Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:17 

Осколки февраля

duet_mao
Название: Осколки февраля
Автор: .Dancer. & crazy little thing
Бета: сами себе беты
Персонажи: группа DBSK в полном составе, представители группы Super Junior в лице Донхэ и Хичоля
Пейринг: ЮнДже, МинХэ, ЮСу, ДжеМин, ЮнХэ, ЧольХэ
Рейтинг: NC-17
Жанр: ангст, романс
Отказ от прав: не претендуем
Описание: в любой шутке есть доля правды, но порой мы забываем, что правда у каждого своя, и одни и те же вещи каждый воспринимает по своему.
Предупреждение: даты упомянутых в фанфике реальных событий могут не совпадать с действительными.

От авторов:
В этот фик мы вложили много сил. Выкурили километры сигарет, выпили литры колы и пепси (пузырьки в наших головах – это все они виноваты!). Мы не спали ночами и ужасно переживали за персонажей. И мы очень надеемся, что вам понравиться.


You're the breath of life in me
the only one that sets me free
and you have made my soul complete
for all time

(с)98 degrees "My everything"



2007/02/25, вечер, третий концерт тура "О", Олимпийский стадион, Сеул

читать дальше


Остальное в комментариях.

@темы: жанр: ангст, жанр: романс, пейринг: МинХэ, пейринг: ЮСу, пейринг: ЮнДже, размер: миди, рейтинг: NC-17, тип: фанфик

URL
Комментарии
2009-05-18 в 22:18 

duet_mao
2007/02/26, 6:21 am, квартира TVXQ, Сеул

Яркое зимнее солнце воровато заглядывало в окна светлой уютной кухни. Солнечные зайчики скакали по стенам и столам, путались в волосах, рассыпаясь на множество бликов. Дже жмурился под теплыми лучами и тихо мурлыкал себе под нос незатейливую мелодию. Его радужное настроение только улучшалось от мысли, что он готовит для любимого человека, и Джеджун довольно улыбался, нарезая овощи. Он так увлекся готовкой, что даже не заметил зевающего и потягивающегося Чанмина, тихо вошедшего в кухню. Младший уселся за стол и вытащил из стоящей по центру вазочки с фруктами самое больше и красивое на его опытный взгляд яблоко.
- Ты поёшь – хороший знак. Значит, вы помирились, - заключил Чанмин.
Джеджун обернулся, немного рассеяно улыбнувшись младшему:
- Да мы, вроде, и не ругались.
Чанмин пожал плечами и принялся лениво грызть свое яблоко.
- Значит, бурной сцены ревности не последовало?
- Ммм, - задумчиво протянул Джеджун, улыбаясь, - была. Только не ревности. Впрочем, тебе пока рано о таких вещах рассказывать, - он весело щелкнул младшего по носу.
- Везет папочке, все ему сходит с рук.
- Мин, да что, собственно, такое случилось? Есть что-то, о чем я не знаю? – Джеджун нахмурился.
- Да нет, ты все видел. Вчера. Донхэ – Юно. Юно – Донхэ. Милый разговор. Ты не в теме. Я ничего не забыл?
- Естественно, они разговаривают, Чанмин. Они же близкие друзья.
- Не слишком ли близкие? Посмотреть на СуДжу – так там все очень "близко", - Чанмин язвительно ухмыльнулся. – Да и Хичоль жалуется, что когда Юно и Донхэ вдвоем, они ни на что не обращают внимания, полностью поглощены общением друг с другом. А еще...
- Так, хватит, - Джеджун резко, с глухим хлопком опустил разделочную доску, которую он споласкивал, на столешницу. – Чанмин, может быть, тебе сложно это понять, но я доверяю Юно. Я знаю, что он меня любит и никогда не обманет. И я полагал, ты тоже достаточно хорошо знаешь его, чтобы понимать абсурдность всех твоих дурацких предположений, – Дже сжимал кулаки, пытаясь справиться с очередным приступом неприязни к чрезмерно язвительному характеру младшего, он пару раз вздохнул, серьезно глядя на Чанмина, и добавил: – И может быть, это недоступно для твоего понимания, но мне неприятно слушать обвинения в адрес Юно.
- Уяснил. Больше ни единой фразы в сторону непогрешимого лидера, - Чанмин сделал вид, что полностью поглощен поеданием яблока.
Джеджун еще раз вздохнул, подавляя злость и глубоко загоняя зарождающиеся сомнения. Что бы ни говорил Чанмин или кто-то еще, он будет верить любимому. И даже сходя с ума от ревности, не станет обижать Юно неоправданными обвинениями. Да и есть ли они – поводы для ревности? Юно его любит – и точка. Джеджун кивнул своим мыслям, снова принимаясь за приготовление завтрака, на этот раз – в полном молчании. Через некоторое время послышались приглушенные разговоры в гостиной, а мгновением спустя в кухню вошли широко зевающий Ючон и сонно потирающий глазки Джунсу.
- До-доброе утро! – Ючон плюхнулся на стул рядом с Чанмином.
- О, будет вкусный завтрак? – Джунсу потянулся к уже почти готовому салату, поднырнув под руку Дже и попытавшись ухватить кусочек.
Джеджун резко пресек попытки покушения на салат, хлопнув Джунсу по руке. Это не остудило его пыл, и он продолжил атаку с другой стороны, выбрав на этот раз своей целью сковородку:
- Ой, а тут что? Блинчики?
- Ты сам как блинчик, - Ючон рассмеялся.
- Я круглый, плоский и масляный? – после паузы спросил Джунсу, озадачено посмотрев на Мики.
- Нет, такой вкусный и аппетитный, - Ючон поймал друга за руку и потянул к себе, уронив на колени, - Не мешай шеф-повару, а то останемся без вкусного завтрака.
- Все уже почти готово. Чуни, не поможешь с кофе?
- Пусть Мин поможет. Что он сидит без дела? Я, между прочим, занят – пытаюсь удержать стихийное бедствие Джунсу.
Чанмин покорно поднялся и принялся доставать из шкафчика кружки. Джеджун подвинул младшему кофейник, примиряющее улыбнувшись, и в этот момент в кухню зашел громко разговаривавший по телефону Юно:
- Да, Хичоль, так и договоримся, - он приветливо махнул всем рукой, по дороге стащив со стола булочку.
- На запах еды выполз, - широко улыбнулся Чанмин, прокомментировав появление лидера.
Юно дотянулся до младшего, взъерошив его отросшие волосы, тем самым давая понять, что он все прекрасно слышал, и продолжил свой разговор:
- Конечно, зови Донхэ, с ним будет в сто раз веселее! – Юно улыбнулся.
Джеджун поднял голову, заметив раздражение во взгляде Чанмина, и нахмурился. Он аккуратно переложил блинчики на тарелки и понес их к столу, по пути увернувшись от поцелуя Юно.
- Заканчивай разговор, а то все остынет, - Джеджун неодобрительно кивнул на телефон, прижатый к уху лидера. Тот недоуменно пожал плечами.
- Мамочка не в духе, - покачал головой Чанмин.
Юно рассеяно кивнул, отойдя от стола, и как можно тише произнес:
- Нет-нет, Хичоль, все в порядке. Никаких ссор. У нас все хорошо, - Юно помолчал, вслушиваясь в обеспокоенный голос Хичоля. – Нет, приезжать тоже не надо. Нам совершенно точно не требуется помощь. Я кладу трубку! До встречи!
Юно бросил взгляд на настенные часы и недовольно поморщился.
- Если будешь и дальше тормозить, ничего не останется, - весело ухмыльнулся Джунсу, утащив с тарелки лидера очередной блинчик.
- Знаю, но ничего не могу поделать, - Юно покачал головой, снова посмотрев на часы, - менеджер просил меня приехать пораньше.
- Выпей хотя бы кофе, - Джеджун мягко взял любимого за руку.
- Мне, правда, пора, Дже. Перекушу в офисе. И вы тоже поторапливайтесь, - Юно отстранился. - Кстати, сегодня я встречаюсь с Хичолем и Донхэ, но к ужину точно буду.
Джеджун только кивнул и вернулся к еде.
- Дже, может, прогуляемся вечером? – спросил Чанмин, как только лидер вышел.
- Ты же слышал, Юно вернется к ужину. Извини, но мы хотели провести вечер вдвоем.

URL
2009-05-18 в 22:19 

duet_mao
2007/02/26, 2:25 pm, SM Entertainment, Сеул

После тренировки мышцы приятно ныли. Джеджун, не торопясь, складывал свои вещи в сумку. Дверь за его спиной приоткрылась, в раздевалку заглянул Донхэ.
- Привет! А что – все остальные уже ушли?
- В зависимости от того, кого ты ищешь, - пожал плечами Джеджун, не оборачиваясь.
- Мне нужен Юно, - улыбнулся Донхэ.
Джеджун неожиданно отметил про себя, что совсем не удивлен этому факту. Но, прежде чем он успел что-либо ответить, Донхэ продолжил объяснять:
- Понимаешь, Юно просил меня принести диски, - парень помахал тонкими пластиковыми коробочками, будто в доказательство своих слов, - он их у нас в прошлую субботу оставил...
- Субботу? – нахмурившись, переспросил Джеджун, живо припомнив долгожданный выходной, проведенный в одиночестве из-за того, что Юно неожиданно поменял планы, уехав на срочную встречу с сестрой.
- Ну да, - пожал плечами Донхэ. - Юно просил их вернуть именно сегодня, но... видимо, сам об этом забыл, - парень окинул взглядом пустой зал. – Знаешь, он всегда что-нибудь забывает. Ой, да ты же знаешь! – добродушно рассмеялся Донхэ.
- Да, знаю, - немного натянуто улыбнулся Джеджун. – Давай, передам.
- О, спасибо! – Донхэ протянул Джеджуну диски. В этот момент на его плечо легла рука.
- Приветик! – Хичоль буквально излучал радость и любовь ко всему миру. – Ой, Cutie-cutie-cutie, тебя там Туки искал, - Хичоль подтолкнул Донхэ к выходу и закрыл за ним дверь. – Дже, милашка, ты хочешь что-то спросить? Выглядишь озадаченным.
Дже отрицательно покачал головой.
- Ну, я тогда пойду? – Хичоль вопросительно приподнял бровь.
- Подожди, - Джеджун замер в нерешительности и через мгновение выпалил на одном дыхании: - Ты видел Юно в прошлую субботу?
- Чувствую себя персонажем детектива, - Хичоль приложил палец к уголку губ, - или любовного романа. Ну да, мы виделись, такое не забудешь... – Хичоль перешел на заговорщицкий тон: - Донхэ выпил лишнего и лез ко всем целоваться. Вообще-то, ему мало надо – стакан пива – и он уже обожает весь мир. Хотя, честно говоря, это была инициатива Юно – напоить Донхэ. Ему-то самому надо еще меньше – и начинает вести себя как шкодливый ребенок. Эх, они там повеселились! Я себя даже лишним почувствовал! Зато, такие кадры сделал… только я тебе их не покажу, и не проси, а то еще ревновать начнешь, а я потом виноватым окажусь. Юно мне, вообще, голову отор-вет… - Хичоль неожиданно замолчал, приложив ладонь к губам, будто до него только что дошел смысл сказанного, - если он узнает, что я тебе тут сейчас наговорил... Сделаем вид, что ты ничего не слышал?
Джеджун растерянно посмотрел на Хичоля, в его взгляде читалось неверие пополам с зарождающейся обидой, он обессилено опустил руки, все еще крепко сжимая диски:
- Что? – хрипло переспросил он.
- Я сказал что-то лишнее? – печально прошептал Хичоль. – Don't worry! Давай считать, что меня тут вообще не было, - он похлопал Джеджуна по плечу и выскользнул за дверь, оставив того в полном смятении.
Оказавшись в коридоре, Хичоль довольно улыбнулся, мысленно вычеркивая из своего плана очередной пункт.

URL
2009-05-18 в 22:19 

duet_mao
2007/02/26, 4:53 pm, квартира Super Junior, Сеул

Он видел море, сияющее и теплое, оно звало его навстречу чему-то особенному, тому, что ему предназначено, тому, что лишь ему одному откроется, будто он обладал тем единственным ключ, что непременно подойдет к замку, скрывающему сокровища и клады.
Он видел солнце, горячее, слепящее, оно пробивалось сквозь толщи воды, даря свет, разгоняя сомнения, вселяя надежду.
Он видел того, кто непременно был рядом в его снах. В кошмарах или воплощениях сказки он был где-то неподалеку. На шаг впереди – не замечая, или за спиной – выжидая и исследуя, прожигая спину взглядом, но никогда – на равных. Тот, кто теперь навечно поселился в его мыслях, главенствовал и подавлял.
Он приблизился к воде, волны осторожно, будто не имея права на эту нежность, касались его ступней и спустя мгновение, растворялись в песке. Не было страха и сомнений, лишь уверенность. Море – его стихия, приветствовало свое дитя. Он сделал еще несколько шагов, мягкими касаниями ладоней, словно гладя дрессированного хищника, провел по поверхности воды, открыто улыбнулся и пошел дальше, туда, где кончался берег, и обретало всю безграничную власть море. Он вздохнул, расслабляясь, упругие нежные волны надежно удерживали его тело над этими толщами воды, под этим солнцем, рядом с этим человеком. "Не рядом", – мелькнуло на грани сознания, - "неподалеку". Мысли цеплялись одна за другую, лезли в голову, назойливым шумом отдаваясь в висках.
Он зажмурился. Сияющее солнце начало ослеплять. А когда спустя несколько секунд он решился раскрыть глаза, увидел, что и море изменилось. Волны потемнели, будто наполняясь его сомнениями, вода, раньше прозрачная и сияющая, стала внезапно мутной, бледно-рыжей, словно с примесью ржавчины. Она несла с собой мусор, мелкий, забивающий глаза песок. Солнце, словно налилось силой и яростью, оно нависало над горизонтом раскаленным алым шаром, нещадно опаляя.
Он дернулся, пытаясь плыть, но течение, подобно скользким едким щупальцам, обвило ноги и руки, оплело все тело, и потащило его вниз, медленно, дюйм за дюймом заставляя погружаться в отвратительную темную бездну, наполненную грязью и болью.
Сознание стремительно заполнила паника – он не знал, что делать, как выбраться из этой пучины. Он задвигался отчаяннее, молотя по воде руками и ногами, пытаясь плыть или просто хотя бы удержаться на воде. Отчаяние захлестнуло его с головой, будто набивая ватой мысли, заставляя не сопротивляться судьбе. И в этот момент его уже ушедшего под воду подхватили сильные, уверенные руки. Кто-то потащил его вверх, буквально выталкивая из воды, заставляя тянуться выше, к поверхности, к свету раскаленного жалящего солнца.
Он вынырнул, жадно глотая ртом воздух, будто маленькая тропическая рыбка, выброшенная на берег, сведенной судорогой спиной чувствуя, как поднимается при каждом вдохе грудь его спасителя. Тот крепко обнимал его, с силой прижимая к себе.
"Наконец-то", - глупая, детская мысль, мелькнувшая где-то на грани сознания, заставила улыбнуться. - "Наконец-то рядом. Он не даст мне утонуть...". Руки прижимали крепко, дыхание постепенно приходило в норму. Но спустя несколько мгновений из-за его спины послышался глухой и едкий, наполненный предвкушением смешок. Так смеется злой ребенок, собравшийся мучить беззащитного зверька. Надтреснуто и сухо, будто рвется бумага. За ним еще один. И уже казалось, что смеется это оскверненное, загаженное море, сухо насмехается над тем, кто все еще пытается выжить.
Он попытался развернуться, желая оказаться лицом к лицу с противником, но эти руки, перехватившие поперек груди, цепкие пальцы, впившиеся ногтями в кожу, не дали сделать и движения.
Он извивался, инстинктивно чувствуя опасность, пытаясь ударить, заставить отпустить того, кто держал его, но все попытки заканчивались неудачами снова и снова, будто тот - за спиной – как уж, ускользал от ударов, словно сзади никого и не было, только вода этого отравленного моря. Лишь глухой смех заполнял уши, давил на виски и не давал собраться.
- Не хочу... – застонал он едва слышно, когда тот – другой – с тихим хихиканьем стал давить на его тело, топя, перекрывая воздух, одним своим смехом убеждая, что возможности спастись нет.
Ставшие ватными руки и ноги отказывались бороться, разум готов был подчиниться, хотелось кричать, но голос не слушался. Его мысли в панике метались в голове, он сжал зубы и в этот момент почувствовал как слезы, легко щекоча кожу, будто прося прощения за то, что появились, стекают по щекам. Но уже спустя несколько секунд, наполненных смехом одного и беззвучными рыданиями другого, вода добралась до его щек, смывая следы слез, до глаз, закрывая их. Он внезапно с каменным спокойствием от уже свершившегося факта осознал, что ему не хватает воздуха. Легкие, словно ставшие тяжелыми и онемевшими, начали гореть, боль мгновенно разлилась по всему телу. Он задыхался. Безнадежно...
Внезапно, в какой-то безумной надежде он, уже даже не пытаясь сопротивляться врагу, поднял голову вверх, к той плоскости, где сходились небо и море. Яркое восточное солнце, хитрое и пряное, грело воду, и где-то там, у поверхности играли солнечные зайчики. "Папа... если бы у меня были силы попробовать снова... все... сначала...", - прошептал он мысленно и неожиданно для себя в нелепой, наполненной отчаянием попытке, сожравшей последние силы, рванулся наверх – к тому – его – солнцу. Одному. Настоящему...
И проснулся.
Руки Донхэ упирались в плечи Хичоля, настойчиво целовавшего его совсем не братским поцелуем. Он уже успел расправиться с ремнем на джинсах донсэна и требовательно потянули их вниз. Донхэ с силой оттолкнул друга и резко сел на кровати, тяжело дыша.
- Совсем сдурел? – ошарашено выпалил он, испугано глядя на Хичоля и торопливо застегивая ширинку. Донхэ все еще не мог отойти ото сна, настолько ярого и реального, что мышцы до сих пор свело от боли, а дыхание все никак не могло прийти в норму.
- А я – что? Я – ничего. Просто пошутил, - загадочно улыбнулся Хичоль и, притворно вздохнув, продолжил: - Ты так мило выглядел, что я не смог удержаться.
- Это не повод! – заорал Донхэ.
- Боишься потерять невинность, прежде чем драгоценный Чанмин ответит на твои чувства? – Хичоль порывисто обнял дернувшегося как от удара Донхэ.
- Что еще за глупости!?
- Слишком очевидно, Донхэ, - глубокомысленно заявил Хичоль, погладив залившегося краской друга по щеке.
- Ты ошибаешься, Релла, - Донхэ неестественно засмеялся, немного отстраняясь от ладони друга, - мы с Мином и минуты не можем провести рядом, чтобы не наговорить друг другу гадостей.
- Неубедительно, - заключил Хичоль. - Да ладно, cutie, я все знаю, во сне ты болтаешь всякое, я в этом не виноват. Иногда, знаешь, бывает так тяжело заснуть…
- Сделаю вид, что поверил, - улыбнулся Донхэ, немного помедлив, будто прислушиваясь к себе, начал удобнее устраиваться в объятиях друга. - И что, интересно, такого я говорил?
- Я смущаюсь... но раз ты просишь... - Хичоль приложил ладошку к губам, выдержал небольшую паузу, якобы собираясь с духом, и, подражая голосу Донхэ, с придыханием прошептал: - "О, Чанмин, это так откровенно, да-а-а… пожалуйста, не останавливайся… еще… еще… Чанмин-аа!", - голос Хичоля повысился до тонкого писка.
- Идиот, - прошипел Донхэ, пихнув друга локтем в бок.
- Все так и было! Я бы такое придумать не смог! – Хичоль с удовольствием наблюдал, как красный до кончиков ушей Донхэ старательно отводит взгляд. Он мысленно вздохнул, крепче притягивая Донхэ к себе, другой рукой, едва касаясь, осторожно поглаживал нежную кожу его обнаженной шеи, мягко обвел линию ключиц, удовлетворенно отметив, как друг прикрыл глаза, наконец, расслабляя напряженные плечи. Хичоль коротко усмехнулся, ведя руку ниже по груди Донхэ и не встречая сопротивления. Его губы оставляли дорожку невесомых поцелуев от виска к уголку губ парня. Пальцами Хичоль уверенно поглаживал бедро Донхэ. Он прикоснулся губами к мочке уха друга:
- Ты его любишь? – едва слышно прошептал Хичоль, вызывая своим дыханием сладкую дрожь.
Донхэ закусил губу и коротко кивнул.
- Я помогу тебе, - тихо произнес Хичоль, касаясь поцелуем его лба.

URL
2009-05-18 в 22:20 

duet_mao
2007/01/17, вечер, День рождения Кангина, квартира Super Junior, Сеул

Оглушительные басы из динамиков, взрывы смеха, пьяные, периодами срывающиеся на крик и перебивающие друг друга возгласы шумной компании – все это едва долетало до сознания Донхэ. Он слышал только стук своего сердца, мысли беспорядочно вертелись в голове, возвращаясь к одной единственной – Шим Чанмин только что поцеловал его. Губы Макса жадно впивались в его собственные с жаждой утопающего, пытаясь украсть дыхание Донхэ. Они не могли оторваться друг от друга, не в силах прервать этот долгожданный поцелуй с горьким вкусом текилы и терпким – табака, в центре шумной вечеринки, среди бессмысленных разговоров и пьяного гомона. Наконец, Чанмин отстранился, тяжело дыша, но уже спустя секунду снова сжал Донхэ в объятиях. Тот коснулся своих пылающих губ, украдкой взглянув на обнимающего его парня. Чанмин неуверенно посмотрел на Донхэ, щеки обоих горели – то ли от обилия выпитого, то ли от смущения.
На некоторое время мир замедлил свое головокружительное вращение, позволяя Донхэ в полной мере насладиться моментом. Он прикрыл глаза, погружаясь в приятные ощущения, чувствуя тепло сильных рук. Донхэ думал о том, что это было удивительно правильно – вот так целоваться с Чанмином. И не мог найти ответ, почему он, всегда такой решительный и настойчивый, раньше не сделал этого сам.
Из мечтательных размышлений его вырвал голос Чанмина, который что-то говорил ему на ухо, щекоча кожу своим теплым дыханием, от чего по спине пробегали мурашки.
- Что? – переспросил Донхэ, потому что смысл сказанного потерялся где-то, стоило ему взглянуть в темные и удивительно теплые глаза Чанмина.
Парень кивнул на зажатый в руке мобильник, который настойчиво вибрировал:
- Мне нужно ответить на вызов, скоро вернусь, - объяснил Чанмин и, поднявшись с диванчика, выскользнул из комнаты.
Донхэ медленно втянул носом воздух, немного растерянно озираясь по сторонам. Шумная компания вокруг, казалось, жила своей собственной жизнью, совершенно не замечая его. Донхэ почувствовал себя одиноким, внезапно осознав почти жизненную необходимость в объятиях Макса, в его руках и губах, в его теплом взгляде, в котором можно утонуть. Парень несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь придать себе уверенности. Донхэ резко поднялся с дивана и вышел из комнаты.
Он нашел Чанмина в коридоре, тот стоял, прислонившись к стене, удерживая равновесие, и тихо разговаривал по телефону. Донхэ приблизился к парню, положил руки на его бедра и коснулся поцелуем плавного изгиба загорелой шеи.
- Мам, я потом перезвоню. Пока, - быстро произнес Чанмин в трубку и отключил телефон. Донхэ тут же нашел его губы своими, выпрашивая поцелуй. Слишком быстро, слишком неумело, слишком необдуманно. Поцелуй скорее был похож на схватку, на борьбу двух голодных зверей, и каждый хотел получить как можно больше, сейчас, не останавливаясь. Донхэ сильно прикусил губу Макса, вырвав у того низкий гортанный стон. Чанмин отстранился, его дыхание сбилось, а в глубине зрачков, в тумане алкогольного опьянения, блеснули озорные искорки. Не говоря ни слова, Макс схватил Донхэ за руку, распахнул ближайшую дверь и буквально втолкнул его в ванную комнату.
- Продолжим? – Чанмин усмехнулся, прижав парня к двери, потянулся, чтобы закрыть защелку, и возобновил прерванный поцелуй.
Донхэ казалось, что мир перевернулся. Он был достаточно пьян, чтобы позволить Чанмину делать все, что тот хочет, и недостаточно пьян для того, чтобы перестать думать о непривычных, но доставляющих удовольствие ощущениях, которые он испытывал, когда ладони Чанмина хаотично скользили по его телу. Макс ухватился за край футболки парня и резко потянул ее вверх, стаскивая через голову. Донхэ запустил руки под его майку, горячая кожа была гладкой и приятной на ощупь. Его пальцы заскользили вдоль позвоночника Макса, слегка царапая спину ногтями. Чанмин выгнулся от наслаждения, еще сильнее прижимаясь к парню. Его возбужденный член упирался в бедро Донхэ.
Поцелуи становились все более жадными и порывистыми. Этого было мало. Они хотели больше. Сейчас. Пока сознание тонуло в потоке захвативших их чувств. Руки Мина переместились на более желанную территорию, то поглаживая, то сжимая упругие ягодицы, Донхэ коротко застонал. Это послужило сигналом к действию, Чанмин порывисто потянулся к ремню на джинсах парня и принялся бороться с пряжкой. Пальцы его не слушались, и незамысловатый механизм ни в какую не хотел поддаваться. Донхэ нетерпеливо отстранил его руки и сам расстегнул ремень и джинсы. Чанмин сдернул их ниже, избавляя Донхэ от ненужных элементов одежды, его руки плавно заскользили по обнаженной коже, даря восхитительные ощущения. Он обхватил ладонью твердый член Донхэ и принялся медленно ласкать возбужденную плоть. Парень застонал, толкаясь в руку Чанмина. В голове не осталось мыслей, только яркие вспышки, одна за другой все сильнее ослепляющие сознание. Его руки то лихорадочно метались по телу парня, то пытались уцепиться за что-нибудь, потому что стоять на ногах становилось все сложнее. Не в силах больше сдерживаться, сходя с ума от удовольствия, он кончил.
Удерживать вертикальное положение было тяжело, и Донхэ начал медленно оседать на пол. Чанмин довольно усмехнулся и сильнее его обнял, удерживая. Он снова потянулся к губам парня, настойчиво целуя, не давая опомниться, восстановить дыхание и просто насладиться объятиями любимого. Донхэ обессилено отвечал на ласки, пытаясь скрыть свою слабость, не позволить Чанмину усомниться в его готовности принять их. Только когда пальцы Макса уверенно сжали его ягодицы, Донхэ внезапно почувствовал страх, отвратительный и скользкий. Парень облизнул разом пересохшие губы и хрипло, едва слышно прошептал:
- Подожди, Чанмин, там надо...
- Да знаю я, - нетерпеливо отозвался Чанмин, отстраняясь, - смазка.
Он улыбнулся Донхэ. Улыбка вышла несколько хищной, но за ней прятались испуг и неуверенность. Чанмин отвернулся к полке с разноцветными тюбиками и принялся быстро перебирать их. Его резкие, порывистые движения выдавали тщательно скрываемое волнение. Пара флакончиков упала в раковину, глухо стукнувшись о керамическую поверхность.
Воспользовавшись паузой, Донхэ перевел дыхание, сглатывая противный комок в горле. Все тело будто онемело, волнами накатывала тошнота. До его ушей долетало нервное, нетерпеливое дыхание Чанмина, и от этого становилось еще хуже. Он с ужасом осознал, что вот-вот готов заплакать или, что вероятнее, - сбежать. Но не мог, просто не мог себе этого позволить. И лишь неслышно, одними губами прошептал:
- Глупый... – за мгновение до того, как Чанмин обернулся, победно улыбаясь, сжимая в руке тюбик с кремом для рук.
Макс снова обнял парня, возобновляя прерванный поцелуй. Спина Донхэ прижималась к холодному кафелю, он крепко обхватил Чанмина за шею, инстинктивно пытаясь отстраниться от стены. Его занемевшие пальцы нервно перебирали пряди отросших волос, осторожно, будто боясь обжечься, касались кожи шеи. Из глубин души поднимался дикий удушающий страх оказаться абсолютно открытым и беспомощным перед другим человеком, доверить ему себя. И в тот момент, когда скользкие пальцы Чанмина коснулись его ягодиц, оставив влажную дорожку, Донхэ вздрогнул, не удержавшись, выдавая свои эмоции, закусил губу.
– Не волнуйся, - шепнул Чанмин, прикусив его ушко, рукой проведя по спине парня.
Пальцы Макса коснулись входа Донхэ и толкнулись внутрь, нетерпеливо раздвигая сжатые мышцы. Чанмин несколько раз двинул рукой и отстранился, заглянув в лицо Донхэ.
- Повернись, - полувопросительно, полуприказывающе шепнул Чанмин, его осипший голос резанул сознание Донхэ. Тот, будто во сне, медленно повернулся, инстинктивно пытаясь прижаться к Максу спиной, ощутить его тепло, в глубине души моля того сказать что-нибудь успокаивающее, мягкое, что-то такое, после чего страх, если не исчезнет совсем, то хотя бы притупится. Но Чанмин молчал. Он снова провел по спине Донхэ, его рука остановилась на шее парня и настойчиво надавила, наклоняя ниже, Донхэ опустил голову, сгибаясь над раковиной, сжал пальцами ее края. На глазах выступили предательские слезы, но Чанмин уже не мог их увидеть. Сердце Донхэ екнуло, когда он услышал звук расстегиваемой молнии и шорох одежды. Чанмин обхватил руками его бедра и потянул на себя, в тот же момент коротко двинувшись вперед, входя в Донхэ. Тот стиснул зубы, тихонько взвыв, побледневшими пальцами еще сильнее сжимая края раковины. Слезы срывались с ресниц и падали на белую керамику. Спустя пару секунд Чанмин снова толкнулся вперед, замер.
- Нормально? – неуверенно спросил он.
Если бы не такая дикая, заставляющая дрожать и давиться рыданиями боль, Донхэ смог бы соврать.
- Больно, - прошептал он, глотая слезы, - подожди, больно, - умоляюще произнес Донхэ.
- Ничего, сейчас будет легче, - успокаивающе зашептал Чанмин, начав целовать шею парня, его вздрагивающее плечи, слипшиеся от пота волосы. Но продолжал коротко двигать бедрами.

URL
2009-05-18 в 22:20 

duet_mao
Донхэ до крови кусал губы, до боли в пальцах сжимал покатые края раковины. Чанмин шептал ему успокаивающие фразы, нетерпеливо целовал шею, прикусывая нежную кожу, оставляя красные, быстро темнеющие отметины. Его движения становились более резкими, быстрыми, он глухо стонал, утыкаясь в затылок Донхэ.
Пальцы Чанмина впивались в бедра любовника, резче и грубее притягивая его к себе, зубы оставляли следы на коже. Через минуту Макс глухо зарычал, прикусив его плечо, и кончил. Он обессилено опустился на Донхэ сверху, буквально повиснув на нем, больно вжав того в ненавистную раковину. Его руки, неожиданно осторожные, обняли Донхэ, Чанмин прижал парня к себе, мягко поглаживая по вздрагивающим плечам.
- Извини, - прошептал он тихо.
От резких ударов в дверь оба подскочили как ужаленные.
- Эй, кто там засел? – пьяный смех Кангина перемежался с глухими ударами по дереву.
Чанмин напряженно замер, его сердце бешено колотилось.
- Отвали, - крикнул он, пытаясь унять внезапно появившуюся дрожь.
- Понял, - Кангин еще раз пнул дверь и зашагал по коридору.
- Я... – начал Чанмин, попытавшись прикоснуться к Донхэ, и запнулся, увидев его затравленный взгляд, от внезапно ворвавшегося в мозг осознания того, что он только что сделал, парню стало гадко, в совершенных действиях он не узнавал себя, только дикого зверя, в один момент разрушившего то, что хотел защищать. - Извини, я...
Отстранившись, Донхэ только помотал головой, ничего не ответив, избегая взгляда Макса.
- Я... не специально... – прошептал Чанмин, несмело. – В смысле...
Донхэ снова покачал головой, сил произнести хоть слово не было.
- Наверное, нам будет лучше поговорить потом... - Чанмин быстро, будто боясь находиться здесь дольше, поспешно оделся и, приоткрыв дверь, несмело замер у порога, словно собираясь что-то сказать, но промолчал. И, словно вор, уносивший с собой что-то бесценное, выскользнул за дверь, плотно прикрыв ее за собой.
Донхэ потянулся к разбросанной по полу одежде, скривившись от резкой боли, сжал зубы и выпрямился, избегая смотреть в зеркало. Ему было противно видеть себя.


2007/02/26, 8:07 pm, квартира TVXQ, Сеул

Чанмин вздрогнул, замерев на мгновение под действием внезапно нахлынувших воспоминаний. Он тяжело вздохнул и опустился на диван, устало потирая переносицу. Под кожей своих в миг похолодевших пальцев он будто чувствовал показывание миллионов микроскопических иголок. Сердце замедлило свой ритм. Чанмин до сих пор с ужасающей четкостью помнил ту ночь, свой сумасшедший бег по пустынным улицам, в попытке скрыться от беспощадной реальности, от ощущения, что он уничтожил саму возможность быть рядом с дорогим человеком. Ему становилось горько от мысли, как долго он мечтал об этом шансе, как он планировал эту ночь, подбирая нужные слова. И итогом всему – ненависть любимого человека, в которой Чанмин теперь был уверен. Он не мог надеяться на то, что возможно что-либо исправить. Чанмин должен был что-то сказать, объяснить, пытаться утешить, вымолить прощение, но он просто сбежал, как маленький ребенок, испугавшийся ответственности. И дело было не только в уверенности, что Донхэ его не простит, но и в том, что Чанмин сам не мог себя простить.
Он сжал зубы, чувствуя снова нахлынувшую ярость, такую же, как та, что появлялась каждый раз при взгляде на Донхэ. Первое время Чанмин не мог объяснить природу этих чувств, но именно они снова и снова душили его, заставляя злые и едкие фразы срываться с языка, уничтожали все нежные слова, которые он мысленно произносил, представляя их встречу с Донхэ. Но постепенно к нему приходило осознание того факта, что виной всему страх. Он боялся обвинений Донхэ, его ненависти, отвращения во взгляде, но больше всего – вопроса "Почему так?", произнесенного тихим голосом. Поэтому он стремиться задеть, обидеть его, обрывая любые возможные разговоры. Тем не менее, презирая эту гадкую трусость, Чанмин со временем убедил себя в том, что так будет лучше.
Однако в его сердце постепенно укоренялись и другие чувства, разъедающие, противно-скользкие и слишком навязчивые, они не давали ему покоя ни днем, ни ночью. Чанмин не понимал, как они возникли и откуда в нем эта жгучая, заполнившая каждую клетку тела, каждый клочок сознания ревность к Юно. Долгими часами наедине лишь с заунывными басами из наушников, он полностью погружался в мысли о Донхэ и раз за разом приходил к выводу, что не достоин его, что тому будет лучше с кем-то уверенным в себе, нежным и способным понять, с кем-то взрослым. С кем-то другим. С кем-то... похожим на Юно? Принять этого Чанмин не мог. Не говоря уж о том, что в его голове ни коим образом не укладывались подозрения в отношении друга. В лидере и его верности любимому человеку можно было быть уверенным на сто процентов. Тем не менее, каждый раз после той ночи, видя Донхэ в обществе Юно, Макс буквально терял разум от ревности. Он всегда знал, что между ними нет ничего, кроме дружбы, знал, что они оба не способны на такую подлость. Знал, но продолжал думать об этом, с каждым разом находя какие-то нелепые подтверждения своим мыслям, видя скрытые намеки в их действиях. И это сводило с ума.
Он не в силах был сопротивляться почти бессознательному желанию уничтожить, разрушить то, что занимает внимание Донхэ, все к чему тот тянется, чем увлекается, всех с кем смеется, кому улыбается беззаботно и открыто, так, как раньше улыбался Чанмину. Улыбка, которой он больше не заслуживал. Смех, смолкавший при его появлении.
- Почему так? – зажмурившись, прошептал Чанмин и с глухим горьким смешком осознал, что задал себе именно тот вопрос, на который не знал ответа.

URL
2009-05-18 в 22:21 

duet_mao
2007/02/26, 8:20 pm, квартира TVXQ, Сеул

Кухня всегда была территорией Джеджуна, местом, где он мог расслабиться. Процесс приготовления пищи позволял ему погрузиться в свои размышления, в иное время при их ритме жизни делать это было фактически некогда. Постоянные перелеты и переезды, изнуряющие тренировки, фотосессии, съемки для передач, записи новых песен, когда, придя домой, ты валишься с ног от усталости и все, на что хватает сил – это что-нибудь быстро съесть, принять душ и рухнуть на кровать. Поэтому Джеджун любил те моменты, когда он мог делать то, что ему нравится.
Сейчас, готовя ужин для Юно, Джеджун прокручивал в памяти события сегодняшнего дня, разговор с Чанмином, встреча с Донхэ и Хичолем. Кусочки мозаики складывались в достаточно неприятную картинку. Джеджуну она не нравилась. Он всем своим существом ощущал ее искаженность, неправильность, отвратительную гротескность, знал, что всему можно найти объяснение. И если Юно не сказал о своей встречи с Донхэ и Хичолем, значит, тому была причина. Однако Джеджун боялся, что он подсознательно ищет оправдания, потому что не хочет видеть очевидные, по словам Чанмина, вещи. Боялся, что это может оказаться правдой и разрушить его хрупкий мир, оберегаемый с такой тщательной заботой и любовью. Но Джеджун знал, что не должен сомневаться в любимом человеке. Поэтому для себя он решил, что не станет больше мучиться нелепыми подозрениями. В конце концов, его ждал приятный вечер вместе с Юно, и подобным мыслям тут просто нет места.
Размышления прервал вошедший в кухню Чанмин.
- Не помешаю? – осведомился он, усаживаясь за стол.
- Нет, - Джеджун поставил форму для запекания в духовку и с улыбкой развернулся к младшему, - тем более, я уже почти закончил, надо теперь только дождаться, когда все будет готово.
- Ясно. А во сколько должен вернуться Юно?
- Ммм, - Джеджун задумчиво бросил взгляд на настенные часы, - я думаю, с минуты на минуту... Но, ты же знаешь, какие пробки в это время на дорогах.
- Пробки, да?.. – тихо, скорее для самого себя, переспросил Чанмин.
Джеджун предупреждающе посмотрел на него, не желая, чтобы Чанмин снова начал что-либо говорить о Юно и Донхэ.
- Хей, Дже, в этом доме можно найти взбитые сливки? – Джунсу заглянул на кухню, в его взгляде без труда можно было уловить маниакальный блеск, как было всегда, когда у того появлялась какая-нибудь навязчивая идея.
- Собираешься украсить торт? - Дже усмехнулся, глядя на тут же смутившегося друга.
- Су-Су! Ты где там завис?! – донесся из комнаты голос Ючона.
Джеджун и Чанмин обменялись понимающими взглядами, пытаясь сдержать рвущийся наружу смех.
- Мм... поищи в холодильнике, - посоветовал Джеджун, постаравшись придать голосу серьезность.
- С-спасибо, хён, - выдавил покрасневший Джунсу, тут же принявшийся изучать недра холодильника. Найдя искомое, он поспешно покинул кухню.
Джеджун мягко улыбнулся и снова повернулся к плите, приоткрыл духовку, заглядывая внутрь. Чанмин выжидающе постукивал пальцами по столу, наблюдая за ним.
- Кажется, у Джунсу и Ючона все хорошо, - осторожно начал младший после долгой паузы.
- Ха, они оба просто светятся от счастья, - Джеджун вытер руки о полотенце и сел за стол напротив Макса.
- Ага, - Чанмин энергично покивал, - и они постоянно вместе. Ни на минуту друг от друга не отходят… Прямо как вы с Юно... раньше.
- Раньше? – Дже нахмурился.
- Ну да, - с невинным выражением лица продолжил Чанмин, - согласись, сейчас он проводит гораздо больше времени с кем-то еще. Например, сегодня. Ты его ждешь, стараешься, а он? Что-то я не наблюдаю нашего любимого лидера-ши в приделах видимости, - Макс картинно огляделся по сторонам.
- Снова начинаешь? – не выдержал Дже.
- Нет, серьезно, почему ты не хочешь здраво взглянуть на вещи? Пока ты тут из кожи вон лезешь, создавая домашний уют, Донхэ охмуряет твоего парня другими методами...
- Чанмин, – зло прищурился Джеджун, - тебе самому-то не противно говорить такие вещи о том, кого ты любишь? Можешь притворяться перед кем угодно, но я твои чувства насквозь вижу.
- А чувства Юно? Во мне ты, значит, уверен, а что насчет него? – не замедлил напасть Чанмин, уходя от ответа.
- У нас все хорошо, ясно? Раз он обещал приехать, значит приедет. А если возникнут проблемы, мы их будем решать без твоего участия, договорились? - Дже изо всех сил старался говорить спокойно.
- Если ты так уверен... - Чанмин схватил телефон Джеджуна и быстро набрал номер лидера.
В его душе боролись два одинаково навязчивых желания. С одной стороны, он хотел услышать усталый и немного сонный голос Юно, его просьбу не волноваться и заверения, что он уже подъезжает к дому. С другой же – с каким-то неумолимым противоречием Макс желал застать Юно и Донхэ непременно в момент секса, пойманными с поличным. И где-то в глубине души Чанмин понимал, что это лишь замешанная на ревности мания доказать, что не только он плохой, что нет непогрешимых людей, и на подлость способен каждый. Осознание собственного эгоизма тупой болью давило на виски.
Джеджун внимательно наблюдал за ним. В его взгляде Чанмин видел волнение, смешанное с надеждой. Макс замер, услышав длинные гудки дозвона – это ожидание могло бы свести с ума, длись оно хоть парой секунд дольше. Но в трубке раздалось звонкое:
- Привет, я слушаю, - бодрым голосом отозвался Донхэ, пытавшийся перекричать шум бара. – Дже?
- Это я, - похолодевшим голосом отозвался Чанмин.
- О... Здравствуй, - голос стал приглушенным и растерянным.
Макс живо представил, как улыбка сползла с лица Донхэ, как он нахмурился, поджал губы. Чанмин сглотнул горькую слюну.
- Я вообще-то Юно звонил, - выпалил он, - нечего хватать чужой телефон!
- Мин, ты совсем дурак? – резко отозвался Донхэ. - Сам с чужого телефона звонишь!
- Это другое дело! Мне Дже разрешил.
Джеджун удивленно округлил глаза и даже опешил от такой явной наглости, беззвучно произнеся: "Это я-то разрешил?!"
- В таком случае, мне Юно тоже разрешил, - быстро ответил Донхэ.
- Ааа... Так ты секретаршей работаешь у Юно? Что ты еще для него делаешь? Оказываешь любые услуги? – Чанмин энергично отмахивался от пытающегося выхватить свой телефон Джеджуна.
- Сразу понятно, что ты порно пересмотрел. Что – сюжет был про офис?
- Нет, про ванную! – мстительно отозвался Чанмин и резко замолчал, поняв, что напомнил о том, о чем не должен был, и тихо прошептал: - Я не то имел в виду...
- Знаешь что, Мин? Пошел ты в жопу! – заорал Донхэ и бросил трубку.
Чанмин медленно, будто в оцепенении отложил телефон на край стола и закрыл лицо дрожащими руками, глубоко и часто дыша, пытаясь осознать, что сейчас произошло.
Джеджун осторожно опустил ладонь на плечо младшего.
- Что с тобой творится, Мини? Что должно было случиться, что ты готов так обидеть любимого человека?
Чанмин медленно поднял голову, его взгляд был полон боли и ужаса от осознания того, что только что совершил. Сердце Джеджуна сжалось. Видеть младшего таким потерянным было невыносимо.
И в этот момент зазвонил телефон, на дисплее высветилось фото спящего лидера. Джеджун медленно отстранился и взял трубку.
- Привет, - голос Юно звучал виновато, - как дела?
- Ты где? Как я понимаю, не по дороге домой? – хмуро поинтересовался Джеджун.
- Я как раз собирался, но, ты понимаешь, у Донхэ видимо что-то произошло, он выглядит совсем убитым. И я не могу бросить друга в таком состоянии...
- Но он же там не один. Как насчет Хичоля? Он не может успокоить Донхэ? – недовольно спросил Джеджун.
- Не может... – выдавил Юно. – Прошу, пойми меня, я не могу просто взять и уйти сейчас, бросив человека, который во мне нуждается, одного.
- Да? Тогда, делай, как знаешь! – резко оборвал Дже, отключая телефон.
На протяжении всего разговора ему хотелось попросить Юно хотя бы раз в жизни плюнуть на все обещания, отложить спасение мира на потом и приехать к нему. Хотелось сказать, что он сейчас нуждается в нем не меньше, а скорее, даже больше всех остальных, что за решением чужих проблем они могут не заметить, как потеряют свое счастье. Но Джеджун сдержался. Больше всего сейчас ему хотелось сделать что-нибудь такое, чтобы выкинуть из головы мысли о Юно. Что-то, что позволило бы отвлечься и расслабиться. Джеджун встал и, не сказав больше не слова, решительно направился к комнате Ючона. Чанмин последовал за ним.
- Ючон-аа, - громко позвал Джеджун, стараясь, чтобы его голос звучал как можно бодрее.
Через мгновение дверь спальни распахнулась – на пороге стоял Ючон, застегивающий куртку:
- Чего кричишь? – он выглядел крайне довольным.
- Я подумал... мы так давно никуда не выбирались вдвоем. Как насчет того, чтобы сходить куда-нибудь выпить, дать повод репортерам пообсуждать ДжеЧон?
- Извини, дружище, сегодня вечером только ЮСу, - виновато улыбнулся Ючон и после паузы продолжил: - Но, если хочешь, пойдем с нами в кино.
Джеджун покачал головой, нарушать романтическую идиллию друзей, когда самого терзают отнюдь не радужные мысли о Юно, ему не улыбалось. Чанмин наигранно вздохнул:
- Что поделать, хён. Придется мне составить тебе компанию, - Макс сочувствующе приобнял Джеджуна за плечи.
- Ну, нет, с тобой в барах делать точно нечего. Несовершеннолетним выпивку не продают, а мне напиваться в одиночку под твои язвительные комментарии как-то не очень хочется...
- Тогда останемся дома, - тут же нашел решение Чанмин. – Ты пока сбегаешь в магазин за напитками, а я присмотрю за ужином.
Джеджун с сомнением взглянул на Чанмина, прикидывая, останется ли что-нибудь от еды к его возвращению.
- Если хочешь выйти вместе с нами, поторапливайся, а то мы из-за тебя на сеанс опоздаем, - с нотками недовольства заметил Джунсу.
- Через две минуты буду готов, - бросил Дже, скрываясь в комнате.

URL
2009-05-18 в 22:21 

duet_mao
2007/02/26, 8:38 pm, клуб "Seoul Star", Сеул

Юно еще несколько секунд вглядывался в погасший дисплей. Его сердце, минуту назад бившееся спокойно, зашлось вдруг в быстром неровном темпе. Юно приложил ладонь к груди, будто пытаясь успокоить, замедлить пульс. Со страшной силой хотелось бросить все и поехать домой, мчаться, сметая любые преграды. Вбежать в квартиру, забыв про обувь, и пусть Чанмин орет до хрипоты, что они снова нанесли грязи в дом. Кинуться к Дже, сжать в объятиях, зарыться лицом в мягкие волосы и тихо, только для него одного прошептать: "Я дома…". Юно горько усмехнулся, четко осознавая, что не способен так поступить. Увидев Донхэ, потерянного и, словно сделавшегося еще младше, чем выглядел обычно, кусающего губы, пустым взглядом скользящего по лицам посетителей бара, Юно просто не мог отгородиться фразой "Он сильный мальчик – справиться сам" и уйти. Лидер тяжело вздохнул, вернулся за столик к другу и сел рядом, мягко обнимая его за плечи.
"Хичоль не может успокоить Донхэ?" - Юно живо вспомнил слова Джеджуна и мысленно усмехнулся. Все равно, что оставить волка следить за отарой. Юно отлично знал Донхэ, знал, что в состоянии глубокой депрессии друг теряет волю и готов выполнять то, что ему советует кто-то старший и уверенный в себе. Особенно, когда советуют так настойчиво, как умеет Хичоль. А его советы, как прекрасно знал Юно, до добра не доводят.
Лидер оглянулся вокруг, ища взглядом высокую фигуру друга, - и без удовольствия нашел того в самом центре танцпола. Хичоль двигался в совершенно диком, только ему одному слышимом ритме. Он широко раскидывал руки и ноги, то начинал прыгать или вертеться на месте, то весьма непристойно двигал бедрами и пытался соединить в своей немыслимой пляске элементы корейских народных танцев и хореографию Dong Bang Shin Ki, при этом он хитро улыбался Юно и посылал ему воздушные поцелуи. Как ни странно, группа совсем не трезвых иностранцев быстро подхватила его танцевальный ритм, никоим образом не связанный со звучавшей в баре музыкой. Под конец они, глуповато улыбаясь, стали приглашать его выпить вместе с ними:
- Let’s drink together!
Хичоль с чисто детским энтузиазмом покивал головой и пошел к их столику.
Юно взмолился – за что ему такое? Он знал, что наутро каждая газета Сеула обязательно напишет о пьяном дебоше Чона Юно и Кима Хичоля. Джеджун от этого точно будет не в восторге, а менеджер так вообще взбесится. Надо было спасать ситуацию. Юно решительно направился в сторону шумной компании, видимо, американцев.
Хичоль восхищенно улыбался, взирая на них, одна из главных страстей в его жизни – английский язык – завораживала и увлекала. Юно подошел к столику и серьезно произнес:
- Хи, нам пора.
Хичоль лишь отмахнулся:
- Подожди, Юни, мои новые друзья...
- Пойдем уже скорее, - Юно устало поморщился, - пора. С Донхэ не все ладно. Чип и Дейл спешат на помощь, ну?
- Ааа... это... – Хичоль вздохнул и картинно медленно поднялся. – Ну, что ж. Наша встреча была не долгой... Bay-bay! - он весело помахал ладонью перед лицом одного из иностранцев.
Но те, видимо, услышав знакомые имена мультяшных героев, загудели, не желая отпускать новых корейских друзей. Один положил ладони Хичолю на плечи, усаживая обратно, другой схватил Юно за руку, кто-то резво подвинул к ним полные стаканы.
- Я не хочу, - сквозь зубы выдавил Юно.
Если вечер портился, то портился основательно. Он напряг руку, выворачиваясь, но в тот же момент услышал резкий и пронзительный голос Хичоля:
- What’s up man? Hey, brother! How are you? Do you like fish? I told you my home is big and clean! – скороговоркой выпалил Хичоль на одном дыхании.
Юно зажмурился. Его знаний английского, к сожалению, хватало, чтобы понять всю ту белиберду, которую Хичоль умудрился сотворить из вполне безобидных, правда, никак не связанных между собой фраз.
- Little mouse, little mouse, where is your house? I like my voice! And you are a big squirrel, yes? – не унимался Хичоль.
Под его напором американцы отступили, сгрудились по другую сторону стола. Один из них поспешно бросил на стол деньги – сумма явно превышала необходимую по счету раза в три, и вся компания поспешно ретировалась. Вдогонку им раздавался сумасшедший визг Хичоля, явно ощущающего себя героем.
- Ты хоть понимал, что нес? – осипшим голосом поинтересовался Юно, неуверенно взирая на друга.
- По большей части, - пожал плечами Хичоль. - Зато я победил! – он весело показал Юно язык.
Когда они вернулись к Донхэ, он сидел, низко опустив голову и задумчиво разглядывая содержимое бокала.
- Моя Рыбка грустит? Кто обидел? – Хичоль склонился к другу и прижал его к себе.
Тот попытался вывернуться из объятий:
- Релла, не сейчас.
Хичоль еще сильнее прижался к парню, не давая тому освободиться, и прошептал на ушко:
- Причина грусти все та же: высокий рост, черные волосы, отвратительный характер, солист популярной группы, родился в феврале, помешан на еде и компьютерных играх... и за что ты его только любишь?..
- Перестань! – резко оборвал Донхэ, кинув осторожный взгляд на лидера TVXQ.
- У меня появилось отвратительное предположение… - Юно взялся за бокал. – Тот о ком вздыхает Рыбка – это наш младший?
- Нет! – тут же выпалил Донхэ.
- Бинго! – одновременно с ним выкрикнул Хичоль, показывая большие пальцы.
- Это шутка? – Юно ошарашено смотрел на друзей, – Да вы ведь как кошка с собакой! Вечно цапаетесь, стоит только увидеть друг друга.
- Я кажусь тебе смешным, хён? – грустно улыбнулся Донхэ.
- Вовсе нет... Если ты испытываешь такие чувства к человеку, они не могут быть смешными, - Юно устало помассировал виски пальцами: ситуация оказалась гораздо серьезнее, чем он мог предположить. - А Чанмин знает о твоих чувствах?
- Ну, догадывается-то точно...
- И?
- И мне кажется, его это не интересует, - Донхэ улыбнулся и прикусил губу.
Хичоль скорбно покивал:
- Наверное, так и есть.
Повисло тяжелое молчание.
- А давайте выпьем? – неожиданно предложил Хичоль.
- Да уж, тут только выпить и остается, - поддержал лидер TVXQ, разливая коньяк по бокалам.
- Торопишься? – участливо спросил Донхэ, заметив взгляд Юно, в который раз за вечер обращенный к часам.
- Наверное, Хо спешит к домашнему очагу. Бросит тут нас с тобой – жалких неудачников. Но мы ведь найдем, чем заняться? – Хичоль игриво подмигнул Юно и незаметно махнул рукой в сторону выхода.
- Не дождешься! – он строго посмотрел на старшего друга, - Лучше поедем ко мне все вместе.
- А я ждал этого предложения! – Хичоль расплылся в счастливой улыбке. - Только пара моментов: надо допить этот коньяк и уговорить Рыбку ехать с нами, а то по его недовольному личику не скажешь, что он в восторге от этой идеи.

URL
2009-05-18 в 22:22 

duet_mao
Начало февраля 2007 г, один телефонный разговор, Сеул

- И что ты собираешься делать дальше?
- Я не знаю. А что я могу сделать?
- Зависит от того, чего ты хочешь добиться. И чего ты хотел добиться в тот момент, когда затащил его в ванную.
- Я не…
- Я все видел.
- …
- Да и при условии, что мы живем в одной комнате, трудно, знаешь ли, не замечать того, что с ним твориться в последнее время.
- Все настолько плохо?
- А сам как думаешь?
- Думаю, плохо...
- Молодец, проявляешь чудеса сообразительности!
- Хватит издеваться, Хичоль, я серьезно.
- С чего вдруг начал так беспокоиться? До этого ты что-то о нем не особо волновался...
- Это не так! Я же не мог просто подойти и поинтересоваться, как дела.
- Да, и поэтому ты решил исчезнуть?
- ...
- А я вот что подумал: может, проблема не в нем? Вдруг, тебе нужен не он, а кто-то другой.
- Кто?
- Возможно, все дело в сексе? Тебя можно понять. Подростковые гормоны, хочется все попробовать... Но если на самом деле не так уж важно с кем...
- Это ты сейчас на себя что ли намекаешь?
- Издеваешься?! Я не детское развлечение, дорогой. Предпочитаю кого-то постарше. Но на твоем месте я бы задумался? Возможно, тебе просто нужен партнер, тот с кем вы будете друг друга понимать... Нет, я не говорю о любви. Вы можете быть просто хорошими друзьями. Поверь моему опыту, секс не испортит вашей дружбы.
- Теперь ты издеваешься.
- Нет, серьезно! Сам подумай, если ты, действительно, любишь Донхэ, ты всегда сможешь остановиться.
- Чисто теоретически... И кого же ты подразумеваешь?..
- Даже и не знаю... Дай-ка подумать... С кем бы ты мог попробовать?.. Может быть... Дже?

URL
2009-05-18 в 22:22 

duet_mao
2007/02/26, 10:30 pm, квартира TVXQ, Сеул

Поцелуй был слишком настойчивым и торопливым, слишком неумелым, так непохожим на поцелуи любимого человека. Движения чужих ладоней на его обнаженной спине казались слишком резкими, порывистыми, слишком грубыми. Джеджун не мог понять, как он зашел так далеко, какого черта он, пусть даже будучи совершенно пьяным, согласился на глупое предложение еще более пьяного Чанмина: "А чем это мы хуже их? Водят тут нас вокруг… да около… а давай тоже, как они… переспим?.." Как получилось так, что он начал отвечать на внезапный поцелуй и сам толкнул Чанмина на диван, наваливаясь на него сверху? Зачем принялся яростно расстегивать на Максе рубашку, срывая пуговицы, целовать его плечи, шею. Почему, черт побери, в этот момент он ни на секунду не переставал думать о Юно, о его ласковых, но властных руках, мягких поцелуях, осторожных, заботливых прикосновениях. Но лишь жестче впивался в губы младшего.
Однако когда ладонь Чанмина коснулась его паха, Дже молниеносно перехватил руку младшего и резко отстранил ее.
- Стоп, Мин. Поиграли – и хватит, - холодно прошептал Джеджун на ухо Максу. - Все заходит слишком далеко, и мне это совсем не нравится.
- Думаешь о Юно? – отозвался Чанмин тихо.
Джеджун коротко кивнул и спросил в ответ:
- А ты о Донхэ?
- Да, хён… И это была дурацкая идея.
Они замолчали, каждый думая о том, насколько все это не правильно и глупо, оба ощущали себя опустошенным и ужасно одиноким.
Внезапно послышался скрежет ключей в замочной скважине, и спустя мгновение дверь широко распахнулась, впуская внутрь Юно, Хичоля и Донхэ. Дже резко вскочил с дивана, встретившись с взглядом лидера, полным неверия и, вместе с тем, медленно приходящего осознания того, что его предали.
- Юно… - Дже замолчал, понимая, в каком положении застал его Юно, и не представляя, как все это объяснить.
Лидер с непроницаемым лицом порывисто развернулся и вышел из квартиры.
Хичоль прислонился к стене, насмешливо изогнув бровь:
- Ну, вы, детки, тут натворили…
Дже поморщился, как от боли, подхватил со стола пачку сигарет и нетвердым шагом направился на балкон.
Чанмин поспешно натянул рубашку, словно пытаясь защититься от взгляда Донхэ. Он не знал плакать ему или смеяться из-за нелепости всей этой ситуации и минутой раньше пришедшего осознания, что его чувства гораздо сильнее и крепче, чем он мог представить. Макс глубоко вздохнул, пытаясь унять бешеный ритм сердца.
- Как ты мог? – горько прошептал Донхэ, ошарашено глядя на Чанмина, в его голове никак не укладывалось, почему он любит именно этого человека, способного на такой низкий поступок.
- Кто бы говорил… - неуверенно и словно по-привычке огрызнулся Чанмин, не решаясь поднять взгляд на Донхэ.
- Ты просто ужасен, – растерянно отозвался тот, понимая, что не верить таким очевидным вещам невозможно. Он покачал головой и вышел за дверь.
- Раз вечеринка не состоялась, пожалуй, я тоже пойду, - не дожидаясь, пока Чанмин поймет, кого можно во всем этом обвинить, Хичоль поспешил вслед за Донхэ.

URL
2009-05-18 в 22:23 

duet_mao
2007/02/27, 3:05 am, Сеул

Юно устало опустился на скамейку в маленьком парке. Постепенно его мысли обретали четкость, но некоторые моменты до сих пор ускользали. Юно не помнил, как сбегал по лестнице, как, не разбирая дороги, мчался по залитым ночными огнями улицам. Юно сжал кулаки, пытаясь унять дрожь во всем теле. Он не понимал, зачем убегал, куда, к кому, знал только - от чего. От правды. Юно не мог понять, почему у него не хватало сил остаться, добиться ответа. "Признания…", – мысленно поправил он себя.
Правда обрушилась на него внезапно, словно заставляя увидеть то, что до сих пор было надежно скрыто от него за сладкой желанной ложью.
Юно медленно поднял голову, посмотрел вверх. Низкие, давящие тучи казались грязно-серыми на фоне светлеющего ночного неба. Юно не хотел плакать, не хотел орать и выяснять отношения, обвинять себя или кого-то еще, он желал только одного – быть в этот момент другим человеком. Он поднялся и механически сделал несколько шагов; как бесплотный дух, привязанный к телу, но не бывший единым целым с ним, Юно словно наблюдал со стороны за собой, удалявшимся от парка. Сейчас ему хотелось любыми способами избавиться от бившейся на грани сознания мысли, что он больше не нужен, что все, на чем был выстроен его уютный мир, наполненный уверенностью в завтрашнем дне и чувствах любимого человека, оказалось не более чем хрупкой иллюзией правды.
Юно тяжело, словно через силу вдыхал холодный воздух, шагая мимо серых стен, чужих домов, где жили те, кто еще мог надеяться на счастье, на то, что их солнце этим утром снова взойдет над горизонтом. Для самого же Юно оставался только этот серый удушающий мир.
Он шел, не разбирая дороги, тело двигалось само, будто по инерции, только потому, что оно должно было двигаться сейчас, неважно, зачем и в какую сторону, лишь бы совершать любые движения. Юно остановился у тяжелой металлической двери, некоторое время осознавая, где находится. Он огляделся по сторонам, не понимая, каким образом оказался именно в том месте, где, вне зависимости от обстоятельств, ему всегда буду рады.

URL
2009-05-18 в 22:23 

duet_mao
Осень 2002 г, SM Entertainment, Сеул

- О, хён, я слышал, у тебя будет новый сосед! – Донхэ тряхнул головой, пытаясь смахнуть с глаз отросшую челку. – Круто! Говорят, он старше нас, ему 19. Как думаешь, какой он?
Юно широко улыбнулся другу, энергично покивав.
- Да, он взрослый. Главное, чтоб не какой-нибудь зануда! А то нам крупно не повезет – не сможем больше сидеть у меня, и никаких гулянок тайком от преподавателей, - он посмотрел на друга, тот заметно сник после слов Юно, энтузиазма по отношению к появлению нового человека в их дружбе заметно поубавилось.
- А если он еще и "стучать" менеджеру будет, совсем голяк…
- Не обо мне говорите? – в дверном проеме стоял высокий и ничем особо не примечательный парень. Он окинул мальчиков насмешливым взглядом, те от его неожиданного появления те замерли, настороженно взирая на гостя.
- Привет, - сказал Донхэ, неуверенно улыбнувшись.
- Это ты будешь моим новым соседом? – парень приподнял бровь, оценивающе взглянув на него.
- Нет, - смутился Донхэ от неожиданного напора собеседника.
- Тогда что ты делаешь в моей комнате? – враз поскучневшим тоном спросил он.
Юно приподнялся со стула и с серьезным видом произнес:
- Эй, не задирайся. Это такая же твоя комната, как и моя.
- Ааа... значит, это ты мой новый сосед, - мило улыбнулся парень.
- Меня зовут Чон Юно, а это – мой друг Ли Донхэ, - так же серьезно продолжил Юно.
- Ладно, он тоже будет моим другом, - легко согласился новоявленный сосед, хитро улыбнувшись, и, копируя тон Юно, важно произнес: - Хичоль. Ким Хичоль. Я, как старший друг, конечно же, должен о вас заботиться. Поэтому обращайтесь ко мне по любым вопросам.
Юно помолчал пару секунд, примиряющее улыбнулся и произнес:
- Отлично! Кстати, классная куртка! Можно будет как-нибудь поносить?

URL
2009-05-18 в 22:24 

duet_mao
2007/02/27, 4:12 am, квартира Super Junior, Сеул

Хичоль тяжелым взглядом гипнотизировал гору вещей, наваленных на трюмо. Здесь были чьи-то галстуки и шарфы, кепка Сонмина, личный дневник Ынхёка со всеми его тайнами (Хичоль прочитал его еще в пару месяцев назад и теперь периодически заглядывал туда за обновлениями), шоколадка Кангина, которую Итук подарил ему еще на 14 февраля, заметки Йесона на тему "Как выглядеть еще круче" (часть из них была продиктована самим Хичолем) косметичка Рёука ("Кстати, вон тот блеск для губ очень похож на мой", - мысленно отметил Хичоль, посмотрев по сторонам и засунув приглянувшийся ему тюбик в карман). И где-то под всем этим хламом яростно надрывался его мобильник. Хичоль осторожно, двумя пальцами приподнял шоколадку, с сомнением заглянув под нее, и чуть не подпрыгнул, когда в паре метров от него неожиданно запищал домофон. Недолго думая, Хичоль сделал выбор в пользу последнего, тем более что мобильник очень кстати решил заткнуться.
- Это Юно, - глухо раздалось в динамике.
Хичоль молча нажал на кнопку, открывая дверь. Появление друга в этот час было вполне предсказуемым.
Возникший на пороге Юно выглядел так, будто пережил мировую катастрофу. Хичоль ободряюще улыбнулся.
- Мне было некуда пойти… - начал Юно, но в этот момент снова зазвонил мобильный.
Хичоль резко повернулся к трюмо:
- Как же бесит! Ты меня достал! – он яростно скинул все вещи на пол, схватил мобильный и остановился, с сомнением посмотрев на друга. - Это Джеджун.
Юно лишь устало покачал головой. Хичоль кивнул и ответил на вызов:
- Слушаю, - к нему моментально вернулся его обычный насмешливый тон, - Ага, приветик. Юно?.. Нет, не видел его. Конечно, позвоню! Да-да, сам себе места не нахожу, так волнуюсь! – Хичоль покивал, неспешно поправляя прическу перед зеркалом, - Ага, ну, ладно, пока! Сладких снов!
Хичоль нажал кнопку "отбой" и, бросив быстрый взгляд на трюмо, засунул телефон в карман. Затем снова повернулся к Юно.
- Я могу остаться?
- А я могу обидеться на то, что ты об этом спрашиваешь? – Хичоль крепко обнял друга.
Тяжелые капли дождя неуверенно застучали по крыше и окнам, постепенно превращаясь в настоящий ливень. Вода, которая к утру смоет пыль и грязь с усталого города.

URL
2009-05-18 в 22:24 

duet_mao
2007/02/27, утро, SM Entertainment, Сеул

Чанмин думал о том, что утро, начавшееся в пять часов с приготовления завтрака и продолжившееся отработкой хореографии в студии СМ, не может быть добрым по определению. Он нашел взглядом фигуру Джеджуна – тот сидел на полу, прислонившись спиной к зеркальной стене. Чанмин подошел к нему и сел рядом.
- Ты хоть часок поспал сегодня ночью? - с тревогой посмотрев на друга, осторожно спросил он.
Джеджун молча покачал головой, он сидел, обнимая плечи руками и невидящим взглядом уставившись в пол. Всю ночь он не сомкнул глаз, раз за разом прокручивая в голове события вечера, он ясно помнил взгляд Юно, полный страдания, звук захлопнувшейся двери, который отдавался в виски тупой болью. Джеджун не мог даже примерно сказать, сколько раз он пытался дозвониться до любимого, но вежливый механический голос неизменно отвечал ему, что абонент не доступен, а друзья все как один твердили, что ничем не могут помочь. И сейчас, когда Юно опаздывал уже почти на пол часа, Джеджун не находил себе места от волнения.
- Джеджун-хён, а ты что, решил заморить нас голодом? Если Ючон еще раз возьмется за приготовление завтрака, мой желудок этого не выдержит. А если Мин будет продолжать ему помогать, то этого не выдержит кухня, - бодро засмеялся Джунсу, усаживаясь по другую сторону от Джеджуна и пихая его локтем в бок.
- Хён, что-нибудь случилось? Ты знаешь, где сегодня ночевал Юно? – Ючон склонился над другом, мягко коснувшись его плеча.
- Нет, - тихо ответил Джеджун.
- Он что, даже не позвонил?
- Даже не позвонил?! – недоверчиво округлил глаза Джунсу. - Это так на него не похоже. Он ведь в курсе, что ты за него волнуешься!
- Джунсу, отстань, ты ничего не знаешь, - устало произнес Джеджун, понимая, что просто не в состоянии объяснить ситуацию.
- Ну, так расскажи, - моментально завелся Джунсу.
Джеджун живо представил свой ответ: "Понимаешь, Джунсу, мы тут с Мином вчера напились и переспать решили. Просто так. По-дружески. И вот, когда я сидел на Мине верхом, наполовину раздетый, мы целовались - вдруг заходит Юно. И, понимаешь ли, он расстроился и ушел. Ума не приложу, почему он решил, что между нами есть что-то кроме дружбы! Вот так все и было, Джунсу! И, видишь ли, меня это тоже немного расстраивает... Поэтому отвали, а?", - он мысленно усмехнулся всей глупости ситуации.
- Сейчас не самое подходящее время для проявления твоего живого детского любопытства, Су, - раздраженно проговорил Чанмин и с опаской посмотрел на Джеджуна. Того, казалось, полностью захватили собственные, отнюдь не радостные мысли, и он никак не реагировал на слова друзей. Макс вздохнул, взял Дже за руку, и сжал его ладонь.
- Но это ведь ужасно! – не унимался Джунсу. - Как Юно может так поступать с тобой! Ты всегда о нем заботишься… Не ожидал я подобного от нашего лидера-ши.
- Помолчи уже, - Джеджун вскинул голову и, со злостью посмотрев на Джунсу, продолжил: - И не смей так говорить о Юно.
Дже собирался добавить что-то еще, но в этот момент, в зал стремительным шагом вошел лидер. Он скинул сумку с плеча, посмотрел на одногруппников, задержавшись взглядом на переплетенных пальцах Джеджуна и Чанмина, поморщился и чересчур официальным тоном произнес:
- Всем доброе утро.
Джеджун резко поднялся и подошел к Юно.
- Юно-аа... Позволь мне все объяснить... – он попытался коснуться любимого, но тот сделал шаг вперед, ускользая.
- Извиняюсь за опоздание, - лидер даже не взглянул на Джеджуна. - Больше этого не повторится. Давайте начинать тренировку.
- Возвращайся сегодня, пожалуйста, домой... – шепотом произнес Дже.
Лидер вежливо улыбнулся одногруппникам, игнорируя его слова, и прошел в центр зала. Джеджун прикрыл ладонью глаза. Внезапно он почувствовал, как что-то очень важное, что всегда давало ему сил, рушится, как рвется связь между ним и Юно.

URL
2009-05-18 в 22:24 

duet_mao
2004 г, SM Entertainment, Сеул

Юно не пришлось долго искать друга: Джеджун сидел на ступеньках давно облюбованной им запасной лестницы. Там он вечно прятался от менеджера, чтобы покурить или что-то обдумать, а не редко – и то, и другое, как, например, сейчас.
Юно подошел и сел рядом, забрал из пальцев друга сигарету, затушил об ступеньку и отправил точным броском в стоящую в углу урну. Дже обиженно глянул на него, но ничего не сказал.
- Тренер был не прав, назвав тебя неповоротливым бревном.
- Спасибо, ты мог бы и не напоминать.
- Извини.
Повисла пауза, во время которой Юно старательно пытался придумать, что еще можно сказать, чтобы отвлечь друга от глубокой самокритики. Он прекрасно знал Джеджуна, знал, что тому постоянно требуется подпитка восхищением окружающих. Иначе, он сразу же становился неуверенным в себе. Однако на языке вертелись совсем не те слова, и Юно очень сомневался, что для них сейчас подходящий момент.
- Все в порядке, - наконец произнес Джеджун, заставив друга оторваться от размышлений. - И спасибо, что вступился за меня.
- Я же знаю, как ты стараешься, вижу, как доводишь себя постоянными тренировками по вечерам. С его стороны было несправедливо и бестактно так тебя отчитывать... – Юно опустил руку на колено Дже и легко сжал. – Не переживай. У тебя все обязательно получится, я уверен.
- Да уж... – Джеджун вздохнул, он старательно разглядывал стену и, видимо, боролся с желанием что-то сказать. – А тебе вечно приходится меня защищать. Надоело уже, наверное?
- Нет, - Юно помотал головой, - я всегда буду защищать тебя. И всегда буду рядом.
- Обещаешь?
- Обещаю.
- Но... почему, Юни? – Джеджун, наконец, оторвал взгляд от стены и теперь внимательно смотрел на лидера.
- Наверное, потому что люблю тебя, - совсем тихо отозвался Юно. Однако в повисшей тишине эти слова прозвучали вполне отчетливо. Только спустя мгновение он понял, что именно сказал, сердце тут же зашлось в сумасшедшей гонке, словно пытаясь побить все мировые рекорды. Но к моментально нахлынувшей панике – вдруг его оттолкнет самый важный человек, примешивалось облегчение – он слишком давно хотел произнести эти простые слова, слишком долго искал подходящий момент, и теперь от него ничего не зависело.
Джеджун чуть прищурился, глядя на лидера, будто пытался рассмотреть что-то такое, что позволило бы ему угадать, понять, какой смысл вложил в эти слова его друг. Он слишком боялся поверить.
Пауза затягивалась.
- Зря я это сказал... – Юно вздохнул и попытался встать.
Но Джеджун моментально вцепился в его руку, удерживая:
- Нет! Подожди! Вовсе не зря... Я просто... Я поверить не могу, что ты это сказал...
Он мягко улыбнулся и потянулся к Юно, касаясь поцелуем его губ. Неуверенно, но легко, пробуя на вкус, изучая, наслаждаясь каждым мгновением и боясь, что в любую секунду его оттолкнут. Но Юно не отталкивал, он осторожно отвечал на поцелуй, его пальцы скользнули вверх вдоль позвоночника и зарылись в мягкие волосы друга. Сердце билось быстро-быстро, сходя с ума от счастья и волнения. Юно чувствовал, как легко вздрагивал Дже от его касаний, как льнул к нему всем телом, крепко обнимая за плечи, без слов говоря о важности этого момента. Ему нравилось целоваться с Джеджуном, и он думал только о том, что теперь точно никогда его не отпустит, и ничто не переубедит его в том, что признаться было самым правильным решением. Потому что этот поцелуй того стоил.
- Не забудь, что ты мне пообещал, - прошептал Дже, чуть отстранившись, - потому что теперь, я думаю, мне захочется целовать тебя очень-очень часто...

URL
2009-05-18 в 22:25 

duet_mao
2007/02/27, утро, SM Entertainment, Сеул

- Дже, ну сколько можно! – Джунсу резко развернулся к одногруппнику. - Ты уже третий раз подряд ошибаешься на одном и том же месте. Мы так никогда в жизни эту часть не закончим! Неужели так сложно запомнить пару движений? Может, тебе посчитать такты?
Джеджун опустил голову и очень тихо произнес:
- Извините, - он несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь совладать с эмоциями.
- Действительно, Ёнун, в чем дело? – покачал головой тренер. - Ты сегодня слишком рассеян. Это такая важная часть, а ты единственный, кто никак не может с ней справиться. Соберись!
- Извините, - совсем потеряно повторил Джеджун. Он с отчаянием взглянул на Юно, глубоко внутри все еще надеясь, что тот, как и много раз прежде, поддержит его. Лидер несколько секунд смотрел в глаза Джеджуна, словно хотел что-то сказать, но в последний момент отвернулся.
- Так, еще раз! С самого начала, - хореограф несколько раз хлопнул в ладоши, давая сигнал к продолжению тренировки.
Джеджун обессилено опустил руки.


2007/02/27, 04:27 pm, SM Entertainment, Сеул

- Хорошо, я понял, хён, сейчас вернусь, - на ходу произнес Донхэ, выходя из гримерки, плотно закрыл за собой дверь и обернулся, чуть не налетев на кого-то.
Он уже собирался произнести извинения, но когда поднял взгляд, увидел прямо перед собой не менее удивленного этим столкновением Чанмина и замер в нерешительности. Донхэ отступил на шаг, резко развернулся и хотел уже сбежать, однако, сильные пальцы поймали его запястье, удержав на месте.
- Подожди, - неуверенно начал Чанмин, - надо поговорить... Донхэ медленно повернулся, в смятении закусив губу, в его голове вдруг появилась и с каждым мгновением крепла уверенность, что Чанмин наконец-то решил объяснить их отношения.
- Я хотел поговорить о том, что произошло, - Чанмин отвел взгляд. - Я не уверен, что ты согласишься понять мои чувства и мой поступок... Я знаю, что он неправильный, эгоистичный и причинил много неприятностей...
Донхэ, видя настолько потерянного и раскаявшегося Чанмина, понял, что готов простить ему все: и такое долго нежелание разбираться в произошедшем между ними, и его холодность, и видимое безразличие, и все эти едкие высказывания, обидные намеки, бившие по самому больному. Он слабо кивнул, пытаясь показать Чанмину, что понимает его переживания и страх перед этим разговором.
- Если бы ты только мог понять мои чувства... – с отчаянием в голосе прошептал Макс.
- Я пойму.
- Тогда... ты можешь поговорить с Юно? Он ведь тебя послушает.
Донхэ почувствовал, как что-то внутри него надломилось. Дыхание перехватило. Из глубины души поднималось нечто скользкое и противное, заполнявшее каждую клетку его тела.
- Поговорить с Юно? – ошеломленно переспросил он.
- Я не могу допустить, чтобы Дже так мучался по моей вине. Я ни в коем случае не хотел причинить страдания близкому человеку...
- В каком смысле – по твоей вине? – Донхэ словно стало больно дышать.
- Да потому что то, что вы увидели, было моей идеей от начала и до конца, - с горечью произнес Чанмин, чуть крепче сжав руку на запястье парня.
- Вот как?.. И что же я должен сказать Юно? – выдавил Донхэ, ему казалось, что его кожа под пальцами Чанмина горит как от огня, прикосновение этого человека причиняло почти физическую боль.
- Если бы ты попробовал ему объяснить... Дже не виноват, он очень сильно любит его... У меня опускаются руки, когда я вижу, как он из-за этого переживает, а я совсем ничем не могу ему помочь...
- Он настолько тебе дорог? – подавлено спросил Донхэ.
- Естественно! Ты же знаешь, это невыносимо – видеть, как человек, к которому ты испытываешь привязанность, страдает.
- Понятно. Значит, я для тебя никто, - с горечью прошептал Донхэ, высвобождая запястье.
- Нет, постой! - Чанмин попытался удержать его, но тот резко оттолкнул руку Макса.
- Если тебе это настолько важно, я поговорю с Юно...
- Рыбка, сколько можно тебя ждать? – дверь гримерки распахнулась, и проеме возник Хичоль, он остановил взгляд на Чанмине и, растягивая слова, произнес: - Мини-малыш, а ты что тут забыл? Я забираю у тебя Рыбку, он мне сейчас очень нужен, - Хичоль проворно ухватил Донхэ за рукав и, буквально втянув того в гримерку, захлопнул дверь перед лицом остолбеневшего Чанмина.
Скрывшись за тонкими стенами комнаты, Донхэ на какой-то миг смог почувствовать себя защищенным от взгляда Макса, от его слов, ранивших так сильно, но в то же время он внезапно понял, что у него абсолютно не осталось сил продолжать любить этого человека и на что-то еще надеяться. Он безвольно опустился на пол, сжал пальцами виски и протяжно вздохнул. Больше всего ему хотелось, чтобы человек по имени Шим Чанмин никогда не появлялся в его жизни. В этот момент Донхэ ощутил, как чьи-то руки нежно обнимают его. Он поднял взгляд и увидел Хичоля, мягко улыбнувшегося ему. Донхэ грустно улыбнулся в ответ:
- Я проиграл, Релла...
Хичоль покачал головой, притянул его ближе, крепче обнимая, словно стараясь защитить от всех бед.

URL
2009-05-18 в 22:25 

duet_mao
2007/02/27, около 6 pm, квартира Super Junior, Сеул

Хичоль торопливо открыл дверь квартиры и настойчиво подтолкнул Донхэ внутрь. Дома было непривычно тихо, потому что остальные участники группы все еще репетировали выступление, и Хичоль пока не хотел думать о том, как будет оправдываться перед менеджером за их самовольный уход. Он отвел Донхэ в комнату, пройдя мимо вышедшего из кухни Юно, с тревогой посмотревшего на них.
- Сейчас принесу тебе чего-нибудь горячего, - произнес Хичоль и скрылся.
На пол пути к кухне его остановил звук пришедшей смс, которую он ожидал – на экране высветилось короткое "Сейчас буду", Хичоль жестко ухмыльнулся, пряча телефон в карман и, зайдя в кухню, опустился на стул рядом с другом.
- Что с Донхэ? – серьезно спросил Юно.
- Ну, вот представь себе абстрактную ситуацию, - вздохнув, начал Хичоль. - Есть мальчик, есть девочка. Он нравится ей, она - ему, но по закону жанра они не могут признаться друг другу. И вот – счастливый случай – шумная вечеринка, где много алкоголя. Они оба выпивают лишнего, становятся смелее... Ну, пьяный подростковый секс ты и сам представляешь... Только вот сразу после мальчик сбегает и начинает не просто игнорировать девочку, потому что боится своих чувств, а прямо таки со света ее сживает своими насмешками. Представляешь, дружище?
Юно слабо кивнул, понимая, что этот разговор не сулит ему ничего доброго и светлого.
- Девочке и так в этой ситуации не сладко, а под конец мальчик буквально-таки признается, что любит другого... другую, в смысле, - торжественно закончил Хичоль, пристально следя за реакцией друга. - А теперь представь все тоже самое, но только с поправкой на то, что мальчик – это Шим Чанмин, а девочка – Ли Донхэ. Улавливаешь суть? Молодец! А теперь иди к Донхэ и постарайся сделать так, чтобы за те пять минут, пока я готовлю чай, у него не возникло мыслей расстаться с жизнью. Ok, my friend?
Юно, оглушенный этими словами, смотрел на Хичоля, где-то в подсознании еще оставалась слабая надежда на то, что друг сейчас вскочит, широко улыбаясь, хлопнет его по плечу и скажет: "Расслабься! Это же шутка, Юни!", но с неумолимой четкостью к нему приходило понимание, что Хичоль не стал бы так шутить.
В этот миг раздался писк домофона, Хичоль поднялся, хлопнул Юно по плечу:
- Ты ему нужен сейчас, - произнес он и вышел из кухни, скрываясь в коридоре.
Юно быстрым шагом пересек гостиную, но в нерешительности замер перед дверью в комнату Донхэ. Он просто не представлял, что сказать, какие слова смогут утешить, какие ранят еще больнее. Он внезапно четко осознал всю свою беспомощность в этой ситуации. Юно пару раз глубоко вздохнул и осторожно вошел в комнату.
Его сердце сжалось при виде Донхэ. Тот сидел на кровати, низко опустив голову, будто хотел спрятаться от кого-то или чего-то и не находил себе укрытия. Он поднял на Юно взгляд полный боли, его глаза казались черными от затопившей их печали. Он мелко дрожал, обнимал себя за плечи, будто пытаясь согреться.
- Прости, хён, я оказался худшим... – вздрагивающими губами прошептал Донхэ.
- Это не так, - так же тихо ответил Юно. Он медленно, будто боясь спугнуть, подошел к другу и опустился на кровать.
- Знаешь, хён, я ведь, действительно, его люблю, - глухо проговорил Донхэ, глядя в пол, - и когда мы занялись сексом, я думал, что все теперь будут хорошо, что мы будем вместе, и эта любовь взаимна, несмотря на то, что все было так резко, грубо, так унизительно, несмотря на то, что он сбежал, будто боялся подхватить от меня какую-нибудь заразу. Все равно я любил его, как последний идиот. И продолжал любить, даже не смотря на его резко изменившееся отношение ко мне, на все эти ядовитые насмешки... И со временем ко мне пришла мысль, что он совершенно ужасный человек, который никого не любит и не ценит, а только пользуется ситуацией, и не думает о том, сколько боли принесут его действия, абсолютный эгоист, думающий только о себе, ни до кого больше ему нет дела. И что – уж совершенно точно – ему плевать на меня, - Донхэ помолчал несколько секунд, провел языком по пересохшим губам и продолжил: – Но, знаешь, Юно... сегодня он пришел поговорить со мной... – Донхэ горько усмехнулся, - о Дже! Не о том, что было между нами... не обо мне, а о Дже! Хотел поделиться тем, как переживает за него и как хочет ему помочь. Тогда я понял, что это я не прав, что он не плохой, что он может любить и заботиться, ценит дружбу и близких людей... Значит это со мной что-то не так... Значит я заслужил такое отношение?..
Донхэ поднял на друга полный отчаяния и боли взгляд, в котором отчетливо читалось непонимание: зачем с ним так поступил любимый человек, почему он ненавидит его? Юно чувствовал его боль, вдруг ставшую такой реальной. Она словно протянула к нему свои скользкие щупальца и намертво вцепилась в ту часть его мозга, где он тщательно прятал от самого себя мысли о Дже и предательстве, в его сердце – словно опутав этот маленький бьющийся комок плоти ржавой колючей проволокой, иглы которой, покрытые рыжей коростой, впивались в него, царапая, прорывая глубокие раны, уничтожая все те клеточки сердца, в которых еще была жива вера в то, что все можно исправить и изменить. Он буквально захлебывался болью, она заполняла его, будто тухлая вода прозрачный сосуд. И теперь такое же отчаяние плескалось во взгляде Юно, как и во взгляде Донхэ напротив него. Он, завороженный этой болью, разделенной на двоих, осторожно коснулся холодной руки друга, накрыл ее своей горячей ладонью. Тот вздрогнул всем телом, но уже спустя мгновение потянулся к нему, не отводя взгляд. Юно мягко придвинулся ближе, аккуратно привлекая Донхэ к себе, обнимая, затем осторожно коснулся его губ своими, нежно провел кончиком языка по ним и почувствовал, как Донхэ отвечает ему.
- Я никогда не оставлю тебя... – прошептал Юно в губы Донхэ, накрывая их своими.
Они целовались жадно, отчаянно, словно каждый хотел хотя бы на секунду почувствовать себя нужным, они сжимали друг друга в объятиях, будто боясь разорвать возникшую связь, прервать цепь этих так нужных сейчас им обоим мгновений. В этом поцелуе не было страсти и нежности, лишь безумная потребность, безграничное желание смягчить боль другого, забрать ее половину себе, и в то же время – поделиться своей в ответ. Они цеплялись друг за друга, словно тонувшие, в безумной надежде выжить, подняться, наконец, на поверхность из жадной, поглотившей их пучины отчаяния, не дать друг другу погрузиться на самое дно.
В какой-то момент Юно словно даже почувствовал на губах соленую влагу и спустя мгновение понял, что Донхэ в его объятиях плачет. Дрожа, прижимаясь к нему всем телом, судорожно сжимая пальцами рубашку на его плечах, но, не отрываясь от его губ. Донхэ оплакивал их разрушенные надежды, не сложившиеся, не сросшиеся по какой-то дикой, нелепой превратности судьбы отношения. Юно медленно отстранился и мягко коснулся его мокрого лица кончиками пальцев, стирая слезы.
- Целуетесь? А чего дверь закрыть не потрудились? – в дверном проеме возникла любопытная мордочка Хичоля. – А Дже к вам не заходил?

URL
2009-05-18 в 22:26 

duet_mao
2007/02/27, 7:09 pm, обочина дороги, Сеул

Джеджун резко крутанул руль, съезжая на обочину и вдавливая в пол педаль тормоза. Он знал, что в таком состоянии не стоит вести машину, кроме того, невыносимо сильно хотелось курить. Поэтому решил остановиться сейчас и попробовать привести мысли в порядок.
Он щелкнул зажигалкой, холодные пальцы, еще несколько секунд назад яростно сжимавшие руль, отказывались его слушаться. Маленький пугливый огонек вспыхивал на несколько мгновений и тут же гас, только с пятой попытки Джеджун наконец смог прикурить. Он сделал глубокую затяжку и медленно откинулся на сидение, пытаясь расслабиться и унять неизвестно откуда взявшуюся дрожь во всем теле. Яркие картинки, обрывки фраз тут же заполнили его сознание...
Когда около часа назад он получил смс от Хичоля, сообщившего, что Юно у них, и что он, Дже, должен приехать за ним и помириться, Джеджун был полон надежды. Он не знал, как и что он станет говорить, но верил, что Юно в любом случае сможет понять его, что он обязательно вернется.
Когда он подъехал к дому СуДжу, он думал только о том, что должен вернуть любимого. Любыми способами. Хичоль открыл дверь и, сообщив, что Юно в комнате Донхэ, поспешно скрылся на кухне, бросив на ходу что-то про включенную плиту.
Когда Джеджун пересек гостиную, остановившись около приоткрытой двери, ему лучше было сразу зайти внутрь или же уйти. Но до слуха донеслись обрывки фраз. И Джеджун заколебался. Он замер, не в силах пошевелиться. Потому что слова Донхэ и поток эмоций, который словно прорвавшаяся плотина выплескивался наружу, давали ясно понять: сейчас ему слишком плохо и прерывать этот разговор нельзя. Джеджун знал, что правильнее всего уйти на кухню, дождаться там Юно, но что-то приковало его к полу, не давая сделать и шагу.
А потом слова: "Я никогда не оставлю тебя".
А потом поцелуй, жадные объятия двух людей, безумно нуждающихся друг в друге.
Дже смотрел на них, и что-то внутри него ломалось, давало трещины и осыпалось мелкой крошкой. Он смотрел на Юно. На своего Юно. На его руки, цепляющиеся за плечи Донхэ, его губы, дарящие поцелуй другому. Не ему. И Дже задыхался от невыносимого отчаяния и бессилия. Чувствовал ли тоже самое Юно, когда увидел их с Мином? Испытывал ли он такую же сильную скручивающую все внутренности, острую и колющую боль? Жалящую и разрывающую на куски. Какие чувства в тот момент боролись в его душе?
Слишком больно.
Ложь – решительное слово, уничтожающее веру.
Измена – коварное слово, вымораживающее сердце.
Предательство – жестокое слово, втаптывающее чувства в грязь.
"Моя вина", – осознание, приходящее не сразу, но буквально убивающее.
Джеджун стряхнул пепел и несколько раз глубоко вздохнул. Конечно, он не смог заставить себя что-либо сделать. Единственное, на что хватило сил – это покинуть квартиру, сесть за руль и уехать, не важно, в какую сторону. Мчаться по трассе и стараться не думать. Он просто не знал, как ему быть. Он не имел права обвинять Юно. Не имел права просить у него прощения. Не имел права ждать, что тот вернется. И он не имел права потерять его.
Едва выкинув окурок, Джеджун достал из пачки следующую сигарету и потянулся к мобильному телефону.

URL
2009-05-18 в 22:29 

duet_mao
2007/02/27, 7:20 pm, квартира TVXQ, Сеул

Такие желанные объятия Морфея уже почти окутывали его сознание, утягивая куда-то прочь от реальности, но настойчивый сигнал мобильного телефона, возвещающего о полученной смс, моментально спугнул долгожданного гостя. Чанмин недовольно потянулся к нарушившему его покой объекту. На экране светилось имя Джеджуна. Парень, зевнув, стал вчитываться в текст сообщения...

От: Мамочка Дже
Кому: Мой Мини <3
Получено: 19:21, 07/02/27
"Есть ошибки, совершив которые, невозможно найти слова, чтобы вымолить прощение. И все мы их совершили".

От: Мой Мини <3
Кому: Мамочка Дже
Отправлено: 19:22, 07/02/27
"Что ты имеешь в виду?".

От: Мамочка Дже
Кому: Мой Мини <3
Получено: 19:26, 07/02/27
"Ты отчасти был прав... Т___Т ".

От: Мой Мини <3
Кому: Мамочка Дже
Отправлено: 19:28, 07/02/27
"Не можешь нормально сказать?".

От: Мамочка Дже
Кому: Мой Мини <3
Получено: 19:33, 07/02/27
"Я видел их поцелуй и понял, что они очень близки ".

От: Мой Мини <3
Кому: Мамочка Дже
Отправлено: 19:34, 07/02/27
"ЮнХэ?!".

От: Мамочка Дже
Кому: Мой Мини <3
Получено: 19:37, 07/02/27
"И, знаешь Мини, мы оба причинили им столько боли, что теперь, наверное, не имеем права что-либо требовать".

От: Мой Мини <3
Кому: Мамочка Дже
Отправлено: 19:39, 07/02/27
"Тот Дже, которого я знаю, не стал бы сдаваться".

От: Мамочка Дже
Кому: Мой Мини <3
Получено: 19:41, 07/02/27
"А тот Мин, которого я знаю, не стал бы настолько жестоко поступать с тем, кого любит".

От: Мой Мини <3
Кому: Мамочка Дже
Отправлено: 19:47, 07/02/27
"Ты все узнал? Ненавидишь меня?"

От: Мамочка Дже
Кому: Мой Мини <3
Получено: 19:50, 07/02/27
"Я разочарован в тебе".

От: Мой Мини <3
Кому: Мамочка Дже
Отправлено: 19:53, 07/02/27
"А я себя ненавижу...".

От: Мамочка Дже
Кому: Мой Мини <3
Получено: 19:55, 07/02/27
"От этого никому не станет легче. Лучше для разнообразия поработай, наконец, мозгами".

От: Мамочка Дже
Кому: Мой Мини <3
Получено: 19:58, 07/02/27
"И чтобы ты знал, я не собираюсь сдаваться! >____< ".

От: Мой Мини <3
Кому: Мамочка Дже
Отправлено: 20:00, 07/02/27
"Давай поговорим при встрече".

Чанмин отложил телефон в сторону и с опаской прислушался к своим эмоциям. Он ожидал почувствовать вспыхнувшую ярость, ревность, приступы которой буквально ослепляли его, раскаленными иглами прожигали мозг. Но Чанмин не чувствовал ярости. С какой-то пронзительной четкостью он вдруг представил все, что говорил и делал, вспомнил все те слова, которые срывались с его губ, те, которые словно подлые удары сыпались на Донхэ, терпящего их. Он не сбегал, не мстил... Мин сжал занывшие от боли виски. Как он мог быть таким? Когда, в какой момент все стало настолько плохо, что нельзя уже ничего поправить? Почему он, до умопомрачения желая обнять, отталкивал от себя?
Чанмин тяжело втягивал воздух, дыхание то и дело перехватывало. Глазам словно было больно смотреть на комнату вокруг него. Он часто сглатывал слюну, будто его тошнило. Чанмин потянулся к телефону и онемевшими пальцами набрал смс:
"Донхэ, прости, в конце концов, я оказался тем, кто ничего не понимал".

URL
2009-05-18 в 22:30 

duet_mao
2007/02/27, 7: 52 pm, квартира Super Junior, Сеул

- Что, уже уходишь? – пропел Хичоль, прилежно сложа ладони на коленях, наблюдая за тем, как Юно складывает какие-то вещи в сумку. – Надоело наше гостеприимство? Теплая, спокойная, чуть сонная атмосфера... Никаких переживаний. Буквально, живешь и радуешься... Кстати, есть небольшая возможность увидеть меня в душе, конечно, если я вдруг нечаянно забуду запереть дверь, - Хичоль игриво подмигнул.
- Спасибо, друг. Я, наверное, домой, - Юно вежливо улыбнулся и похлопал по сумке.
- Пора и честь знать?.. – понимающе покивал головой Хичоль и вдруг пошловато улыбнулся.
Лидер TVXQ подумал, что в эту простую фразу он, видимо, вложил какой-то свой смысл.
- Донхэ, не хочешь прогуляться? – Юно вопросительно посмотрел на друга. Тот согласно кивнул.
- Ну вот, снова все самое интересное без меня, - вздохнул Хичоль, провожая друзей до двери. – Ладно уж, идите.
Они попрощались и вышли из дома. Какое-то время парни шли в молчании, каждый был занят своими размышлениями и в то же время не решался нарушить мысленное уединение другого. Через какое-то время мобильный Донхэ возвестил о полученном сообщении, он пробежал взглядом по буквам, вздохнул и убрал телефон обратно в карман, затем тихо произнес, обращаясь к Юно:
- Мы целовались... – он ожидающе посмотрел на друга, - и, скорее всего, Дже это видел.
- Видимо, так и есть, - Юно смотрел вдаль, на медленно заходящее за горизонт солнце.
- И как ты теперь поступишь?
- Думаю, между нами с Джеджуном уже ничего не будет как прежде. То, что мы старательно строили вместе, теперь разрушено. Я и Дже виноваты в этом оба.
- Это не так, хён, - Донхэ открыто улыбнулся. – Наверное, все то время, пока я так глупо страдал по Мину, именно вы и ваш пример вселяли в меня надежду, что мы еще можем быть вместе. Вы так сильно любите друг друга, что было бы очень глупо оставить все как есть и не использовать любой, хотя бы самый маленький шанс исправить ситуацию.
- Знаешь, Донхэ, есть вещи настолько тонкие и хрупкие – как хрустальная ваза – когда ты разбиваешь их, даже если потом склеить, видны трещины, - Юно покачал головой.
- А есть вещи не такие дорогостоящие и хрупкие, например, как любимая чайная чашка, но они в тысячу раз ближе твоему сердцу и роднее. Они, может быть, не такие изящные, но крепкие и их не так-то легко разбить. Но если они все-таки бьются, то потом со всеми этими сколами и трещинами становятся еще дороже и любимее тебе. И, наверное, даже крепче... – Донхэ ободряюще улыбнулся. - Поэтому, если ты, конечно, не будешь полным тормозом, ты что-нибудь предпримешь. Это у меня с Мином все безнадежно, - Донхэ устало вздохнул, живо припоминая недавно прочитанную смс, - и самое грустное, что я с этим смирился.
- Ты даешь мне такие правильные советы, но в то же время сам боишься их использовать. Вы оставили слишком много нерешенных вопросов, и прежде, чем опускать руки, надо найти ответы, какими бы те не оказались. Ты так не считаешь?
- Просто не хочу лишний раз разбивать лоб о закрытую дверь.
- Может, не в ту сторону пытаешься ее открыть? – Юно вдруг согнулся от беззвучного смеха.
Донхэ пару секунд обижено смотрел на друга и неожиданно рассмеялся сам – легко и чисто, впервые за последние дни. Но их веселье очень быстро прервал телефон Юно, отозвавшийся веселой мелодией. Лидер несколько раз глубоко вздохнул, приходя в себя, и ответил на вызов:
- Слушаю, - его лицо мгновенно стало серьезным. - Да, хорошо. Договорились.
Юно убрал телефон и испытывающее посмотрел на Донхэ:
- Мин назначил мне встречу через пол часа...
- И ты предлагаешь мне пойти? – почти обреченно закончил Донхэ.
- Именно. Видишь ли, у меня внезапно появилась неотложные дела.

URL
2009-05-18 в 22:30 

duet_mao
2007/02/27, 9:10 pm, квартира TVXQ, Сеул

Джеджун стоял на балконе, облокотившись о перила, невидящим взглядом скользя по раскинувшимся внизу улицам города. Его пальцы, сжимавшие сигарету, ощутимо дрожали, то ли от холода, то ли от мучавших его переживаний. Он мысленно усмехнулся, вспомнив с какой решительностью он написал Чанмину о своем намерении не сдаваться. Был ли он, действительно, настолько уверен в своих силах? В мыслях он перебирал любые, даже самые глупые способы вернуть Юно и понимал, что ни один из них выдерживает критики. Да и как можно все исправить, когда этой бессмысленной ложью пропиталось все вокруг них. Джеджун поморщился, ему казалось, что и он сам, и все его воспоминания – всего лишь ложь. Он просто не представлял как он должен себя вести рядом с Юно.
В этот момент он услышал звук поворачивающегося в замке ключа. Дверь распахнулась, в коридоре включился свет, и кто-то осторожно зашел внутрь. Джеджун мог бы узнать кто это, даже не поворачивая головы. Внутренний голос подсказывал ему, что это Юно. Джеджун почувствовал вмиг охватившее его волнение, его тело словно онемело и он не смел повернуться.
Юно тем временем, не включая свет, прошел в комнату и через несколько мгновений снова вернулся в гостиную.
- Привет, - нарушил тишину Джеджун.
Юно вздрогнул, резко развернувшись к балкону, и только тогда заметил силуэт друга. Он на несколько секунд замер в нерешительности, а затем подошел к Джеджуну и аккуратно вынул из его пальцев недавно начатую сигарету.
- Ты много куришь в последнее время, - Юно облокотился на перила и посмотрел вдаль.
- Хочется, - Джеджун снова потянулся за пачкой, но Юно перехватил его запястье, на мгновение сжав цепкими пальцами, и тут же отпустил, резко отдернув руку, словно обжегся.
Он боролся с диким желанием снова дотронуться до Джеджуна наконец-то находившегося настолько близко к нему, провести ладонью по гладкой коже, ощутить ее мягкость, сплести их пальцы, осторожно спросив взглядом разрешение, как делал раньше, если Дже был не в настроении. Но Юно останавливал себя, мысленно отгораживаясь этим самым "раньше". Он отчетливо понимал, что какие-то два дня прочно отделили его от уютного мира, где остались счастье и покой, друзья, в верности которых можно было не сомневаться, любимый человек - самый лучший и честный в мире... Юно сжал зубы, он не мог ответить на вопрос - было ли все это на самом деле и изменилось слишком резко, или же сам он ничего не замечал, слишком увлеченный игрой в "идеальный мир Чона Юно", и просто однажды увидел правду, такую явную для всех остальных.
Джеджун медленно, будто во сне, убрал руку, ладонью другой прижал ее к груди, машинально чуть сжав в том месте, где его касался Юно. Он снова повернулся к перилам, облокотившись о них. В этом случайном прикосновении было что-то такое личное, чего, казалось бы, никто из них не мог себе сейчас позволить, словно отголосок того времени, когда он сам был беззаботен и не дорожил своим счастьем, принимал его как должное, как еще один подарок судьбы. Когда он не задумывался, что судьба - как женщина, не дарит подарки просто так - за красивые глаза, а требует потом оплатить втридорога. Когда он, черт возьми, не боялся дотронуться до любимого человека из-за страха, что тот оттолкнет его. Дже закусил губу, хоровод его мыслей с настойчивостью предателя жалил его же самого... Он осторожно посмотрел на Юно и глухо сказал:
- Когда будешь уходить, не забудь взять зонт, завтра обещают дождь.
- Я вернулся домой и не хочу больше уходить, - так же тихо отозвался Юно.
- Правда? Это хорошо... Но... Почему ты решил вернуться, Юни? - Я ведь обещал всегда быть рядом.
- Но ты уже нарушил обещание.
Каждый из них произносил слова почти шепотом, будто боялся нарушить хрупкое равновесие. Каждый из них смотрел на погрузившийся в сон город, не решаясь повернуться к собеседнику, словно тот мог оказаться миражом.
- Получается, я один во всем виноват. Ты же ничего мне не обещал.
Джеджун неуверенно повернулся. Юно почувствовал, как его сердце пропустило удар, когда он увидел искусанные губы и покрасневшие глаза любимого человека. Дже устало покачал головой и испытывающее посмотрел на лидера:
- Могу я пообещать сейчас? – в его взгляде отражалась призрачная надежда и мольба, он понимал, что другого шанса больше не будет, и ответ Юно решит их судьбу за них обоих. – Еще не слишком поздно для нас?
- Если это то, чего ты на самом деле хочешь, - Юно ожидающе смотрел на любимого.
- Я обещаю, что всегда буду защищать тебя. И всегда буду рядом, - Дже в точности повторил слова Юно, произнесенные несколько лет назад. Он выглядел крайне серьезным.
Внезапно Юно подался вперед, резко притянул Дже к себе и сжал в объятиях. Тот прижался к нему всем телом, как котенок, его била крупная дрожь. Юно успокаивающе гладил его по волосам, осторожно касался вздрагивающих плеч. Все подозрения, неуверенность, терзавшие их, медленно растворялись, теряли значимость. И было абсолютно неважно, какая их часть еще проявится потом, проскользнет едкой фразой при ссоре или вспомнится, как нелепая история, а какая просто забудется, словно эти сомнения никогда не возникали в их мыслях. Здесь и сейчас существовали только они двое, и весь мир вокруг будто замедлил свое сумасшедшее движение, боясь помешать им, спугнуть вновь обретенное понимание.
Входная дверь распахнулась, впуская в дом шумно переговаривающихся Ючона и Джунсу. Заметив пару силуэтов на балконе, Ючон взял Джунсу за руку, слегка сжав его пальцы, и кивнув в сторону одногруппников, прошептал:
- Смотри, Су-Су, у них все хорошо, я же говорил! А ты все заладил: "Проблемы, проблемы"... – Ючон задумчиво посмотрел на друзей, мысленно прикидывая, сколько им с Джунсу еще гулять, затем перевел на любимого ставший вдруг пошловатым взгляд и сладким голосом пропел: - Кстати, Су, я тут вспомнил... В кинотеатре по близости скоро начнется последний сеанс одного классного фильма...

URL
2009-05-18 в 22:31 

duet_mao
2007/02/27, 9:27 pm, квартира TVXQ, Сеул

Они добрались до комнаты, чудом не уронив и не разбив ничего по пути, не в силах оторваться друг от друга. Словно, если бы они разорвали объятия, то непременно лишились бы единственной опоры. Словно, это было самым важным сейчас для них обоих.
Оказавшись в спальне, Юно едва успел захлопнуть дверь, Джеджун уже тянул его на себя, прижимаясь как можно ближе, крепче, осторожно коснувшись пальцами его лица, нежно очертив линию скул, подбородок, разгладил складочки между бровей, запоминая каждую черточку, отмечая каждый шрам, каждую родинку; заглянул в глаза, пытаясь на дне черных зрачков увидеть отражение его мыслей, надеясь угадать, почувствовать...
- Знаешь, я так невозможно скучал... И так ревновал тебя, - прошептал Дже.
- Мы могли просто поговорить об этом.
- Я боялся... потерять тебя.
- Глупый, - Юно вздохнул, утыкаясь носом в изгиб шеи любимого. - Мне кроме тебя никто не нужен.
- Знаю. И я никому тебя не отдам. Только мой.
Юно поднял голову и тепло улыбнулся. Джеджун коснулся его губ своими. Он целовал настойчиво и страстно, упиваясь их такой желанной близостью, в полной мере наслаждаясь каждым мгновением, без слов убеждая в том, как сильно нуждается в его тепле, стараясь передать с поцелуем все свои чувства, сходя с ума от нежности, тая в сладких объятиях любимого. Поцелуй становился все более отчаянным, будто каждый из них боялся, что этот поцелуй последний. Дже буквально тонул в захлестнувших его эмоциях. От одной только мысли, что он мог лишиться любимого, становилось нестерпимо больно. Воздуха не хватало. Он оторвался от губ Юно, чтобы вдохнуть.
- Тише, все хорошо, - прошептал лидер, улыбнулся и поцеловал его в лоб, а затем принялся осыпать легкими поцелуями все его лицо и шею, его пальцы успокаивающе скользили по плечам и рукам Дже. - Ты такой красивый, а тут непозволительно темно, - Юно потянулся куда-то в сторону и в следующее мгновение темноту комнаты слегка рассеял приглушенный свет торшера, - Вот так... значительно лучше.
Джеджун усмехнулся и опустился на кровать, увлекая Юно следом.
- А ты, кстати, непозволительно сильно одет, - он стянул с него футболку и хитро улыбнулся, проведя кончиками пальцев по груди и прессу, следуя к низу живота, коснулся пояса джинсов и принялся расстегивать их. Он касался поцелуями груди любовника, иногда чуть прикусывая кожу в особенно чувствительных местах, наслаждаясь приглушенными стонами. Юно поглаживал его спину и плечи, выгибаясь навстречу ласкам, отзываясь на каждое прикосновение Джеджуна, который идеально знал все его самые уязвимые точки и умело играл с ним, вызывая мучительно сладкие ощущения, захлестывающие его целиком. Дже как никто другой умел соблазнять, доводить до исступления, заставляя желать его сильнее и сильнее. Он прикусил сосок Юно, заработав еще один сладкий стон, скользнул рукой к паху, и принялся избавлять любовника от остальных элементов одежды. Джеджун спустился ниже, устраиваясь между его ног, и коснулся губами головки возбужденного члена, с губ Юно сорвался низкий стон. Дже довольно усмехнулся и прошелся языком по всей длине, дразня и разжигая желание. Затем, он обхватил его губами и начал сосать, оставляя Юно кружиться в урагане чувств. Он все делал в точности так, как того хотел его любимый, зная, как заставить того почувствовать всю полноту удовольствия. Юно не пытался сдерживать стоны, когда Дже заглатывал глубже, когда он нежно касался пальцами основания члена, легко сжимая и двигая ими в набирающем скорость темпе. Юно комкал простыни, захлебываясь в волнах наслаждения от приближающегося оргазма. Не в состоянии больше сдерживаться, он кончил.
Дже сглотнул и отстранился, поднимая голову. Юно поймал его руку, переплетая пальцы, и потянул к себе, заставляя опуститься на кровать рядом с ним. Джеджун прижался к любовнику всем телом. Тот крепко обнял его, притягивая ближе его лицо за подбородок, и настойчиво поцеловал, властно и в то же время очень нежно, бережно. Джеджун мысленно улыбнулся, принимая этот жест благодарности. На его душе было спокойно, а от чувства радости, что они вместе, и его любимый принадлежит только ему, перехватывало дыхание. Он требовательно погладил грудь Юно, одним этим жестом пытаясь передать все свои эмоции, то томительное ожидание, которое он испытывал сейчас. И с благодарностью принял то, что любовник понимает его без слов, отвечает мягкими поцелуями и легкими поглаживаниями на невысказанную просьбу. Юно нежно провел по спине Дже кончиками пальцев, вызвав довольное урчание, словно к нему прижимался большой кот; добравшись до края футболки, он потянул его вверх.
Дже приподнялся на локтях, помогая раздеть себя. Почти невесомыми касаниями Юно прошелся по позвоночнику любовника, вызывая у того легкую дрожь, спустил руку ниже, мягко поглаживая поясницу, и томительно медленно повел ее к молнии джинсов.
Джеджун тихо застонал в тот момент, когда пальцы лидера скользнули по его напряженной плоти, скрытой тканью белья, но Юно, сделав вид, что не заметил его желания, продолжил раздевать любовника. Через пару секунд, наконец, избавив его от джинсов, он вновь лег рядом, мягко проведя ладонью по груди Дже, словно беззвучно извиняясь за промедление. Тот выгнулся навстречу ласке, прикрыв глаза и полностью отдавшись ощущениям. Юно прикоснулся к шее любимого, осторожно проведя кончиком языка по нежной коже там, где билась артерия, безошибочно находя самые чувствительные точки, прикосновения к которым заставляли Дже стонать и выгибаться в сильных, удерживающих его руках. Ладонью Юно мягко поглаживал его бедро, заставляя с новой силой жаждать контакта. Он аккуратно поддел край белья, стягивая его и высвобождая возбужденную плоть. Желание Дже достигло своего пика, его кожа горела, пальцы впивались в плечи Юно, стараясь притянуть ближе, сознание, казалось, полностью растворилось в возбуждении, расплавленной медью циркулировавшем вместе с кровью. Лидер отстранился, достал из ящика прикроватного столика смазку и быстро выдавил ее на пальцы. Дже с готовностью развел ноги, согнув их в коленях, его затуманенный желанием взгляд ласкал подтянутое тело любовника. Он приподнял берда и лишь протяжно застонал, когда пальцы Юно скользнули между его ягодиц и осторожно раздвинули сжатые мышцы, входя в него. Джеджун закусил губу и сам двинулся навстречу, насаживаясь на пальцы Юно. Тот усмехнулся, удержав любимого, прижимая его к кровати, и еще больше замедлил движения, продолжая сладостную пытку. Дже застонал сквозь искусанные губы, он сжимал простыни с такой силой, что побелели костяшки пальцев. Лидер довольно улыбнулся: его любовник моментально отзывался на все ласки, взглядами, стонами прося большего. Он выгнулся, вскрикнув, когда Юно обхватил его член ладонью и начал нестерпимо медленно двигать по стволу, мучая Дже дальше.
- Хватит... так... Я хочу тебя... – сквозь рваное частое дыхание с мольбой в голосе прошептал Джеджун, желание действительно становилось болезненным.
Юно мягко улыбнулся ему, убрав пальцы, с безграничной нежностью коснулся поцелуем его губ.
- Прости, любимый, увлекся... – Юно виновато посмотрел на Дже, слегка приподнял брови, обозначая невысказанный вопрос, тот коротко кивнул:
- Давай, - облизнув пересохшие губы.
Юно подхватил ноги любимого под коленями, поднимая их себе на бедра, и осторожно двинулся вперед, входя в него, и замер, услышав стон, сорвавшийся с губ Дже. Юно замер, давая любовнику привыкнуть к ощущению вторжения, он нежно целовал его губы, шею, но спустя минуту Джеджун сам двинул бедрами, требовательно и настойчиво. Тогда лидер обнял его, с силой потянув к себе, заставляя того сесть сверху, полностью насаживаясь на член.
Джеджун протяжно застонал, зажмурившись, и спустя мгновение ощутил прикосновения губ Юно к своему лицу.
- Больно? – осторожно спросил он, поглаживал поясницу Дже.
- Терпимо... – прошептал тот, крепко обхватив любимого за шею, прижавшись к нему всем телом.
Юно мягко обнимал Джеджуна, удерживая его, помогая двигаться – сначала медленно и осторожно, затем все более резко. Он снова принялся ласкать его член ладонью, то быстро двигая ей, чуть сильнее сжимая у основания, то замедляя темп, ласково поглаживая большим пальцем головку. Юно легко прикусил нежную кожу на шее любимого, с каким-то необъяснимым удовольствием отметив, как вздрогнул, тихо застонав, Дже, как он чуть ускорил темп и запрокинул голову, открывая тонкую шею для новых ласк.
Соединяясь в единое целое, двигаясь в одном ритме, разделяя на двоих чувства и наслаждение, они кончили почти одновременно, заглушая стоны поцелуями.
Они еще долго лежали так, не в силах разорвать объятия. Каждый думал о чем-то своем, и в то же время об одном и том же, поделенном на двоих - об их чувствах, переживших это испытание, о любви ставшей крепче. И друг о друге...

URL
2009-05-18 в 22:31 

duet_mao
2007/02/27, 8:51 pm, сквер, Сеул

Аллея в этот час была совсем безлюдной. Аккуратно подстриженные ухоженные деревца рисовали неровные черные тени на сером асфальте, словно стараясь захватить в свое владение все пространство узкой дорожки, затопить ее во мраке.
Донхэ не сразу удалось заметить одинокий силуэт Чанмина, тот стоял, прислонившись к спинке скамейки. Увидев приблизившегося к нему Донхэ, он резко выпрямился и с вызовом произнес:
- Я назначал встречу Юно. Если он не придет, то, видимо, мне здесь больше делать нечего.
- Подожди. Тебе не кажется, что нам все-таки нужно кое-что обсудить.
- Ладно, начинай, - Чанмин скрестил руки на груди и ожидающе посмотрел на парня.
Донхэ вздохнул, собираясь с мыслями, подыскивая вопрос который смог бы выразить все его чувства, вобрать в себя сомнения. После недолгой паузы он произнес:
- Зачем ты все это начал, если ничего ко мне не чувствовал?
- Я чувствовал. Тогда и...– он замолчал, пытаясь подобрать слова, чтобы продолжить, но Донхэ перебил его:
- Значит, Юно ошибся. Не стоило мне приходить.
В глазах Чанмина вспыхнул недобрый огонек. Тяжелой расплавленной сталью его сознание затапливала ярость. Как и много раз до этого, он пытался сконцентрироваться на том, чтобы сдержаться. Но вновь и вновь сознавал, что это собственническое чувство сильнее его.
- Да, и что же ты не остался со своим милым Юно? – ядовито прошипел Чанмин.
- Да вот, пришел на одного дурака посмотреть...
- Посмотрел? Ну все, свободен.
- Зачем тогда ты извинялся, раз так до сих пор ничего и не понял?
- Да просто я узнал, что у вас с Юно все прекрасно, и ты оказался хуже, чем я думал. Сначала - я, потом – Юно… Решил пройтись по всем участникам нашей группы?
- А ты, смотрю, любишь разнообразие – я, Джеджун... Из БигБэнг кого-нибудь присмотрел? Шайни пожалей, они еще дети.
- Не имею привычки соблазнять парней, в отличие от тебя.
- Не сваливай все на меня! Ты сам не задумывался, что все это с тебя началось, зачем только, вообще, поцеловал меня?
- У тебя было такое щенячье просящее выражение лица, что я просто сделал тебе одолжение. Мне вообще не хотелось секса с тобой.
На лице Донхэ промелькнуло отвращение, он порывисто шагнул к Чанмину и резко, не замахиваясь, ударил его кулаком в лицо. Мин отшатнулся, удивленно глядя на парня. Он медленно поднес руку к губам, стирая выступившую кровь. Мгновением спустя Донхэ отвел кулак в сторону, явно намереваясь ударить еще раз. Чанмин стремительно двинулся вперед, перехватывая руку Донхэ и заводя ее назад так, что тот по инерции повернулся к нему спиной. Второй рукой он обхватил его за талию, прижав к себе, едва слышно прошептал на ухо:
- Знакомая поза, да, Рыбка?
Донхэ сжал зубы и резко дернулся, пытаясь вырваться, пойманная в захват рука отозвалась колющей болью.
- Даже не представляешь, как я тебя ненавижу! – заорал Донхэ, не прекращая отчаянных попыток освободиться.
- Я знаю, - произнес Чанмин упавшим до шепота голосом и горько добавил: - Я оказался трусом, хотел быть с тобой, но не делал ничего для этого, не смог даже сказать о своих чувствах.
Он растеряно разжал пальцы, понимая, что наконец-то решился озвучить то, что мучило его все это время. Донхэ медленно повернулся и отступил на шаг, тяжело дыша.
- И ты думаешь, я поверю? Не надоело еще играть с моими чувствами?
- Прости... Я даже не надеюсь, что после всего этого...
- Ты, действительно, идиот, - Донхэ устало вздохнул и опустился на скамейку.
Чанмин медленно поднял голову, ожидая услышать свой приговор.
- И я не лучше... раз до сих пор люблю тебя.

URL
2009-05-18 в 22:32 

duet_mao
ЭПИЛОГ


2007/05/10, вечер, концерт тура "О", Тайпей Арена, Тайпей (Тайвань)

Тишина давила на виски ни чуть не хуже, чем оглушительные крики фанатов, всего лишь меньше часа назад смолкшие на Тайпей Арене. Люди, находящиеся в гримерке, двигались сонно, устало обменивались бессмысленными фразами, лениво собирая вещи.
- А я все равно думаю, что это было самое лучше выступление, - Джунсу гордо улыбался. - И никто меня в этом не переубедит!
- Уверен? - хитро улыбнулся Ючон. - А если мы заключим пари... Что я получу, когда выиграю?
- Расслабляющий массаж? – невинно похлопал ресницами Джунсу.
- Слишком мелкая ставка, - Ючон картинно зевнул. - Давай лучше: Су-Су в наручниках... я тут присмотрел одни, такие красивые – розовый мех тебе пойдет, - парень мечтательно облизнул губы.
- А кто сказал, что ты выиграешь?!
- Увы, детка, такова жизнь - неожиданности случаются крайне редко, и это не тот случай.
- Еще посмотрим, - воинственно заявил Джунсу.
Джеджун с интересом наблюдал за тем, как его лучший друг в очередной раз разводит своего парня на осуществление своих эротических фантазий. На его плечи легли заботливые теплые ладони, задержались там на несколько секунд и скользнули ниже, соединившись на его груди.
- Похоже, пора спасать Су, - весело шепнул Юно на ухо любимому.
- Вечно тебя тянет кого-нибудь спасать, - Джеджун провел кончиками пальцев по руке Юно. – А Джунсу даже на принцессу не тянет.
- Зачем мне принцессы, когда у меня есть ты? – лидер крепче обнял Дже и легко поцеловал его в макушку. Его взгляд скользнул по двум фигурам, тихо переговаривающимся в дальнем конце комнаты.
- В гостиницу сейчас поедете? – спросил Донхэ, не отвлекаясь от сбора вещей.
- Нет, по барам и по ба... – Чанмин запнулся, проглотив колкость, и продолжил совсем другим тоном: - Ну, да, в гостиницу. Спать ляжем пораньше...
Донхэ поднял голову и внимательно посмотрел на младшего:
- Может, хватит уже? Тебе самому не надоело?
- Что-то не так? - нахмурился Чанмин.
- Да, именно – не так. Ты не такой, - резко ответил Донхэ.
- Не понял...
- Ты сильно изменился. Постоянно сдерживаешь себя, обрываешь на полуслове.
- Боюсь все снова испортить какой-нибудь глупой шуткой, - растерянно отозвался Чанмин.
- Просто будь самим собой. И вообще, Мин, если ты ждешь свадьбы и поэтому ко мне не прикасаешься, то могу тебя расстроить – ее все равно не будет, - Донхэ раздраженно отвернулся.
- Ну, ты же понимаешь...
- Да, я все понимаю! – еще более раздраженно отозвался Донхэ.
- Но... ведь я...
- Так, ладно. Хватит, - Донхэ со злостью закинул сотовый в сумку, резко выпрямился и, схватив Чанмина за руку, решительно направился к выходу.
- Да-да, конечно. Мы с удовольствием посидим в гримерке еще пару часов, пока вы будете занимать наш великолепный пентхаус – насмешливо произнес Джеджун. Он с облегчением подумал о том, что лучше уж провести еще несколько часов вне дома ради того, чтобы избавиться от увеличившейся в разы язвительности Чанмина, компенсировавшего на друзьях невозможность свободно проявлять свой гадкий характер при Донхэ.
- Спасибо хён, рад, что ты предложил, - едко заметил Макс за секунду до того, как скрылся в коридоре.

URL
2009-05-18 в 22:32 

duet_mao
2007/05/10, 10:06 pm, Caesar Park Taipei, Тайпей

Донхэ казалось, что в номере необычайно душно. Это ощущение, когда вдох не приносит облегчения – только тянущее желание вдохнуть еще глубже, словно не хватает кислорода – становилось еще отчетливее, когда Чанмин мягко гладил его обнаженные плечи, осторожно ласкал губами шею, касался лица Донхэ. Пальцы Мина, казалось, оставляли на его коже пылающие отметины, словно клеймо, навсегда связывающее двух людей. Он дышал глубоко и медленно, втягивая в себя воздух, стараясь выглядеть спокойным и уверенным в себе.
Когда они только зашли в квартиру, Донхэ думал, что это будет легко, ведь не было уже неопределенности, сомнений, терзавших их обоих. И, казалось, что самые сложные испытания уже позади. Донхэ убеждал себя в этом и тогда, когда сам взял Чанмина за руку и повел в его спальню, прерывая молчание. Он еще цеплялся за эту мысль и в тот момент, когда Макс, взглядом спросив разрешения, начал расстегивать пуговицы на его рубашке, осторожно снял ее с плеч Донхэ и только тогда коснулся его губ своими – сначала нежно, затем все более требовательно. Чанмин целовал его жадно, нетерпеливо, подавляя и заставляя следовать за собой, подчиняться. Именно эта его настойчивость и стала тем последним фактором, смывшим остатки уверенности, в которой день за днем убеждал себя Донхэ. В тот момент, когда руки Мина подтолкнули его к кровати, он с четкостью осознал, что начинает паниковать. Снова этот холодный, вымораживающий сознание страх, словно двигающийся по венам вместе с кровью, проникающий в каждую клеточку его тела. И вот Донхэ уже казалось, что холодной скользкой паникой пропитались простыни, на которые его бережно опустил Чанмин, они словно жадно впитывали в себя весь кислород, обрекая его задыхаться. Донхэ повернул голову на бок, желая убедиться, что окно закрыто, что все эти чувства вызваны не только лишь его паникой.
- Донхэ... что-то не так? – осторожно позвал его Чанмин, он сидел на кровати рядом с ним и мягко, успокаивающе гладил его по волосам.
Донхэ на мгновение зажмурился, сглатывая противный комок в горле, и через силу произнес:
- Все в порядке. Не волнуйся... все хорошо... – он нежно провел кончиками пальцев по губам Чанмина, обводя их контур. Тот поймал его руку своей и мягко поцеловал слегка вздрагивающие пальцы. Донхэ кивнул, словно разрешая продолжать, и прикрыл глаза. Чанмин коснулся губами его лица, оставляя легкие поцелуи, спускаясь ниже, лаская нежную кожу шеи, осторожно и расслабляющее. Правильно. И все сейчас было правильно.: они, их чувства, мягкие прикосновения... Донхэ тихонько застонал, его тело с готовностью отзывалось на ласки любимого человека. Неправильным оставался лишь глухой и давящий страх, тупой иглой засевший в сердце Донхэ.
Он поежился в тот момент, когда Чанмин, осторожный, но вполне уверенный в своих действиях, стянул с него брюки и белье. Донхэ с безумной безрассудной силой захотелось закрыться, спрятаться от взгляда Чанмина, и он из последних сил сдерживал себя, чтобы не прекратить все сейчас. Он посмотрел на Макса, тот быстро и нетерпеливо раздевался, кидая снятые вещи на пол. Донхэ перевел взгляд на потолок; глубоко и часто дыша, он пытался прогнать из своего сознания страх.
Когда Чанмин накрыл его своим телом, Донхэ протяжно втянул носом воздух, ему казалось, что это прикосновение окончательно разделит его на две части: тело, отзывающееся на ласки, и сознание, бьющееся в зарождающейся истерике. Хотелось просто исчезнуть, раствориться, чтобы никто никогда не вспомнил, что он существовал на самом деле.
Но спустя мгновение Донхэ почувствовал на лице успокаивающие касания, Чанмин легко поглаживал его скулы, виски, мягко провел кончиком пальца по лбу, словно пытаясь разгладить залегшую над нахмуренными бровями складочку. Теплые темные глаза Чанмина были наполнены тревогой.
- Если ты захочешь, мы остановимся, - тихо произнес он.
Донхэ покачал головой:
- Продолжай... – прошептал он одними губами. И с готовностью ответил на поцелуй нависшего над ним Мина, постепенно расслабляясь, старательно загоняя панику как можно глубже в душу.
Парень уверенно опустил руку на бедро Донхэ, пальцами мягко пробежавшись по коже, вызывая еще один тихий стон. Через пару мгновений он немного отстранился, потянулся к своей тумбочке и вынул из нее белый тюбик. Донхэ снова зажмурился – все воспоминания о сексе в ванной больно отозвались в его сознании. И в тот момент, когда он почувствовал скользкий от смазки палец Мина в себе, он не мог думать больше ни о чем, кроме желания вырваться.
- Расслабься... – тихо прошептал Чанмин. – Рыбка... прошу тебя... поверь мне... – он осторожно коснулся его губ в невесомом поцелуе. И Донхэ поверил, четко осознавая, что сам уничтожает последний шанс на спасение, лишь сильнее прижался к любимому, доверчиво и отчаянно, крепко обняв его за шею, притягивая к себе.
Он тихо застонал от боли, когда Чанмин добавил второй палец, а через какое-то время и третий, продолжая настойчиво двигать ими, растягивая рефлекторно сжимающиеся мышцы, давая привыкнуть к ощущениям.
Донхэ с силой вцепился в любовника, словно боясь отпустить его хотя бы на мгновение, и когда тот отстранился, подняв его ноги и прижавшись бедрами к его ягодицам, Донхэ инстинктивно попытался вновь обнять его. Макс бережно уложил его обратно на кровать, мягко погладил его бедра и снова прижался к нему.
- Не надо... – зашептал Донхэ за мгновение до того, как захлебнулся вскриком, когда Чанмин одним сильным толчком вошел в него, преодолевая сопротивление сжавшихся в ожидании боли вторжения мышц.
- Мне остановиться? Что мне сделать? – испуганно зашептал Чанмин. Он прижался к Донхэ, сжал его в объятиях, словно пытаясь защитить, скрыть от всего мира.
- Донхэ?.. – на мгновение Чанмина охватила паника, он вглядывался в побелевшее лицо любимого: прикушенная губа, зажмуренные глаза, слезы, стекающие из-под пушистых ресниц, частое неровное дыхание.
- Продолжай... – на грани слышимости прошептал Донхэ и лишь вздрогнул, почувствовав, как Чанмин коснулся губами его шеи, ключиц, рукой погладил бедро Донхэ и уверено обхватил его член.
Спустя несколько секунд, Чанмин принялся двигаться внутри Донхэ медленно и осторожно, лаская его рукой. Постепенно его движения стали более резкими. Где-то на грани сознания маячила пугающая мысль, что он снова делает больно любимому, но с каждым толчком ее все больше оттесняло на задний план накатывающее волнами наслаждение. Донхэ закусил губу, короткие рваные стоны Мина, уткнувшегося ему в шею, обжигали кожу, мысли метались внутри черепа, подобно стае назойливых мух, и ни одну из них он не мог поймать. Боль уносила его разум за грань и неожиданно он испугался, что потеряет сознание. Но в какой-то неуловимый момент Донхэ почувствовал, как к боли примешивается что-то еще, близкое к наслаждению, острое, гипнотизирующее, заставляющее желать больше. Он сам не заметил, как обхватил ногами талию Чанмина, жадно прижимая его к себе, приподнимая бедра навстречу его движениям, как притянул его лицо, найдя губами его губы, как начал целовать их – страстно, жадно и в то же время умоляюще. Мин усмехнулся, с той же страстью отвечая на поцелуй, и ускорил движения руки на члене Донхэ. Их горячее дыхание и протяжные стоны смешивались в поцелуе, пальцы скользили по коже, царапая, оставляли следы. Их тела сплетались, будто желая стать навеки единым целым.
Через минуту Донхэ протяжно застонал, кончая в руку Чанмина. Тот сжал любовника в объятиях крепче и тоже кончил, сделав еще пару сильных толчков.
Чанмин опустился на кровать рядом с Донхэ, прижав его к себе, нежно провел по его волосам кончиками пальцев. Тот с надеждой посмотрел на Макса, ожидая, что тот мягко поцелует его, тихим шепотом скажет о своей любви.
- Как есть-то хочется, - Чанмин грустно посмотрел в потолок. - Милый, я тебя так люблю, не сгоняешь до холодильника? Там где-то бутерброды были...
- Сам сгоняешь, - довольно улыбнулся Донхэ, окончательно расслабляясь, и сам потянулся за поцелуем.

URL
2009-05-18 в 22:32 

duet_mao
2007/05/11, 11:58 pm, центральный парк, Сеул (Корея)

В эту ночь, когда даже луна стыдливо спряталась за облаками, не решаясь посмотреть на землю, словно ее тусклый свет мог помешать, казалось, ни один человек не смел выйти на улицу. И только тонкий силуэт в тени деревьев возвещал, что в каждом правиле непременно находится хотя бы одно исключение. Или два. Мельком взглянув на сообщение, высветившееся на дисплее телефона "Не беспокойся так за свою Рыбку. У МинХэ все отлично", Хичоль мягко пробежался пальцами по густой серебристой шерстке Хибома, удобно устроившегося у него на руках. Парень довольно вздохнул, не скрывая восхищения собой. Его план исполнился в точности, как он и предполагал, а он сам, словно Золушка, усердно и не жалея сил, трудился над его выполнением. Хичоль загадочно улыбнулся, нежно проведя по острому ушку Хибома, он не без удовольствия примерял на себя роль доброй феи из сказки и отмечал, что она нравится ему все больше и больше.
- Спасать мир... соединять любящие сердца... делать людей чуточку лучше... – тихонько напевал он себе под нос.
Но как и любая другая, эта сказка тоже заканчивалась. Бэмби и Рыбка нашли друг друга, ЮнДже сделали свои отношения еще крепче, чем раньше, а их тайный благодетель так и остался неузнанным.
Хичоль криво ухмыльнулся – в его сознание снова закрадывался злейший враг – тягучая и опустошающая скука. Он поморщился, прикусив губу. Именно в этот момент его взгляд скользнул по двум теням, мягко кравшимся по темной аллеи, явно желая остаться незамеченными. Хичоль напрягся вслушиваясь в едва различимые голоса:
- Прости, я же, действительно, не то имел в виду... - неуверенно протянул Шивон.
- Хватит уже, - устало отмахнулся Ханни, - давай завтра поговорим...
Хичоль улыбнулся, он подумал, что это была явная мольба о помощи тех, кто нуждался в нем. Он хитро прищурился, прикидывая, с чего бы начать.
- Значит есть еще в мире те, кому нужна наша помощь. Пойдем, Хибом.
Кот лениво мяукнул за мгновение до того, как их силуэты растворились в ночи.

URL
2009-05-28 в 23:56 

Smejana
И в горах расцветает миндаль для того, кто умел ждать.(с)Fleur
Это потрясающе. Перечитала еще раз, и впечатление ни чуть не меньше, чем после первого раза :hlop: :hlop: :hlop:

2009-05-29 в 00:03 

.Dancer.
"Мы просто имели на это смелость - нашу мечту закрывать своей грудью." (с)
Smejana

Спасибо) :pink:

2009-05-29 в 00:10 

Smejana
И в горах расцветает миндаль для того, кто умел ждать.(с)Fleur
.Dancer. Вам спасибо ))

2009-08-01 в 05:11 

Kitsune-Alisa
супер=)))

2009-08-01 в 10:49 

.Dancer.
"Мы просто имели на это смелость - нашу мечту закрывать своей грудью." (с)
СаПФИрА=)

Спасибо))) :pink:

2009-12-25 в 17:49 

keep your boots tight, keep your gun close
:hlop: замечатльный фик, я просто в восторге, так рада, что решилась прочитать)) такие переживания, чувства - у меня прям сердце за МинХэ сжималось и кровью обливалось на каждой строчке! и великолепный Хичоль))) спасибо больше :heart:

2009-12-28 в 06:35 

.Dancer.
"Мы просто имели на это смелость - нашу мечту закрывать своей грудью." (с)
doppler effect

Пожалуйста))) Рада, что понравилось :dance2: И рада, что понравилось МинХэ - это был эксперимент :shuffle2:

2009-12-28 в 06:52 

Корень зла. Будьте ласковы с этим ребенком, вы имеете дело с легковозбудимым гаденышем.
Рада, что понравилось :dance2: И рада, что понравилось МинХэ - это был эксперимент :shuffle2:
присоединяюсь))

2010-01-08 в 15:32 

keep your boots tight, keep your gun close
эксперемент просто великолепный получился) если еще будете по ним писать - с удовольствием буду читать!

2010-07-23 в 20:29 

Baby Bro
это было просто охренительно))))))) кто бы мог подумать, что я так буду переживать за МинХэ? автор, у вас талант играть с сердцами читателей))):hlop::hlop::hlop:

2010-07-25 в 12:15 

.Dancer.
"Мы просто имели на это смелость - нашу мечту закрывать своей грудью." (с)
Baby Bro

АвторЫ ) :old: Это наш с ~Sun Kitten~ фик) *в шапке указывается авторство*

Спасибо за комплимент. Будем стараться :femme:

2010-07-25 в 18:59 

Baby Bro
юпс, я не посмотрела на авторство >_< сорри, в следующий раз буду внимательнее;-)

тогда попытка №2: АВТОРЫ, ВЫ ШИКАРНЫ))))))))))))))) обожаю, когда пишут два человека, а все выглядит единым целым и никаких разрывов))))))

2010-09-24 в 20:20 

Жизнь - это танец со Смертью. (с)
Извиняюсь, что поднимаю старую тему, но я - ваш фанат. *_* Перечитала дважды, и, думаю, третий раз не за горами. *_*
Спасибо.

2010-09-28 в 00:05 

.Dancer.
"Мы просто имели на это смелость - нашу мечту закрывать своей грудью." (с)
Kateriel

Спасибо)))
:heart: Этот фик авторам очень дорог, и сказать спасибо никогда не поздно)))

2011-01-29 в 02:09 

bobby16
очень красиво.читала не отрываясь.и уже много раз перечитала.
извините за вопрос-а на форуме Super Junior не хотите выставить?
думаю что там будут очень рады этому.
спасибо.

2011-01-29 в 15:08 

.Dancer.
"Мы просто имели на это смелость - нашу мечту закрывать своей грудью." (с)
bobby16

Спасибо :heart:
Я была бы не против увидеть "Осколки" на SuJu форуме.) Конечно, в том случае, если Crystallic не против.

2011-05-29 в 16:05 

без амбиций
Очень понравился этот фанфик! Профессионально написано

2011-10-17 в 18:45 

Рене
Поцелуй Маджолины превратил часть Муй-муев в злобных Буй-буев.
Звучит, наверное, парадоксально. но в отношении Хичоля здесь, мне подумалось, что только по-настоящему одинокие люди могут быть так в курсе всего, во все вмешиваться, перекраивать чужие судьбы, знать про все и всех, когда окружающий шум поможет отвлечься от собственного даже не одиночества, но какой-то неприкаянности.)
С удовольствием узнала бы, как прошло его вмешательство в отношения Хангена и Шивона.)

2011-12-01 в 10:23 

-miss_S-
Раз сказать спасибо никогда не поздно, то спасибо огромное. Это действительно шикарный фанфик. Замечательно выдержанные и отыгранные до конца характеры, интересный сюжет и стиль написания. Написанное, действительно трогает до глубины души. Отдельная благодарность за прекрасное юндже, какого я не читала уже давно.

   

Our Crazy Dance

главная