Борис Годунов
ЖЕЛЕЗО ВНУТРИ, ЖЕЛЕЗО СНАРУЖИ!
Шестая глава.
Пятнадцатая серия.

Продолжение. Не кроссовер (за отсутствием мира), а частично потыренный бред. Альтистория, девушка и аэронеф "25 лет Вашингтонской коммуны".
А вечером, разобравшись с текущими делами и отчитавшись перед принцем, Нейтан продолжил свой рассказ.
- Итак, - начал он, когда все устроились на любимых местах, - меня посадили в этот флаер, и отправились. Мы поднимались почти вертикально, и сперва я подумал, что мы отправляемся в космос, но на высоте где-то восьми тысяч метров подъем прекратился. Мы перешли в горизонтальный полет, направляясь на запад…

Флаер летел не слишком быстро, откуда-то из-под пола доносилось негромкое ровное жужжание – и все. Никаких следов двигателя видно не было и Нейтан решил, что имеет дело с гравитационным приводом. Это говорило об очень высокоразвитой цивилизации – ничего подобного после Неогеи ему не встречалось, но в положении это ничего не проясняло. Наконец, впереди показалась темная черточка, и пилоты оживились – видимо, цель их полета была уже близко. Черточка, тем временем, увеличивалась в размерах …
Наконец, они оказались достаточно близко, чтобы разглядеть объект, и Нейтан задохнулся. Это было нечто, похожее на дирижабль – вот только дирижаблей в три километра длинной как-то до сих пор не встречалось в природе. Помимо этого, у «дирижабля» не было ни рулей, ни каких-либо двигателей – просто металлическая сигара, выкрашенная в красный цвет и опоясанная стальной лентой метров десяти в ширину. Над этой площадкой тянулась по борту громадная надпись на русском языке. Нейтан попробовал ее прочесть, машинально почесал в затылке и перечитал снова. Вроде бы все понял правильно, но результат был совершенно бессмысленным. Назывался корабль (если это было название) «25 лет Вашингтонской коммуны». «Бред какой-то» – подумал мальчишка, но промолчал – спутников, похоже, было бесполезно расспрашивать, как и ковыряться в их памяти – да и времени на это не было. Флаер приблизился, в носовой части под полосой открылся люк, и машина скользнула в него, плавно снизив скорость. Перед ними открылся огромный ангар, в котором стояли какие-то самолетоподобные машины – Нейтан счел их истребителями – и занимались своей работой многочисленные техники в таких же черных комбинезонах с буками «МК» на спине, что и его спутники. Бросалось в глаза, что среди них было немало подростков – ровесников самого Бриджера.
Остановившись на площадке где стояло еще несколько таких же флаеров, пилот открыл кабину и скомандовал:
- Пошли.
Шли они довольно долго, и по прикидкам Нейтана, находились где-то в средней части «дирижабля», когда остановились перед какой-то дверью – судя по ее виду , бронированной. Второй стрелок – тот, что шел за спиной у Бриджера – подошел к двери и что-то негромко произнес в закрытое решеткой отверстие. Пару секунд спустя дверь уехала в стену, и они вошли. Нейтан с любопытством огляделся. Это был небольшой кабинет, обставленный весьма скромно. Большую его часть занимал стол, занятый бумагами, монитором компьютера и пистолетом, смахивающим на «маузер», еще один экран был на стене, занимая ее целиком. Все. За столом сидел хозяин кабинета – высокий моложавый человек в черной рубашке, казавшийся смутно знакомым. Так, наверное, выглядел бы доктор Шагал, не будь он лысым – подумалось Нейтану. Еще он подумал, что это и есть тот самый «хозяин».
- Оставьте нас, - произнес человек, и оба стрелка немедленно исчезли.
- Итак, кто вы такой и как попали сюда? – продолжил он.
- Я – Нейтон Бриджер, и сюда меня доставили ваши люди.
- Несомненно. Но что было перед этим?
Нейтан на секунду задумался и решил: не стоит рассказывать этому человеку все. Пока, по крайней мере. Он рассказал о своем последнем вылете, бое и падении в портал, затем – о том, что сирота, что родом из Америки, но не о том, что из совершенно другого мира, и о Макрон-базе не было сказано ни слова.
- Ну что же, Нейтан… Домой вам вернуться вряд ли светит, да и незачем, собственно… Предлагаю поступить ко мне на службу.
- Два вопроса: кто вы такой и что я получу при согласии.
- Я – суверенный гражданин Мстислав Калашников, и этого довольно. Что же до того, что вы получите… Возможность летать, перспектива в итоге дослужиться до командира авиаполка, неплохое жалование – вас устроит? Я уж не говорю о таких банальных вещах, как крыша над головой и бесплатное питание – очень хорошее, кстати…
- Даже если бы и не устраивало – похоже деваться мне некуда. Согласен.
- Прекрасно, - Калашников поднял со стола гарнитуру и произнес в микрофон:
- Нигматуллину ко мне, - и добавил, обращаясь к Бриджеру:
- Добро пожаловать на борт аэронефа «25 лет Вашингтонской коммуны», пилот Бриджер.
Несколько минут спустя раздался гудок. Хозяин кабинета снова поднял гарнитуру, прижал наушник к уху, выслушал сказанное и нажал на какую-то кнопку. Дверь открылась. На пороге стояла девушка – ровесница Нейтана, невысокая смуглая, черноволосая и темноглазая, в черной куртке, черных же штанах и высоких ботинках-чопперах. Подняв руку в каком-то странном приветствии, она спросила:
- Что требуется сделать?
- Ваш новый напарник и пока что ведомый, Нейтан Бриджер, - произнес Калашников, - покажите ему каюту и проводите в медблок.
- Ваш ведущий, - продолжил он, обращаясь к Нейтану, - Яна Нигматуллина. Она покажет вам и объяснит все, что нужно. Кстати, у вас есть какие-нибудь вещи?
- Только то, что на мне.
- Тогда зайдете на склад, получите все необходимое. Приступайте, - и суверенный гражданин надел наушники.
- Ну вот, - сказала девушка, как только они вышли из кабинета, - поздравляю, теперь ты – полноправный подданный суверенного гражданина Калашникова. Пошли, - потянула она его за рукав, - у нас много дел, а сколько времени – неизвестно.
- И куда мы идем?
- Для начала, – ответила Яна, - на склад. Получишь у интенданта одежду и оружие, а потом – в медблок. Там тебя осмотрят и сделают метку…
- Какую еще метку?
- Вот такую, - девушка расстегнула куртку и спустила ее с плеч. На правой руке, примерно посередине плеча, красовалась татуировка – буквы «МК» и перекрещенные сабля и винтовка под ними.
- И зачем это мне? – спросил Нейтан.
- Ну как же! Ты ведь теперь его подданный, иначе нельзя. Как ты докажешь, что ты человек Калашникова?
- Ладно, убедила… Долго нам еще идти?
- Да нет. Мы почти на месте.
На складе мрачный длинноносый интендант выдал Нейтану одежду – такую же куртку и брюки, как и у девушки, кобуру и электронный планшет, а из другого отсека были извлечены помощником интенданта пистолет, карабин, с десяток запасных магазинов к ним и, почему-то, абордажный палаш.
- А это еще зачем? – Бриджер взвесил оружие в руке, примерился. Рукоятка удобная, гарда закрывает всю кисть, сам клинок явно не из стали… Титан, что ли?..
- В абордажном бою, а иногда и это бывает, лучевое оружие можно использовать далеко не всегда, - пояснила Яна, - а если уж это случается, то послать в бой в коридорах могут даже нас, пилотов. Ну ладно, пошли в каюту.
Каюта оказалась небольшой, но довольно удобной. В ней не было ничего лишнего – только стол, два стула и две койки, одна из которых явно была свободна (на второй лежали летный комбинезон и перчатки, а на стойке рядом – оружие и шлем). Сбросив свои вещи, Нейтан заглянул во вторую дверь – за ней обнаружилась душевая, и спросил:
- А кто мой сосед?
- Я, - спокойно ответила девушка.
- Но ведь…
- Хочешь сказать, что я девушка, а ты парень? Да кого это волнует? Мы летаем в паре, а следовательно, и каюта у нас одна. И вообще, давай переодевайся и пойдем к медикам.
В медблоке врач довольно бегло осмотрел Нейтана, затем нацепил на него какую-то сбрую с датчиками и несколько минут внимательно изучал их показания. Затем, сняв их, смазал правое плечо какой-то мазью, приклеил поверх пленку и велел зайти через час.
За это время Нейтан успел выяснить самое важное – как попасть из их каюты в столовую, ангар и зал совещаний, а так же операционный центр. Все остальное могло и подождать, а дорогу в медблок он запомнил…
Час спустя они вернулись, и врач, отлепив пленку, несколько раз ткнул закрытое ей место иглой.
- Больно? – спросил он. Нейтан потряс головой – боли не было.
- Превосходно, - и врач, обработав плечо, взялся за татуировочную машинку. Через несколько минут на плече парня появилась метка – точно такая же, как и у всех прочих.
- Поздравляю, - улыбнулась девушка, - теперь – на тренажеры!
Остаток дня ушел у Нейтана на работу на тренажерах. К счастью, управление здешними истребителями – И-220 – почти не отличалось от привычного, а пилотом парень был прирожденный, так что к концу дня хмурый инструктор заявил, что с завтрашнего дня Нейтан допускается к полетам.
- Ну вот, - заявила Яна, когда они вернулись в каюту, - твой истребитель – с номером «шесть-два». Отбой у нас в десять часов, то есть через пять минут. Подъем в восемь – если ничего не случится, конечно. Завтра наше звено дежурит, так что сможешь показать себя в воздухе.
- Да уж не беспокойся, покажу, - проворчал Нейтан, разбирая вещи. Пока его не было, в каюту принесли летную экипировку, - слушай, если я на шлеме что-нибудь нарисую, это как, не будет нарушением устава?
- Ну, если ты голых девок рисовать не станешь – у нас это не принято, чай, не туполевские – то сойдет… А что ты хочешь нарисовать?
- Да так, одного демона.
- Демонов лучше на борту рисовать, - девушка убрала с кровати снаряжение, сняла куртку и полезла было под подушку, но отчаянно зевнула, - ты как хочешь, а я – спать. Загоняли меня на этих учениях…
Нейтан не ответил. Он разобрал постель, снял куртку и сидел теперь, воюя с запутавшимся шнурком. Разувшись, он с наслаждением потянулся. Все-таки, день был тяжелый, и мышцы ныли просто непристойно.
- Надеюсь, - заметила девушка, - тебя не будет смущать тот факт, что я сплю голой? И можешь не отворачиваться, мне, в общем-то, без разницы…
Ответа не последовало, поскольку Нейтан вырубился, едва коснувшись головой подушки. Девушка несколько секунд смотрела на него, задержавшись взглядом на маленьком шраме на груди, как раз напротив сердца, вздохнула. Выключила освещение, разделась и, по примеру своего нового напарника, заснула.

@темы: фанфики, — Нейтон