12:38 

Хиберд
Feel the crack.
Участники: Гокудера Хаято/TYL!Гокудера Хаято
Кодовое слово: Фтор

Отыгрыш завершен!

@темы: Общая стадия, Завершенный отыгрыш, Второй круг

URL
Комментарии
2010-12-12 в 17:34 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Хаято уютно свернулся в кресле с очередным научным журналом, жадно вчитываясь в строчки. Поступление новой интересной информации в мозг было даже более в кайф, чем поступление новой никотиновой дозы.
В жизни вонгольского урагана это было редкостно тихое и мирное субботнее утро, совершенно не предвещающее никакой катастрофы. И отсутствие необходимости куда- то бежать и что-то делать скорее красили его, чем портили.
Десятый Вонгола еще вчера вечером отбыл с родительницей на заслуженный отдых, а верные хранители, скрепя сердце, остались в Намимори. Не то чтобы такой расклад сильно нравился Хаято, но он признавал, что Тсуна имеет право побыть со своей матерью без них. Хотя самым сильным аргументом в пользу этого решения послужил суровый взгляд Реборна, просто запрещающий следовать за боссом.
И только по этой причине, этим теплым спокойным утром Хаято сидел у себя и читал.

2010-12-12 в 18:04 

Vinculum
Долбоёборг
Неожиданности Гокудера не любил. Будучи хорошим стратегом и лучшим в Вонголе по части планирования боевых операций, ситуации, которые выходили у него из под контроля, вызывали то, что в последствии назвали "ужасающей правой рукой десятого". Впрочем, будучи направленным на цель, он не возражал, когда исход операции достигался не хорошо спланированной диверсией, а массовым уничтожением противника. Но удовлетворения явно не испытывал.
Когда неожиданности выходили за рамки боевых действий и касались общения, он раздражался еще больше - тем более просто плавал в слишком тонких и неуловимых ему эмоциональных градациях настроений окружающих. Но когда происходило что-то подобное, подрывник Вонголы просто не знал что делать. Но вернемся примерно на день назад.
Благополучное возвращение из анабиоза, в которым пребывали хранители в той бандуре Шоичи, как и победу "мелкоты" над Бьякураном, праздновали массово и с размахом. Конечно, взрослые хранители в решающей бойне палец о палец не ударили, но, как выразился босс "Надо поднять боевой дух товарищей и показать, что война кончилась.". Ну, а остальные не дураки выпить. Хаято относился к их числу.
То есть поначалу он старался окружить хранителей и босса теплотой и заботой - "Придурки, коньяк на потом! Потом я сказал!", "О черт! Торфяная башка, ты же не закончил с тем нарокоторговцем! Быстро гони в Неаполь! Что значит пьешь?!", "Босс, я всегда готов вышвырнуть пьяного Занзаса из резиденции!" - но обнаружил, что его деятельного подхода, как и желания срочно вернуться к делам семьи никто не разделяет. Поэтому ураганник закономерно махнул на это рукой и сел пить со всеми. Потом была вялая драка, какие-то идиотские конкурсы, предложенные девочками, жаркий спор Дино и Тсуны по количеству идиотских ситуаций, в которые они попадали из-за своей неуклюжести...
Неуверенно на этом празднике жизни чувствовали только механики и, через несколько часов устроили "уголок тишины" в приемном зале, расположившись в стороне ото всех, буквально в обнимку с ноутбуками.
Последнее, что запомнил Гокудера, прежде чем сознание заволокло розовым туманом, это то, как он похотливо лапал какую-то девицу из обслуживающего персонала Вонголы - довольно симпатичную, надо признать - хотел подкатить к Такеши на предмет "резины" и неуверенный, но довольно громкий голос Ирие "Простите, дон Савада, я не уверен что прав, но кажется мы слегка напортачили и вы с вашими хранителями через... ой...".
Далее был сильный толчок, пелена перед глазами и головокружение. Прежде чем покачнуться от соприкосновения с полом, Хаято успел подумать, что довольно странно - обычно его не вырубало и с большего количества алкоголя. Однако, когда розовый дым рассеялся, а быстрое ощупывание себя - рубашка на месте, галстук повернут в сторону, ремень почти расстегнут - дало понять, что хранитель вполне в сознании, Гокудера понял, что что-то не так. Что, стало ясно почти сразу - буквально у него перед носом, в кресле развалился худощавый, беловолосый парень и озадачено разглядывал гостя. Узнать в пареньке себя, оказалось не так легко, но ощущения при перемещении, смутно знакомый интерьер комнаты, слова Ирие и слишком похожий на него мальчишка сделали свое дело. Подрывник покачнулся, хлопая ртом и еще до того, как полностью осознал ситуацию, доверительно сообщил себе-мелкому.
- Напомни мне как следует начистить рожу четырехглазому, рыжему ублюдку.

2010-12-12 в 18:31 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Неожиданный хлопок заставил Хаято оторваться от журнала. А дальнейшее, просто подскочить на кресле из положения удобно сидя, в положение – неустойчиво стоя.
В принципе, Гокудера довольно спокойно воспринимал весь тот сумасшедший дом, в который регулярно превращалась его жизнь. В конце концов, разве могло быть по другому рядом с Десятым Вонголой? Но вот когда в твой дом неожиданно вваливаются, не пойми откуда, странные типы, это было немного перебором.
- Твою мать! Тебе жить надоело, придурок!!! – вопль получился громче, чем надо, выдавая легкую озадаченность Урагана. Вообще правило сначала бить, а потом думать, весьма прельстило Хаято, и он резко ухватил свою взрослую тушку за ворот рубашки, с трудом встряхнув. В чувствительный нос тут же ударили алкогольные пары, рассердив еще больше. – Пьяный урод! Какого черта ты ко мне вломился?!
Вообще, тут надо отметить, что себя взрослого Хаято не признал. Пьяный и немного помятый, взрослый Ураган, никак не укладывался в то, каким видел себя Гокудера через десять лет. А фотографий на базе Вонголы из десятилетнего будущего не было.
Поэтому теперь подросток зло и немного растерянно смотрел на мужчину, лихорадочно соображая что с ним сделать.
Подорвать – было жалко квартиру, да и надо было узнать что это за черт такой.
Вырубить – ну не журналом же? В самом деле нелепо. Можно было бы попробовать просто кулаком… но не обязательно сработало бы. Здраво оценивая ситуацию, Хаято признавал, что таких убойных ударов в рукопашной как у того же Сасагавы, у него нет.
Пламя… тоже вряд ли смогло бы помочь. Потому что система не была приспособлена для контактного боя.
«Тупое упущение!» - раздосадовано мелькнуло в голове.
Но ситуация требовала действий. Немедленных и решительных, а в голове как на зло по прежнему не было ни одной стоящей идеи.
«Ури!» - как последний вариант действий.
Пламя легко потекло по телу в руку, вспыхивая огоньком на кольце. И уже в следующую секунду рядом знакомо зашипела кошка. Все эти размышления и возмущения заняли совсем немного времени.
- Ури! Бей его! – приказал Гокудера, продолжая держать мужчину за грудки.
Ури недовольно зашипела, оценила обстановку и впервые в жизни зашла в логический тупик. Потому что судя по запаху хозяин хотел с ее помощью отделать самого себя.
- Мяу..? – озадаченно сообщила миру кошка урагана, садясь на ручке кресла.

2010-12-12 в 18:49 

Vinculum
Долбоёборг
- Вот малолетний отморозок, - с легким удивлением протянул Гокудера, сверху вниз смотря на свою мелкую версию. - Неужели я таким был?
Из горла вырвался нервный смешок. Конечно, глупо было бы отрицать свое собственное прошлое, но за время полноценной работы в Мифии, Хаято научился лучше держать себя в руках, превратил нелепую вспыльчивость в холодный, наводящий страх гнев, да и, чего уж греха таить, изрядно зажрался.
В итоге, не особо церемонясь - да и что с собой церемониться-то? - Гокудера подцепил сухими, жесткими пальцами подбородок себя-мелкого и задрал тому голову, внимательно всматриваясь в черты. Подростково-угловатые, брови нахмурены, в глазах злость. Неплохо. Могло быть лучше, но достойно урагана Вонголы. Сам того не замечая, Хаято стал оценивать этого парня, стоявшего у него перед носом. Но отвлекло его знакомое мяуканье. А Ури...
- Щенок, не дергайся... - криво ухмыльнувшись, Гокудера без видимого труда отцепил от себя мелкую версию и подошел к замершей на подлокотнике кошке. Та ощерилась, видимо не до конца признавая хозяина, но когда тот протянул руку - из кольца, которое заменяло вонгольское, буквально потекло темное, красное пламя - она обнюхала ее и с урчанием лизнула стальное кольцо на пальце.
Идиллию разрушил резкий звонок телефона. Хаято поморщился, судорожно шаря у себя по карманам и пробормотав "О, работает, надо же...", принял вызов.
- Да. Сасагава, я так подозреваю тебя тоже перекинуло в прошлое? Что, как и остальных? Вот черт! Я прикончу этого... а. да не обращай внимания. Сколько лет этому четырехглазому роду тут? Его стоило бы найти, думаю взрослый как и в прошлый раз будет передавать информацию через себя.
Разговор продлился еще с минуту, во время которой Гокудера-взрослый не обращал никакого внимания на свою мелкую версию и только когда мобильный был отправлен обратно в карман, смерил парня задумчивым взглядом.
- Ты знаешь где живет Ирие Шоичи?

2010-12-12 в 19:10 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Хаято в каком-то отчаянном ступоре наблюдал, как Ури его предает. Как ластится к этому уроду. Как он уверенно достает мобильник, полностью игнорируя самого Гокудеру.
Это взбесило. Просто невозможно, невероятно взбесило. Пламя закипело в крови, ударило в голову, начисто лишая способности соображать. Обычно Хаято был немного более расчетлив в битвах, но этот конкретный козел посмел не обращать на него вниманием.
«Это твоя последняя ошибка, сука» - мысленно пообещал своей взрослой версии Гокудера, сжимая кулаки.
- Ублюдок!!! – злобно-яростно и немного обиженно. – Не смей меня игнорировать!
Кидаясь на свою взрослую версию и всерьез намереваясь как минимум сломать ему челюсть.
Пожалуй, если бы не злость, Ураган все же подумал бы, откуда этот самоуверенный мудак знает Сасагаву и Ури. И почему кошка лижет его пламя тоже… Но слишком уж задетый этим, показным осмотром и игнорированием, вонгольский хранитель думал только о том, как бы посильнее обратить на себя внимание нанеся больше травм противнику. Чтобы больше тому неповадно было.
Только уже подлетая к взрослому Гокудере для решительного удара, Хаято задумался при чем тут Ирие Шоичи и почему этот урод напоминает самого Хаято. Конечно, очень приблизительно но… в мыслях зашевелился нехороший червячок сомнений, правда вот беда, останавливать удар было уже поздно.

2010-12-12 в 19:31 

Vinculum
Долбоёборг
Получить удар в челюсть, за невинный вопрос об Ирие, Хаято совсем не ожидал. Наверное потому и среагировать то не успел, удивленно отшатываясь от довольно болезненного удара. Мысль о том, что он-мелкий просто не смог себя узнать, как-то даже не приходила в голову, поэтому Гокудера только рассеяно спросил, ощупывая свою челюсть.
- Ты что ебнулся?
Ответа не последовало, но полный злобы взгляд парня явно говорил о том, что останавливаться тот не собирается. Подрывник чертыхнулся, подныривая под очередной замах и ловко перехватывая запястья себя-мелкого. Худощавое тело было на удивление сильным, но явно проигрывало в сноровке и опыте своей взрослой версии. Которая, пользуясь заминкой, повалила парня на кресло и задумчиво крякнула.
- Вот уж не думал, что десять лет назад я был таким тупым. - заведя руки над головой, Гокудера плотно зафиксировал их одной ладонью и стал судорожно соображать, чем же вправить мозги себе-мелкому. Решение пришло довольно быстро, хоть и было неожиданным. Хранитель задрал футболку яростно вырывающемуся парню и с нажимом провел пальцами по шрамам, оставленным когда-то Бельфегором, дабы привлечь внимание. Убедившись, что это помогло, Хаято распахнул свою рубашку и обозначил рукой уже почти не заметные но повторяющие форму белые борозды.
- Идиот, ничего не напоминает?

2010-12-12 в 19:48 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
- Отпусти меня, выблядок!!! – отчаянно вырываясь, но в общем-то осознавая что сил попросту не хватает.
Дальнейшее вообще начинало напоминать дешевый сюрреалистичный бред. Непонятный мужик полез ему под футболку и начал щупать.
«Блядь! Педофил!!!» - вынесло приговор испуганное сознание. Хаято задергался еще активнее, уже искренне опасаясь надругательства. Пальцы незнакомца царапнули по коже, точно по шрамам, заставив Гокудеру на секунду замереть. А потом этот странный тип задрал рубашку на себе, показывая шрамы. Подозрительно знакомые шрамы. Даже слишком знакомые.
Хаято затих, ошарашенно рассматривая открывшийся вид и даже пропустив «идиота».
«И Ури его не царапает… и Шоичи он ищет… и шрамы у него…» - сознание запнулось. – «Шоичи? Шрамы?!!»
- Блядь… это я что ли? – охреневше уставившись на свою взрослую версию. – В смысле… ты это я?
Внутри что-то сломалось. Сопротивление было подавленно и исчезло. Мозг отказывался принимать такую бредовую ситуацию, но Гокудера не мог отказать себе в удовольствии посмотреть на себя взрослого.
«Красивый… сильный… крутой…» - осознание этих простых истин вызвало какую-то совершенно идиотскую, самодовольную улыбку. Впрочем она долго не задержалась.
- Какого хуя ты тут делаешь, когда тут есть я??! – наконец очнулся от ступора мелкий.

2010-12-12 в 20:08 

Vinculum
Долбоёборг
- Дошло, епт. - Хаято уже хотел сплюнуть, но оглядел широкий ковер, пожевал губами и передумал. Потом сполз со своей мелкой версии, оглядываясь по сторонам. Не особо церемонясь, он взял со столика сигареты и закурил, задумчиво поясняя.
- Понятия не имею. Последнее что я помню, это сись... - Гокудера закашлялся, с одной стороны от непривычного вкуса сигарет, с другой дабы не травмировать свою детскую психику подробностями своей же пьяной, личной жизни, - Пресвятая Мария, ну и дрянь же ты куришь... Так вот, помню что Шоичи сказал, что они там что-то напортачили и... вот. Судя по всему у Рюхея и остальных такие же проблемы.
Алкоголь довольно шустро выветривался из головы, под действием такой ситуации. Конечно, паниковать не имело смысла, но вот разобраться в ситуации стоило. А для этого, поймать рыжего ублюдка из этого времени и разобраться, все ли в порядке с остальными. Вздохнув, Гокудера плюхнулся на диван и запустил ладонь в волосы, прикрывая глаза и пытаясь обдумать ситуацию. Но все упиралось в поиски Шоичи. Ну, если тот не догадается заявить о себе каким-либо другим способом. Благо, как понял подрывник, его чертова машина времени позволяла это сделать. Еще раз ругнувшись, Хаято открыл глаза и уставился на себя-мелкого. Тот сидел на кресле с крайне озадаченным лицом в мимике, неуловимо узнавался Гокудера-взрослый, только с возрастом он все же стал сдержаннее. Не выдержав, хранитель рассмеялся и шутливо сообщил.
- Ну ты и урод. Ладно, так где этот четырехглазый живет? Надо его найти, правда я не знаю, хорошая или вообще мысль, выходить на улицу.

2010-12-12 в 20:31 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Следующие фразы и поведение взрослого Урагана начисто выбили всякое восхищение из глаз и мыслей Гокудеры.
«Вот ведь урод, бля… Сигареты ему не нравятся, а то, бля, забыл, сколько ради них пахать приходится!!!» - внутреннему возмущению Хаято не было предела, тем не менее, красочную историю своего провала он выслушал до конца. Вот, правда, после фразы про урода у мелкого подозрительно задергался глаз. Но бить свою взрослую версию Гокудера не стал.
- Ты, кретин, кого уродом назвал, подумал? – грозным и гневным голосом вопросил Хаято, сверкая зеленющими от злости глазами. – Бля, я что правда в такого дегенерата с возрастом превращусь?! – вопрос был бы философским, не будь он задан на повышенных тонах. – Какого хуя я, то есть ты, не проверил все_перед_тем как нажраться и щупать чужие сиськи??! – не удержавшись Гокудера вскочил, продолжая отчитывать свою зажравшуюся взрослую версию. –Какого хуя ты не убедился, что Джудайме не грозит еще какая-нибудь неведомая ебанная хуйня?!! Тебе, придурку, что мало было один раз проебать его?!! А теперь, блядь, мы что опять за вами дерьмо разгребать должны, которое вы заварили?!!!
Хаято сорвался на какие-то уж совсем не впечатляющие высокие ноты. Но злился и возмущался он очень искренне и страстно, во всю мощь своей ураганной, итальянской души. Выгляди подросток повнушительней эффекта было бы, наверное, больше, но и так хватало. Наверняка все соседи прослушали гневную отповедь.

2010-12-12 в 21:03 

Vinculum
Долбоёборг
Гокудера не выдержал и присвистнул. Вот уж не ожидал он, что когда-то он так реагировал на вполне себе невинную, дружескую можно сказать подколку. Когда малявка выдохлась, он криво ухмыльнулся и затушил сигарету в пепельнице, иронично вскидывая бровь.
- Ну, свои сиськи мне щупать как-то не в кайф. А, и прости, что я забыл залезть Шоичи в задницу, по прибытии обратно. Мне же надо было все проверить, - едко это протянув, Хаято хотел сказать еще какую-нибудь гадость. Конечно, кое что из прошлого он помнил, но стоящая перед ним выпускница института благородных девиц, которая чуть ли не фальцетом, в истеричной манере вещала безосновательные обвинения, вызывала почти ужас. "Я что, действительно был таким?", невольно подумал подрывник, но от внутреннего содрогания его отвлек тихий хлопок за спиной Хаято-мелкого. На журнальном столике, появился небольшой, плотный конверт.
Более не обращая внимания на свою пубертатную версию, Гокудера сорвался с дивана и схватил появившуюся вещицу. Сургучная печать - дань традициям и легко узнаваемый почерк в виде золотистого воска и герба Вонголы. Хаято впился в нее почти дрожащими пальцами - там был ответ на вопрос какого черта он, и все остальные, оказался тут и сколько ему еще наслаждаться обществом себя-мелкого. Записка внутри была крайне лаконичной. Аккуратный, почерк Шоичи нервно прыгал - Гокудера тихо пробормотал под нос "Они что, только протрезвели?" - а содержание малоутешающим.
В их времени прошло пару дней, настроить машину удалось только сейчас. Однако, отправить хранителей обратно, у четырехглазого выйдет только через пару недель - такие временные скачки с подобной частотой были слишком опасны. Вздохнув, Гокудера извлек мобильный повторно, и набрал боссу, все еще уповая на то, что связь будет работать. И ему повезло.
-Десятый? Как вы? Нормально, а ваша мел... - сказать "мелкий" даже про босса десять лет назад у Хаято не выходило и он поправился, - четырнадцатилетняя версия как? Что значит прячется в шкафу?! Нет-нет, вы совсем не страшный! Наверное сейчас вы просто.. э-э... кхм... - запнувшись, подрывник зажевал губу и решил перевести разговор в другое русло из "Гокудера-кун, кто из нас идиот, я или вот этот ребенок?", - Вы получили письмо Шоичи? Да? А у меня оно совсем маленькое. Значит нельзя выходить? Дерь... Плохо.
Гокудера вздохнул, падая обратно на диван и потирая виски.
- Слушайте у вас же там мама. Может переберетесь сюда? Я не против. Ну, я-мелкий тоже не против. Нет, я его не спрашивал, но возражать он не станет. - Пожевав губами, Хаято встрепенулся, - Что, вылез из шкафа?! Это же прекрасно! Э... ладно, до свидания... а мне не надо позвонить остальным? - последний вопрос пропал втуне. Тсуна, слишком увлеченный налаживанием контакта с собой из прошлого, сбросил вызов, пытаясь перейти на конструктивный лад.
А его хранитель, хмуро покосился на себя-мелкого и саркастично сообщил.
- Поздравляю, о прекрасная синьора. Мне предстоит гостить у вас еще две недели.

2010-12-12 в 21:33 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
«Урод…» - бессильно прокомментировал Хаято, глядя на себя же взрослого. Хлопок он тоже услышал, в отповедь и правда ушла большая часть ураганного гнева и порыва. Но взрослый Хаято опередил, первым вскрыв конверт.
Хаято на несколько мгновений прикрыл глаза, собираясь с силами. Как пробить этого высокомерного ублюдка, он еще не придумал, но чувствовал настоятельную, острую потребность обратить на себя внимание. И не такое… презрительное. Вообще от всей этой ситуации было гадко, словно сам себя в дерьмо окунул и теперь оно мерзко воняя стекало к ногам.
Когда четырнадцатилетний Гокудера нашел в себе силы продолжить этот идиотичный диалог, старшая версия уже вовсю трепалась с боссом. И как бы Хаято не хотелось, но этот разговор он бы ни за что не прервал, терпеливо дожидаясь пока Десятый скажет и узнает все что хочет. Но то откровенное пренебрежение, которое демонстрировал взрослый Гокудера… Мелкий ураган заставил себя признать, что оно не злит, на самом деле оно просто обижает. Чудовищно сильно уязвляет и без того болезненную гордость. Потому что мелкий не сомневался; в этом-то он вряд ли изменился - так презирают только глупых, никчемных слабаков. Но как это изменить здесь, сейчас, немедленно, Хаято попросту не знал.
- Поздравляю, о прекрасная синьора. Мне предстоит гостить у вас еще две недели.
Хаято, собиравшийся было высказать очередную гадость, подавился своими словами и посмотрел на свою взрослую копию, невольно побледнев.
- Да пошел ты, - тихо, но резко выплюнул в лицо взрослому и развернувшись выскочил из комнаты, на прощание шарахнув дверью. Еще не зная, как по-детски глупо смотрится этот жест.
Сбежал Хаято правда не далеко, всего лишь на кухню, где валялась еще одна пачка сигарет и не было «этого». Называть его собой Гокудера не хотел, хотя отрицать правду тоже уже не мог. Но никакие внутренние эмоциональные барьеры не выдерживали шока от потрясения и обиды. И то что он сам себя дерьмом облил, доканывало. Точнее доканывало то, что это «сам себя» не фигуральное выражение, а самая что ни на есть ужасающая реальность.
Вонгольский ураган нервно затянулся, прикрыв глаза. Нужно было срочно успокоится и придумать как дать отпор взрослому себе, не уронив себя при этом ни в чьих глазах.
«Просто дурка на выезде, блядь» - отчаянно подумалось.

2010-12-13 в 10:55 

Vinculum
Долбоёборг
- О, ну круто, он обиделся... - как-то даже растеряно пробормотал Гокудера, посмотрев вслед выбегающей из комнаты мелкоте. В любой другой ситуации он подошел и как следует надавал бы по заднице чересчур эмоциональному подростку, но сейчас его волновало другое - как справились с переходом другие хранители. Поэтому, ближайшие пятнадцать минут, он потратил обзванивая оставшихся - как оказалось, письма получили все, более того даже неплохо поладили сами с собой. Еще он поговорил с боссом, точно убедившись, что тот не желает перебраться сюда, и что с собой четырнадцатилетним он все же разобрался. Или, судя по всему, хотя бы извлек из шкафа.
Хибари явно был готов послать хранителя урагана в задницу, но кажется слишком разомлел - не без удивления, Гокудера услышал в его голосе почти влюбленные нотки. Хотя, что невольно приходилось признать, Кея за десять лет почти не изменился. С Бовино проблем оказалось чуть больше, а Мукуро обещал заняться босс - тем более, похоже, только он знал, как связаться с иллюзионистом.
Уже почти под конец разговора, Хаято неловко намекнул боссу о не самом удачном положении их младших версий словами "девятый", "Реборн" и "деньги", но судя по всему, Савада понял - пообещал разобраться с вопросом через своего бывшего учителя. Ну, или теперешнего, если брать в расчет время, в котором они оказались.
Когда с этим было покончено, Гокудера несколько успокоился, вытянул ноги и откинул голову на спинку дивана. Судя по всему с остальными все нормально, а ему предстояло разобраться с собой мелким. Малоутешающая перспектива, стоит признать.
Хаято чувствовал себя на редкость неловко, как и всегда, когда попадал в ситуации слишком насыщенные эмоциями других людей, в коих он разбирался весьма плохо. Даже если это были эмоции его-в-14-лет. Как он помнил, он и тогда не особо любил телячьи нежности, а попытка проявления подобного по отношению к нему всегда вызывала ступор. С возрастом - а самое главное, с прохождением пубертатного периода - он окончательно стал отдавать предпочтение логическим способам решения любых проблем - чем зарекомендовал себя как хороший стратег, но весьма посредственный дипломат. И тот спектр эмоций и социально принятых ритуалов их выражения, сводился у него к минимуму. Он позволял себе злится и уходить в любимое дело с головой, остальное считая не особо нужной шелухой и показывая только в непринужденной обстановке. Которая сейчас таковой явно не являлась.
Еще раз вздохнув, Гокудера с кряхтением встал с дивана, направляясь на кухню и думая, что же стоит сказать себе мелкому. Проблема усугублялась тем, что он совершенно не понимал, на что обижается его младшая версия и даже если и готов был принести извинения, не представлял за что именно их приносить. Действуя привычным, логическим путем, он мало расходился в отношении к себе вообще и к себе десять лет назад, а с собой он церемониться не любил. Благо его его жесткая внутренняя система ценностей, подчиняющаяся правилу "выживает сильнейший", не располагала к особой нежности ни к себе, ни к противникам. Но не объяснять же это малоуправляемому подростку?
Зайдя на кухню, Хаято застал свой младший вариант обиженно сопящим и затягивающимся сигаретой. Весь монолог, который он придумал по пути сюда резко выветрилось из башки и перетек в булькающее "Э-э-э-э-э...". Получив довольно саркастичный взгляд от своей мелкой версии, Гокудера прокашлялся и неуверенно начал, с каждым словом чувствуя себя все большим придурком и всеми силами стараясь не съязвить - напоминание о его обидчивости в подростковом возрасте болезненно задевало самолюбие.
- Эм, кажется я должен что-то сказать, правда я плохо понимаю что. Ну, давай я для начала извинюсь. Правда потом расскажешь за что именно, - глаз Хаято нервно задергался, выдавая насколько сильным придурком чувствует себя хозяин. Но неловкую паузу надо было чем-то занять. - Как я уже сказал, мне, как и остальным, придется провести в этом времени около двух недель. Как бы неприятно тебе не было это слышать, наилучшее место моего пребывания, это тво... наша квартира. Однако... - Гокудера замялся, пытаясь подобрать наиболее точный эпитет и не скатиться на личности, - у нас возникло некоторое недопонимание, поэтому э... не мог бы ты, задать мне рамки, в которых будет происходить наше общение? Или же я могу найти иное место своего пребывания, если я доставляю тебе сильный дискомфорт.
Весь этот монолог дался хранителю с явным трудом - держать в руках клокочущую ярость от факта того, что ему приходится буквально унижаться перед этим юнцом было почти нереально. Да и настойчивое напоминание о том, что эта дующаяся, импульсивная малолетка он сам, было просто невыносимым.
Впрочем, Хаято попытался прекратить связывать себя и себя-мелкого в единое целое - к его удивлению стало намного легче. Теперь перед ним, дымя как паровоз, стояло не издевательское, настойчивое напоминание о его характере в молодости, а просто белобрысый, обиженный паренек, во многом даже симпатичный и способный вырасти чем-то действительно сильным. Облегченно выдохнув, Гокудера потер лоб и расслабился опуская плечи - поза потеряла угрожающую напряженность, да и взгляд уже не сквозил таким презрительным отторжением.

2010-12-13 в 15:05 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Первая сигарета кончилась до отвращения быстро. Однако ее хватило, чтобы немного взять себя в руки и отложить мысли начинающиеся с «этот мудак!» как неконструктивные. Конструктивных мыслей, впрочем, от этого не прибавилось.
Хаято горько вздохнул, прикрыв глаза, и заставил себя снова осмотреть всю ситуацию в целом. С логической точки зрения, отбросив вообще все эмоции.
Придурок должен был остаться еще на две недели. Гокудера очень обстоятельно обдумал вопрос, но понял, что выгнать себя взрослого на улицу, рука не поднимается. Ну не мог он сам себя выгнать. Слишком еще свежи были воспоминания как его самого отовсюду гнали. Даже придурок Джи, и тот пожелал проваливать в Италию и бросать попытки… Гокудера гневно и болезненно рыкнул и стукнул кулаком по подоконнику. Стало больно.
В общем, действительность была такова, что взрослый останется тут на какое-то время. На этом сознание истерично забилось, напоминая о всех, только что нанесенных обидах и оскорблениях и конструктивное осмысление вопроса пришлось прервать второй сигаретой.
Второй вопрос, возникший в сознании, был уже чисто материально-практическим. Этого взрослого мужика надо было прокормить. Гокудера не то чтобы бедствовал, но и квартиру и свое содержание он оплачивал из своего кармана и рассчитывал всегда только на себя. Излишки и резервы денег у него конечно водились, но расставаться с ними было искренне жалко. Скрепя сердце, Гокудера заставил себя принять необходимость его кормить.
«Но пусть только попробует возмутится, урод. На подножный корм переведу!» - яростно подумал Хаято, прикуривая третью сигарету и начиная самую сложную мысль, как теперь все это донести до себя взрослого?
Мысль нарушили шаги.
«Приперся…» - мрачно констатировал Хаято, злобно-обиженно глядя на себя старшего. Выглядел взрослый правда как-то… смущенно что ли? И его выдающееся «Э-э-э-э…» было самой красноречивое реакцией.
А потом оно заговорило. В лучших традициях дешёвых комедий, с заминками, паузами и неловкими жестами. Хаято слушал это молча, продолжая сверлить свою взрослую версию жестоким, цепким взглядом.
- Моя, - жестко поправил. – Это моя квартира. А ты здесь гость. Не желанный и нежданный.
Гокудера прикрыл глаза на несколько мгновений, заставляя себя унять неуместную язвительность.
- Я… - он собрался с духом в очередной раз спрашивая себя, действительно ли собирается это говорить. – Я не стану тебя отсюда выгонять. Если хочешь, можешь остаться. Но.
Хаято снова взял паузу, очень тщательно подбирая слова, чтобы удержать себя в рамках конструктивного диалога.
- Но я не собираюсь выслушивать от такого зажравшегося коз… - оборвал себя, не позволяя перейти на личности. Сигарета неловко сломалась в пальцах. – Не собираюсь выслушивать от тебя_ни_одного_замечания по поводу качества моей жизни, и твоей, на эти две недели тоже. Тебе ясно?
Глаза Гокудеры сверкнули тщательно сдерживаемой яростью. Он сделал глубокий вдох, выкинул потерянную сигарету и только после этого продолжил.
- Лишних мест у меня нет. На диване сплю я. Кровати, если помнишь, здесь не предусмотрено, - Хаято потер лоб, до мельчайших деталей повторяя жест старшего, разве что не расслабился, оставаясь по прежнему сосредоточенным. – Я еще подумаю… какие есть правила…
Подросток выдохнул и поднял на себя взрослого уже чуть более спокойный, но по прежнему замкнутый и холодный взгляд. А еще было немного заметно, что такая неожиданная и сильная эмоциональная встряска вымотала мелкий вонгольский ураган.

2010-12-13 в 15:57 

Vinculum
Долбоёборг
На лице Хаято застыла восковая улыбка, неестественная на столько, что ему не хватало только надписи на лбу "Убить. Мелкого. Урода.". Усугублялось это тем, что подрывник понимал - окажись он сам в подобной ситуации, он повел бы себя так же, но вот быть в положении такого "гостя" очень не хотелось. За время монолога мелкого, в голове провертелось много мыслей начиная от желания просто спустить штаны с ублюдка и как следует надрать зад и заканчивая едким напоминанием порноколлекции, хранящейся на ноутбуке в соседней комнате. Последнее уже казалось Гокудере неплохой мыслью, однако, в самый последний момент, здравый смысл напомнил, что он будет глумиться над самим собой и хранитель прикусил язык. Впрочем, подумал он минутой позже, поиздеваться над собой-таким было неплохим развлечением.
Но уж очень выматывающим. Злобно смотрящий на него парень явно готов был сорваться в любую минуту, а эти две недели, Хаято готов был провести как угодно, но не грызться с упрямым недорослем. В результате он глубоко вздохнул, стараясь успокоить бушующий внутри гнев и совершенно безэмоциональным голосом сообщил.
- Хорошо. Вопрос с твоими, - на этом слове Гокудера невольно сделал акцент, хотя и старался никоим образом не проявлять буквально раздирающий изнутри ярости, - финансовыми затратами будет решен через Реборна.
Шумно сглотнув, хранитель урагана развернулся и вышел из кухни, направляясь к стеллажу с книгами. Конечно, в 14 лет было проще снять однокомнатную квартиру, однако, перспектива проводить время в одном пространстве с этим зарвавшимся, истеричным юнцом вызывала разве что желание перебраться к соседям или свалить отсюда куда подальше. Хотя, стоит отдать парню должное, до такого бешенства Гокудеру редко кто мог довести, по крайней мере сейчас. А еще меньшее количество решалось на подобное.
Разглядывание корешков до боли знакомых книг, немного успокоило и Хаято даже улыбнулся, пробегая пальцами по ровному ряду обложек. Многое из этого, он прочитал уже давно, хотя громоздкий фолиант посвященный физиологии мозга, в четырнадцать он нашел довольно нудным, а прочесть до конца так и не удосужился. Еще в копилку малознакомых книг отправился неожиданно найденный сборник ирландских сказок, которые хранитель и выцепил, направляясь к роялю.
Он помнил, что довольно редко подходил к нему в молодости, поэтому логично рассудил, что тут наименьшим образом будет мешать своей мелкой версии. Хотя и реальной мотивацией было желание как можно меньше контактировать с этим недорослем. В конце концов решив для себя, что если что, можно поселится и на полу в открытом углу комнаты - "Туда этот ублюдок точно не будет наведоваться" мстительно подумал Хаято - подрывник углубился в чтение, стараясь игнорировать настойчивое желание набить кому-нибудь рожу.

2010-12-13 в 17:44 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Гокудера не столько услышал, сколько угадал скрывающуюся за словами злость.
«Реборн оплатит мои расходы?» - невольно фыркнул, но тихо и недоверчиво. Но вместо ответа на фырк, осталось только провожать взглядом свою гордую, взрослую спину.
«Прекрасное начало, блядь,» - подросток вздохнул и посмотрел в окно. – «Сам с собой договорится не могу.»
От этой мысли стало противно. Хаято еще раз фыркнул для поднятия духа и уселся на табурет. В кухне было как-то тихо, пусто и дымно. Ну тихо и дымно из-за самого Гокудеры, а пусто, потому что Хаято предпочитал обычно проводить время в комнате. Есть тоже. И то что ее уже заняли…
Встряхнувшись ураган поднялся и включил чайник, собираясь заварить себе большую успокоительную чашку кофе. Кофе и сигареты вообще зачастую становились основой рациона итальянца, а потому Хаято редко скупился в отношении этих двух важных составляющих своей жизни. В конец концов не могло быть такой ситуации, с которой он не смог бы справится, посидев и подумав. А тут… надо всего лишь найти язык со своим взрослым Я.
Но сказать было намного проще, чем сделать. Задумавшись над проблемой, Хаято вдруг понял, что не знает даже как подойти к этому ублюдку так, чтобы он не взбрыкнул и не изошел новой порцией едких оскорблений, которые на четырнадцатилетнего Гокудеру действовали даже круче чем красная тряпка на быка. Одну за другой, Хаято перебирал возможные темы для возобновления разговора и откидывал их, сразу же находя повод прийти к ссоре.
В итоге сорокаминутная медитация на чайник не дала никакого результата. Чем весьма раздосадовала Хаято. Единственное положительное во всем этом было только то, что он окончательно смирился с положением дел и успокоился.
«Ладно,» - решительно щелкая кнопкой нагревателя, для повторного кипячения воды. – «Я просто сделаю это. В конце концов и ноутбук и все остальное у меня в комнате. Это моя квартира и вообще!»
Что вообще Хаято ответить бы затруднился, поэтому мысль оборвал, занявшись ритуалом создания порции кофе в достаточно большой кружке. Убедившись что напиток получился как надо, Гокудера кивнул и медленно двинулся к комнате.
«Блядь, я словно на гребанное испытание гребанного первого Хранителя собираюсь!» - недовольно мелькнуло в голове, вызывая кривую усмешку. – «Интересно, что бы сказал тот козел, Джи, про меня взрослого?»
Гокудера на несколько мгновений замер перед дверью, засовывая собственные эмоции куда подальше и вошел.
Выглядел он, правда, немного забавно, весь настороженный, подобранный и готовый выпустить когти по малейшему поводу. Неосознанно, Гокудера даже ступал как можно тише. Был бы он котом, то наверное сделал бы сейчас короткий выпад, тяпнул бы взрослого себя за пятку и отскочил бы, ожидая реакции… Но котом Хаято не был, а квартира и собственный разум такие безумные выходки бы не пережили. Впрочем, в чисто моральном аспекте, оба Гокудеры сейчас именно таким дерганьем и занимались.
Немного пройдя внутрь, Хаято замер, изучающе рассматривая свою взрослую версию, но никак не решаясь задать, заранее придуманный вопрос. Отчасти из-за опасения, что взрослый Гокудера еще не успел успокоится, отчасти чувствуя легкую вину что так его «ласково» встретил. Отчасти просто потому, что уж слишком личным было интересующее его.

2010-12-13 в 18:04 

Vinculum
Долбоёборг
.За что Гокудера любил книги, так это за возможность абстрагироваться от реальности и переждать собственный дискомфорт или вспышки ярости. Поначалу с трудом пробиваясь через текст, он сам не заметил, как увлекся, не обращая внимания на неудобную позу и воспоминания о недавних событиях. В результате, когда он услышал негромкие шаги, он пребывал в почти добродушном расположении духа, во всяком случае не горя желанием надрать зад стоящему в проеме недорослю.
Который, судя по всему хотел что-то сказать, замерев с довольно глупым выражением лица и чашкой кофе в руке. Но диалог так и не начинался, пауза затягивалась, заставляя неуютно поерзать и, не выдержав, Хаято-взрослый взял инициативу в свои руки.
- Кстати, советовал бы тебе начать нормально питаться. В шестнадцать лет такими темпами ты заработаешь гастрит, а это было... неприятно. - подрывник едва заметно скривился. Учитывая, что свой гастрит он игнорировал довольно долго и оказался у врача только в Италии, последствия были довольно противными.
- Впрочем, неважно, - осекся хранитель, закономерно рассудив, что парень может воспринять эту попытку заботы - даже звучит смешно "заботы о самом себе" - как очередной "наезд" или как он там воспринимал все до этого? И опять сорвется. В итоге, Гокудера насилу буркнул "Извини" и ткнулся обратно в книгу.

2010-12-13 в 18:29 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Хаято уже почти решился, как старшая версия его опередила.
«Гастрит… ну не удивительно…» - хмыкнул итальянец про себя. – «И что, мне предложить бейсбольному придурку обеспечивать меня питанием в обмен на домашние задания?»
Хотя сама по себе мысль была не такой уж бредовой. Сам Хаято готовить учиться не спешил, обходясь холостяцкой яичницей и полуфобрикатами. А да, и литрами кофе. Сначала он к этому напитку относился плохо, но со временем пристрастился почти до маньячества. Ну как к сигаретам. В конце концов, это же даже просто шаблон, завтракать кофе и сигаретой.
- Предсказуемо, - хмыкнул в ответ на фразу себя старшего. Потом неловко поставил чашку перед своей взрослой версией. – Будешь? – хмуро глядя из-под упавших на лицо прядей.
Хмурился Хаято не столько от того что злился, сколько просто… стеснялся. Взрослый Гокудера вроде бы утих, кидаться не стал и вообще начал наконец выдавать ожидаемые советы по облегчению жизни… Но вот как-то совсем адекватно на это реагировать мелкий не смог, отсюда и полезла привычная защитная агрессивная маска.
- Слушай… если ты остаешься… - мелкий замялся, встряхнув головой. – Мы должны как-то общаться… в смысле к друг другу обращаться, - он чуть прикусил губу, чувствуя себя идиотом. – Просто по имени тебя звать… это… - все подготовленные слова разлетелись, куда-то оставляя после себя неловкие провалы во фразах. Это злило и Гокудера ожидаемо разозлился, правда теперь на самого себя. – Черт… не так, - оборвал весь этот бред и резко глянул в лицо себе взрослому. – Короче, я просто понятия не имею что делать с тобой и как вообще с тобой говорить. Потому что… Потому что мне уже кажется, что я начинаю сходить с ума общаясь с самим собою… ведь ты же… ты же я… - как-то скомкано закончил, окончательно окрестив себя дебилом.
Но взгляда от лица своей взрослой копии не отвел, ожидая едкого комментария на всю высказанную чушь.

2010-12-13 в 19:07 

Vinculum
Долбоёборг
Брови Хаято стали медленно ползти вверх. Он отчасти понимал недоумение себя-младшего, но на его взгляд это была наименьшая проблема у них имеющаяся. Приняв кружку кофе, он скорее из вежливости, нежели действительно желая, отхлебнул и едва не поморщился - сочетание горячительных напитков, которые он в себя не так давно залил и горчащего вкуса вызывали не самые приятные ощущения.
- Ну, мы можем обращаться друг к другу "Эй ты". Или "Урод". Знаешь, это помогает, когда не знаешь имени, - Хаято пожевал губами и отложил книжку на рояль, - Да и по имени можно, просто подумай о том, что мы тезки.
Хмыкнув, он показал своей младшей версии на диван, предлагая присесть. так как сам он безраздельно занял скамейку у фортепиано. Когда они уместились на подушках, Гокудера почти с ненавистью стащил с себя галстук и расслаблено растекся. Большая часть проблем, связанных с перемещением была более или менее решена, в тех рамках, которые были ему доступны, поэтому усталость и остаточные явления алкогольного опьянения навалились на плечи хранителя в полной мере. Но сначала, надо решить что-то с собой-мелким.
- В конце концов, мы из несколько разных параллельных реальностей. Ну, уже. И ты через десять лет будешь не совсем я сейчас. Да ты уже не такой Гокудера, которым был бы за этот час с лишним, если бы я не появился. - подрывник честно пытался донести это до своей младшей версии и до себя самого. Видеть в этом мальчишек себя же, но десятью годами ранее было почти невыносимо, особенно когда это осознавалось особенно остро.

2010-12-13 в 19:43 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Хаято нервно фыркнул.
- Я что-то сомневаюсь что в каком бы то ни было возрасте мне будет приятно если ко мне будут обращаться «Эй ты, урод»… -опустился на другую сторону дивана, изучающе рассматривая самого себя.
Все-таки взрослый был красивый. В нем чувствовалась спокойная уверенная сила. Такая, которой правда можно боятся и это все же пронимало мелкого Хаято до глубины души.
Взрослый снова заговорил. Хаято слушал, но с каждым новым словом он начинал улыбаться все более нервно.
- Да… я понимаю про разные реальности… Хотя чем больше я об этом думаю тем больше у меня мешается в голове, - вздохнул мелкий. – Слушай… а.. Десятый… - Гокудера невольно опустил глаза к полу и сжал кулаки. – Десятый… как он к тебе…. Ко мне относится… будет относится?
Вся поза его выдавала напряжение. Слишком уж важным был ответ на этот вопрос.

2010-12-13 в 20:24 

Vinculum
Долбоёборг
- Ну, я к себе так обращаюсь, - Хаято фыркнул, с интересом разглядывая себя-мелкого. - Особенно, когда надо работать, а не очень то и хочется.
Вообще, когда Гокудера-мелкий не истерил и не ругался, с ним было даже приятно общаться и уж явно не возникало желания надрать засранцу зад. Даже его смущение вызывало немного умиленную улыбку - подрывник и сам не помнил когда избавился от этого почти мучительного напряжения, порождаемого целым ворохом вопросов относительно босса. Но парня стоило успокоить, зная себя, Гокудера не сомневался, что ослабление этого напряжения, позволит этому-Гокудере не совершить набора тех глупостей, которые совершал он сам.
- Он... прекратит боятся. Начнет больше доверять, научится полагаться на тебя. - Хаято немного прикрыл глаза, невольно улыбаясь своим мыслям. Сейчас его даже забавляли те отношения, которые были у него с боссом десять лет назад, но вряд ли имеющиеся недомолвки забавляют его-подростка. Подавшись чуть вперед, подрывник ободряюще улыбнулся.
- Ты будешь ему нужен и если оправдаешь эту потребность, то благодарность босса будет... - хранитель замялся, не зная как описать желаемое так, чтобы это не звучало меркантильно. Неизмеримой? Как будто это гонорар. Приятной? Тоже не то. Помявшись, Гокудера что-то булькнул и закончил просто "Будет", так как нужных слов просто не находил.

2010-12-13 в 20:58 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Хаято вздохнул и улыбнулся себе взрослому радостно. Слова о том, что он будет нужен, легли как бальзам на сердце. Страхи конечно никуда не делись, но немного улеглись.
- Это хорошо… - прикрыл глаза. Какая именно будет благодарность, Гокудере и правда было не важно. Главное что она будет, эта благодарность. – Я всегда буду рядом с Десятым. И всегда буду его защищать.
Повторил еще раз свою любимою мантру и улыбнулся себе взрослому. Хоть в чем-то они были совсем-совсем одинаковыми. И пусть это смотрелось дико, но согрело.
- Ты будешь жрать… а еще в холодильнике есть пиво, правда оно совсем паршивое? - подросток встряхнулся и вскочил с дивана. – Ой блядь!
Резко схватившись за поясницу. После разборки с Погребальными Венками позвоночник нет-нет, да выделывался, простреливая острой болью от копчика до головы.

2010-12-14 в 01:17 

Vinculum
Долбоёборг
Хаято озадаченно покосился на ругающегося парня. По его мнению, для радикулита, остеохондроза и прочих страшных слов, коими пугают всех нерадивых в плане здорового образа жизни подростков, ему было рано. Впрочем, это не помешало ему сесть ровнее, цапнуть пацана за талию, усадить к себе на колени и безапелляционно стащить с него футболку.
Сухие пальцы мягко легли на затылок, осторожно ощупывая выступ позвоноччника. Конечно, медик из Гокудеры был посредственный, но кое чему его научил Шамал, а кое чему приходилось учится самому, особенно когда партнер по заданию радостно захлебывался кровью. Выбитые позвонки редкостью не были, хотя и приятными их, Хаято, тоже не находил.
Положив вторую руку на плечо парня, он заставил того сесть прямо и стал плавно пересчитывать костяшки сверху вниз. Довольно худощавое тело без труда позволяло находить неровности остевых отростков, довольно ровно идущих в ряд. Подрывник едва заметно нахмурился - вправить выбитый позвонок он сможет, но все же отправит мелкого к врачу. В его возрасте, опыт уже подтвердил, что махать рукой имеет смысл разве что на мышцы, связки и местами кости. А вот за жизненно важными органами и местами скопления нейронов стоило бы следить.
Продолжая так же осторожно скользить пальцами ниже, Хаято поинтересовался.
- Рассказывай где болит, как болит и после чего болит.

2010-12-14 в 14:00 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Хаято нервно выругался, когда старший дернул его к себе. Второй прострел за раз было более чем неприятно получить. Но поведение взрослого себя несколько обескуражило. И его руки, так по хамски уверенно изучающие позвоночник вовсе не были неприятны.
Мелкий вздохнул, принимая более правильное положение и не мешая себе взрослому. Вопрос впрочем тоже был крайне предсказуем.
- Торикабуто… - наконец ответил ему мелкий. – Это все из-за него…
А потом подумал, что наверное взрослый Гокудера просто не знает о втором комплекте венков.
- В общем, знаешь, у Бьякурана было два комплекта погребальных венков, - поморщился. – И вот когда мы таки разрушили базу Мелоне, он нам это радостно сообщил. Ну и нам пришлось играть с ним и его венками в чойс… А в обще, наверное ты это уже вытряс из Шоичи, да? – помолчал. – Короче чойс мы феерично… точнее я феерично слил полностью не справившись с защитой базы, - в этом Хаято не собирался врать ни одному себе. – Но мы переманили на свою сторону Юни, Бьякуран взбесился, а мы от него сбежали, чтобы перегруппироваться и дать бой. Он последовал за нами, послав своих венков украсть Юни. Базу они полностью раскурочили… Ну ты наверное видел да? Это тот ублюдок Закуро, и варийский псих Скуало. А мы опять отступили… Кстати, кто такой Кавахиро?
Хаято не утерпел и повернулся к себе взрослому.
- Ну там у Кавахиро нас нашли венки и украли Юни…. Ну и выскальзывая из наших рук он проломил мной седзи. Собственно почти сломав мне спину. Урод. Ну а потом я все же убедил Десятого отпустить меня драться с венками… Ну и видимо там я ее окончательно добил. Как-то во время драки было не до боли… Потом нас конечно всех подлатали… Но все равно иногда позвонки словно выскакивают и закусывают ближайшие нервы. Получается адски больно и не всегда удается быстро вернуть их на место. А да поясничный отдел и низ грудного отдела позвоночника. Вылетают там. Хотя в поясничном чаще.
Хаято прикрыл глаза и замолчал, подумав что и так сообщил уже слишком много.
- Я думаю, что все же с возрастом это должно пройти. Я подросту, кости тоже и перестанут выскакивать… - Гокудера покосился на себя взрослого.

2010-12-17 в 23:58 

Vinculum
Долбоёборг
Хаято сосредоточено слушал, только иногда фыркая на чем-то вроде "комплекта погребальных венков". Вернее сосредоточено он прощупывал позвоночник - отсутствие медицинского образования сказывалось - а слушал краем уха. Многое, им действительно рассказал Ирие, поэтому сейчас его младшая версия только подтверждала полученную информацию.
К концу рассказа, Гокудера как раз добрался до поясницы и нашел сместившийся позвонок. Вполне вправляемо, но все же очень неудобно. Чтобы точно проверить не промахнется ли, он легко надавил на выступающую костяшку. Вопросы отпали сами собой Хаято-младший зашипел сквозь зубы, судя по всему от боли.
- Кавахиро, это дядя И-пин. Ладно, сейчас все сделаю. Привстань-ка.
Не особо церемонясь, Гокудера уложил себя-подростка на диван лицом вниз и провел ладонью вдоль позвоночника, будто перекрывая возможный поток возражений. Поувереннее уместившись сверху - колено на диване с внутренней стороны - он уложил пальцы по сторонам от вылетающего позвонка.
- Расслабься, сейчас может быть довольно больно.
Кость, на удивление легко вошла на место, хотя Хаято не взялся бы судить насколько безболезненно. Перекрывая возможные неприятные ощущения он стал с силой разминать мышцы рядом, постепенно поднимаясь выше. Вообще, это занятие он находил довольно идиотским - глупо сказать, о себе-мелком он заботился больше чем о себе... просто себе. Но не оставлять же парня мучится? Закончив с вправлением и импровизированным массажем, подрывник отстранился и, невольно съехав на официальный тон, которым говорил на работе, отрапортовал:
- Готово, но я бы советовал тебе обратиться к врачу, так как подобного рода повре... тьфу. - Мотнув головой, Гокудера даже фыркнул и продолжил уже нормальным голосом. В конце концов сейчас он не подручный, а перед ним не подчиненный. - Могут прекратить вылетать, а могут и нет. Так что к врачу я тебя отправлю. Считай тебе повезло, что пережимает чувствительные нейроны. А если двигательные? Временный паралич нижних конечностей.
Выдохнув, Хаято плюхнулся рядом и невольно усмехнулся, окидывая худощавое тело паренька изучающим взглядом.

2010-12-18 в 01:26 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Мелкий даже пискнуть не успел нормально, оказавшись мордой в диване.
«Блядь… вот точно слова с делом у меня не расходятся…» - впрочем, сопротивляться Гокудера и не подумал, а возмутится, попросту не успел. Короткая, но очень пробирающая боль прошибла все тело, заставив дернуться и заскрежетать зубами. Впрочем теплые руки взрослого немного примирили с неприятной реальностью. Так что даже резкое высказывание по поводу безруких костоправов так и остался не высказанным.
Услышав правда комментарий на тему похода к врач, Хаято собирался было возмутится, что старший ему не мамочка, но тот спохватился раньше и конфликт был задушен на корню, не успев родится.
- Вообще-то, чтобы повредить двигательную функцию нужно чуть больше чем выскакивающие и пережимающие нервы позвонки, - фыркнул мелкий, наблюдая, как взрослый Гокудера устраивается рядом.
Изучающий взгляд подросток заметил, но решил не акцентироваться, не спеша сползать с дивана и позволяя себя рассмотреть. Впрочем, не сказать, что так уж много там можно было насмотреть. В целом обычный подросток. Достаточно выраженный астеник, поджарый, угловатый, с хрупкими кистями, сейчас, правда, сложенными под светловолосой головой. Несколько более худой, чем нужно, с трогательно выступающими позвонками, бледной кожей и забавной смесью детских и взрослых черт в лице. Такой смеси, когда уже можно предположить о том, какой он будет через пять – десять лет, и еще угадывается, каким он был лет пять назад.
- Так ты будешь жрать или? – фыркнул он, нарушая задержавшуюся в комнате тишину.
Но на слова о приеме пище больше всех оживилась Ури, красиво сиганув с кресла и еще в полете распластав лапы так, чтобы как можно удобнее приземлится на столь услужливо подставленную хозяйскую спину.
- Мяу! – подтвердила кошка свое желание поесть всаживая когти в Гокудеру, чтобы удержать равновесие.
- Твою мать!!! – взвыл Хаято, не ожидавший от животного такой резвости и такой подлости. – Гребанная кошка, слезь с меня!
Ураган заметался, силясь скинуть животное. Но Ури лишь крепче вцепилась в спину мелкого когтями и протестующе зашипела.

2010-12-18 в 01:57 

Vinculum
Долбоёборг
- На время - хватит, особенно если начнет выходить сильнее, - Хаято попробовал мягко улыбнуться, хотя не был уверен, что его лицо выразило именно то, что нужно.
Впрочем, вскоре ему стало не до этого. Не сказать, чтобы он сам сильно хотел есть - его, до этого заполненный алкогольными парами организм, сейчас больше интересовался жидкостью, которую можно в себя влить, чем едой. Однако у Ури было свое мнение на этот счет - мелкая засранка мало отличалась от себя в будущем - по сути из будущего и прибыв - и крайне оживилась при звуке "Жрать", привычно седлая своего хозяина. Гокудера даже поморщился, наблюдая как когтистая фурия приземляется на голую спину. Однако, реакция мелкого была не то чтобы непредсказуемой, но не очень рациональной точно.
За время общения с Ури, Хаято четко уяснил для себя, что это такой же ураган как и он. И чтобы нормально взаимодействовать его нужно переждать и уж тем более не пользоваться силовыми методами - тогда злились оба и ни к чему хорошему это не приводило. Он-подросток, судя по всему. к этом еще не пришел, только усугубляя ситуацию. Которую стоило как-то прекратить - хотя бы для того, чтобы ставший чересчур громким мелкий хранитель не давил на уши трезвеющему старшему варианту.
Вздохнув, Гокудера цепко поймал младшего за плечо, сдавливая не болезненно, но достаточно сильно, чтобы тот прекратил метаться и уложил обратно. Окинув картину страдальческим взглядом, он глухо буркнул "Не рыпайся" и принялся за дело. Когти Ури вошли достаточно глубоко в кожу и отдирать кошку напрямую было идеей на редкость... идиотской. Поэтому пришлось пойти другим путем - все еще придерживая себя-подростка, Хаято взял лапу кошки и надавил на подушечки. Вытянувшиеся когти больше не стремились уйти внутрь и оттягивать кожу, и достаточно легко извлекались наружу. Ури злобно зашипела, прижимаясь к спине, но вырываться пока не пыталась. Времени ее относительного спокойствия, хватило для того, чтобы аккуратно достать все лапы и шлепком по заднице отправить на пол, чтобы не мешалась.
- Будешь так себя вести вообще жрать не получишь. И не вздумай таскать со стола. - Привычным, командным тоном рыгнул Гокудера и покосился на глубокие следы от когтей, обращаясь уже к себе-младшему.
- Ну что, будем мазать зеленкой или так сойдет? - в голосе была легкая насмешка, впрочем, Хаято надеялся, что в этот раз его интонации воспримут как шутливые, а не издевательские. Хотя обрабатывать царапины пацана у него не было никакого желания.

2010-12-18 в 02:18 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Хаято невнятно матерился сквозь зубы все время, пока старший отцеплял паразитку. Последний вопрос старшего Гокудеры вообще вызвал прилив гневного бешенства.
- Я что, блядь, девка, царапины обрабатывать? – не менее злобно чем Ури прошипел мелкий ураган поднимаясь. Кровь медленно по капелькам засочилась из ранок. – Дрянь хвостатая! – выдал он Ури.
Хвостатая ураганщица гневно вскинулась и метко попыталась вцепиться хозяину в ноги. Но в этот раз Хаято был готов к атаке и ловко ее избежал, скрываясь в дверях и захлопывая перед Ури дверь. Кошка прыгнула на нее оставляя глубокие царапины на дереве. Видимо такой исход достаточно утихомирил и ее и мелкого.
- О, а у меня пиво есть. Будешь? – почти миролюбиво раздалось из кухни, где уже позвякивала утварь и дверца холодильника.
Ури подобрала лапки, устроившись перед дверью как истинная леди, даже хвостом обвилась.
- Мяу, - повелительно выдала кошка, глядя на взрослого Урагана. Видимо на ее языке это означало: «Открой мне дверь, двуногое.»

2010-12-18 в 03:14 

Vinculum
Долбоёборг
Не сдержавшись. Хаято фыркнул - в чем-то даже умиленно - наблюдая за собой-мелким. Да уж, в таких темпах он точно не поладит с Ури, впрочем, пока что можно было удержать этих двоих от лишних разрушений. Тем более из за двери раздалось магическое слово "пиво". В теперешнем состоянии, это было лучше любой жрачки. Поэтому, ураганник довольно шустро направился к двери, но остановился перед сидящей на полу кошкой. Ухмыльнувшись, он сел на корточки и протянул ей руку, для начала давая обнюхать и привыкнуть к чему-то новому. Когда та расслабилась. он ненавязчиво подхватил небольшую тушку за шкирак и опустил себе на плечо. Цепкие когти сразу же вцепились в плечи, страхуя кошку от падения, но Хаято только слегка скривился - не привыкать.
Встав, подрывник толкнул дверь и довольно оживленно, не обращая внимание на "наплечный груз", поинтересовался.
- Я слышал, ты сказало слово пиво.

2010-12-18 в 18:37 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Протянутую руку Ури конечно изучила, но и фыркнула, демонстрируя «второму» хозяину, что она не дура и запах, пусть и немного другой, узнала. Возражать против торжественного восшествия на кухню она тоже не стала.
Мелкий выставил холодную жестянку с пивом на стол и крутился у плиты, сооружая себе кофе и горячие бутерброды. Благо с микроволновкой у Хаято сложились куда более мирные отношения чем с плитой и со сковородкой. Если самые элементарные блюда он приготовить еще мог, то чуть более сложные и требующие рецепта обращали процесс готовки в катастрофу. Причем масштаб этой катастрофы зависел на прямую от сложности блюда.
- Мяу! – Ури громогласно потребовала еды с плеча взрослого. Подросток бросил на нее крайне недовольный взгляд но молча выставил тарелку с кусочками рыбы. Кошка рванула к ним, довольно урча.
- Сразу предупреждаю… пиво отстойное, - вцепляясь зубами в чуть пережарившийся кусок хлеба с колбасой и сыром.
Поел мелкий достаточно быстро, запил кофе и, оглянувшись на часы, ушел переодеваться. Через 10 минут он снова появился в дверях кухни.
- Вообщем, я по делам ушел, - предупредил себя взрослого, как-то почти смущенно заводя волосы за ухо. – Вернусь поздно. Еда, какая есть, в холодильнике. Диван раскладывает с полпинка… ну сбоку. Белье в нижнем ящике… Если будешь ложится, моя половина у стены. Только попробуй занять! Будешь что-то заказывать… - Хаято прикусил губу, но пересилил себя. – Деньги на дне правого ящика. Заначка на крайний случай под плинтусом в комнате, в углу. Совсем секретная…. А в прочем на кой я тебе это говорю!? – разозлившись на самого себя. – Пароль к ноутбуку ты должен помнить. Не помнишь – мне же лучше. Все. Я ушел.
С этим, слега покрасневший от недовольства, подросток поспешил выскочить из квартиры, твердо намеренный раньше полуночи домой не возвращатся.

2010-12-18 в 20:36 

Vinculum
Долбоёборг
"О, ну прекрасно", с оттенком сарказма подумал Гокудера, "Теперь мне до вечера вообще не понятно чем заниматься". Впрочем, себя-мелкого он даже проводил, уныло попивая откровенно отвратное. Хотя сейчас это воспринималось как лучшая жидкость в мире, поддерживающая подрывника в относительно нормальном состоянии.
Однако, как полчаса спустя после уходя себя-мелкого, сообразил Хаято, заняться ему было чем. Ури настойчиво требовала с ней поиграть, а потом и вовсе куда-то свалила. Но долго скучать Гокудере не пришлось - вскоре довольно бесцеремонно, в окно запрыгнул подозрительного вида мужчина итальянской внешности и оставил на подоконнике конверт. На вопросительно-угрожающий взгляд хранителя урагана - который, уже нащупывал висящую под рубашкой кобуру пистолета, с которым не расставался даже на праздниках - незнакомец нервно выдохнул "От Реборна" и ушел. Тем же путем.
Как и ожидалось в конверте оказалась энная сумма денег, в которую взрослому хранителю стоило уложится. Если бы он еще понял как было с ними десять лет назад... Потом, его заняли уже хранители, вернее он сам поинтересовался в порядке ли все, но в результате только напоролся на восторги Ямамото касательно того "Как все круто было, десять лет назад!". Получасовые восторги. С остальными удалось закончить побыстрее и в конце концов, Хаято растекся на диване, вооружившись ноутбуком. Однако, пароля он действительно не помнил. Свой обычный, не подходил и Гокудере пришлось пробовать их все, которые он хоть как-то помнил, по убывающей во времени. На это ушло еще минут сорок.
Честно говоря, поначалу Хранителю было интересно посмотреть новостные сводки да и вообще вспомнить - а как оно было-то десять лет назад? Но вместо этого, напоролся на старую игрушку, которую помнил вообще с глубокого детства и засел играть. Надолго.
Часам к девяти вечера, когда все новостные сводки были прочитаны, игра осточертела. алкогольные пары выветрились из организма и даже на кухне Хаято относительно убрался, делать стало окончательно нечего, да и откровенно клонило в сон - количество впечатлений сказывалось. Мелкого все еще не было дома, но искать его явно было плохой идеей, тем более Гокудера и сам помнил, насколько, зачастую задерживался. Поэтому он вяло дополз да душа, проторчав там почти час - мыться было чертовски лениво, но все же следовало - разложил диван и задумался над одной делимой. Вообще, в молодости он мало заботился о такой вещи как постельное белье. Чего уж греха таить, и сейчас, если бы не чертов статус - и живи он один, а не в резиденции - его бы мало волновали такие вещи как постель, раскиданные по комнате банки из под пива, холодильник забитый полуфабрикатами или иные атрибуты холостятской жизни.
Однако, убивать в мелком надежды на лучшее не хотелось, поэтому Гокудера, с кряхтением все же застелил двухместный диван и даже засунул одеяло в пододеяльник, что далось ему не совсем легко. И даже осторожно сложил свою одежду на кресле, гордо щеголяя по комнате в черных боксерах, с красной резинкой. После столь продуктивной деятельности, на горизонтальную поверхность он опустился с выражением редкостного блаженства на лице, а вырубился почти сразу, укрыв только нижнюю половину тела. Хотя, в комнате было весьма жарко не смотря на открытое окно - или скорее сам подрывник был довольно холодолюбивым - поэтому в процессе сна покрывло было скинуть вообще до колен.

2010-12-18 в 22:18 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Без двадцати двенадцать мелкий ураган, чертыхаясь в полголоса, открыл дверь в свое жилище. В квартире было темно и тихо, из чего Хаято заключил что взрослый, добив пиво, улегся дрыхнуть. Выскочившая из дверей довольная Ури лишь подтвердила подозрения. Кошка преувеличенно радостно и кровожадно смотрела на пакет, очевидно уловив запах прикупленного для нее лакомства. Гокудера тихо фыркнул.
- Свет на кухне включи, - проворчал шепотом, закрывая за собой дверь, как можно тише. Будить своего взрослого гостя отчего-то не хотелось.
Ури согласно кивнула и легко допрыгнула до выключателя. Видимо прием ими был давно отработан. Вообще вдвоем и без свидетелей оба Урагана уживались вполне сносно, но стоило появиться третьему, как в них словно бес вселялся.
Не глядя скинув кросовки, мальчишка потащил пакет на кухню, занявшись его разгрузкой. Ури по своему помогала, вышвыривая из пакета продукты в поисках рыбки и мяска. Хаято ей не мешал, успевая подхватывать то, что кошка швыряла слишком далеко. Добравшись до того, что явно предназначалась ей, Ури ненадолго задумалась, выбирая, что хочет немедленно, а что отложит на завтра. Гокудера пока разобрал окончательно покупки и даже успел докурить сигарету, перехватив чего-то, что на его взгляд сошло за ужин.
Наконец Ури приняла решение, царапнув решившего вдруг заспорить с ней хозяина и наглядно доказав ему как он не прав, с урчанием вцепилась в ужин. Хаято тихо матерясь, включил чайник и ушел в ванную, промывать очередную царапину.
Когда пацан выходил из ванной его взгляд в очередной раз зацепился за приоткрытую дверь в комнату. Поддавшись любопытству, Гокудера очень тихо скользнул внутрь, в полутьме рассматривая спящего гостя, попутно отмечая, что тот все же разложил диван и даже застелил. Это вызвало невольную ухмылку, но глаза продолжали с какой-то странной жадностью шарить по спящему, словно бы впитывая в себя образ.
«Блядь! Я откровенно пялюсь на мужика!» - опасливо забило в набат сознания.
«Ну… и по хуй. Это в конце концов я сам. Имею право посмотреть.» - безапелляционно заявил разум, подавляя все иные доводы в зародыше. В конце концов, взрослый Гокудера был мужчиной, на которого действительно приятно было посмотреть. Осознав наконец что столько пялится даже на самого себя неприлично, Гокудера поспешил отвести глаза, поймав взглядом пушку себя же взрослого. Черный металл орудия убийства тускло блеснул, попав ненадолго в лучи света из двери и намертво приворожил подростка.
Гокудера даже покосился на свою взрослую версию еще раз, убеждаясь, что тот спит и осторожно, на цыпочках прокрался к вороху одежды, бережно и бесшумно извлекая игрушку. Когда вся кобура оказалась в руках подростка, он чуть ли не рванул прочь от «места преступления». По крайней мере, комнату Хаято покинул очень быстро, опасливо покосившись на взрослого себя.
На кухне чайник уже приветливо дымил, показывая что вода готова для сотворения ночной чашки чая. Оставив пакетик завариваться, мелкий приступил к тщательному исследованию пистолета.
Осторожно извлек оружие из кобуры и взвесил в ладони. Рукоять пистолета приятно холодила кожу, палец сам скользнул на курок, словно приглашая произвести пробный выстрел. Но Хаято не торопился. Сначала он внимательно осмотрел и ощупал тонкими пальцами дуло, скользнув по нему почти лаской, затем осмотрел саму рукоять со всех сторон. Найдя на ней неприметную гравировку с черепом, мелкий ураган пришел в совершеннейший восторг, даже рот приоткрыл, моментально признав оружие своим. После не отказал себе в удовольствии прицелиться в свое же отражение в окне и убедится, что смотрится совершенно и ахуительно клево с пистолетом в руках. Чтобы эффект оказался законченным Хаято даже снял пистолет с предохранителя, словно и правда готовился произвести выстрел.
Ури, вынужденная наблюдать за дурачествами малолетнего хозяина только тяжко вздохнула. На третьей картинной позе она окончательно пришла к выводу, что пора кончать балаган и столкнула кобуру со стола на пол. Та с глухим, но неожиданным звуком свалилась, заставив Хаято подпрыгнуть. Пальцы нервно сжались на рукоятке чуть не спустив курок.
- Ури! – громким шепотом выругался Гокудера. – Твою мать, гребанное животное! Я же чуть не выстрелил!
Подрывник вздрогнул и подозрительно покосился на свою же комнату.
- А если бы этот проснулся? – гневным шепотом же поинтересовался мелкий у кошки. Но та только самодовольно вылизывала лапу. – Черт с тобой…
Гокудера быстро вернул предохранитель на место, а пистолет засунул в кобуру.
- Ладно, хуй с ним… идем спать, - так же шепотом велел кошке, составляя чашку в раковину.
«Завтра надо будет стянуть пистолет и сбегать пострелять в заброшенных кварталах», - Хаято даже улыбнулся этой мысли радостно и совершенно по-детски.
Выключив свет, он осторожно прокрался в комнату, возвращать оружие на место, продолжая надеяться, что взрослый продолжает спать. Вернув пистолет на место, Хаято выдохнул и перебравшись через Гокудеру из будущего устроился на своей половине кровати, завернувшись в одеяло чуть ли не по уши, полностью стащив его с взрослого Хаято.
Засыпал этой ночью Гокудера совсем счастливый, вспоминая приятную, холодящую тяжесть пистолета в руке, матовые отблески на его полированных краях и кокетливую гравировку черепа. Совершенно не удивительно, что ночью он постоянно крутился, явно находясь в сладостной власти эротических сновидений, а проснулся так и вовсе с знатным стояком и мужчиной в одной кровати.
Первые мгновения Хаято так просто впал в легкий ступор, сопоставляя факты, но потом вспомнил вчерашнее и сдавленно выматерился. Следовало избавиться от эрекции до того, как взрослый проснулся.
Гокудера бросил на него короткий взгляд. Поджарая мужественная фигура, ощущение силы и в то же время такая неяркая, но броская красота. Все это легко и быстро дошло до разума не столько пониманием, сколько ощущениями, заставившими мелкого слегка покраснеть и поторопится в ванную. Неловко перебравшись через спящего взрослого, и еще раз мысленно выматерившись по этому поводу, Гокудера невольно поймал взглядом рукоять пистолета. В сознании тут же всплыл вчерашний вечер, тяжесть пистолета в руке, ощущение удивительной силы, которое тот давал и возбуждение от этого ощущения. От воспоминания эрекция только усилилась, и Хаято сдавленно выдохнув и закусив губу, припустил в ванную, не обратив внимания, что неплотно закрыл дверь.
Быстро обнажившись, он включил воду и полез под нее. Привыкнув жить в одиночестве, Гокудера даже не подумал задвинуть занавеску. Да и не до того ему было. Ощущения от вчерашней игры с пистолетом, настоящим, боевым, пахнущим порохом и черной холодной яростью будоражили кровь ничуть не хуже журналов откровенного содержания. Хаято даже не уловил тот момент, когда руки заскользили по телу, стремясь удовлетворить его желания. Легкие, но уверенные прикосновения, по шее вниз, одновременно с косыми струями душа. Второй рукой обхватить себя, в то время как сознание галопом несется в какие-то совершенно упоительные грезы где он уже сильный, всеми признанный, могущий получить что угодно и удовольствие в том числе. Дыхание становится тяжелее с каждым прикосновением, прерываясь сдавленными стонами. Руки живут своим собственным разумом, доставляя удовольствие. Еще больше удовольствия. Ничего не пропуская, ну насколько хватает малолетнего сознания. Воображение рисует картинки; одна другой соблазнительнее. Они захватывают полностью, отодвигают внешний мир куда-то далеко за дымку пара от воды, за дымку грез перед зазеленевшими от желания глазами. Удары тугих струй только лишь стимулируют и усиливают удовольствие. Движения становятся быстрее и резче с каждым следующим. Ноги начинают слабеть от подступающей разрядки, заставляя прислониться к влажной кафельной стене, чуть запрокинув голову. С приоткрытых губ уже не переставая льются тихие стоны, а руки продолжают двигаться, подводя к концу.

2010-12-19 в 22:10 

Vinculum
Долбоёборг
Утро встретило Гокудеру прохладной - сказывалась ночь без одеяла - занимающимся рассветом и острым не пониманием где он вообще находится. Конечно, потолок как и обстановка в комнате казались ему до боли знакомыми, но он никак не мог вспомнить что...
- Пресвятая дева Мария... - застонал Хаято в голос. О, ужас! Это была его комната, когда он был подростком! Неужели он все еще пятнадцатилетний пацан, а все эти десять лет, Мельфиоре, взрослые хранители - всего лишь бредовый сон?! От течения мыслей в этом, не самым лучшем русле, его спасла весьма обыденная вещь - в пятнадцать лет руки и ноги не бывают настолько волосатыми, подбородок не покрывается щетиной за ночь, и уж тем более уши он проколол после. Это немного успокоило и избавило от панического желания начать метаться по комнате и звонить всем знакомым. Вариант, что на пьянке Вонголы он нажрался до такой степени, что приполз сюда сам тоже был отброшен - на столике неподалеку помигивал ноутбук, которого у него точно не было уже давно. Хотя стоп. Пьянка?
Постепенно, в голове всплывали воспоминания произошедшего и Хаято растекся по дивану со счастливейшей улыбкой - такого облегчения он не испытывал уже очень давно. Теперь, когда он несколько успокоился и сообразил где находится, он обратил внимание на состояние своего организма. Утренний стояк, впрочем, кто бы сомневался. С выходом из бурного пубертата, эта обыденная ситуация потеряла для него какой-то эротический подтекст, ассоциируясь в первую очередь с неудобством утреннего справления малой нужды и акробатическими ухищрениями, к которым приходилось прибегать, дабы не промахнуться. Конечно, он и сейчас никогда не отказывался от приятного утреннего секса, да и возбуждение, воспринималось сонным сознанием довольно необычно. Но далеко не всегда, он просыпался в кровати с симпатичной дамой, приятной во всех отношениях. Или парнем.
О своей бисексуальности, Гокудера задумался лет в восемнадцать, когда расстался со своей первой девушкой - вернее она его послала, ссылаясь на его вечную занятость и "замороченность своими друзьями-педиками!". Тогда, Хаято не придал особого значения оскорблению в отношении хранителей, однако, отсутствие регулярного секса сказывалось. Сначала взгляд желающего плотских утех подрывника пал на Мукуро - к тому моменту тот был вызволен из тюрьмы. И это было понятно – с манерностью иллюзиониста и его слащавой, бабской внешностью. На первое время Гокудера оправдывал себя тем, что со спины этого засранца и впрямь можно легко принять за бабу. И даже пару раз обращался за услугами девушек древней процессии, дабы сбросит напряжение и избавится от этих нездоровых мыслей.
Когда хранитель урагана стал ловить себя на том, что пялится на округлый зад юного Бовино, это уже стало его пугать, но он отбрехивался от подобных наклонностей, считая их полным бредом. Кончилось это все тем, что на очередном дне рождении Тсуны, где Гокудера, пожалуй, впервые налакался до беспамятства, его утро оставляло желать лучшего. Хотя, по сути, было весьма неплохим. Тогда первое, что увидел подрывник это подмышку Ямамото, в которую, почему-то, он тыкался носом. Беглый осмотр привел к тому, что Такеши был голый, спящий и обнимаемый кем-то за талию. И этот "кто-то" был явно не Хаято. Почти в панике опустив взгляд, Гокудера увидел своего босса - тот с умильным выражением лица вцепился в хранителя дождя, уткнувшись ему в бок, а вот руки подрывника уже крепко обхватывали грудь Савады. Тогда, на пугающие воспоминания о том, как он, напившись, предложил Такеши устроить десятому "особенный" подарок, при чем всех трех перспектива соития крайне взбодрила, он пробежал не один круг по комнате. Похмельные Тсуна с Такеши среагировали более спокойно, хотя, судя по страдальческим выражением лица, полный самобичевания монолог ураганника просто приносил им чрезмерную боль. С тех пор Гокудера вдоволь наэкспериментировался, успел прийти к тому, что девушки для него все же приятнее и только иногда баловаться гомосексуальными утехами.
Но, эту душещипательную историю, Хаято-взрослый решил не рассказывать своей младшей версии. В пятнадцать лет, сообщение о том, что однажды тот очухается в кровати с двумя мужиками, могло быть воспринято чересчур болезненно. Кстати мелкого рядом нее было. То ли уперся куда-то, толи еще что. Впрочем, это вполне устраивало хранителя – пугать подростка гордо оттопыриваемыми боксерами он не хотел. Но, дабы точно убедится, что он в квартире один, Гокудера встал, беззвучно ступая босыми ногами по полу. Впрочем, о наличии жизни в ванной стало понятно уже по приближении к двери – довольно громко шумела вода. Подрывник остановился, решив вернуться обратно в кровать, но его отвлек донесшийся тихий стон. Неужели мальчишке плохо?!
Конечно, наиболее вероятный вариант был тот, что он-мелкий просто мастурбирует, но взрослый помнил, что издавал звуки в процессе либо когда был очень пьян, либо когда какой-то редкий счастливчик – коих за жизнь подрывника было всего двое – трахал его в зад. О довольно ярких ощущениях от подросткового онанизма он как-то забыл и резко сорвался, влетая в ванну.
Первым делом, он окинул худощавую спину мальчишки цепким взглядом, пытаясь найти возможные повреждения, но все оказалось весьма прозаично – парень действительно дрочил. Благо, не заметил появления в комнате кого-то еще, за шумом воды, что неимоверно радовало взрослого хранителя. Он внутренне ругнулся на себя, за излишнюю обеспокоенность и хотел уже все так же незамеченным покинуть помещение, но невольно замер, наблюдая за собой же. Жилистый, худощавый, с длинными, красивой формы ногами, такой открыто-похотливый, ласкающий себя.... Теперь до Хаято стало доходить, какого черта непонятные мужики подкатывали к нему в этом возрасте, да и сам невольно испытал возбуждение – благо, утренний стояк способствовал.
Вообще секс, это была сплошная головная боль Гокудеры последние месяца три. Сначала милая итальяночка с затмевающими все сиськами, после довольно долгих – целых две недели! – ухаживаний так ему и не дала. Потом, звонок босса буквально содрал его с более уступчивой, но менее симпатичной дамы. Очаровательная девушка из прислуживающего персонала резиденции – среди которого секс, а лучше замужество с хранителем было, чуть ли не пределом мечтании – оказалась мазохисткой и после фразы «Засади мне по самые гланды, мерзкий ублюдок!» у Хаято все просто упало. Последним оплотом надежды была какая-то баба на празднике, которую хранитель уже готов был оттащить в уединенное место, но его перенесло в прошлое.
При чем, со всей этой беготней с Мелифиоре, у него даже не было времени – да и особого желания – нормально подрочить. И что он видит? Он мелкий, по совершенно не понятному и несправедливому закону подлости, стоял и вовсю наяривал свой хер! При чем так, что взрослая версия не отказалась бы… присоединиться. Однако, это уже было слишком даже для подрывника – ну ладно гомосексуализм, мастурбация, педофилия или нарциссизм… но не все сразу же?!
Однако, истосковавшаяся по нормальной разрядке тушка злорадно отказывалась двигаться, с новыми силами поднимая член, ненавязчиво намекая хранителю, что хорош стоять столбом – иди и делай! Борьба с ней была недолгой, ожесточенной и проигранной.
Вздохнув, Гокудера тихо прикрыл дверь, скинул белье и так же беззвучно скользнул в ванну – хотя бы поржет над реакцией мелкого. Мученически закатив глаза, Хаято тихо буркнул «Надеюсь, это сойдет просто за мастурбацию?» и сделал шаг вперед.
Чтобы не получить по роже сразу же, подрывник пропустил одну руку поперек груди мелкого, с силой прижимая к себе – собственный стояк удачно уместился где-то в области копчика – а вторую устроил на члене мелкого, поверх его ладони. Склонившись к самому уху, хранитель жарко прошептал, касаясь губами кожи.
- Если уложить указательный палец чуть выше, и надавить на канал, будет приятнее.
Слова не расходились с делом – Гокудера переместил пальцы себя-мелкого как только что сказал и сдавил руку сильнее, плавно двигая ей по стволу.

2010-12-19 в 23:03 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Одурманенный накатывающим наслаждением, Хаято, и правда, не заметил в ванной постороннего. Тем более что, не смотря на разницу в возрасте, Гокудера из будущего не воспринимался угрозой на внутреннем радаре мелкого. Так что смог совершенно беспрепятственно раздеться и влезть под душ.
Когда чужая рука так нагло обхватила его поперек, груди мелкий успел лишь вздрогнуть, выдергиваемый из приятных грез. А вот чужое возбужденное тело, прижавшееся сзади так, что член уперся в опасной близости к заду подростка, попросту напугало.
- Что за!? – взбрыкнул в руках себя взрослого Хаято, не успев спрятать в голосе нотку страха. И почти тут же получил ответ на свой вопрос. Кожа под прикосновением губ словно зажглась. Вообще ощущение прижавшегося к нему мужчины ураганом смешало все эмоции не давая толком разобраться в них, а опасность лишь подхлестнула возбуждение.
- Какого хуя ты твориииииишь… - невольно застонав от усилившегося удовольствия. Взрослый Гокудера определенно намного лучше знал свое мелкое тело и пути его удовлетворить. Хватило всего-то одного этого движения, чтобы подросток с глухим вскриком кончил.
- Блядь… - Хаято очень медленно опустил взгляд на свою и чужую руку на своем члене, понимая, что что-то в этой жизни прошло мимо него. Вот только чужое возбуждение после оргазма стало ощущаться куда острее и настораживать куда больше. Мелкий растерянно замер, совершенно не представляя что делать в такой ситуации, только сбитое оргазмом дыхание с шумом вырывалось из груди.

2010-12-19 в 23:58 

Vinculum
Долбоёборг
- О, - немного удивленно выдал Хаято, разжимая руку и стряхивая сперму на пол ванны, - мне казалось, я был более долгоиграющим. Впрочем неважно.
Отпускать мелкого не хотелось. Ну как, вернее хотелось нагнуть его и как следует трахнуть, но, благо, здравый смысл не позволил бы ударится в подобный бред. Но возбуждение - тугое, туманящее голову - стоило куда-то деть. Не особо задумываясь что делает - да и в конце концов, это же был он сам! - подрывник хрипло прошептал.
- Кстати говоря, в следующий раз, попробуй сделать вот так. - горячая ладонь, едва касаясь провела по лобку, становящемуся довольно чувствительным до и после оргазма. - А еще вот вот так, - в этот раз мишенью пала тонкая кожа сбоку аккурат под ребрами, резко контрастировавшая с грубоватыми пальцами подрывника, - Или вот так.
На этот раз, рука улеглась на грудь, осторожно обхватывая розоватую бусину соска, а короткий ноготь грубовато-дразняще стал его поглаживать. Не выдержав, Гокудера шумно выдохнул и наклонился ниже, впиваясь губами в бледную шею мальчишки. Конечно, это была чертовски дерьмовая идея, но в конце концов, чем плох секс с самим собой?!

2010-12-20 в 00:16 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
«Долгоиграющим? Да что он…» - мысли испуганной стайкой рванули в стороны, когда мелкий осознал, что отпускать его никто не собирается.
- Твою мать! Отпусти меня нем… - голос прервался. Тело удивительно горячо отозвалось на необычные ласки. А от горячего, хриплого шепота по позвоночнику прокатилась странная, но безусловная дрожь.
- Что ты делаешь..? – растерянно и смущенно прошептал, вздрагивая от поцелуя. – Ты же не собираешь… ведь…. Блядь… Прекрати!
Хаято сдавленно выдохнул, не осознавая что теснее прижимается к взрослому, реагируя на его действия.
- Я же не пидор, - слабо запротестовал, вяло попытавшись вывернуться из объятий. Совершенно не подозревая, как может ощущаться гибкое мальчишеское тело, постоянно трущееся и удивительно горячее.
Мелкий попробовал было оттолкнуть руки себя взрослого, но лишь вцепился в запястья подрывника, жмурясь и вздрагивая. Постепенно по телу начало разливать приятное томление медленно возвращающегося возбуждения. Явно попытки разума взять верх над этим бредом, проиграли мальчишескому телу дорвавшемуся до первого секса.

2010-12-20 в 00:47 

Vinculum
Долбоёборг
Хаято едва слышно заурчал, сильнее прижимая к себе вяло отбрыкивающееся тело. Невольно, он несколько разошелся, жадно скользя губами по влажной шее и даже оставив парочку довольно бледных, но все же засосов. Кто бы сомневался, что тело мелкой версии, в самый расцвет пубертатного периода, будет реагировать на подобные ласки весьма однозначно. Однако, последняя реплика мелкого, заставила Хаято с хмыканьем отстранится и прижаться обратно к уху, довольно сообщая.
- Считай это чем-то средним между мастурбацией и нарциссизмом. И к последнему, - добавил хранитель, разворачивая парня лицом и прислоняя его к стенке, - это судя по всему ближе.
Плотно прижав себя мелкого к стене, Хаято устроил его руки у себя на талии и вернулся к шее жадно ее лаская. Свободная от сдерживания юного подрывника от неразумных действий рука, опустилась ниже, принимаясь повторно ласкать член - мягко двигать покрытой спермой кожицей по головке, иногда отстраняя и плавно поглаживая уздечку; сжимать пальцами у самого основания; спускаться ниже, дразнящими прикосновениями к мошонке и внутренней стороне бедер. Губы, тем временем, не бездействовали, устроившись уже в области уха, в котором когда-то будет пирсинг, и пожалуй даже грубовато его лаская, иногда пуская в ход зубы.
Когда необходимость в том, чтобы удерживать мальчишку отпала, Хаято опустил ладонь к груди, возвращаясь к соску. Уже несколько набухший и, судя по всему, более чувствительный шарик удобно разместился в пальцах, позволяя поглаживать его, немного жестко сжимать или же чуть оттягивать вперед.
Дождавшись восстановления стояка себя-мелкого, Гокудера обхватил рукой уже оба члена - свой и мальчишки, принимаясь плавно, скорее раздразнивая водить по твердым, бархатистым стволам.

2010-12-20 в 01:04 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Отбросил сопротивление мелкий достаточно быстро, с горечью осознав его бессмысленность и чуть откидывая голову, подставляя поцелуям шею. Впрочем очень скоро старший его развернул.
- А я считал что… нарциссизм – болезнь… - прикрыл глаза мелкий. Тонкие руки чуть вздрогнули, оказавшись на талии мужчины. Кафельная плитка немного неприятно холодила спину, создавая яркий контраст уверенным ласкам взрослого. – Значит я сумасшедший… - продолжил сдавленно бормотать, едва удерживая откровенно сладкие вздохи и тихие стоны. – И извращенец…
Хаято невольно зажмурился, ближе подаваясь к себе взрослому, полностью уже покоренной наглой уверенностью его прикосновений. Когда возбуждение вернулось в полном объеме, и взрослый обхватил оба члена, у мелкого перехватило дух. Толкнувшись вперед, он уже в голос застонал, мертвой хваткой вцепляясь в спину своей будущей версии, пока впрочем, ни на минуту не задумываясь, что можно не только столбом стоять, но и инициативу проявить

2010-12-20 в 02:41 

Vinculum
Долбоёборг
Хаято довольно нагло ласкал тело себя-мелкого, впрочем, кому как не ему знать что тот хотел. Однако высказывание про нарциссизм ввело его в некоторый ступор и он отстранился, доверительно сообщая.
- Вообще-то в пятой редакции DSM (Руководство по диагностике и статистике психических расстройств) нарциссизм отправили в пограничные расстройства личности в область акцентуаций. А... ну... он еще не вышел... тут.
Гокудера неловко замялся под весьма саркастичным взглядом себя-мелкого - неуместность этого комментария дошла до него далеко не сразу и, смущенно кашлянув, он вернулся к прерванному занятию. Впрочем, просто дрочки было уже катастрофически мало - мелкий до одури приятно прижимался торсом и постанывал, с поистине подростковой открытостью подаваясь на ласки. От этого у взрослого кружилась голова, а это хрупкое тело хотелось по быстрому подготовить и трахнуть со свей яростью, на которую был способен ураган.
В свете таких желаний кончить от прикосновений собственных рук казалось просто святотатством - сколько месяцев Гокудера шел к тому, чтобы нормально потрахаться и тут такое. Если конечно, секс с собой можно было вообще называть чем-то нормальным. Но трахать парня. было довольно жалко - чувствительная разница в размерах, да и, вспоминая себя в этом возрасте, Хаято понимал, что этот подобного просто не перенесет. Но, дьявол, как же сложно было сдержаться!
Отстранившись от шеи, подрывник окинул себя мелкого затуманенным похотью взглядом и хрипло выдохнул:
- Ты ведь девственник? Хотя черт, зачем я спрашиваю...
Естественно девственник, первый секс у него будет только пару лет спустя, поэтому использовать задницу парня было однозначно хреновой идеей. Однако... от внезапно осенившей мысли Хаято даже вздрогнул. Это казалось странным, неправильным, диким, абсолютно безумным, но возбуждало до головокруужения. Особенно, когда хранитель ловил на себе расфокусированный, полный наслаждения взгляд таких же, как и у него глаз. Впрочем, саму ситуацию с попаданием в прошлое можно было назвать совершенно ненормальной, так что почему бы и нет?
Выдохнув, Гокудера подхватил мелкого на руки, даже не желая слушать протестов, и потащил в комнату. Как можно быстрее, лишь бы не передумать... Остановился хранитель уже у дивана, осторожно укладывая туда парня и завис, плохо представляя как выйти из положения. Хотя, выход нашелся довольно быстро - взгляд упал на горку динамитных трубок, фитилей и баночку с пропитанным нитроглицерином наполнителем. Около них, на столике, стояла небольшая баночка с маслом - пропитывать тонкую веревку, чтобы лучше горела. Не задумываясь, подрывник цапнул ее и вернулся к столь не справедливо покинутому парню.
Нависнув сверху, Хаято опять впился губами в шею, но на этот раз надолго там не задержался, жадными поцелуями-укусами спускаясь к груди. Там он с тихим урчанием обхватил сосок зубами, поигрывая с ним языком. Тем временем рука, в которой была зажата банка с маслом, наклонилась и на член мелкого потекла прозрачная, вязка жидкость. Взрослый проследил, чтобы она не потекла на диван, а потом отставил ненужную уже емкость в сторону. Теперь оставалось как следует размазать масло и перейти к самому интересному.

2010-12-20 в 14:51 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Хаято тихо фыркнул на комментарий. Нет, тот не был таким уж удивительным, мелкий даже пообещал себе освежить в памяти этот момент. Потом. Когда от желания чего-то большего будет меньше тумана в голове. Немного нетерпеливо он потянул взрослого обратно, бесстыдно подставляясь под ласки.
Вопрос о девственности прозвучал немного неожиданно, а то, что Хаято из будущего прекратил ласки и вовсе не понравилось мелкому.
- Что? – чуть хриплым от желания голосом переспросил он, жадным взглядом проходясь по телу своего партнера. Кажется, умелые прикосновения что-то сорвали в голове подростка. Он немного неуверенно скользнул ладонями по груди мужчины вверх, вцепляясь в его плечи и потянувшись к нему ближе. Но в этот момент старшая версия подхватила его на руки.
«Что?» - слабо возмутилось сознание, почти тут же посланное на хер. Слишком уж распалился мелкий, еще не понимая чего хочет, но точно зная, что вот так просто он это все закончить не даст. Впрочем, возбуждение и решительный вид взрослого Урагана, наилучшим образом показывали, насколько они солидарны в вопросе продолжения.
Оказавшийся под спиной диван почти сразу же промок. Простыня немного неприятно прилипла к стене, а старший забуксовал, оглядываясь по сторонам. Это немного насторожило Хаято, заставляя панические мысли о возможном нежелательном продолжении всплыть, но вернувшиеся горячие губы надежно от них избавили. От нахлынувшего вновь удовольствия подросток довольно и в голос застонал, обнимая себя взрослого и бездумно зарываясь пальцами в его волосы, притягивая ближе, бедрами бесстыдно толкаясь в руку. От ощущения холодного масла и сильной, уверенной ласки по телу прокатилась волна страстной дрожи. Внутри все просто горело от нарастающего желания. Это было намного ярче по ощущениям, чем даже самая клевая мастурбация.

2010-12-22 в 01:53 

Vinculum
Долбоёборг
Хаято сосредоточено выдохнул, на время отодвигая собственное возбуждение на второй план - стоило сделать все осторожно и не нервируя парня. Отстранившись от груди, ураганник жадно облизал губы и перевел взгляд к поблескивающему от смазки члену себя мелкого. В голове пронеслась мысль - стоит ли подготавливать себя, но он решил что не стоит. Лишнее время, да и достоинство мелкого явно несколько уступало в размерах взрослому мужчине. Поэтому, закончив со смазыванием ствола, Гокудера уверенно умастился сверху себя-мелкого плотно обхватывая узкие бедра ногами. Уложив ладонь на грудь пацана, подрывник негромким, но не терпящим возражений голосом выдохнул:
- Не дергайся.
Убедившись, что этот своеобразный приказ-просьба дошли до адресата, Хаято прикрыл глаза и стал опускать бедра. Сначала, подался чуть назад, делая так, чтобы скользкая от смазки головка члена точно уперлась во вход и не скользила в сторону. Потом сжав зубы, стал подаваться вниз. Поначалу ствол шел легко, медленно погружаясь внутрь почти без болезненных ощущений, но вскоре мышцы рефлекторно сжались, не пуская дальше, но Гокудера игнорировал это, все сильнее и сильнее насаживаясь на член. Когда боль от вторжения в неразработанный вход стала слишком сильный, подрывник зашипел и так же плавно стал отстраняться, давая себе привыкнуть. Так, поэтапно он опускался все ниже, пока, с тихим выдохом не коснулся ягодицами бедер себя-мелкого. Не выдержав, хранитель наклонился ниже и самодовольно выдохнул:
- Ну как тебе?
Впрочем, долго выпендриваться он не намеревался - член внутри переживался все еще несколько некомфортно, но возбуждение в полной мере это компенсировало. Отодвинувшись назад, Хаято окинул мелкого мутным взглядом и стал плавно двигать бедрами, мягко скользя мышцами по стволу. Постепенно он наращивал темп, кусая губы от удовольствия - даже в пассиве он предпочитал рулить, ведь тогда была возможность двигаться так, чтобы налитая кровью головка проводила именно там, где надо.

2010-12-22 в 03:08 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Хаято недовольно заворчал, когда взрослый отстранился. Но тот похоже давно и твердо решил вести в этой партии. Внутри странно заныло то ли от предвкушения, то ли от дискомфорта. Мелкий совсем не понимал, что собирается делать его взрослая версия. Точнее догадывался, но старался гнать эти догадки прочь раньше чем они появлялись.
Жадный взгляд Гокудеры заставил подростка ощутить невольную дрожь, легкой волной прошедшуюся по позвоночнику от копчика до можжечка. Поэтому когда сильные ноги плотно прижались по бокам, а рука вдавила в диван, подросток даже и не думал шевелиться. Только затаив дыхание с каким-то почти суеверным ужасом и предвкушением ожидал дальнейших действий Хаято.
Благоговейное оцепенение охватило тело в томительном предвкушении новых и необычных ощущений. И они не заставили себя долго ждать. По мере того, как взрослый опускался на член Гокудеры, глаза мелкого распахивались, а рот приоткрывался в немом изумлении.
Хаято жадно смотрел на взрослого, впитывая то потрясающее зрелище, что ему открывалось. Полностью растерянный в ворохе нахлынувших ощущений, которые по хорошему даже понять не мог. Спроси его сейчас от чего он получает большее удовольствие – от двигающейся на члене плоти, или от того насколько откровенно всем этим наслаждается взрослый – Хаято вряд ли смог бы точно ответить.
Хотя судя по дикой смеси шока и удовольствия в распахнутых глазах, внятные ответы это было определенно не к мелкому. Хотя удовольствие неуклонно нарастало, захватывая мелкого целиком, заставляя ощущать как все туже скручивает от подкатывающего оргазма, готового вот-вот накрыть. Хотя что-то неуловимое словно удерживало в напряжении, не давая внутренне расслабится

2010-12-26 в 13:55 

Vinculum
Долбоёборг
Гокудера даже не думал, что ситуация возбудит его настолько - вся дикость, ненормальность происходящего только подогревала, заставляла полностью отдаваться процессу. Мелкий под ним реагировал на все слишком остро, чтобы оставаться равнодушным. От вида худощавого, жилистого тела, выгибающегося под ним; соблазнительно приоткрытых губ; жадного, затуманенного удовольствием взгляда, у Хаято буквально в клочья рвало самообладание. Он оперся о диван слева от головы себя-мелкого, правая рука скользнула ниже, к собственному члену, принимаясь довольно быстро ласкать.
Впрочем, взрослому до разряди было явно дольше, чем его младшей версии - сказывался возраст и положение в которых они находились. Мотнув головой Гокудера подался назад и перевел левую руку на шею пацана. Буркнув "Слишком рано", будто в оправдание своих действий, он стал сдавливать ладонь, очень осторожно, чтобы не напугать мелкого. Основной упор на кончики пальцев, чтобы перекрыть ход крови, но почти не мешать дышать - это заставляло голову кружиться. Во время секса эти специфические ощущения сильно усиливали удовольствие, а вот ослабление способности к концентрации чувствительно оттягивало оргазм.
Убедившись, что мелкий хорошо зафиксирован за тонкую шею, Гокудера вернулся к себе все сильнее и резче двигаясь на члене - расслабившиеся мышцы без труда впускали его внутрь, позволяя скользить по простате. Иногда он разжимал лежащую на горле руку, позволяя мелкому перевести дыхание и восстановить кровообращение, но когда видел, что тот готов кончить раньше времени, возвращался к легкому удушению, дабы не терять контроля над ситуацией.
Впрочем, еще немного и самого Хаято уже потряхивало от подкатывающего наслаждения - он откинулся назад, разжимая ладонь, и прикрыл глаза, скользя второй рукой по стволу собственного члена, напряженный до предела, готовый кончить в люой момент, но желающий все же дождаться мелкого.

2010-12-26 в 17:06 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Четырнадцатилетний Хаято продолжал жадно следить за движениями себя взрослого. От накрывающего удовольствия мозг наконец перестал пытаться осознать ситуацию и позволил мелкому просто получать удовольствие.
Когда рука взрослого совершенно неожиданно сдавила горло уже подошедшего к краю Хаято, тот возмущенно захрипел и дернулся под ним, руками вцепившись в душащую руку. Но то странное, диковатое удовольствие которое пришло следом, заставило мелкого полностью потерять всякое понимание происходящего. Ощущения, и без того сильные и яркие, обострились до предела. Оргазм то подкатывал почти к самому своему свершению, то отступал по воле сжимающей горло руки. Перед глазами поплыли какие-то подозрительные красноватые круги. Но все внутри продолжало гореть от желания. Казалось, в теле напряглась уже каждая мышца и каждая косточка, какие только были. Желание разрядки стало невыносимым даже не столько физически, сколько эмоционально.
Всего происходящего на диване для мелкого оказалось как-то слишком много, так что к концу он почти жалобно, но вместе с тем яростно застонал, начиная, наконец, проявлять инициативу, отчаянно желая кончить уже, и избавится от скручивающего и сотрясающего все внутри жара.
Поэтому когда взрослый, наконец, убрал свою чёртову руку, мелкий яростно дернулся уже через одно движение, срываясь в оргазм. От колоссальной силы последнего Хаято не выдержал и в голос закричал, пронзительно и долго, крепко зажмурив глаза. И открывать их совсем не торопился, бессильно раскинувшись на диване.

2011-01-01 в 16:50 

Vinculum
Долбоёборг
Долго двигаться на мелком Гокудере не пришлось - после того, как рука подрывника соскользнула с горла, тот держался еще очень недолго. Наблюдая за тем, как под ним судорожно выгибается и почти кричит хрупкий подросток, Хаято шумно выдохнул, сильнее сжимая пальцы на стволе собственного члена. Открывающееся перед ним зрелище было слишком возбуждающим, по-животному откровенным, запретным в своей извращенной красоте - все же не узнать в мальчишке то, что спустя десять лет назовут ужасающей правой рукой десятого Вонголы, было невозможно.
Поэтому, взрослый тоже держался недолго - зашипев, он крепко сдавил пальцами член и прогнулся в спине, кончая мелкому на живот. В отличии от четырнадцатилетней версии, он делал это почти беззвучно, только сдерживаемые полстоны-полурыки вырывались из горла. Наконец обмякнув, Хаято прикрыл глаза и некоторое время сидел почти не двигаясь - выравнивая дыхание, и стряхивая попавшую на пальцы сперму на живот себе-мелкому. В конце концов несколько придя в себя, он слез с члена, и плюхнулся сбоку от парня, опираясь спиной о стену. В ушах все еще шумело, но воспринимать окружающий мир адекватно, Гокудера уже был мог. Поэтому при виде явно пребывающего в прострации, подрагивающего после оргазма, с обконченным животом себя-мелкого, он не сдержался от смешка и похлопал того по плечу, с невольным сарказмом сообщая:
- Ну, с почином!

2011-01-01 в 19:56 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
В ушах громко бахала кровь, медленно унималось дыхание и сердцебиение, но открывать глаза и возвращаться в реальность мелкий совершенно не торопился. Но как будто это хоть чуть-чуть волновало взрослого Хаято. От саркастичной фразочки и хлопка по плечу подросток дернулся и почти испуганно распахнул глаза, в которых все еще перемешался шок от случившегося, удивление и уже легкая тень непонимания, грозящего перерасти в очередную обиду.
«Что он…» - но мысли сильно путались и додумать эту блестящую фразеологическую конструкцию не было никакой возможности.
Четырнадцатилетний Гокудера зашевелился, почувствовал на себе неприятную застывающую субстанцию и машинально начал ее стирать, не сразу доперев что это. Зато когда допер, лицо подростка слегка перекосило от отвращения.
- Блядь! – Хаято нервно сел встряхивая испачканной рукой и сморщился. – Блядь
Протянул он морщась и почему-то не находя решения, что с этим нужно сейчас сделать.
Самому себе собственные мозги напоминали кашу, в которой все болталось вперемешку и найти хоть одно нужное решение было равносильно чуду. Но нужное чудо так и не случалось. А потому мелкий продолжал переводить взгляд со взрослого на свою перепачканную руку и живот и чувствовал как пробуксовывается мозг не желающий понимать происходящего.
- Это что, мать твою, было..? - наконец выдавил сипло, размышляя, что надо как-то снять с себя сперму чужую.

2011-02-02 в 16:08 

Хиберд
Feel the crack.
Будут ли игроки продолжать отыгрыш, или его можно считать завершенным?

URL
2011-02-02 в 18:12 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
хотелось бы продолжить, но... *косится в ту сторону*

2011-02-03 в 03:23 

*хлопнул себя по лбу* Я придурок язобыл Завтра, ну то есть уже сегодня отпишу D: Когда просплюсь >_> *уполз баиньке*

URL
2011-02-03 в 03:24 

Vinculum
Долбоёборг
Простите, долбаная правдорубская привычка >_> *точно ушел спать*

2011-02-08 в 23:15 

Vinculum
Долбоёборг
Постепенно отходящего от оргазма Гокудеру отвлекли сдавленные ругательства мелкой версии. Не смотря на то, что в целом, они вторили той каше, которая творилась в голове взрослого, впадать в панику перед собой четырнадцатилетним не позволяла гордость. Поэтому, подрывник ограничился тем, что приоткрыл один глаз и смерил парня задумчивым взглядом - тот, видимо растерялся от наличия спермы у себя на животе. Ну, если это единственное что его напрягало...
Вздохнув, Хаято сполз с дивана и направился к креслу, на котором валялась его одежда. Из кармана он достал сигареты и носовой платок, после чего вернулся к мелкому, который все еще пребывал в некоторой прострации. Хохотнув, хранитель уселся рядом на корточки и почти насильно затолкал тому в пасть сигарету, после чего поджег. Повторив эту процедуру уже с собой, он принялся оттирать живот парня от спермы, негромко отвечая на заданный минуту назад вопрос:
- Это был секс. Довольно занятный. Или идиотский. Или странный. Честно говоря, я не знаю как это охарактеризовать, - не выдержав, подрывник несколько нервно захихикал и оттерев руку, упал обратно на диван. Кажется, осознание произошедшего накрыло его только сейчас и он запустил пальцы в волосы, нервно жуя фильтр сигареты.

2011-02-09 в 06:52 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Пока Хаято нервно втыкал на следы их общего безумия, упорно пытаясь обвинить в нем старшего. Для начала хотя бы в уме. Тот зашевелился и куда-то подался.
Мелкий нервно дернулся, следя за ними круглыми и все еще совершенно охуевшими, из-за случившегося, глазами. Взрослый протащился до своих шмоток. Потом нагло сунул мелкому в рот сигарету, которую Хаято инстинктивно сжал губами и даже затянулся по привычке. А потом начал вытирать. Похихикивая при этом. А четырнадцатилетний Гокудера продолжал сидеть и смотреть на это, как в гипнотическом ступоре.
Закончив очистительные процедуры старшая версия свалилась на кровать, продолжая нервно хихикать и сопровождая этим свой ответ.
«Странный?.. Идиотский?.. Чего?..»
Через небольшую паузу в голове мелкого все же сработал молоточек, требующий немедленно сбежать от неуютной, странной ситуации требующей непривычных методов реагирования.
- Да пошел ты, - нервно выдал мальчишка, практически вылетая с дивана и исчезая в ванной.
Когда за ним закрылась, обязательно на защелку, дверь, он, наконец, перевел дух. Докурил, не осознавая, что именно делает, затушил сигарету в ванной, включил душ и забрался под него. Следующим этапом следовало тщательно, по пунктам проанализировать случившееся. И признать, что во-первых, у него случился секс, во-вторых, секс с самим собой, в-третьих… Но внутренний анализатор ударился в панику еще на втором пункте.
Хаято тихо застонал и прислонился лбом к влажной стене. Она была такая приятная, холодная и манящая… А потом сознание выкинуло наружу воспоминание как именно под этим душем старший начал к нему приставать и что именно он тут делал. Гокудера едва резко отшатнулся и едва не рухнул в скользкой ванной, весь покрасневший. Потому что воспоминание было скорее приятным. Чудовищно смущающим но…
«Бляяяядь…», - простонал, зажмурившись. – «И что мне с этим теперь делать?»
Уже в который раз за сутки он задавался совершенно идиотским вопросом.
Подросток схватил мочалку, намылил и начал яростно оттирать себя, словно пытаясь этим и память о прикосновениях старшего тоже вывести. Эффект правда получался совершенно обратный, но сдаваться мелкий не собирался.
Через тридцать минут он был совершенно чист, а память так никуда и не делась. Впору было побиться головой о такую манящую стенку. Мелкий швырнул мочалку и, наконец, постарался взять себя в руки. Потому что отсиживаться в ванной точно не было выходом, а так унизительно пасовать перед трудностями было совсем недостойно Правой Руки Вонголы.
Все же еще потянув время вытиранием, Хаято плотно завернулся в халат, которым обычно пренебрегал и мужественно перешагнул порог ванны, навстречу своему безумному будущему.
Найдя по звуку взрослого Хранителя, подросток, внутренне подобравшись и выдав самую надменную мину из своего защитного арсенала, решительно вступил в диалог.
- Я так подозреваю, вопрос, «Какого хуя ты это сделал?» будет расценен как идиотский и оставлен без ответа? – скрестив руки на груди и глядя исподлобья.

2011-02-17 в 02:16 

Vinculum
Долбоёборг
Почему-то в голове Гокудеры, вместо кажущихся бы логичными сейчас мыслях о произошедшем половом акте, вяло текло размышление о разности реагирования на стрессовую ситуацию его сейчас и его десять лет назад. Особенно, когда последний послал его по неизведанному маршруту и сорвался из комнаты. Взрослому двигаться совершенно не хотелось, хотя по сути, пресловутая реакция на стресс у обоих была одна - избегание. Просто один проявлял это внешне, другой внутренне. И Хаято, внутренне проявляющий эту реакцию, настойчиво пытался вернуть свои мысли в нужное русло, вернее - какого хера он вообще это сделал? Мысли возвращаться отказывались, как утопающий цепляясь за любую фигню - от несчастных размышлений о реакции на стресс, до цвета штор в комнате.
Впрочем, пока мелкий не вернулся, Гокудера все же смог успокоить внутреннюю панику хоть немного и глубоко выдохнул, прикрывая глаза. Он уже чертовски жалел, что вообще полез к парню, этот поступок был из серии тех, которые делались совершено спонтанно, не имели под собой весомых причин и за которые было мучительно стыдно. И даже в оправдание-то и сказать было нечего. При чем произошедшее с одной стороны вызывало стойкое ощущение неправильности и дикости, а с другой какое-то нездоровое - как подозревал подрывник, тоже защитное - чувство, что это было совершенно естественно и стыдиться тут нечего. Как глупо смущаться, если во время мастурбации начинаешь трогать свой зад или еще что-то такое, что в ситуации не наедине с собой вызвало бы сильный дискомфорт. Но приравнивать пацана к своей правой руке тоже было довольно странно.
Говоря проще, Хаято запутался. И он даже был благодарен парню, что тот смыслся в ванну - о произошедшем стоило подумать, разобраться в причинах для себя, продумать дальнейшую модель поведения и что сказать себе-мелкому, чтобы успокоить. На это требовалось время и одиночество, которые младшая версия Гокудеры выделила, но не в требуемых количествах. Подрывник вздрогнул от вопроса и приоткрыл глаза, смеряя парня задумчивым взглядом. Тот хоть и пытался выглядеть уверенно, видно было как зажимался. Хотя дальше размышлять у хранителя урагана не вышло - он почувствовал как грудь обожгло, уголек почти дотлевшей в губах сигареты вместе с длинной полоской пепла упал вниз. Чертыхнувшись, Хаято прихлопнул горячий пепел и сел на кровати. Пожалуй, ответить все таки стоило. С другой стороны, что сказать в свое оправдание он просто не представлял, а что поправдоподобнее в голову не приходило. Впрочем, Гокудера придерживался правила - не знаешь что соврать, говори правду. Поэтому задумчиво пожевал губами и неуверенно начал:
- Ну, ответить-то я могу. Но честно говоря я не уверен, что объяснение мой мотивации сильно облегчит тебе жизнь. Если утрировать, то у меня был утренний стояк, я не трахался довольно давно, со стороны ты выглядишь весьма недурно, - "Особенно когда молчишь", со смешком подумал Хаято и продолжил, - плюс не мне тебе говорить о экспериментаторской натуре.
Тяжело выдохнув, Гокудера отвалился обратно на стенку и нервно хохотнув, доверительно сообщил:
- Даже мне это не кажется оправданием.
Подрывник слегка поморщился, по хорошему он бы хотел, чтобы пацан либо оставил бы его, либо молча бы устроился рядом и покурил. Слишком много вопросов Хаято сам себе хотел задать и не готов был на них ответить.

2011-02-17 в 09:33 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Хаято вздрогнул, когда старший взвился, стряхивая пепел. Едва удержался, чтобы не отшатнутся, но все же дождался ответ. Хотя, наверное, не стоило этого делать.
Мелкий вздрогнул, словно бы вбирая в себя каждый звук, слишком пристально глядя на взрослого. С каждым следующим словом лицо подростка становилось все более замкнутым и совершенно по-детски обиженным и растерянным.
- Ясно, - выдавил он каким-то не своим голосом. Слишком сухим и ломким. Наверное нужно было наорать на старшего, сообщить ему какой он урод в красках и цветастых выражениях, но у Гокудеры почему-то не нашлось на это сил. Честный ответ рухнул на голову словно мешок с камнями.
Хаято хлопнул глазами, не глядя на старшего развернулся, и пошел прочь из комнаты. В голове творился какой-то совершенно немыслимый бардак. Мелкий не знал какого ответа он ждал на свой вопрос, откровенно говоря вообще никакого не ждал, но то, что сказал старший… От этого почему-то стало больно.
Понимать, что тобой просто воспользовались, потому что под руку подвернулся, оказалось очень больно и неприятно. Нет, это всегда было больно и неприятно, но сейчас это было как-то немного по-другому. Словно чувствам добавили чуть иной тон и они глубже проникли внутрь, дергая и цепляя.
Хаято машинально включил на кухне чайник и начал заваривать себе растворимую кофейную бурду. Медленно изнутри поднималось желание схватить какие-нибудь шмотки и бежать отсюда не глядя. Гокудера сколько себя помнил, всегда бежал в подобных ситуациях. Но вот сейчас… Это был его дом. Его жизнь. В которую так бесцеремонно и по свински влез вон тот козел, сейчас со спокойной совестью развалившийся в его, Гокудеры Хаято, кровати, курящий его сигареты и только что воспользовавшийся его телом. Воспользовавшийся в худшем смысле этого слова.
Будь это где угодно в другом месте, Хаято бы убежал. Но убежать из своего дома, первого, по-настоящему принадлежащего Гокудере, мелкий не мог. Это было бы предательством самого себя. Наглядной демонстрацией собственной слабости и бессилия. Гокудера просто не мог так поступить, не разобравшись вот с тем самодовольным взрослым ублюдком. Но как с ним разобраться, Хаято тоже не представлял.
Гокудера забрал чашку, прошел к подоконнику, но вместо него, уселся на пол и забился в угол ближе к стенам и батарее. Сделав несколько глотков Хаято поставил кофе рядом и подобрал ноги, попытавшись хотя бы попробовать преодолеть отвращение и болезненность мыслей об утре.
Прикрыв глаза Хаято честно попытался узнать у себя в чем он видит проблему. В том что они трахнулись? Нет… сам по себе секс был очень неожиданной и травмирующей вещью, но… не проблемой. А вот то, что старший просто воспользовался им как живым вибратором, это очень сильно задевало гордость, и самолюбие, и вообще всего Хаято. Подсознание попыталось робко возразить, что у самого подростка стояло будь здоров как, но Гокудера нервно списал стояк на банальную физиологию. Он не хотел трахатся с собой из будущего. Он вообще не хотел ни с кем этим заниматься. И уж тем более такое слышать потом.
Через какое-то время такого сидения, Хаято подумал, что действует как глупая девчонка, которую трахнули и сообщили что для одного раза это вполне не плохо, но звезды не благоволят к любви. От осознания этого стало совсем тошно и противно. Сейчас подросток действительно ненавидел свою взрослую версию.

2011-02-23 в 15:48 

Vinculum
Долбоёборг
- Э-э-э, - глубокомысленно выдал Хаято, наблюдая за спиной удаляющегося парня, после чего перевел взгляд на дотлевший окурок, доверительно ему сообщая, - Я ничего не понял.
Пожав плечами, подрывник соскользнул с дивана и направился в ванну - стоило ополоснуться, да и сперма в заднице не добавляла оптимизма. Тем более, подрывник яростно хотел остаться один, чувствуя себя в высшей степени нелепо. Для начала - он вообще не понял что обозначала та гримаса на лице его-мелкого, после слов почему он с ним потрахался. Еще большее недоумение вызвало последующее поведение. В целом, хранитель, по аналогии с собой, был склонен считать что парню хочется остаться одному, как и ему самому, но при этом оптимистично настроенным он не выглядел. В итоге, Гокудера просто терялся весьма смутно догадываясь о том, что же здесь происходит. Мальчике так не понравился секс? Для него необычным является факт того, что это было с ним же самими не десять лет вперед? Не устроила мотивация его взрослой версии? Но тогда чего он вообще ожидал?
Залезший под душ хранитель глухо выругался и взъерошил себя за волосы. Нет, он решительно ничего не понимал. Нет, он бы понял если бы он сам трахнул парня в задницу, это могло бы быть... неприятным, шокирующим или болезненным, хотя, как ни странно, подрывник умел быть довольно мягким в подобных ситуациях. Но при таком раскладе?! Бред какой-то. Сам Хаято, чего уж греха таить, был бы не против если бы на него самого залезали и так трахали. Хотя, в целом так и было, когда у него появлялось время. Он давно уже стал относиться к сексу, как к приятному времяпрепровождению, позволяющему расслабиться после тяжелого трудового дня, ну или просто занять кем-то свою постель, в те редкие моменты, когда в нем просыпалось желание с кем-то побыть. Но так как Гокудера по сути своей был одиночкой, такое было очень нечастым.
Но вот где-то тут подрывника осенило. Вроде как. Конечно, ведь это он сейчас так относиться к физическим контактам, когда трахнуть бабу стало довольно доступным и в целом нередким явлением. А ведь раньше он вроде как был более романтичен. Впрочем, судорожные копания в воспоминаниях, почти опровергли эту версию. Да, лет в семнадцать, да и позже у него были долгоиграющие отношения и секс, естественно, тоже был, но первый пункт имел место в жизни хранителя просто потому что "так надо", а второй потому что приятно. И даже тот раз, когда он потерял девственность, он помнил не особо четко. Это было необычно, ново, приятно, но какой-то особо сильной эйфории он не испытывал. Хотя если бы у него первым был бы мужчина... Крякнув, хранитель заскреб пальцами по щетине на подбородке - попутно окинув ванную комнату в поисках бритвы, но не нщел и тяжко вздохнул - но пришел к выводу, что если бы этот мужчина был бы в пассиве... наверное, подрывник счел бы его каким-нибудь странным придурком. А спустя несколько лет, в компании самых близких друзей рассказывал бы со смехом о странном чудаке.
Но в любом случае, вел бы он себя не так как... ну, этот. В голове хранителя вилась еще стайка мыслей о возможных причинах подобного поведения, но ставить на какую-то одну он бы не решился - слишком много неизвестных слагаемых, чтобы точно определиться. И кто бы мог подумать, что именно с самом собой возникнет столько проблем? Вздохнув, Гокудера немного побился головой об стену, после чего, повертев душ в руках, свернул с него наконечник. Стоило избавиться от спермы парня в заднице. Справившись, хранитель вернул все на свои места и не особо утруждаясь вытиранием, обмотал бедра полотенцем. Стоило все же пойти и разобраться что творится в голове у мелкого. Хотя по большому счету разбираться и не хотелось. Но надо.
Дошлепав босыми пятками до кухни, Гокудера оглядел окружающее пространство и с озадаченным кряканьем не обнаружил там себя-мелкого.
- Свалил что ли?.. - в пространство буркнул подрывник и направился было к холодильнику, но тут заметил себя мелкого сидящего на полу у батареи, чего поначалу не увидел из-за стола.
На мгновение на кухне повисла тишина, во время которой Хаято-взрослый впадал во все большие пучины недоумения. Мелкий выглядел откровенно убитым, но почему, подрывнику оставалось только гадать. В голове пулей пронеслись все пришедшие ранее объяснения такого поведения, но вот беда - подходили все, и без какой-то реакции парня определить точную причину не представлялось возможным.
- Э-э-э-э, - в очередной раз извлек из себя озадаченный звук хранитель. Кажется, вот где-то тут стоило поинтересоваться в чем дело, но тяжелое, неловкое молчание слишком давило на Гокудеру. Тем более, он понимал, что пацан считает его в чем-то виноватым и попытаться загладить эту вину, было быстрее и энергетически проще, чем копаться в причинах, учитывая эмоциональную нестабильность оного. Поэтому, вместе планируемого "В чем дело?" с губ хранителя сорвалось весьма нелепое:
- Хочешь завтрак сделаю?

2011-02-23 в 17:54 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Вода в душе прекратила шуметь. Хаято вздохнул и подобрался уютнее. Закурил новую сигарету, когда в кухне раздалось шлепанье шагов и появился взрослый Гокудера. Тут же огласил кухню своим недовольством, вызвав у мелкого неприязненный, недовольный фырк.
Завтрак? Он издевается?
Хаято нервно дернулся, заставил себя глубоко вздохнуть и хотя бы внешне успокоится.
- Блин… чего тебе еще от меня надо? - резко вскинув голову и чуть не сбив чашку с кофе. – Я о себе сам могу позаботиться.
Подобрал остывший кофе и поднялся, стараясь выглядеть гордо и независимо. Но со стороны это скорее смотрелось смешно.
Одно плохо, на маленькой кухней вдвоем было не так-то просто разойтись из-за стола. Впрочем оставаться в одной комнате со взрослым Хаято не хотел.
За минуту до того, как в кухне объявился взрослый Гокудера, мелкий пришел к выводу, что старшая версия действует, основываясь на эгоизме, который в равной степени присущ обоим Гокудерам. Но это не оправдывало его поступка в глазах мелкого. Просто подросток понимал, бесполезно требовать понимания от взрослого. Но обида за… безразличие все равно глубоко вгрызлась внутрь. А мысль, что даже такая близость, не помогает стать менее одиноким, оказалась крайне неприятной.
Хаято снова встряхнулся и попытался отодвинуть взрослого с пути взглядом.

2011-03-15 в 00:44 

Хиберд
Feel the crack.
Будут ли игроки продолжать/завершать данный отыгрыш?

URL
2011-03-15 в 03:02 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
Хиберд
Я бы с удовольствием продолжил, но если мой партнер не отпишется, логично считать будет, что отыгрыш завершен. Все правила бутылочки выполнены были.

2011-03-15 в 03:03 

Vinculum
Долбоёборг
Я могу отписать, но после 23 числа. У меня сейчас госы идут

2011-03-15 в 03:18 

Хиберд
Feel the crack.
Хорошо.
Тогда пока оставляю его в списке незавершенных, так?
Но если что, вы просто отпишитесь здесь, мол, «можно считать завершенным», потому что правила Бутылочки действительно были соблюдены.
Пользуясь случаем, скажу, что это было очень здорово. :smiletxt:

URL
2011-07-04 в 21:22 

Aelen
Вы никогда не пройдёте свой путь до конца, если будете останавливаться, чтобы бросить камень в каждую тявкающую собаку.
Можно ли считать ваш отыгрыш сюжетно завершенным через столько времени и ставить к нему соответствующую пометку?

Администратор.

2011-07-04 в 22:08 

Veter na doroge
Я вышел в путь...
видимо да...

2011-07-05 в 08:56 

Aelen
Вы никогда не пройдёте свой путь до конца, если будете останавливаться, чтобы бросить камень в каждую тявкающую собаку.
Veter na doroge Ну тогда я с чистой совестью ставлю пометку.

Отыгрыш завершен.

   

Wanna play?

главная