15:59 

№1.36

не мог бы ты
Савада Тсунаёши / Гокудера Хаято, Гокудера Хаято / Савада Тсунаёши может быть, а может и не быть;
Савада влюблён в своего подчинённого, но Гокудера, хоть и предан Десятому душой и телом, смотрит, как ни странно, на девочек. Разоткровенничавшийся наедине с собой Тсуна, случайно услышанное признание, Гокудера в шоке, но не показывает виду, что знает. Постепенно начинает обдумывать сложившуюся ситуацию, что-то для себя решает... ХЭ на усмотрение автора, но нежелателен.
Конфетку за хороший ангст, да.

@темы: первый тур, выполнено, Tsunayoshi Sawada, Hayato Gokudera

Комментарии
2009-06-02 в 15:55 

Все началось со сна. Сначала Тсуна был уверен, что это последствия пережитых волнений. Сон был тревожный и повторялся изо дня в день. «Это все стресс», - убеждал себя Тсуна, каждый вечер, сворачиваясь клубочком под одеялом, в надежде, что в этот раз будет что-то другое, а еще лучше – ничего, глубокий сон без кошмаров. И каждое утро, просыпаясь с колотящимся сердцем, он пытался успокоиться, внушить, что на самом деле ничего страшного в каком-то дурацком сне нет. Да и было бы с чего бояться. На него не нападали монстры, гигантские черепахи, не пытала разъяренная Вария, он не оказывался голым посреди класса, а директор не исключал его из школы. Просто улица. И тишина. И он бежал, все дальше и дальше, в тумане, а приглушенный стук кроссовок набатом отдавался в ушах, доводя его до состояния полной паники. Куда он бежал? Зачем? Что гнало его вперед, не давая остановиться, заставляя умирать от страха с каждым шагом? Что ждало его в конце?
Тсуна никому об этом не рассказывал. Друзья посмеются, посчитав это глупостью. Разве что девчонки сочувственно покивают и затеют что-то, чтобы развлечь его. Да и о чем говорить? Тсуна представил этот разговор, представил себя, давящегося словами. В воображении он выглядел еще хуже пятилетнего Ламбо. Малыш, испугавшийся неизвестно чего, крошечную буку своего подсознания. И Савада решил молчать и надеяться, что рано или поздно все закончится, наполняя свои дни разнообразными впечатлениями, отгоняя тревожные мысли.
Со временем он привык. Тсуна все так же просыпался с повышенной аритмией, но это стало частью его, еще одним бзиком, с которым он примирился.
Но однажды сон изменился. Он все так же бежал в темноте, под тускло мерцающими в сизой дымке фонарями. Но страх перед пустотой и одиночеством уступил место надежде и уверенности, что в этот раз он доберется до конца, и там его будет ждать самый важный и необходимый человек в его жизни. Сердце наполнила радость, предвкушение. Тсуна бежал все быстрее и быстрее. Он представлял, что через несколько секунд встретиться с ней, той, что всегда волновала его больше остальных. Девушкой с рыжими волосами, лучистыми глазами и самой прекрасной улыбкой.
Разрывая туман в клочья, Савада вырвался на свет, ослепляющий после ночной мглы, марафонцем победителем. В нескольких метрах впереди темнела чья-то фигура. Прищурившись, слезящимися от яркого солнца глазами, Тсуна пытался рассмотреть ее. Ясно было одно – это точно не Киоко Сасагава. Но… почему тогда он не чувствует разочарования? Человек впереди повернулся и двинулся к нему навстречу. Несколько шагов, и глаза Тсуны распахнулись в бесконечном удивлении.
- Гоку-дера….
- Джудайме… наконец-то…
Ладонь Гокудеры накрыла щеку Тсуны, чуть приподнимая его лицо. Тсуна не мог пошевелиться, глядя в глаза Хаято, все ближе и ближе…
Со сдавленным стоном Савада сел, прижав руку ко рту, пытаясь удостовериться, что поцелуй, горящий на губах, всего лишь сон. Глупости. С чего это вдруг ему приснился Гокудера, который… Тсуна отчаянно затряс головой. Нет, нет, нет. Это все подсознание. Он влюблен в Киоко. А Гокудера пролез в его сновидения потому… потому что вчера они весь день проторчали вместе. Мозг перенасытился Гокудерой и впихнул его в кошмар.
«Вот только кошмар перестал быть кошмаром»
На следующую ночь Тсуна лег спать, дрожа от волнения. Он ворочался с боку на бок, не в состоянии сомкнуть глаз, но впервые за долгое время, желая этого. Увидеть иной исход. Повторить все заново.
«Только, чтобы убедиться, что это ерунда»
Сон больше не повторялся. Теперь кошмар преследовал Саваду наяву. Раз за разом, он ловил себя на мысли, что смотрит на Гокудеру. Словно впервые, открывая его с совершенно иной стороны. И отводит глаза, встречаясь взглядом, отворачиваясь и краснея. Тсуну пугало это ощущение. В присутствии Гокудеры он чувствовал себя скованно, не знал, что сказать, чтобы не выдать себя. Он избегал оставаться с ним наедине. И невольно замирал, зачарованный, загипнотизированный его губами, его пальцами, лениво вращающими карандаш, серебристыми непослушными прядями волос, развевающимися на ветру. Закусив губу, Тсуна отворачивался, снова и снова, пытаясь унять трепещущее сердце. Дежа вю, ощущение того, что нечто подобное с ним уже было, когда Киоко впервые улыбнулась ему в школьном коридоре. От отчаяния Тсуна пытался оживить былое чувство, найти в измученном сердце образ девушки, ставшей его первой любовью. Он смотрел на нее на уроках, обедал вместе на переменах. Он нашел в себе силы пригласить ее на свидание. То, о чем раньше он и помыслить не мог. Но даже в момент, о котором он так долго мечтал, идя по аллее с Киоко, рука в руке, Тсуна думал о нем, только о нем… всегда о нем….

***

URL
2009-06-02 в 15:55 

***

Рано в выходной, Гокудера быстрым шагом направлялся к дому Савады. Со стороны казалось, что юноша не торопиться, наслаждаясь прохладой первых часов дня. На самом деле, Гокудере были безразличны треньканье птиц, голубое небо и даже то, что сегодня не нужно идти в школу. Он был уверен, что как только переступит порог дома Тсуны, спокойствие и тишина перестанут быть константой этого утра. И все равно, снова и снова, изо дня в день, он был готов идти по этой дороге, заложив руки в карманы, преодолевая расстояние из пункта А в пункт Б, чтобы быть рядом с тем, кого сам выбрал наиважнейшим человеком в своей жизни.
У ворот он столкнулся с матерью Тсуны, выходящей из дома с большой сумкой в руках. Следом за ней семенил Ламбо, навязчиво напоминая, что мама Савада обещала ему большой леденец на палочке.
- А, Гокудера-кун! – как всегда доброжелательно улыбнулась Нана, - А я вот тут в магазин собралась. Ты проходи. Тсуна в своей комнате.
Она на секунду замолчала, словно раздумывая, стоит или не стоит продолжать, но все же чуть наклонилась к Гокудере, и тихо добавила:
- Тсуна всю ночь не спал.
- Тсуна топает как слон! – авторитетно вставил Ламбо.
Гокудера сжал кулаки. Эта тупая корова непомерно его раздражала.
- Ну, я побегу, - Нана опять лучезарно сияла, - приготовлю что-нибудь вкусное на обед.
Гокудера зашел в дом, скинул обувь у порога и направился вверх по лестнице. В последнее время Джудайме был какой-то озабоченный, впрочем, у Гокудеры было подозрение на этот счет.
Дверь в комнату Савады была приоткрыта. Гокудера потянул руку, чтобы распахнуть ее и объявить о своем появлении, как вдруг услышал голос Тсуны.
«Ха? У него кто-то есть?»
Гокудера нахмурил брови. Неужели кто-то приперся раньше его? Вот всегда так, встаешь в немыслимую рань, в надежде застать босса одного, без свиты и толпы, а тут…
«Интересно, кто это.. Реборн? Или бейсбольний кретин уже прискакал?»
Гокудера придвинулся к щели. Конечно, подглядывать недостойно, но он чуть-чуть, всего на секунду, чтобы сориентироваться и ворваться в комнату с надлежащей реакцией. Не стоит ведь орать на Реборна: «Ах ты гад!»….
Но, как ни старался, Гокудера никого не заметил. Кроме хозяина комнаты, в старых трениках и футболке, расхаживающего из угла в угол.
«Аааа, Джудайме опять ворчит под нос», - Гокудера выдохнул с облегчением. Поползновений на его место под солнцем о правую руку Савады в это утро не произошло. Значит, все отлично. Гокудера вновь потянулся к двери. Сейчас он отвлечет Джудайме от печальных мыслей!
- Идиот, идиот, идиот, идиот!
Гокудера замер. С одной стороны, это очень походило на обычный бубнешь Тсуны. Но в голосе Десятого, сквозило такое отчаяние, что Гокудера был просто сбит с толку. Он решил на время отложить свое появление и еще немного послушать. Предупрежден – значит, вооружен. Если он будет знать, в чем проблема Савады, то быстрее ее решит.
- Идиот, кретин!
Тсуна уперся в стену, ударив по ней кулаком. Он готов был молотить по каменной кладке снова и снова, заглушая физической болью то, что переполняло его сердце, сжимало горло, лишая дыхания, изливалось слезами в ночной тишине. Сколько еще он сможет выносить эту пытку? Как долго сможет скрывать ото всех то, что терзает его все больше и больше с каждым днем.
- Не скажу…. Не могу сказать…
Тсуна зажмурился, пытаясь справиться с предательским пощипыванием в глазах. Реветь..
- Хуже Ламбо… Соберись, соберись же...
Он попытался выровнять дыхание, делая глубокие вдохи и выдохи. Каждый день начинался с этого. Последние силы, чтобы держаться, чтобы продолжать улыбаться, как раньше, зная, что никогда не осмелиться.
- А что я скажу… Ты для меня все…. Ты для меня…
Тсуна свалился на кровать, притянув к себе подушку, зарываясь в нее лицом.
Гокудера вздохнул. Вот в чем дело. Босс страдает от любви. Он покачал головой. Естественно, от него тоже не укрылось то повышенное внимание, которое Тсуна оказывал в последнее время Киоко. Казалось, чувства Савады к девушке были известны всем. Разве что, кроме самой Киоко. И, может быть, Хару, которая стойко верила, что Тсуна и она созданы друг для друга. Гокудера почесал переносицу. Как помочь в такой ситуации, он не знал. Если бы нужно было кого-то убить, чтобы Джудайме был счастлив, он бы сделал это безоговорочно. Если бы нужно было умереть, Гокудера принял бы смерть с улыбкой, без колебаний. Но в любовных делах… Сам он таких проблем никогда не испытывал. Девчонки ходили за ним табунами, достаточно протянуть руку и выбрать одну, другую…
- Гокудера, - раздался тихий голос Тсуны.
«Я здесь, Джудайме!», - Гокудера был готов разрыдаться от счастья. В трудный момент, в час горя и печали Тсуна зовет его! Свою Правую Руку! Не это ли наивысшая честь, безграничное доверие, которое оказывает ему босс.
- Я люблю тебя…
Гокудера замер. Радостная улыбка застыла на лице, медленно стекая с губ. Он так и стоял, вцепившись пальцами в дверной косяк, не веря тому, что услышал.
«Нет. Я не так все понял. Это не так»
Но сколько бы он не твердил себе, правда находилась перед его глазами, плачущая в подушку и повторяющее его имя.
Гокудера сделал шаг назад. Нельзя, чтобы его заметили. Нельзя, чтобы Тсуна понял, что он все слышал. Но…. А как же Киоко, как же все вздохи Джудайме, обращенные к однокласснице. Он отступил еще, наступая на штанину, оступаясь и падая, цепляясь за перила. Испугавшись, что на шум выйдет Тсуна, Гокудера кубарем скатился с лестницы, схватил кроссовки и стремглав кинулся из дома, заворачивая за угол, скрываясь, и, наспех обувшись, побежал так, как не бегал никогда в жизни.
На пустыре, забравшись на бампер проржавевшей машины, он смотрел в небо, по-прежнему безмятежно синее. Сердце рвало от боли, ведь это он был причиной страданий Савады Тсунаеши. И в его силах было избавить Тсуну от них… В голове всплыли слова Бьянки. «Если ты не можешь ответить на чувства – будь честен. Если испытываешь то же – не жди. Завтра у вас может и не быть». К чему она тогда их сказала? Не важно. Ему нужно было все как следует обдумать. Разобраться в себе, в своих чувствах к Тсуне.
***
Спустя несколько часов, когда мостовая плавилась от полуденного солнца, Гокудера Хаято вновь направился к дому Савады. Он принял решение. Оно далось нелегко, но Хранитель Урагана семьи Вонгола, был тверд и уверен в том, что поступает правильно.
Звоня в дверь, он чувствовал, что дрожит так, как не дрожал ни перед одной дракой.
- Гокудера-кун! Ты вернулся, - Нана открыла дверь, - проходи. Как раз скоро обед.
Гокудера кивнул. Обед был последним, о чем он мог сейчас думать. Поднимаясь по лестнице, он в последний раз пытался уловить в самом себе хоть грамм сомнения, готовый остановиться при первом признаке колебаний. Но нет…
- Джудайме!
Гокудера распахнул дверь и увидел Тсуну, стоящего у окна. Комнату заливал солнечный свет, слепящий глаза. Тсуна шагнул навстречу. Мама сказала, что Гокудера был тут утром, а если не зашел, значит… Савада смотрел на Гокудеру прямо, не отводя глаз. Теперь, терять ему было нечего.
Гокудера упал на колени. Лоб коснулся теплых половиц.
- Джудайме! – произнес он, понимая, что сейчас причинит ему еще большую боль, - Прости…

URL
2009-06-02 в 16:07 

ليس هناك ما هو صحيح، فكل شيء مباح
Если честно, то до конца не осилила. Ошибок нет, заявке вроде соответствует, но... стиль, что ли, простоват?

2009-06-02 в 17:37 

Трусы Бэтса - коннектинг пипл.
в целом фик понравился.
может и правда немного простоват, но по мне так читается достаточно легко. и усложнять здесь фразы и прочее - не стоит.

2009-06-02 в 18:13 

Няшненько. бету бы и побольше, побольше... текста и обоснуя.

URL
2009-06-02 в 18:15 

but no one knows how far it goes
Дорогой гость, у нас тут анонимно могут комментировать только авторы:)

2009-06-02 в 18:17 

не мог бы ты
побольше, побольше... текста
как автор, пишущий преимущественно маааленькие мини - это очень, очень жестокие слова, гость! Х)))

2009-06-02 в 19:19 

твой ебаный Макото
в чём-то соглашусь с предыдущими комментариями - в частности, да, бета бы не помешала и обоснуй почётче.
но в целом - спасибо за выполнение, текст неплохой))
заказчик.

2009-06-04 в 09:19 

Спасибо тем, кто вообще осилил
Немного озадачило, но это уже мелочи
благодарю за внимание
автор

URL
2009-08-07 в 04:38 

~Tempestas~
Добро всегда побеждает зло, поэтому кто победил, тот и добрый :)
вполне себе хорошо написано. Красиво. И окончание неплохо вырисовано

2009-08-20 в 20:20 

кха-кха, я люблю это пейринг и мне было грустно после прочтения первого текста; В общем, я тоже постаралсо >_<

Лежать и смотреть в потолок. Считать до десяти и обратно. Считать овец, книги, ворон, мух, ананасы… что угодно. На душе Савады Тсунаеши, Десятого босса Вонголы, скреблись кошки, рылись кроты, гадили птички и топали слоны; и ничто не могло угомонить этот зоопарк.
Тсуна вздохнул и перевернулся на бок. Теперь перед глазами была стена; за окном, весьма к настроению, шел дождь. Очень хотелось, чтобы дверь распахнул Риборн со своим «Ciaossu» и дал ему, Тсуне, хорошего пинка для поднятия боевого духа. Однако Риборна не было, во всем домен никого не было. Тсуна встал и побрел вниз, упал с лестницы и долго лежал лицом вниз, слушая стук собственного сердца. В голове прокручивались события прошедшего дня – вот Киоко-тян угостила Хару пирожным, вот Рёхей опять пристает со своим клубом, вот Ямамото отвлекся и получил бейсбольным мячом по лбу, а вот Гокудера-кун разговаривает с какой то девушкой, наверное, единственной девушкой, с которой он заговорил… в груди закололо, Тсуна судорожно выдохнул и перевернулся на спину. Тсуна знал, с самого начала знал – ему не на что рассчитывать. Гокудера-кун никогда не станет встречаться с парнем, даже если это его босс. Радовало только, что при всем своем уме и сообразительности, Гокудера-кун в упор не замечал странностей в поведении своего босса. Из всего окружения Тсуны, только двое знали о чувствах босса – Риборн и Ямамото. И, если первый решил не вмешиваться, то второй проявил самое искреннее участие.
« - Скажи ему и все станет на свои места, - Ямамото тащит Тсуну на крышу, - тебе станет легче…
- Это бесполезно, - Тсуна пытается вырваться, да силы не те, - оставим эту тему… - на крыше безлюдно и ветрено, Тсуне очень хотелось убежать куда-нибудь подальше, забиться в угол и просто исчезнуть с лица земли.
- И, какого ты меня звал, бейсбольный кретин? – сердитый голос Гокудеры приводит Саваду в состояние паники.
- Тсуна хочет тебе что-то сказать, - хитро улыбаясь во весь рот, Ямамото уходит, ссылаясь на «нечто важное, что забыл в классе».
- Что-то случилось, Десятый? – встревожено спрашивает Гокудера, от взгляда этих светлых, зеленых глаз в груди все сжалось и пересохло во рту.
- Я.. это… - Тсуна судорожно облизнул губы, - Гокудера-кун я…
«Еще одно слово и ты потеряешь друга»
Фраза, сама собой всплывшая в голове заставляет Саваду прикусить язык.
- Все в порядке, Десятый? – Гокудера подходит совсем близко, заглядывая в глаза. Тсуна сделал глубокий вдох и на секунду прикрыл глаз, сердце как остановилось.
- Все в порядке, Гокудера-кун, - голос звучит как всегда бодро и тепло, - просто я хотел сказать, что для «безнадежного Тсуны» невероятная удача обрести таких друзей как ты и Ямамото-кун. Я думаю, ни у кого из прежних боссов Вонголы не было такой Правой Руки, вероятно, это на самом деле подарок ками-самы… - как и предполагалось, Гокудера сначала просиял, а затем прослезился и незамедлительно поклялся всю свою жизнь посвятить своему боссу. Тсуна посмотрел вверх – кажется, собирался дождь, порывистый ветер гнал по небу ошметки черных облаков, собирающихся у горизонта в весьма внушительную тучу. Тучу, так похожую на ту, что собиралась в душе самого Тсуны. Пусть будет так. Пусть будут Десятый и его Правая Рука. А в сердце… да кто увидит, что на самом деле там таится?! Пусть в сердце навсегда отпечатается светлое личико Киоко-тян, но Тсуна не будет всматриваться в этот образ, потому что тогда он совершенно точно увидит, что сквозь этот милый образ просвечивает совершенно другой, запекшийся на маленьком сердце, точно старый шрам»
Тсуна перевел взгляд с потолка на настенные часы, затем встал и прошел на кухню. Пустой стол. Стало зябко и как-то сиротливо. Вздохнув, Савада подошел к окну, сквозь косые струи дождя на дорожке перед домом виднелись смутные силуэты людей.
Тсуна точно знал, что принял единственно верное решение.
«Только Киоко-тян» - дождь резко хлестнул в окно. Иногда, ради счастья дорогого человека, приходится жертвовать чем-то самому, но только это доказывает, что ты на самом деле любил. Любовь и жертвенность всегда идут рядом, это только в сказке злодей наказан, а положительные герои счастливы без исключений. Тсуна посмотрел на свое отражение в окне, иногда, он сомневался, что принадлежит именно к положительной половине персонажей. Как-то, необычно громко тикали часы, Савада дотронулся пальцем до холодного стекла – словно тонкие ледяные нити пронзили кончик пальца, казалось, этот холод в самом сердце; Трудно принимать жизнь такой, какая она есть, это словно проверка на прочность и Тсуна точно знал – он пройдет ее.
Щелкнул замок и в доме зажегся свет.
- Тсу-кун! Мама пришла! – разнесся по дому звонкий голос, раздался топот нескольких пар ног.
- Ламбо! Верни это! – тонкий писк И-Пин,
- Это принадлежит Ламбо-сану!! – задиристый крик Ламбо,
- Ха-ха-ха! – заливистый смех Ямамото,
- Уймись, тупая корова!! – от этого голоса снова все сжалось внутри, Тсуна судорожно сглотнул.
- Тсу-кун, а что это ты в темноте? – в кухню зашла Нана, а за ней Ямамото и Гокудера, груженые пакетами.
- Десятый! – радостно воскликнул Гокудера,
- Йо, Тсуна, - улыбка у бейсболиста была несколько виноватая.
- А мы арбуз принесли! – последними зашли Хару и Киоко. Глядя на них, Тсуна улыбнулся тоже, своей самой счастливой улыбкой. Ничего, это тоже можно пережить, потому что только так можно быть вместе и дальше.
- Ува! Арбуз! – Тсуна шагнул к друзьям, и только ками-сама знал, чего стоил ему этот шаг.

URL
2009-08-20 в 20:58 

Hayato_Gokudera
мангашный червячогг, 2759 - ОТП, не важно кто ты, важно что ты делаешь для того, что бы не быть никем.
автор№2
мне понравилось
*не заказчик*

2009-08-20 в 22:27 

Добро всегда побеждает зло, поэтому кто победил, тот и добрый :)
автор, это грустно, но красиво. Напишите в умыл, мне надо Вам кое-что сказать.

2009-08-21 в 19:32 

блин, я не про все написал Т_Т
простите, заказчик, я пропустил последние пару моментов.

аффтар.

URL
2010-04-22 в 19:58 

Обычные люди смотрят вверх и вниз, влево и в право. Но мы-то другие. Мы мечтатели, а значит, немного провидцы. (с) Йон Колфер "Авиатор"
Блин. Я думала хоть во второй заявке будет хеппи энд. Хотя так тоже хорошо

2010-11-01 в 23:12 

второй автор, я прослезился. Это великолепно, я впечатлен!!!

URL
2010-11-01 в 23:55 

2010-11-01 в 23:12
Гость

спасибо~ рад стараться)
автор №2 :З

URL
2010-12-31 в 12:33 

спасибо авторам, понравились оба творения.. хотя и несколько грустно...

2011-09-21 в 14:10 

Диспойна
Ночные звезды - мои медали...
понравились оба, спасибо ))

2014-06-02 в 21:32 

ну бля... ни одного хэппиэнда

URL
     

Katekyo Hitman Reborn! Non-kink

главная