l;bkkbfy
Такова природа человека: видишь кнопку — надо нажать.
Название: ......
Фандом:Lie to me
Пейринг: Кэл/Джиллиан, Эмили.
Тема: штампы/признание в любви
Тип: гет
Рейтинг: NC-17
Размер: 5606 слов
Саммари: он все же поверил, что в жизни должны быть праздники
Дисклаймер: персонажи мне не принадлежат

Захлопнув дверцу машины и по удобней устраиваясь на сиденье Эмили с мечтательной улыбкой посмотрела на отца, думая понравится ему или нет та маленькая чудо- вещица, что она купила ему в подарок.
Приподняв правую бровь, Кэл , хмыкнул, скосив взгляд в сторону дочери, но она показав ему язык отвернулась и застегнув ремень безопасности, чинно сложила руки на коленях, с абсолютно непроницаемым видом уставилась в лобовое стекло.
Пожал плечами, тронулся с места, одарил нелестным замечанием, хозяев припаркованного рядом громоздкого джипа, и плавно разворачивая машину, выехал парковки.
Поддавшись просьбам дочери, он проделал почти двухчасовой марафон по торговым залам. У Кэла слегка кружилась голова от шума жары и переизбытка человеческих эмоций полученных за короткий срок. Увидев в зеркало дальнего вида, как скрывается в разноцветном тумане сияющий огнями огромный торговый комплекс, испытал величайшее облегчение. Он, как и все представители сильного пола дико ненавидел толкотню и бессмысленное шатанье по магазинам, посещая их только в крайней необходимости. А желание как можно скорее оказаться дома и завалиться на любимый диван, отдыхая от трудов праведных, заставляло его прибавлять скорость, обгоняя едущие впереди машины.
Некоторое время отец и дочь провели, ведя молчаливо борьбу ,пытаясь слушать автомобильное радио, перепрыгивая со станции на станцию. Кэл отдавал предпочтение пению Френка Синатры, а Эмили, бросая на отца недовольный взгляд, тут же переключалась на какой-то молодежный канал.
Вдруг девушка вытянулась в струнку, и широко раскрыв свои и так не маленькие глаза, повернулась к отцу
-Аааааа…- протянула она на вздохе
-Ну и что?
-Папа! Папа!- тут же встревожено вскрикнула Эмили, пугая Кэла, и азартно захлопала ладонями себе по коленям.- Папа! Нам нужно вернуться в магазин.
Девушка всем корпусом развернулась к отцу, чуть ли не выпрыгивая из ремня безопасности, настойчиво теребила Кэла за рукав пальто.
-Эм! Что за ерунда? Какой еще магазин?- Лайтман в отвращении поежился.- По моим ощущениям и по весу пакета, что я еле дотащил до машины, ты скупила стратегические запасы супермаркета.
-Я забыла самое главное,- Эмили в нетерпении ерзала на сиденье,- я забыла купить «валентинки»
-А что это за зверь?- недовольно нахмурился Кэл, бросая взгляд на взбудораженную дочь
-Ой! Не притворяйся. Можно подумать, что ты в те времена, когда меня еще не было, а ты ухаживал за мамой, вы не обменивались такими милыми открыточками с сердечками и ангелочками
-Дообменивались,- буркнул Лайтман,- и не только этой бумажной чушью, кто бы мне подсказал, что из всей этой ерунды потом вырастают такие приставучие дочери.
-Значит, было, значит, ты все прекрасно помнишь,- и, скорчив обиженную рожицу спросила,- а чем я тебе не нравлюсь?
Кэл на секунду оторвал руки от руля, поднимая их вверх
-Ты самая лучшая дочь в мире. Когда молчишь.
Эмили подавила смешок и самым елейным тоном проворковала
-Самый понятливый и заботливый папочка, может все отвезет свою любимую дочку до магазина.
-Нда, - он дернул бровью, что-то высматривая через лобовое стекло машины,- она считает, что это необходимо
-Завтра все будут обмениваться «валентинками», поздравлять и веселиться, что прикажешь делать мне?
-Глупый праздник,- он искоса глянул на надувшуюся дочь,- еще один повод для лжи. Все будут улыбаться, желать добра и счастья. Сплошное лицемерие.
-Пап, ты ошибаешься, хороший праздник, многие его ждут,- спокойно ответила Эмили,- твоя ненависть к Рождеству плавно перетекает и на Валентинов день. Но ты не учитываешь один факт,- девушка негромко вздохнула,- в Рождество все поздравляют всех, так положено. Обмениваются подарками, кладут их под елочку, собираются за столом на семейный ужин, в душе ненавидя друг друга. А в праздник всех влюбленных,- она пнула отца в бок,- ты меня не слушаешь
-Очень внимательно, милая,- с легкой иронией ответил Кэл, притормаживая на красный свет на перекрестке.
-Влюбленных,- она развела руки в стороны,- понимаешь влюбленных. Я люблю тебя, я люблю Джиллиан, я люблю своих подружек в школе, я люблю маму,- Кэл дернул уголком рта, отметив немного нелогичную очередность перечисления дочерью своих любимых людей,- я же не побегу к соседу, который вечно придирается ко всем со своей страстью к тишине. Не буду дарить ему «Валентинку», хотя с Рождеством поздравила.
-Мне кажется, ты назвала не всех, кто достоин твоего внимания
-Возможно,- она недовольно повела плечом
-Таааак, я что-то пропустил в этой жизни?
-Нет. У меня сейчас нет друга мужского пола. Ты это хотел знать? Я ни с кем не встречаюсь.
-Поссорилась с Миком?
-Алексом. Рассталась. Ты не дослушал,- машина тронулась, Эмили откинулась на спинку и сердито, посмотрела на отца,- ты водишь, как таксист, слишком грубо. И пожалуйста, развернись.- Кэл сделал вид, что не расслышал последнее предложение, нажал на газ, и машина влилась в автомобильный поток, став одной из его составляющих.
-Не хочешь, ехать. Тогда останови машину. Я пойду пешком.
-Угрожаешь,- его брови взлетели вверх
-Прошу, но ты не желаешь слышать.- Эмили плотно сжала губы и прищурилась, решая, стоит или нет пустить в ход запрещенные средства и, склонив голову в бок, попробовала заглянуть отцу в лицо, чтобы уловить ответную реакцию на свои слова, что так и вертелись на языке.- Паааап,- протянула она.- Думаю, Джиллиан удивится и очень обрадуется если получит от тебя такую симпатичную «валентинку». С сердечками.
Девушка не прогадала, заметив, как на лице отца отразилось несказанное изумление. Всего лишь на долю секунды, но и этого Эмили было достаточно, чтобы понять, что ее вполне невинный намек достиг цели.
-На что ты намекаешь, причем тут Джиллиан и Валентинов день.
-Ни на что, просто решила тебе напомнить, что ты говорил мне почти год назад. Ты же любишь ее.
-Это настоящее безумство и невероятная глупость,- ворчал он, разворачивая машину, но спорить с дочерью больше не рискнул. Он признавал, что Эмили права, Джиллиан со своей любовью ко всему романтичному высоко оценит его жест, если вдруг он решится…Нет! Такими глупостями он не занимается. Даже ради Фостер.

Скривившись так, словно он только что без сахара съел парочку лимонов, ссутулившись больше обычного, ощущая себя невинно осужденным, оказавшимся на пороге тюрьмы, Кэл вошел в отдел, торгующий сувенирами. Эмили испарилась в толпе, а он сунув руки в карманы пальто, слонялся вдоль витрин, уставленных различными сувенирами и яркими открытками, недоумевая, что вот это позолоченные и разрисованные ангелочками, сердечками и розочками куски картона имеют такую власть над людьми. И как не старался убедить себя, что все вокруг, как обычно лгут, пришел к резко противоположному мнению. Многочисленные покупатели, рылись в ворохе многоцветного «безобразия», выбирая что-то особенное, хотя Кэлу все открытки казались абсолютно одинаковыми.
В основном все окружающие его люди улыбались, думая о чем- о своем. Сталкиваясь с ним, не глядя, вежливо извинялись и с увлечением продолжали тасовать объемные колоды «валентинок».Как Лайтман не вглядывался в лица, за редким исключением, ему не удалось рассмотреть почти ни одной фальшивой или натянутой улыбки. Кто-то был абсолютно свободен в своем выборе, кто-то немного нервничал, кто-то злился, кто-то был явно встревожен. Но все были искренни, просто одни были уверены, что их «валентинку» примут с любовью, другие сомневались, а третьи совершали что-то недозволенное. Возможно, Эмили и права. Такие милые очаровательные открыточки и сувениры с символикой дня всех влюбленных не дарят тому, кто безразличен. Например, опостылевшей жене или ставшему ненавистным мужу.
-Уффф,- радостно отдуваясь, Эмили протиснулась сквозь скопление народа,- все, я выбрала,- она прижимала к груди целую кипу, сверкающих золотом и серебром, разрисованных кудрявыми амурчиками и алыми розами открыток,- можем ехать домой.
Закатив глаза, Кэл покачал головой
-Неужели? Это все? Может, что-нибудь еще прихватишь?
Сосредоточенно запихивая покупки в бумажный пакет с изображением чрезмерно пухлого, но одноглазого купидона, нацелившего стрелу прямо в грудь Кэла, Эмили лениво, не глядя на отца, проговорила
-Женщины еще любят, когда им дарят цветы.- Девушка нахмурилась, поправляя волосы и с хитрой улыбкой, посмотрела куда-то в бок, - пап, а ты знаешь, что Джиллиан любит белые розы?
Кэл забыл, что хотел сказать, так как заданный вопрос, и тон голоса Эмили, подсказали ему, что дочь догадывается о его новых отношениях с Фостер. Лайтман поперхнулся , и несколько раз кашлянув, чувствуя, как по спине ползет холодок, мысленно просчитывал, могли ли они с Фостер проколоться, и что известно этой мелкой паршивке, шантажирующей его и сующей нос не в свои дела.
Покачиваясь с пятки на носок , корча гримасы размышления он пялился на Эмили. Девушка с равнодушным видом, замотала шарф вокруг шеи и застегнула пальто. На ее губах дрожала еле заметная улыбка. Эмили удалось еще раз подколоть отца, введя его в задумчивость.
-Думаю теперь, ты довольна?- буркнул Лайтман и неожиданно для себя оттаял, улыбнулся, обнимая свою умную и проницательную дочь за плечи,- нам надо спешить, кто-то говорил, что собирается готовиться к контрольной по математике.
-Математика подождет, она еще только на следующей неделе. Пап, ты помнишь цветочный магазинчик, где купил мне взамен на разбитый в кабинете биологии фикус, тот ужасный, непонятно на что похожий цветок в уродливом горшке .
-Хммм,- Кэл теснее прижал дочь к себе, целуя в макушку.
-Там недавно открылся новый отдел, продаю таааакие роскошные розы.
-Эм?
-Что?- девушка вскинула голову, глядя на отца самым невинным взглядом.

Спустя пару часов Кэл уютно расположился в кабинете, потягивая виски и листая папку с документами очередного дела, он, облокотившись на стол и подперев ладонью щеку, изредка посматривал на экран ноутбука, ожидая получения запрошенных видеофайлов.
Легкие шаги в коридоре, подсказал, что его неугомонная дочь спешит нарушить его уединение, Кэл был только рад ее визиту.
-Я тебе не помешаю?- Эмили остановилась в дверях, привалившись спиной к косяку, она прижимала к груди внушительную пачку ярких открыток, с любовью и мягкой улыбкой наблюдала за отцом.
-Нет, милая, у тебя есть ко мне какие-то вопросы?- ответил он, не поворачиваясь, вслушиваясь в дыхание Эмили, даже не видя ее, он знал, что довольную мордашку дочери украшает широкая улыбка.
-Один единственный.
-Я весь внимание.
-Вот!- Эмили локтем, захлопнула крышку ноотбука и свалила на стол перед носом Кэла целый ворох «валентинок»
Кэл отпрянул, удивленно таращась на подношение дочери. Скривил губы, и, приподняв бровь, сначала ткнул пальцем девушке в грудь, затем брезгливым жестом расшвырял открытки, уронив парочку на пол.
-К чему мне этот мусор?
-Пап, это не мусор,- терпеливо пояснила Эмили,- ты должен выбрать «валентинку» для Джиллиан. Я уверена ей понравится.- Увидев исказившееся от отвращения лицо Кэла, замахала руками. – Прекрати цирк, папа, - девушка пристроилась на краешке кресла,- для меня давно не секрет, что вы с Джиллиан вместе. Конспираторы из вас, скажу честно хреновые.
-А? Я не ослышался, мои уши все верно поняли?
-Не уклоняйся от ответа,- Эмили уставила руки в бока и свела брови к переносице,- я не маленький ребенок и у меня есть глаза, да и на слух в отличие от некоторых не жалуюсь.
Ему не оставалось ничего более, как признать правоту своей дочери и признаться в содеянном.
-Ты не имеешь ничего против?- он, выпятил губы, коротко вздыхая
-Я рада за вас,- лицо девушки озарила солнечная улыбка,- Джиллиан та женщина, что сможет укротить моего необузданного папочку. И я ее очень люблю. Она прекрасный друг и советчик.
Глаза Лайтмана раскрылись еще шире, нижняя губа дернулась
-Милый папуля, есть вопросы, с которыми девушке неудобно обращаться к отцу, а мама далеко, а хочется поговорить, поделиться женскими секретами. Ладно. Не буду мешать твоему мыслительному процессу. Ухожу. Когда выберешь открытку, будь добр сложи оставшиеся в стопочку, я немного позже заберу.
Помахав Кэлу рукой, сияя от радостного возбуждения, Эмили убежала прочь.

Утро следующего дня началось со столкновения. Не успел Лайтман войти в коридор «Лайтмангрупп», как ему в лоб врезался воздушный шарик. Ярко алый в форме сердца. Поймав беглеца за атласную ленточку, Кэл осмотрелся по сторонам и заметил слегка смущенную Торрес, держащую в руках целый букет аналогичных шаров.
Испытывая ядовитое желание чем-нибудь острым потыкать в наглые бока, раздувшихся от собственной значимости шариков, Кэл молча проследовал в своей кабинет, с громким стуком захлопывая дверь. Выпустил из пальцев веревочку и, плюхнувшись в кресло, запрокинул голову вверх, с язвительной усмешкой провожая взглядом взвившийся к потолку шарик. Розовая ленточка, едва заметно колыхалась в воздухе, напоминая о великой глупости, что собрался сделать Кэл.
Выбранная вчера вечером миниатюрная, размером с ладонь «валентинка» спрятанная во внутренний карман пиджака, обжигала кожу груди, даже через ткань подкладки и футболку.
Прикрыв глаза, он выудил из кармана телефон и листал записную книжку в поисках нужного номера. Потер пальцем переносицу, не решаясь нажать кнопку вызова. Коротко черныхнулся и поднеся трубку к уху с сарказмом в голосе, поинтересовался
-Служба, доставки? Мне необходимо…
Швырнул мобильник на стол, словно он жег руку, нервно полистал бумаги, понаблюдав на мониторе своего личного ноутбука за суетой, творящейся во всех кабинетах, Кэл с хрустом потянулся, сбросил ноги со стола, а тело выдернул из кресла, направляясь к двери. Постоял несколько секунд за порогом, как горный орел, окидывая хищным взором подвластную ему территорию. Заметил в конце коридора Фостер, яростно жестикулирующую, что-то доказывая одному из лаборантов, хмыкнул, легким шагом пересек коридор и бесшумно проник в кабинет Джиллиан. Воровато оглядываясь, ощущая себя полным идиотом, проскользил до ее рабочего стола, достал «валентинку» и, прислонив ее к чашке с остывшим кофе, с чувством выполненного долга убрался прочь.
Он никак не желал признавать, что все эти «глупости» забавляют его и доставляют радость. Он хорошо представлял выражение лица Фостер, ее удивленно распахнутые глаза, мягкий вздох и нежную улыбку. И если все пойдет так, как он задумал, то к неброской в серебристых тонах открытке, добавится букет белонежных роз.
«Я и правда чувствую себя подстрелянным»,- подумал Кэл шагая по коридору к лаборатории и кивая на приветствия не в меру оживленных сотрудников,-«проклятая стрела застряла в сердце, и нет желания ее вытаскивать»,- он дернул щекой,-«Кэл Лайтман ты становишься романтиком, кто же знал, что она эта романтика может оказаться столь заразной. Джиллиан». При воспоминании о ней в глубине его прищуренных глаз загорелся теплый огонек.

Через полчаса благополучно забыв и о Дне святого Валентина и об открытке, оставленной в кабинете своего партнера. Какой-то идиот захватил в заложники целый класс, обещая взорвать бомбу, якобы спрятанную у него в кармане, если правительство не даст свободу «гордому индейскому народу». Как бы, не смешно выглядело это заявление, но ФБР приняло всерьез слова этого придурка, пригласив на помощь сотрудников «Лайтмангрупп». Кэл и Локер большую половину дня провели на выезде, работая вместе с ФБРовцами. В итоге все оказалось банальной пустышкой, террорист был ни кто иной, а пациент психушки, сбежавший из- под строгого надзора врачей и охраны.
Голодный, как волк, усталый и злой на весь мир Лайтман вернулся в офис. Здесь уже все знали о благополучном финале истории с захватчиком и во всю продолжали приготовление к вечеринке. Разразившись ругательствами, Кэл отправился на поиски Фостер, которая, оказывается, разрешила сотрудникам устроить небольшой праздник в честь Дня святого Валентина. Не найдя Джиллиан, он заглянул в кухню, решив перекусить.
Сунул нос в холодильник и брезгливо сморщился, обнаружив на полке огромный торт в виде сердца, залитый розовой глазурью и украшенный кремовыми розочками, в окружении которых сидел все тот же нахально ухмыляющийся купидон, целясь из своего лука прямо в сердце взбешенного мужчины. Особо не раздумывая, Лайтман щелкнул сахарной фигурке по лбу. Удовлетворенный ее падением, не обнаружив ни одного банана, сгреб огромное красное яблоко и, вгрызаясь зубами в его сочную мякоть, резко хлопнул дверкой холодильника, а для верности лягнул ее ногой.
Танцующей походкой довольного человека, отправился к себе в кабинет.
День близился к концу, за окном стемнело, и на улице зажгли фонари. Погода была совсем не праздничной с хмурого, затянутого тучами неба срывались тяжелые капли дождя, барабаня по стеклу. В кабинете было тепло и тихо. Верхний свет был выключен, горела настольная лампа, придавая большому и просторному помещению домашний уют.
Кэл развалился в своем кресле, закинув ноги на столешницу и в миссионерском жесте, сложив руки на животе, клевал носом. Огрызок от яблока валялся посередине кабинета, центровой из Лайтмана вышел хреновый, попытка отправить остатки съеденного фрукта в мусорную корзину, стоящую около дивана, окончилась провалом.
Тихо скрипнула дверь. Кэл лениво приоткрыл один глаз, следом за ним второй,оживился, с тщательностью всматриваясь в стройную женскую фигуру, четко выделяющуюся на фоне открытой двери, освещенную ярким голубовато-дымчатым светом, льющимся из коридора.
Густо-синее платье, едва прикрывающее колени, оголенные плечи и руки. Довольная, мягкая улыбка на лице, голова, вопросительно склоненная в бок и волна пушистых волос рассыпавшихся по плечам
-Хей! Как твои дела? Вижу, ты здесь в одиночку не скучаешь?
Легкий щелчок и кабинет наполнился ярким ослепляющим светом. Кэл брезгливо поморщился, недовольно вытягивая губы трубочкой, и на пару секунд прикрыл глаза.
Фостер сделала несколько шагов, изящно присела на корточки, продемонстрировав Кэлу свои округлые колени. Лайтман невольно облизнулся. Джиллиан подняла огрызок яблока, держа его за хвостик двумя пальцами. Выпрямилась, оправила подол платья, и слегка покачиваясь на высоченных шпильках, подошла к Кэлу. Посмотрела на мужчину, укоризненно качнула головой и отправила огрызок в мусорку.
-Кэл, ты ведешь себя, как капризный недовольный мальчишка.
Присела на краешек стола, перекрестив ноги в щиколотках, наклонилась. Кэла обдало легким ароматом цветочных духов и шоколада. Джиллиан взъерошила волосы мужчины, улыбнулась, привела в порядок испорченную прическу Кэла и, приблизившись к его лицу, так, что он ощущал ее теплое и влажное дыхание прошептала
-Спасибо, милый, ты меня поразил прямо в сердце,- ее губы коснулись его губ,- она такая чудесная.
-Нда,- коротко- недоуменно выдал Лацтман,- подумаешь всего лишь разрисованная бумажка.
-Кэл,- Джиллиан закатила глаза,- мне очень приятно и не надо портить удовольствие своим скептизмом. Не хочешь присоединиться к нашей компании и выпить пару бокалов вина?
Кэл дернулся в кресле и оскалился
-Нет уж, милая, уволь, я не пылаю страстью к своим сотрудникам, да и не верю в их нежную любовь ко мне.
Джиллиан пожала плечами, легко тряхнув волосами. Кэл носом глубоко втянул воздух.
-Приятные духи, мне их подарила Эмили. – Фостер выдвинула верхний ящик стола, на котором сидела и достала оттуда небольшой сверток,- сам бы ты вряд ли догадался заглянуть сюда. Это мой подарок тебе.
Прохладные ладони женщины, легли на щеки мужчины, лукаво улыбнувшись, Джилл мягко сжала в руках лицо Кэла.
-Ты колючий, как ежик,- и приникла к его губам в глубоком, но нежном поцелуе, и лениво дразня, обвела языком контур его рта.- Десерт немного позже, после ужина.
С сожалением вздохнула, выпрямляясь, и съезжая со стола.
-Жаль, что ты не хочешь попробовать торт в нашей компании,- Джиллиан, хитро подмигнула ,- но я постараюсь утащить для тебя кусочек.
Плавно покачивая бедрами, Фостер пошла к выходу, подняла вверх руку и пошевелила пальцами, изображая «пока».
Смотря ей в след, Лайтман мысленно поблагодарил того садиста, что убедил женщин носить туфли на высоких тонюсеньких каблуках, что делало их походку чертовски соблазнительной и сексуальной.
-Знаешь, Кэл,- Джиллиан остановилась в дверях,- женщины очень любят, когда им оказывают внимание, и дарят пусть недорогие , да и просто бессмысленные и забавные подарки. Спасибо, милый, а розы просто сказочные,- она помахала ему рукой и прикрыла дверь с обратной стороны, оставляя одного.

-Наконец-то!- возликовала Эмили, чуть ли кубарем скатываясь с лестницы и резко притормаживая перед только что вошедшими в дом Кэлом и Джиллиан.
-Стоп. Это куда ты так вырядилась?- Лайтман окинул взглядом празднично одетую дочь.
Девушка всплеснула руками, закатывая глаза
-Папа, прекрати ломать комедию, мы же договорились, что я иду в клуб, на вечеринку, посвященную дню всех влюбленных
-Я?- Он округлил глаза, тыкая себя пальцем в грудь.- Договорился с тобой? Чушь. Не было такого.
Скрестив руки на груди, Эмили приняла оборонительную позу и, сверкая глазами, с плохо скрываемыми слезами в голосе возмутилась
- Сегодня утром. На этом же самом месте. Ты мне сказал да.
-Это было так давно,- он дернул плечом,- я передумал
-Кэл,- молчавшая до сих пор Джиллиан, ласково погладила его о плечу,- Кэл надо держать слово
-Нда?- он повернулся к Фостер и, встретившись с ее умоляющим взглядом, прочитал на ее лице, что-то более заинтересовавшее его.- Причмокнул,- в десять, чтобы была дома.
-Папа! Сейчас уже восемь. В двенадцать. Мне через несколько месяцев восемнадцать, а ты меня все считаешь маленькой.
-Эм,- мягко, но уверенно вступила в спор Фостер, останавливая жестом уже открывшего рот Лайтмана.- Для отца ты всегда останешься маленькой обожаемой дочерью. Но хорошо,- она подтверждающее кивнула, бросив короткий взгляд на Кэла исподтишка показывая ему кулак,- сегодня можешь вернуться в двенадцать.
Лайтман картинно поднял руки вверх
-Спорить с женщинами, особенно когда они объединились. Эмили, в одиннадцать.- Добавил он, оставляя последнее слово за собой.
-Ты самый чудный папа,- девушка, чмокнула его в щеку, и быстро накинув пальто, унеслась из дома.
-Фостер,- он, наклонив голову в бок и, выдвинув вперед нижнюю челюсть, изучал Джиллиан, скользя взглядом по ее ногам и прищурившись, отдал должное обтянутой плотным шелком груди.- Я не потерплю твоего вмешательства, идущего в разрез с моими представлениями о воспитании дочери.
-Отлично,- не собираясь спорить, она шагнула к нему навстречу, тут же оказавшись в его тесных объятиях, и едва заметно улыбаясь, предложила с легким укором, - раз уж нам не удалось поужинать при свечах в ресторане, может, устроим праздник дома?
-Мррррр,- с ворчанием Кэл целовал нежную кожу, открытой шеи Джиллиан. Правая рука мужчины, по свойски устроилась на пояснице женщины, небрежно поглаживая бок, а левая более наглая и проворная, скомкала подол юбки, задирая ее чуть ли не до талии. Пальцы забрались под платье, плавными движениями оглаживая прохладную после прогулки по улице, упакованную в бархатистые кружева женскую попку.- Ты такая сладкая. Такая мягкая…- ладонь съехала вниз по бедру и бодро поползла вверх, протискиваясь под резинку трусиков. Испытывая удовлетворение, Кэл с вожделением облапил упругую округлость. Стискивая ее растопыренной пятерней.
Обхватив Кэла за плечи, прогибаясь в позвоночнике грациозно откидываясь назад, словно решив воплотить в жизнь «голливудский поцелуй», Джиллиан с изяществом закинула на бедро Кэлу, согнутую в колене ногу. А он, наклонившись над женщиной, жадно прижался к ее полураскрытым губам, одаряя страстным требовательным поцелуем.
Стук открываемой двери, не удостоился их внимания.
-ОууууАуууу,- как сквозь толщу ваты донесся до их слуха восторженный вопль Эмили, проникая в затуманенное сознание.
Замерев на секунду, они как по команде, прервав поцелуй, повернули головы на возглас, застыв в весьма двусмысленной позе. Попытка Кэла высвободить руку из трусиков и расстаться с ягодицей Джилл окончилась неудачей, браслет часов намертво сцепился с кружевами и убрать руку он мог только вместе с женским бельем, лишив мягкое место Джиллиан последнего и без того ненадежного прикрытия, что выглядело бы еще более забавно, нежели их нынешнее положение.
-Нет! Я ничего, я не против,- затараторила Эмили, глядя куда-то в бок и безрезультатно шаря рукой по тумбочке, потом все же повернулась, развела рукам,- я забыла ключи,- увидев их на кухонном столе, сгребла и, зажав в ладони, выбежала на улицу, бросив на прощанье,- я рада за вас!
-Ты бы мог хотя бы руку убрать с моей задницы,- ворчливо посетовала Джиллиан, пнув Кэла в плечо.
-Что я слышу, милая,- он изобразил непомерное удивление, и оттопырив нижнюю губу отрывисто бросил,- нет!- по прежнему стискивая и слегка поглаживая пальцами упругую половинку женской попки.
-Брось Кэл, я знаю и более забористые слова, но это не важно. Не сейчас. Твоя рука. Это почему же нет?- фыркнула Фостер и стукнула Кэла пяткой чуть пониже спины
-Я поймался,- глухо проворчал он, водя носом по шее Джиллиан, явно сдерживая смех.
-Как? Куда?- не могла понять его Джилл, решив, что он издевается над ней в своей обычной манере, любителя пощекотать чужие нервы. Она ухватила Кэла за ухо, пытаясь оттащить его от своего плеча и заглянуть в наглую рожу Лайтмана.
-Часами. И если бы я убрал руку с твоей пятой точки,- он чувствительно ущипнул Джилл за ягодицу, заставив женщину взвизгнуть. За что она тут же безжалостно вывернула его ухо. – Потише Фостер,- зашипел он, - мне уши еще пригодятся. Так о чем там я говорил? Ах, да. Если бы я рискнул в приступе страха, выпростать руку из твоих трусов, то мог это сделать, только утянув за собой бельишко. Ну, или вырвать клок. Как тебе больше нравиться.
-Никак!- возмутилась женщина,- это дорогой гарнитур, купленный специально под это платье
-Хммм. Вот я и заметил, что кружавчики какие-то особенные, приставучие,- буркнул Кэл, осторожно дергая рукой,- может, мы их снимем,- и плотоядно облизнулся.
Его правая рука убралась с талии Джиллиан и пришла на помощь попавшей в кружевной капкан левой . Кэл пошебуршил под юбкой.
-Намертво. Из чего они сделаны?- недоумевал он, пытаясь отцепить браслет, тем не менее, то и дело, норовя, забраться Джиллиан между ног, нежно вминаясь пальцами в слегка повлажневшую ткань.
-Как успехи?- Джиллиан начала нервно хихикать, переступая с ноги на ноги, глядя на макушку, пыхтящего от усердия Кэла.
-Смешно?- не остался в долгу мужчина. Он впился пальцами в ягодицы Джилл и зажал ее своим телом в угол между стеной и книжным шкафом.
-Ох!- выдохнула женщина,- мне жарко Кэл,- она наклонилась вперед и стукнулась лбом о лоб Лайтмана, - бамц,- прокомментировала гулкий звук, раздавшийся при столкновении.- Вчера…- Джиллиан душил смех,- в библиотеке…- она запрокинула голову назад и приложилась затылком об угол шкафа,- Ой! – Джилл была близка к нервной истерике, понимая всю нелепость и неловкость ситуации в которой они оказались с Кэлом.
-Я их снимаю,- сдался Кэл,- опусти ногу,- серьезно, тоном, не терпящим возражений, предупредил он Джилл
-Нас чуть-чуть не застукал Локер,- закончила свое повествование Фостер, всхлипнув.
-Но у тебя была другая юбка, и я успел убраться прочь,- он присел на корточки, и, обхватывая за щиколотки ноги заливающейся смехом Джиллиан, высвобождал их из спущенных трусиков. – А Локеру нужно дать под зад, чтобы не лез туда, куда не следует. Готово.
Расплываясь в довольной улыбке, сжимая в ладони нежное кружево женского белья, он смотрел на покрасневшую толи от смеха, толи от стыда Джиллиан.
-Отдай,- она перестала хохотать и едва слышно сопела носом, слегка надув губы, потянулась к своей собственности,- Кэл верни, то, что тебе не принадлежит.
-Ты думаешь, стоит? Военные трофеи достаются тому, кто их честно заслужил.
-Ты невыносим!- за это белье я выложила свою месячную зарплату.
Присвистнув, Кэл растянул губы в кривой улыбке, рассматривая почти ничего не весящую тряпочку. Поднес ее к лицу, нахмурился и, вытаращив глаза, проворчал
-Если бы мои штаны стоили таких бабок, я бы их повесил за зеркальную витрину и сдувал с них пылинки, тщательно охраняя от посягательств прожорливой моли. О, женщины!
Он развел руки в стороны и переключил внимание с белья на его хозяйку. Подошел к ней вплотную, тряхнул рукой, трусики без особых усилий отцепились от часов, хмыкнул, глядя на них, и засунул добычу в задний карман джинсов.
-Верну за отдельную плату,- пообещал он.- А ты весьма неплохо смотришься,- как-то враз охрипшим голосом, проговорил Кэл и протянул руку, опуская ладонь на пушистый холмик внизу живота Джиллиан. Средний палец, легко проник между плотно сомкнутых ног, достигая горячих влажных складочек, проводя тест на готовность.
-Не сейчас,- Джилл, не скрывая обиду, скинула руку Кэла и ловко выскользнула из угла, быстрым, отработанным до автоматизма движением, поправила юбку, возвращая ее не место, тем самым намеренно лишая Кэла лакомого зрелища.
Недовольно выпятив губы он сделал выпад вперед, успев прижать к дверному косяку убегающую от него Джиллиан
-Почему?- выдохнул он, зарываясь носом ей в волосы и обхватывая чуть выше талии, обеими ладонями стискивая и прижимая друг к другу потяжелевшие от возбуждения груди, словно желая раздавить их. – ты же хочешь.
-Ты, ты.., это невероятно... – Она прижала ладонь ко лбу, сокрушенно вздыхая,- так проколоться, мне ужасно стыдно и неловко. Как я буду смотреть в глаза Эмили,- простонала Фостер, встретив его горящий взгляд.
-Эм? Она только будет рада, что я наконец-то нашел себе подходящую женщину,- но все же, он отступил, дав полную свободу Джиллиан.
-Не обижайся,- она повернулась к нему, погладила по щеке, одаривая его своей фирменной улыбкой,- но я должна привыкнуть, что Эмили в курсе наших с тобой отношений и…- она запнулась,- мне здесь не комфортно, и дверь на улицу не заперта,- прошептала она тревожно, расширив глаза.
-Все в порядке,- он кратко чмокнул ее губы,- Мне тоже неплохо бы сперва принять душ. Забегался я сегодня.
-Можем вместе,- Джилл положила ему ладони на плечи, поглаживая большими пальцами чувствительную кожу шеи.
-Заманчивое предложение,- он приподнял вверх бровь, как бы оценивая предстоящие водные процедуры.- Такое мы еще не проходили.
-Ммаммо..,- женщина издала странный невнятный звук
-Фостер,- протянул он насмешливо, заметив, как ее лицо заливается краской,- обожаю тебя, за твое очаровательное смущение. Оставайся такой навсегда.

Полотенце Кэла упало на пол, с присущей ему особенностью, он плюхнулся на кровать, откидывая край одеяла и ныряя под него.
-С праздником дорогая,- у него в руках, словно из воздуха образовалась продолговатая бархатная коробочка, украшенная розовой ленточкой,- это мой скромный подарок, для любимой женщины.
Он смотрел на приближающуюся Джиллиан, она грациозно опустилась на край постели, поджав под себя одну ногу, не обращая внимания, что полы халата распахнулись, обнажая ее ноги и низ живота. Она услышала, как Кэл судорожно вздохнув, сглотнул слюну. Помимо легкого шелкового халатика, на женщине были надеты черные чулки, обхватывающие бедра, широкой кружевной резинкой. Пару ночей назад в угаре страсти Кэл сболтнул, что ему нравится, когда женщина начинает любовные игры, оставаясь в чулках, что предает даже самой нежной и очаровательной легкий налет порочности.
Сделав вид, что его совершенно не волнует наряд, соблазняющей его Джиллиан, он коротко ухмыльнулся и протянул ей бархатный футляр. Она качнула головой и жестом показала, чтобы он его открыл сам. Щелкнул замочек и в приглушенном свете настольной лампы сверкнул золотой браслет. Джилл протянула ему, слегка дрожащую руку и хрупкое изящное запястье украсила дорогая вещица, состоящая из множества тончаших переплетенных между собой золотых колец. Джиллиан поднесла руку к лицу, браслет тихонько звякнул в сгустившейся тишине.
-Как красиво, - она рассматривая подарок, восхищенно вздохнула и, подняв голову, взглянула на Кэла слегка нахмурившись
-Спасибо, милый, но это очень дорогая вещь.
-Но моя женщина, достойна самого лучшего и совершенного,- наклонился и поцеловал руку Фостер.
-О, Боже,- с жаром прошептала она,- Кэл, ты невероятен. Я догадывалась, но иногда меня посещали сомнения, правда за последний месяц я убедилась в верности своих ощущений. Ты можешь быть таким нежным, заботливым, щедрым и очень мягким.
-Но чаще всего я бываю злым, ехидным, наглым и бесстыжим…
-Оооо, я могла бы добавить еще множество эпитетов, характеризующих твою темную сторону. Но я прекрасно ее изучила и знаю, как укрощать тебя, с минимальными потерями. А вот твоя светлая половина…
-Нет, вряд ли, эта часть моей души намного меньше.
-Неважно, мне она очень нравится, но я так плохо ее знаю. Ты всегда был добр ко мне, заботился и оберегал от неприятностей. Но одно дело, когда так себя ведет друг, и совершенно иначе чувствуешь себя….- она прижала пальцы к вискам,- Кэл ты…
-Ничего не говори. Слова пусты. Наболтать можно что угодно и сколько угодно. Неважно, что мы говорим, главное, что и как делаем. Иди ко мне.
Он обнял ее, прижимая к себе с такой силой, что она задохнулась и негромко охнула.
-Ты есть у меня, - прошептал он, ослабляя хватку,- и часто просыпаясь по ночам, я слышу твое дыхание, ощущаю твое тепло и понимаю, что все наяву, мне это не снится.
Она кивнула и закрыла глаза, взглянув на нее, он с изумлением обнаружил, что из-под сомкнутых век вытекают слезы и катятся по пылающим щекам.
-Джиллиан,- выдохнул он, и вновь прижав ее к груди, он начал смазывать слезинки быстрыми нежными, прохладными поцелуями в которых не было и намека на сексуальность. Джилл доверчиво прильнула к нему.
-Фостер,- снова сказал он, чувствуя, как сжимается сердце в груди. Она открыла глаза, и он почувствовал, что буквально тонет в ее прозрачном полном любви и нежности взгляде.- Я люблю тебя.
Она опустила глаза. Кэл ждал. Затем вместо ответа она потянулась к нему, обняла и поцеловала в губы. Она медленно поводила по ним языком, впитывая их возбуждающий вкус. Наконец Джилл оторвалась от него и немного отодвинулась. Посмотрев ему прямо в глаза, она увидела, как напряжение в его взгляде сменилось чувственным восторгом.
-Люблю,- скорее он прочитал по ее губам, нежели услышал
-Ты чудо.
Этот приглушенный возглас тронул Джилиан до глубины души. Дрожащими пальцами она провела по лицу и шее мужчины. Кэл сжал ее плечи, и прильнул губами к ее губам, а ладони нервно ощупывали ее руки и спину. Его мягкие прикосновения возбуждали, она так жаждала их. Забираясь под халат, он ласкал ее налитые груди, прикасался к животу, исследовал кончиками пальцев ее длинные изящные ноги.
Гортанно засмеявшись, она дернула пояс, развязывая его и сбросив с плеч легкий шелк, подняла и широко раскинула руки, чтобы Кэл мог видеть все ее тело.
Обхватив мужчину за запястья, она прижала себе к щекам его ладони, поглаживая тыльную сторону кисти, кончиками прохладных пальцев. И неотрывно глядя Кэлу в глаза медленно, немного лениво, потянула руки вниз, и с яростной силой со стоном удовлетворенного желания, прижала их к своей груди.
Они вместе опустились на кровать и легли бок о бок, возбужденные и в то же время покруженные в полудрему. Джилл задышала чаще и ее кожа слегка покраснела.
Встав на колени, Кэл принялся покрывать поцелуями ее тело, захватывая губами то одну, то другую грудь, впиваясь в соски. Искусно лаская и поглаживая ее, он постепенно опускался вниз, достигнув шелковистого кустика между ногами, увлажнившегося при его прикосновениях. Он мягко раздвинул вульву пальцами и захватил губами клитор, прижимаясь лицом к промежности и облизывая трепещущий под его языком небольшой бугорок до тех пор, пока Джиллиан, охваченная страстью не начала извиваться под его тяжестью.
-Еще, еще,- стонала она, вновь и вновь повторяя его имя.
Чувства Кэла обострились до предела, и желал он только одного – доставить Джиллиан наслаждение. Он ощущал, что она вот-вот изойдет и хотел увидеть, как она выглядит, когда кончает. Но в самый решающий момент, она вдруг напряглась и с силой оттолкнула его, опрокидывая на спину.
-Я хочу, чтобы мы вместе,- задыхаясь, почти прохрипела она, приподнимаясь.
Она села спиной к нему и перекинув ногу через Кэла, зажала коленями его бока. Наклонилась, взяв обеими руками налившийся кровью член, и мягко проводила пальцами по всей его длине, нагнулась еще ниже и захватила губами головку, поводя по ней языком, пока Кэл не застонал от удовольствия. Смеясь, она все повторяла и повторяла свои ласки. Чувствуя, как набухший член подрагивает в ее руках, как мощно нарастает желание Кэла, она ускорила свои движения. Затем опираясь ладонями о постель, она целовала его напряженный член, зарывалась лицом в волосы над ним, вдыхая божественный мужской запах. Мошонка напряглась под ее неутомимыми пальцами. При легких дрожащих поцелуях ее губы то требовательно смыкались, то раскрывались, нежно успокаивая и еще сильнее возбуждая.
Открыв глаза, Кел приподнял Джиллиа за бедра и потянул к своему лицу, увидев над собой, истекающую соком, дразняще покачивающуюся вверх-вниз темно розовую вульву. Он, едва владея собой, потянулся к ней языком, прикасаясь к твердой вершинке клитора.
-Кэл, я кончаю,- пробормотала Джиллиан.
Привстала и, направляя рукой, опустилась на пульсирующий у нее в ладони ствол пениса. Она поднималась над ним и падала, опиралась ладонями о его ноги, откидывалась назад, впуская в себя, насаживая себя как можно глубже.
Тишину спальни нарушало мерное поскрипывание постели, протяжные хрипловатые женские стоны и всхлипы. Она двигалась в идеальном ритме, то замедляя, то вновь наращивая темп. Он хотел сдержаться, продлить наслаждение, но оно вдруг накатило неудержимой волной, выплеснулось изнутри горячими сладкими толчками... Она приподнялась, прижалась спиной к его влажной от выступившей испарины груди, качнулась еще пару раз. Его пальцы безошибочно нашли самую главную точку в ее теле, и несколькими верными касаниями послали ее в оглушающий оргазм. Со стоном удовлетворения они рухнули на мягкие подушки, все еще жарко и прерывисто дыша, нежно поглаживая разгоряченные, липкие от пота тела, одаривая друг друга нежными поцелуями, бормоча несвязные слова благодарности.


@темы: Lie to me: фэндом в целом.(табл.30), .V.2 Штампы, #fandom: Lie to me