01:23 

l;bkkbfy
Такова природа человека: видишь кнопку — надо нажать.
Название: Сожаление
Фандом: Lie to me
Герои: Кэл Лайтман/ Джиллиан Фостер
Тема: жидкости/кровь
Объём: 4052 слова
Тип: гет
Рейтинг R

В давящей на уши тишине, повисшей в зале заседаний, был слышен легкий хруст бумаги, что нарочито медленно, нагнетая тревогу, разворачивал усталый судья. С беспристрастным выражением лица, он поднял голову, обвел изучающим взглядом помещение и произнес ровным тоном
-Виновен.
-Уууух,- единый вздох облегчения, вырвался у большинства присутствующих, заглушив недовольное,- «оу»,- нескольких человек, сидящих позади стола адвоката. Его пламенная, прочувственная речь, была внимательно прослушана, но на решение не повлияла. После краткого совещания, присяжные пришли к единому верному мнению.
Фостер радовалась вместе со всеми и не понимала, почему так странно молчалив Кэл. В чем причина его хмурой задумчивости. Она подхватила Лайтмана под локоть, увлекая его к выходу из зала заседаний. Джиллиан чувствовала себя победительницей – в том, что убийца получил пожизненный срок, была и их с Кэлом заслуга. Причем весьма и весьма немалая. Именно они добыли доказательства, подтвердившие косвенные улики следствия.
Хитро прищурившись, Фостер повернулась к своему спутнику
-Кэл… это все что она успела проговорить, как ее грубо оборвали. Симпатичная, но слишком ярко накрашенная брюнетка со всего размаха врезалась в них с Лайтманом. Притормозив, широко растянула алые губы в искусственной улыбке и, сверкнув пронзительно зелеными глазами, неожиданно зло прошипела прямо в лицо Джиллиан
-Вы еще пожалеете…
Фостер отшатнулась, успев только моргнуть, как молодая женщина исчезла, затерявшись в толпе, оставив после себя запах дорогих, но слишком приторных духов.
-Что это было?- удивленно посмотрела Джилл на Лайтмана
-Не бери в голову,- буркнул он, недовольно дергая губой. А сам развернулся всем телом, пытаясь найти взглядом угрожавшую им девушку. Но попытка оказалась неудачной. Многочисленные журналисты наводнили коридор, перекрыв обзор, рванув навстречу адвокату и жене осужденного.
-Странно как то все это,- Фостер пожала плечами, сосредоточенно нахмурившись,- я эту женщину ни раза не встречала, пока мы работали по делу.- А ты ее помнишь?
-Нет,- Кэл быстро мотнул головой, перебирая в уме и вспоминая лица людей, что побывали у них в «кубе» и просто приходили на интервью.- Мы не пересекались.
Маленькое происшествие не могло испортить хорошего настроения Джиллиан, и она, улыбнувшись, посмотрела на Кэла
-Что ты такой сердитый? Не хочешь отметить нашу победу?
-Не сейчас,- он обнял Джиллиан за плечи,- пошли я отвезу тебя в офис, а у меня тут намечается маленькое дельце.
-Кэл…
-Не проси, все равно ничего не скажу,- он легко коснулся губами ее щеки,- немного позже будет у тебя подробный отчет с картинками.
-Ловлю на слове. А до офиса я прекрасно доберусь сама. Доеду на такси.
Фостер помахала Лайтману рукой, одарила сияющей улыбкой и сбежала по ступеням вниз.
Кэл проводил ее взглядом и, проследил, как она села в машину и, лишь когда такси подмигнув поворотником, скрылось за углом, достал телефон. Пролистал записную книжку и, найдя нужный номер, нажал кнопку вызова.
******
Утро. Хмурое дождливое, осеннее. Джиллан в полном одиночестве, наблюдая в окно за танцем, подхваченных ветром, опадающих листьев, допивала кофе. Женщина сделала последних глоток, остывшего напитка, когда на столе заплясал мобильник, требуя к себе внимания. Фостер взяла трубку, бросив взгляд на дисплей. Усмехнулась и, поднеся телефон к уху, ответила:
-Кэл, я допиваю кофе и минут через сорок подъеду.- Улыбка женщины стала шире, затем она прикусила губу, чтобы не расхохотаться.- Кэл, я проспала. Погода ужасная, а одной так холодно в постели. – Выслушав ответные слова, стала серьезной.- Прекрати, со мной все в порядке. Вчера долго читала. Все, все ты задерживаешь меня.
Положила чашку в мойку, и пошла одеваться.
Уже стоя на пороге, бросила на себя последний взгляд в зеркало. Подмигнула своему отражению, погасила свет и поспешила на выход, понимая, что опаздывает.
Вышла на улицу, поежилась, получив порцию ледяного дождя, брошенного ветром в лицо. Подняла воротник, издав недовольное «брррр» и, не глядя по сторонам, побежала к машине, на ходу роясь в сумочке в поисках ключей.
Фостер не обратила внимания на остановившийся почти вплотную к ее машине неприметный фургон с надписью «Овощи», такие можно увидеть по всему городу около больших супермаркетов и маленьких магазинчиков. А за углом, на перекрестке находилась овощная лавка, и грузовички с неброским рисунком и номером телефона на борту, часто проезжали мимо окон Джиллиан, став привычной деталью окрестного пейзажа .
Когда ключи нашлись, Джилл нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, ежась от пронизывающего холодного ветра, нажала на брелок и облегченно выдохнула. Машина приветливо мигнула фарами, Фостер, мечтая, как можно скорее нырнуть в теплое нутро салона, уже хотела схватиться за ручку дверцы, но не успела. Ее пальцы только скользнули по холодному мокрому металлу. Кто-то с силой придавил ее за горло, другая грубая рука тут же зажала рот, чтобы она не смогла закричать. Второй бандит, обхватил Джилл под колени, приподнимая ее ноги над землей. Фостер не успела ничего понять и сообразить, ей едва удалось рассмотреть двоих мужчин, бесшумно и совершенно неожиданно появившихся из-за пелены дождя. Липкая, вонючая ладонь, почти целиком закрыла женщине лицо, цепкие, как клещи пальцы сжали ее щиколотки, пресекая попытку вырваться.
Похитители, не особо церемонясь, втолкнули пленницу в автофургон, запрыгнули следом, захлопывая за собой двери. Все произошло так быстро, что Джилл не успела опомниться, как оказалась в душной, пропахшей прелыми овощами темноте.
Фостер била крупная дрожь, споткнувшись о невидимое препятствие, она упала на колени, лихорадочно ощупывая пространство вокруг себя. Заработал мотор, фургон дернулся и поехал, почти сразу же загорелся тусклый свет под потолком. Чьи- то руки, снова неласково прошлись по телу женщины, Джилл была так перепугана, что не могла произнести ни слова и почти не сопротивлялась, дав завязать себе глаза.
За спиной щелкнули наручники, туго сковав ее запястья, металлические браслеты прищемили кожу, врезаясь в тело. Джилл сидела в унизительной позе, низко опустив голову, почти упираясь лбом во что-то мягкое и липкое. Машина подпрыгнула на каком-то препятствии и Фостер неловко дернулась вперед , тут же хрипло вскрикнув от боли, пронзившей все тело. Ее крепко держали, за скованные руки, не дав упасть, а для острастки еще и пнули пониже спины.
-Что вам от меня нужно? Отпустите меня, прошу вас,- наконец ей удалось выдавить из себя умоляющим шепотом.
Кто-то грубо схватил ее за плечо и за ворот пальто, подтащив в глубь фургона
-Нет, не надо!- изо всей мочи завопила Джилл
-Заглохни дура,- раздался из темноты голос. Ее голову, запрокинув назад, сжали грубые, сильные руки и полоска клейкой ленты, бесцеремонно пришлепнутая ей на рот, прервала крик. Фостер замычала, в отчаянии замотала головой, понимая, что ей не хватает воздуха, в легких зажгло, глаза защипало от слез. Ослепленная, потерявшая ориентацию в пространстве, она почти теряла сознание от головокружения и страха.
Машина резко притормозила и Джиллиан повались на бок, больно стукнувшись головой об острый угол ящика, в котором когда-то лежали овощи. Рассеченную кожу на виске саднило, небольшая, но глубокая ранка кровоточила, и Фостер чувствовала, как теплые капли стекают по лбу.
Грузовик поехал дальше. Сжавшись в комочек, уткнувшись лицом в колени, женщина сидела на грязном полу фургона, вздрагивая от каждого шороха и поскрипывания кузова машины. Ее похитители, сидели у Джиллиан за спиной и изредка о чем-то перешептывались. Но Фостер не имеющая возможности даже глубоко вздохнуть, чтобы набрать в горящие огнем легкие воздуха, перепуганная до тошноты , с сердцем трепыхающимся в горле была не в состоянии уловить смысла их разговора.
Минут двадцать, показавшиеся Джилл вечностью, они ехали, лавируя в потоке уличного движения, притормаживая на светофорах, то ускоряя, то замедляя ход, и наконец, фургон, свернув в узкий, захламленный переулок и остановился около дорогой спортивной машины. Из нее тут же вышел одетый с иголочки молодой человек и ловко подтянувшись, скрылся в фургоне.
Джиллиан слышала, как с легким скрипом отворилась задняя дверь, и сразу же потянуло холодным воздухом, женщина подняла голову, сосредоточенно прислушиваясь, ощущая, как внутренности сжимаются от нехорошего предчувствия. Пол под ней покачнулся, чуть слышно щелкнули замки, число пассажиров увеличилось – теперь их было четверо, включая пленницу.
Чья-то ледяная ладонь легла ей на колено, легонько его сжимая, и женщина напряглась, ожидая нападения. В тот же миг, бандит, сидящий позади, схватил ее за скованные запястья и потянул на себя.
-Попалась милая,- шелестящим шепотом, проговорил невидимый мужчина. Она навалился на Джилл, дыша ей в лицо. От него тонко пахло дорогим одеколоном и кожей. Все чувства Фостер обострились, ей казалось, что она слышит, как неровно пульсирует кровь в его венах.
Джиллиан инстинктивно отшатнулась, получив в ответ удар кулаком между лопаток, тоненько взвыла, выдыхая через нос, рвущийся из горла крик, не получил выхода . Грубо облапав, один их похитителей, подхватил Джиллиан подмышки, вынуждая ее подняться на ноги. Зазвенела цепочка наручников. Фостер замычала от боли, когда ее без того ноющие, заломленные за спину руки, задрали вверх, привязывая к перекладине под потолком фургона. Джиллиан, едва касаясь ногами пола, оказалась, прикованной, повиснув на вытянутых вверх руках. Лишенная, каких-либо возможностей сопротивляться, она оказалась в полной власти издевающихся над ней нелюдей.
-А ты ничего, симпатичная сучка,- оценивающим тоном, проговорил все тот же шипящий голос. Мужские руки с интересом ощупали тело Джиллиан, потрепали по волосам. Холодные мягкие пальцы прошлись по пылающей огнем щеке. Мужчина легонько погладил ладонью подборок, дотронулся обнаженной шеи и… отвесил увесистую пощечину. Голова Джиллиан дернулась, она почувствовала, как из разбитого носа потекла кровь, попадая в горло. Фостер несколько раз судорожно сглотнула, ее сразу же сильно замутило от солоноватого вкуса крови. Но когда те же изучающие руки полезли ей под юбку, женщина похолодела, понимая, чем это ей грозит, и начала извиваться, пробуя вырваться из обхвативших ее бедра ладоней.
Туфли Джиллиан уже давно потеряла, ей приходилось стоять на цыпочках, и попытка брыкаться, отбиваясь ногами, оказалась безуспешной. Всем телом повисая на скованных руках, она испытывала режущую, мучительную боль в запястьях и чтобы немного облегчить ее, Джилл приходилось искать опору и переступать на пальцах босых ног по скользкому полу.
-Хороша, стервочка,- бормотал мужчина, забираясь все выше и выше, впиваясь пальцами в ягодицы и грубо сжимая их всей пятерней.- аппетитная .
Джиллиан, задыхаясь от страха, протестующее мычала, дергалась, изгибаясь всем телом, но ее сопротивление возымело противоположное действие. Оно только разжигало низменные инстинкты мужчины, он задышал с присвистом, втягивая воздух сквозь зубы, прерывисто бормоча слова на незнакомом языке.
Резким коротким движением, мужчина сорвал со рта Джиллиан скотч.
-Можешь вопить сколько угодно, тебя здесь никто не услышит.
Он, как змея бросился вперед и впился губами в рот Фостер, она мотнула головой , но тут же ее лицо оказалось пойманным и зажатым между мягких холеных ладоней. Мокрые горячие губы обслюнявили ей подбородок. Джиллиан, задыхаясь, сотрясалась от молчаливых рыданий, пока насильник терзал ее разбитый рот.
-Куколка, не знаешь, от чего отказываешься,- сказал он, как выплюнул, и с яростной силой сжал мочку уха между пальцами, дергая за сережку.
От боли у Фостер мутилось сознание, острые края наручников поранили кожу, и тоненькие кровавые ручейки стекали по запястьям вниз, впитываясь в рукава блузки. Шелковый платок, которым были завязаны глаза, промок от слез, кожу лица саднило, ухо горело огнем, но это было не самым страшным.
Затрещала расстегиваемая молния и с нее сорвали юбку вместе с трусиками. Теперь она оказалась обнаженной до талии, прикрытая лишь полами пальто. Джилл чувствовала горячее влажное дыхание на своих бедрах, животе. Острые, как у хищника зубы впивались в кожу, прокусывая ее до крови. Чем сильнее сопротивлялась Джиллиан, тем агрессивнее становился ее мучитель. Он щипал ее, выкручивая прихваченные участки кожи, царапал, мял – бедра, ягодицы, живот- слизывал, выступающие капельки крови, при этом издавая довольные похрюкивающие звуки. Периодически он пошлепывал ее ладонью по ягодицам и бедрам, то осторожно, даже ласково, а то со всей силы, так, что кожа после удара горела, наливаясь синевой.
Фостер, просила, умоляла, кричала, визжала, захлебываясь слезами и кровью, пока не охрипла, потеряв голос. Теперь она лишь жалобно стонала, изредка всхлипывая, повиснув на руках, ноги ее больше не держали, став ватными и не послушными, в горле пересохло. Голова гудела, периодически накатывала мучительная тошнота. А издевательства все продолжались.
Сильные, руки ухватили женщину за лодыжки, заставив развести ноги. Теплые и очень ловкие пальцы, погладили внутреннюю поверхность бедер.
-Сделаем девочке приятное,- прохрипел истязатель,- его пальцы скользнули между ног, и начали умело ласкать промежность.
-Нет, нет, не надо,- срывающимся, от слез и охватившего ее панического ужаса молила Джиллиан.
Но ее просьбы не возымели действия, мужчина продолжал с удивительной ловкостью и знанием дела орудовать у нее между ног. Несмотря на трагичность ситуации, дурноту и терзающую ее боль, тело Джиллиан начало реагировать на стимуляцию. Она задрожала уже не от холода и страха, а от охватившего ее возбуждения, окончательно ослабнув. Кто-то поддерживал ее за икры, не давая сомкнуть ноги, кто-то под спину, а тот, другой, кто прикасался к ее самым сокровенным местам, ласкал ягодицы, поглаживал бедра, нежно целовал и лизал живот. Он отлично знал свое дело, знал, куда и как нажать, где погладить, а где легонько ущипнуть. Фостер застонала и выгнулась в пояснице, чувствуя приближение оргазма. В этот момент шелковый шарф, завязывающий ее глаза, немного сполз, и ей удалось рассмотреть человека сидящего на корточках у ее ног. Она видела коротко остриженную макушку, широкие плечи, напряженную с перекатывающимися жилами шею. Мужчина был поглощен увлекательным занятием. Джиллиан снова застонала, он вскинул голову, и женщина увидела лицо. С закатившимися под лоб глазами, открытым влажным ртом, из его уголка вытекала струйка слюны и тягучими каплями падала на пол. Мужчина явно был не себе, но тем не менее, продолжал ловко орудовать между ног Джиллиан. Увиденная картина вызвала сильнейшее отвращение и тошнотворную брезгливость. Накатившая горькая дурнота подступила к горлу, сменив сладкое возбуждение. Фостер даже не попыталась сдержать себя. И выпитый утром кофе вместе с тостом оказался на лице и груди мужчины, растекаясь по замусоренному полу «ароматной» лужей.
-Ах ты, сучка,- взвыл он, моментально выходя из транса, вскочил на ноги и наотмашь несколько раз ударил Джиллиан по лицу и голове. Она вскрикнула и потеряла сознание от боли, безвольно обмякнув и повиснув на руках.
Последнее что помнила Фостер из происшедшего в овощном фургоне – это горячие, шершавые губы, прикасающиеся к ее шее и злой шепот в ухо
-Только вякни в полицию. Радуйся, что осталась жива. А распустишь язык! У твоего хахаля есть чем нам поживиться. Свежее молоденькое мясцо, вот его мы тогда и пустим по кругу.
Затем последовал пинок в спину, и Джиллиан вышвырнули из машины. Она упала на землю, инстинктивно перекатилась на асфальте, но уезжавший фургон, кажется, чиркнул колесом по голове, оставив на лбу внушительную царапину, кровь из которой залила лицо. Глядя сквозь слезы и кровь на удаляющийся грузовик, она не верила своему счастью и судорожно всхлипнув, отползла с проезжей части, и почти лишившись чувств, привалилась спиной к мешку с мусором. Очнулась Джиллиан от холода. Промокшая насквозь с ноющим от побоев телом, она сжалась в комок, пытаясь немного унять, бьющую ее крупную дрожь. Вместе с сознанием вернулась и боль. А затем и страх. Раздались тяжелые шаги, и высокая тень закрыла собой слабый свет дождливого дня. Джиллиан не в силах пошевелиться, безучастно смотрела на серое пятно лица наклонившегося над ней человека. Он грубо схватил ее за руку, безвольную и обмякшую, не проявляя особой ласки, потянул на себя, поднимая на ноги. Перевалил через плечо безжизненное тело и пошел к припаркованному около небольшого павильона, торгующего овощами, темно-серому седану.
*******
Прошли обещанные сорок минут, потом еще полчаса, час, а Фостер так и не приехала в полицейский участок, где они должны были встретиться. Лайтман, ожидая Джиллиан, недоумевал, почему она так запаздывает. Не появлялась она и в офисе. Кел ходил по пустому коридору, то и дело, поглядывая на входную дверь. Фостер должна была подъехать с документами еще час назад. Не отвечала она и на телефонные звонки- включался режим автоответчика. Не на шутку встревоженный, ничего не объясняя работавшему с ними детективу, Кэл вышел на улицу, постоял минуту, надеясь увидеть в автомобильном потоке машину Джиллиан. Выругался и поехал к ней домой. Его тревога усилилась, когда он увидел серебристый хетчбек Фостер, с включенными фарами, стоящий на привычном месте около ее дома.
Лайтман несколько раз позвонил в дверь, но никто не отозвался. Он долго прислушивался, пытаясь разобраться, что твориться внутри. Там была абсолютная, и отчего-то пугающая тишина. Свет погашен, шторы задернуты - ни шороха, ни движения. В порыве злости и страха заколотил кулаками по двери. И поглощенный в свои мысли не услышал и не увидел, как из-за поворота плавно выкатился темно-серый седан, почти бесшумно приближаясь к дому Фостер. Сбавил скорость до минимума, но не остановился, а лишь притормозил на секунду напротив машины Лайтмана и проехал дальше. Сквозь шум дождя, Кэл услышал хлопок закрывающейся двери и шелест шин по воде, набравшего скорость автомобиля. Повернулся и проводил взглядом удаляющиеся габаритные огни. Мужчина даже не запомнил цвет, привлекшей его внимание машины.
Кэл чувствовал, что с Джиллиан стряслась какая-то беда. Он сбежал вниз по ступенькам, быстрым шагом пересек пространство, отделяющее его от дома до проезжей части дороги, и вдруг увидел ее. Фостер выкинули из машины прямо на асфальт, и теперь она лежала под колесами автомобиля Кела. Поджав ноги к животу, в самом центре грязной лужи, не подавая признаков жизни . В разорванной одежде, босая, с лицом залитым кровью.
-О, черт,- вырвалось у Кэла и он, не заботясь о чистоте своих брюк, рухнул на колени около бесчувственной Джиллиан. Коснулся пальцами ее лица, она слабо дернулась, сделав попытку откатиться . Кэлу удалось разобрать едва слышное
-Не надо, прошу вас не надо…
-Джилл – это я,- он погладил ее по плечу, нежно провел ладонью по щеке, стирая начавшую сворачиваться кровь.
Фостер пошевелилась, и открыла глаза, и все еще плохо понимая, где она и кто с ней рядом, смотрела на Кэла затуманенным взглядом сквозь пелену слез и дождя, со всей силы заливавшего их.
-Кэл…- выдохнула она. Кошмар кончился,- Кэл!-Джилл собрала последние силы и, привстав, обеими руками обхватила его за шею, пряча лицо на груди.- Не уходи, не оставляй меня, мне так страшно…
Лайтман испытывая смешанные чувства – ненависть, боль и страх, извернулся, стаскивая с себя пальто. Набросил его на плечи, промокшей насквозь, дрожащей Джиллиан, кое-как заворачивая ее в нагретую его телом и все еще сухую одежду. Осторожно приподнял женщину и взял ее на руки, отнес в машину, устраивая на заднем сиденье.
-Все будет хорошо, Джилл, все будет хорошо…- приговаривал он, прикрывая ее сверху пледом, который на всякий случай всегда валялся в машине. Лайтмана выкручивало и трясло, как в лихорадке. Разорванные, с поехавшими петлями чулки – единственное, из предметов одежды, что осталось ниже пояса на избитой и пораненной Фостер. А что они еще могли с ней сотворить, можно было только догадываться. Воображение рисовало, выворачивающие душу, картины. Побои и ссадины заживут, а насилие для женщины… Что может быть ужасней и унизительней. Об этом лучше не думать. Кэл наклонился и почти невесомо, тронул губами ее лоб. Холодный. По крайне мере жара у Джиллиан нет и можно надеяться, что она сможет избежать простуды. Хоть этим можно было себя утешить.
-Не звони в полицию,- Фостер вдруг схватила его за рукав, взглянув на него полубезумным взглядом, и тут же затихла, прижавшись щекой к обивке сиденья.
Лайтман, прежде чем тронуться с места посмотрел на Джиллиан. Глаза женщины были плотно закрыты, из-под ресниц сбегали капельки слез, они стекали по измазанным щекам, оставляя чистые дрожки, Фостер дышала тяжело, с хрипом, то и дело судорожно подергиваясь. Раны на лице все еще кровоточили, кожа вокруг разбитой и распухшей губы уже успела посинеть, из-за чего Джиллиан выглядела ужасно. Лайтман покачал головой и, сжав зубы, исходя бессильной злобой, проклиная того, кто посмел так измываться над слабой женщиной, нажал на газ и, набирая скорость помчался в ближайший госпиталь. Фостер надо было немедленно показать врачу и оказать необходимую медицинскую помощь.
-Джилл, эх Джилл, ну как же ты так…- Кэлу было плохо, внутри все бурлило. Его разрывало на части от испытываемых чувств и эмоций. Страха и боли, нежности и любви по отношению к Джиллиан и жгучей ярости и ненависти к тем, кто посягнул на ее покой, безопасность и здоровье.
******
Двери приемного покоя захлопнулись перед носом Кэла, оставив его одного со своими нерадостными мыслями. Он не мог избавиться от ощущения, что в случившемся с Джиллиан виноват он и только он. Что, желая оградить ее, как в то время ему казалось, напрасной тревоги, он не рассказал Фостер о странных смсках, приходивших ему на телефон. Именно, странных, а не угрожающих. Не поделился подозрениями, что авария, в которую он попал в начале месяца, вероятнее всего, не случайность. Возможно, если бы она знала обо всем, то была бы осторожнее и не оказалась сейчас на больничной койке . Но сожалеть было поздно оставалось только ждать, какой приговор вынесут врачи.
Все попытки прорваться в палату, где лежала Фостер, оказались бесполезными. Медсестра, которой больше бы подошла роль борца сумо, непреклонно вставала на пути Лайтмана, преграждая ему путь. Нацепив на лицо улыбку Чеширского кота ,бесцеремонно выпроваживала его вон.
Уже подходил к концу второй час, после того, как Джиллиан оказалась в руках врачей, а Лайтман все болтался в коридоре, не имея никаких сведений о ее самочувствии. Он видел, как приехали двое детективов , пробыли в палате Фостер не более десяти минут, и вышли о чем-то недовольно переговариваясь. По их озабоченным и напряженным лицам, Кэл понял, что они не узнали ничего толкового и интересного. Его удивило, что представители правоохранительных органов не задали ему ни одного вопроса, а молча, проследовали мимо, и отправились по своим делам. Кэл весь извелся в сомнениях, думая – Джиллиан просто не пожелала копам рассказать правду или же ей было настолько плохо, что беседа была односторонней.
Устав мерять шагами коридор, он остановился у окна, глядя на непрекращающийся дождь.
-Доктор Лайтман,- вкрадчивый мужской голос, раздавшийся из-за спины, вывел Кэла из задумчивости. Он резко обернулся и встретился взглядом с подошедшим к нему врачом,- если желаете, можете пройти в палату к Джиллиан
-Джиллиан?- вырвалось у Кэла, его удивила фамильярность ,с которой этот высокий темноволосый мужчина говорил о его коллеге и друге.- С ней все в порядке? – он прищурился, изучая лицо доктора, пытаясь прочесть, что же скрыто за спокойной, едва уловимой улыбкой.
-В принципе, да,- мужчина, кивнул головой, почему-то скептически поджимая губы,- все нанесенные повреждения незначительны, и здоровью не угрожают. Ее состояние стабильно. Сейчас она спит, а вечером можете забрать ее домой.
-Незначительны! – Лайтман зло сверкнул глазами, подавшись вперед, чуть ли не боднув невозмутимого врача.
Прикрыв глаза, доктор чуть отстранился утвердительно кивнув . Его терпению и выдержке можно было позавидовать.
-Знаете, те, кто проделал с Джиллиан все это, не посягались на ее жизнь. Здесь что-то другое. Даже не было изнасилования. - Лайтман дернулся, но быстро взяв себя в руки, мысленно поблагодарил Бога за то, что уберег Джиллиан. Доктор тем временем продолжал разглагольствовать,- вероятнее всего их целью было напугать, унизить, причинить боль. А может их что-то или кто-то спугнул. Пройдет пара недель, синяки сойдут, ссадины затянутся…
-Ладно, я вас понял,- невежливо вклинился Лайтман в пояснительную речь врача, ему надоело слушать это тихий вкрадчивый голос, - мне надо ее увидеть самому. Его не интересовали докторские домыслы, почему и как кто-то издевался над его любимой женщиной. Это касалось только их с Джиллиан и тех, пока остающихся в тени, гадов. Кэл хлопнул по плечу замолкшего на полуслове мужчину, обошел его и неторопливо вразвалочку, направился к Фостер, подавляя желание, броситься бегом. Не собираясь показывать самодовольному эскулапу свое нетерпение.
Натянув на лицо радостную улыбку, Кэл открыл дверь и вошел в палату. Джиллиан лежала с закрытыми глазами, слегка повернув голову на бок. Ссадины и царапины на лице обработали и наложили швы, но вид у женщины по прежнему был ужасающий. Рассеченная губа распухла, левый глаз заплыл, под ним растекся синевато-бурый синяк. Бросались в глаза забинтованные запястья.
Лайтман не сумел подавить тяжелый вздох, в больничной тишине он прозвучал достаточно громко. Фостер облизала пересохшие губы, ее ресницы дрогнули, веки приоткрылись. Увидев рядом с собой Кэла, Джиллиан попробовала улыбнуться, но вместо улыбки получилась страдальческая гримаса.
-Кэл,- прошептала она, и судорожно втянула носом воздух,- Кэл,- ее горячие пальцы, слабо сжали его ладонь,- Кэл, Эмили, береги ее они.. мне ... не дай…- Слова, произнесенные Джиллиан, звучали невнятно и почти бессмысленно, ее язык заплетался.
Лайтман вздрогнул, но глядя на Джиллиан, улыбался самой нежной и ласковой улыбкой, что была в его арсенале.
-Не волнуйся, милая, отдыхай,- Кэл, наклонился, целуя Фостер в здоровую щеку,- теперь все будет хорошо. И с Эмили тоже. – Он провел пальцами по волосам Джиллиан,- тебе нужно поспать и набраться сил.
-Я хочу домой, забери меня отсюда,- одними губами попросила Джилл.
-Немного позже,- Кэл погладил тыльную сторону кисти женщины и поднес ее руку к своему лицу, целуя,- Джилл, ты меня напугала, пожалуйста, больше так не поступай. Никогда.
-Обещаю,- она кивнула и поморщилась,- Кэл, я так испугалась…- ее глаза налились слезами,- я мало, что помню, но…- она всхлипнула
-Тшшшш,- он легонько похлопал ее по плечу, поправил сползшее одеяло,- даю тебе слово, что этот ужас больше не повторится.
Джиллиан ему не ответила, она находилась под действием лекарств и выполнив свой долг –предупредив Кэла об опасности грозящей Эмили, почти моментально отключилась, погрузившись в сон. На ресницах застыли дрожащие капельки невыплаканных слез, между бровей залегла глубокая скорбная складка.
Капельница, больничная рубашка в голубой цветочек…
Кэл на мгновение прикрыл глаза. Ему было слишком больно смотреть на Фостер . Беспомощную, совершенно не похожую на себя.
-Спи, милая, так на много лучше,- Лайтман еще немного постоял около кровати, прислушиваясь к рваному дыханию женщины. Нахмурился и осторожно, стараясь не шуметь, пододвинул стул, усаживаясь на него. Никакая, даже сама срочная работа не могла заставить его уйти из больницы, оставив Джилл одну. Кэл зажал между своих ладоней, горячие и безвольные пальцы женщины, легонько покачивая ее руку, как бы убаюкивая. Это была та малость, что он сейчас мог сделать для Фостер, и чтобы немного заглушить терзающее его чувство вины.

@темы: Lie to me: фэндом в целом.(табл.30), .IV.3 Жидкости, #fandom: Lie to me

Комментарии
2011-11-26 в 22:54 

девочка Ив
LLAP
mari*, где-нибудь существует продолжение?

2011-11-26 в 23:03 

l;bkkbfy
Такова природа человека: видишь кнопку — надо нажать.
где-нибудь существует продолжение?
продолжения нет:nope: тема "кровь" раскрыта
хотя у меня в дневнике есть первоначальный вариант. С маленьким продолжением.

2011-11-26 в 23:11 

девочка Ив
LLAP
mari*, ооо, вроде нашла!) Спасибо)

     

Сто историй

главная