постепенно сгущался, вскоре парень уже не различал ничего вокруг, даже земли под ногами. А затем земля исчезла, и Нейтан полетел в бездну. Сознание медленно погасло…
…Я пришел в себя уже на борту флагмана адмирала Харрингтон., на подходе к Мантикоре и не имею ни малейшего представления, как попал туда. Сама Хонор почему-то не хотела отвечать на этот вопрос, - закончил Нейтан, - На этом мои скитания в Темных мирах закончились…
На сей раз воцарившееся молчание не нарушил никто. Молча поднявшись, Бриджер ушел к себе и долго лежал без сна, вновь и вновь прокручивая в памяти минувшие годы...

@темы: — Абихан, — Бриджер, — Кэти, — Нейтон, фанфики

Комментарии
2010-09-19 в 01:05 

Кимури
В теорию эволюции не надо верить - ее надо знать
Я не все перечисленные книжные миры опознаю. Можно будет в конце сделать сноску с их списком?

2010-09-20 в 20:49 

Борис Годунов
ЖЕЛЕЗО ВНУТРИ, ЖЕЛЕЗО СНАРУЖИ!
А тут только из "Стратегии Захвата" немного. Кел я и сам не помню откуда, а мост - это Биврёст.

2010-09-20 в 21:49 

Bernadett-e
В море соли и так до чёрта, морю не надо слёз.
Нужно освежить в памяти Гуляковского, почти ничего не помню.

   

Макрон-1 и Ко.

главная