Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:22 

№3.21

не мог бы ты
Хранители Мильфиоре.
normal life AU: Дейзи - эмо. Ангст, депрессия и суецыд, которому все остальные Хранители Мильфиоре (кто они в этой АУ - на ваше усмотрение) пытаются (или не пытаются:gigi: ) воспрепятствовать. Желательно стеб, но серьезное тоже с удовольствием прочитаю:)

@темы: третий тур, выполнено, АУ, Zakuro, Torikabuto, Kikiyou, Genkishi, Daisie, Bluebell

Комментарии
2010-02-04 в 01:32 

Уважаемый заказчик!
Автору несколько совестно, но это не просто не стеб - это вообще ад какой-то.
Помимо прочего, АУ в плане родственных связей.
Текст под кодовым названием "Привет, Пенелопа!"


Сейчас Кикьо думает всё чаще, что он сам призвал этого человека в их жизнь. Такого, конечно, быть не может, но если вспоминать тот день...

Собственно, ничего особенного тогда не произошло. Очередная депрессия Дейзи закончилась очередной попыткой покончить с собой. До этого он сидел в ободранном кресле, тихо повторяя: «Вы меня ненавидите – ну и чёрт с вами, я вас тоже ненавижу», а потом вдруг вскочил и рванул к подоконнику. Стояло лето, окно было открыто, иначе это всё невозможно было бы выдержать, и Кикьо еле успел перехватить Дейзи за талию. Дейзи заорал, как сумасшедший, принялся лягаться и даже укусил Кикьо за руку, прямо до крови. Кикьо швырнул его в кресло, где тот и замер в рыданиях, и подумал, что он ещё слишком мягок с этими чёртовыми фриками. А ещё – что он не справится больше, если не придёт чудо.

Кикьо закуривает. Он курит только женские сигареты (с ментолом, с вишней, с розыгрышами от журнала Cosmopolitan) – это вообще самое мягкое, что здесь употребляется.
- Кикьо, - окликает его Дейзи. Он подходит.
- Вот ведь дерьмо, - говорит Дейзи неизвестно к чему, но Кикьо соглашается:
- Ага.
- Кругом одно дерьмо, - повторяет Дейзи, и Кикьо соглашается снова:
- Ага.
- Почему кругом одно дерьмо? – спрашивает Дейзи, и Кикьо нечего ему ответить, кроме:
- Ты же сам знаешь, почему.
Дейзи выхватывает у Кикьо сигарету, истерично и глубоко затягивается и тут же захлебывается судорожным кашлем, тушит сигарету о тыльную сторону собственной ладони, взвывает и затихает, свернувшись калачиком. В другом углу Закуро долбится героином.
- Грёбаный притон, - говорит Кикьо.
Бьякурана нет уже второй год.

Он не успел тогда даже начать объяснять Дейзи (в который, господи, раз!), что никто его не ненавидит, а все любят (он никогда не верил), как раздался стук в дверь. Кикьо ещё подумал, какого чёрта надо стучать, если в квартире работает звонок – и, бросив Закуро, чтобы он присмотрел за Дейзи, пошёл открывать.
Если бы он посмотрел тогда в глазок, то, уж конечно, не открыл бы. (Кикьо сейчас так странно думать, что было бы, если бы он посмотрел тогда в глазок.) Он, собственно, сразу пожалел об этом и хотел захлопнуть дверь снова, но парень на пороге успел просунуть в щель ногу, надавил на дверь – совсем легко надавил – и вошёл в прихожую.
- Добрый день, Кикьо, - сказал незнакомец и улыбнулся.
- Вы ошибаетесь, - возразил Кикьо, становясь так, чтобы непрошенный гость не смог пройти дальше.
- Разве ты не Кикьо? – брови удивленно взметнулись вверх.
- День не добрый.
- А, - отмахнулся незнакомец, - это поправимо. Меня зовут Бьякуран.
А Кикьо подумал с точкой, что этот парень просто болен, ещё один больной свалился ему на голову, и уж этого-то точно придётся гнать в шею, потому что они все так и сбивались вокруг Кикьо: собственные депрессивный брат и дурашливая сестра, и этот чёртов Закуро, самый неудачливый из его друзей, и Торикабуто, который и был бы тут, может, нормальнее всех, не будь он так помешан на голосах в своей голове...
- Постой, - снова улыбнувшись, сказал Бьякуран. – Я пришёл не просто так. У меня будет для вас работа.


Закуро продолжает долбиться. Что именно он там сейчас делает – заправляет шприц, вводит иглу в вену или уже сидит с отупевшим лицом – Кикьо знать не хочет. Если честно, ему вообще больше всего хочется расплакаться, но останавливает этот дурацкий стереотип: мужчины не плачут. Иногда Кикьо думает, что лучше бы он был женщиной. Иногда он произносит это вслух. Наверное, он делает это и сейчас.
- Ну что, как твоя подготовка к операции по перемене пола? – хрипло смеётся Закуро.
- Я не готовлюсь к операции по перемене пола, - тихо и зло говорит Кикьо.
- Ты к ней не готовишься только потому, что у нас ни хрена нет денег, - возражает Закуро так, как будто в отсутствии денег повинен кто-то другой.
Кикьо разворачивается и швыряет в него горшок с фикусом: всё равно цветы здесь не растут, а всё больше сохнут, да и никто, кроме Торикабуто, за ними и не ухаживает.
С другой стороны, думает Кикьо, если бы не цветы, это бы и вовсе не смахивало на дом. Раньше здесь была хотя бы гитара (играл на ней Кикьо не технично, но выразительно), но её пришлось выбросить после того, как Закуро во время очередного припадка ярости расколотил инструмент о голову Блюбелл. Впрочем, не то чтобы это уже могло ей особо повредить. Блюбелл – Блюбелл прекрасный ребенок, такой живой и любознательный, но Кикьо и думать тошно о том, как она в свои шестнадцать, глупо хихикая, учится писать его имя.
Пока что освоила только первую букву, но и её всё время забывает.

Блюбелл становилось лучше только рядом с Бьякураном. «Как с дельфином», - говорил Торикабуто, но ведь лучше становилось и ему. Даже Дейзи с робкой надеждой льнул к этому человеку, забывая о своих депрессиях и смертельных, неразрешимых подростковых проблемах.
Бьякуран дал им не только работу, нет. Когда он, войдя тогда в дом, вновь улыбнулся, Кикьо вдруг увидел, что при улыбке Бьякуран зажмуривает глаза.
А ведь это можно сделать только при тех, кому доверяешь.
Кикьо понятия не имел, по какой причине Бьякуран решил доверять им, богом забытым и дьяволом вспомненным. Но ведь они же – они-то его не подвели.


Хлопает входная дверь. Здесь вообще принято шляться где-то по ночам, но и дни проходят в бесполезных метаниях. Дейзи обживает подворотни и подъезды со своими эмо-друзьями. Закуро тратит деньги (как их ни прячь, Закуро всегда тратит деньги), но иногда и приносит, разнообразия ради выиграв хоть что-то в свой проклятый преферанс – а ведь казалось бы, наркомании с него вполне бы хватило. Блюбелл редко уходит в одиночку, но если уж это случается, на ушах стоит весь дом – а под утро оказывается, что какой-нибудь педофил всю ночь пытался споить её у соседнего ларька. Кикьо перебивается случайными заработками – от мастер-классов по макияжу до погрузки коробок в порту. Постоянная работа есть только у Торикабуто: Закуро давно говорил, что с его голосом только читать прощальные речи в крематории, но никто же не думал, что он и в самом деле туда пойдёт.
Собственно, именно Торикабуто и стоит сейчас посреди комнаты. Кикьо ничего не спрашивает, но Торикабуто никогда и не надо вопросов:
- Ждать бессмысленно. Он никогда не придёт.
- Заткнись ты, оракул хренов!

Это действительно произошло неожиданно. Год Бьякуран жил с ними в одном доме, руководя, поручая мелкие (и не очень) дела, интересуясь всем подряд и улыбаясь, улыбаясь, бесконечно улыбаясь с этими своими зажмуренными глазами. А потом сказал:
- Ну что ж, ждите, я ещё вернусь! – и исчез.
Первую неделю его ждали, почти не отходя от окна, особенно дети.
Спустя месяц даже Блюбелл перестала на каждый стук мчаться к двери с криком «Бьякуран!».
Через полгода Дейзи снова – впервые с того самого дня – попытался покончить с собой, перерезав вены. По счастью, Кикьо именно в тот день получил отказ от учредителей очередной промо-акции («Мы думали, вы девушка», - извинялись они) и, неожиданно вернувшись домой, успел вызвать «скорую».
Когда прошёл год, Кикьо наложил на имя Бьякурана табу.
Но это никому не помогло забыть.


- А ещё ты думаешь, какие мы все жалкие ничтожества, - говорит Торикабуто.
- Если ты считаешь себя великим чтецом мыслей, то обломись: я этого не думаю.
Хотя Кикьо, конечно, именно это и думает. Да это думают все. А ещё, что это всё никогда не кончится – теперь уже, наверное, и впрямь никогда.
- Но вдруг он всё-таки вернётся, - неожиданно произносит Дейзи. Кикьо молчит.
- Вдруг он всё-таки, - повторяет Дейзи.
Надеяться давно уже не на что. Но ведь на что-то же надеяться надо.

URL
2010-02-04 в 01:44 

maurice_l
Автор, это заказчик, и он хочет вас знать:inlove: Я, пожалуй, больше всего люблю сочетание глума с вымораживающей серьезностью, и тут есть и то и другое. И очень хорошо написанное. Спасибо вам большое! Я, честно, даже и не надеялась, что мою единственную заявку на этом фесте исполнят:-D

2010-02-04 в 21:12 

maurice_l
Спасибо большое, мне было очень важно, чтобы вам понравилось!
Я вам в личку сейчас откроюсь. )

URL
   

Katekyo Hitman Reborn! Non-kink

главная