Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:38 

"Вторая кожа", кроссовер «Mysterious Skin» и «Inception»

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
Название: Вторая кожа
Автор: marina_ri
Старший непишущий соавтор: Сивиспакем
Бета: Сивиспакем
Арт: current obsession
Фандом: «Mysterious Skin» и «Inception»
Герои: Имс/Артур, Кобб; герои «Mysterious Skin»: Эрик, Брайан. Несколько необходимых омп и ожп.
Рейтинг: NC-17
Категория: slash
Жанр: кроссовер, angst, romance
Размер: макси
Статус: закончен.
Предупреждения: для тех, кто смотрел «Mysterious Skin», сюрпризов не будет, все по канону.
Для тех, кто не видел: неграфичное упоминание педофилии, нон-кон (не в основном пейринге).
Примечание: АУ в том числе и по таймлайну «Mysterious Skin».




читать дальше

@темы: NC-17, fanfic: rus, fanart

Комментарии
2011-01-25 в 19:39 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
***
Стелла ставит на сейф дополнительный код.
Удивительно, как обида может полностью лишать мозга даже самых умных женщин! Имс же обещал в записке вернуть аппарат…
Ему приходится удирать от охраны, он вылезает в окно и несется по крышам. Имс благодарен Стелле – пока он занят спасением своей жизни, нет времени думать о Ниле.
В вагоне поезда, идущего в Оклахому, времени предостаточно.
Когда Имс ловит себя на том, что уже шестой раз протирает руки влажной салфеткой, словно какой-то ебнутый невротик с мизофобией, он понимает: нужно разложить все по полкам. Иначе он всерьез начнет жалеть о знакомстве с Артуром.
В своем неуемном любопытстве он уже раскаивается, как это ни тупо. Типа, как переживать из-за того, что дышишь – ага, в городах и так нехватка кислорода…
Не то, не туда.
Имс до боли стискивает в пальцах свой тотем и вспоминает Артура в отеле, на деле Фишера. Вспоминает все прошлые сны, сконструированные Артуром.
Нил, жертва педофила, выросший в знатную потаскуху, никогда не смог бы подделать такое. Тонкие фактуры, умную архитектуру, любимые Артуром парадоксы.
Невозможно жалеть Артура. Его не за что жалеть. Он самодостаточен, он сложившийся профессионал. Он образован. Он просто крут, как бы Имс не упражнялся в остроумии по его поводу.
Но растрепанная темная челка. Но синий вызывающий взгляд. Но детские пухлые губы… У жеребца-тренера – усы и накаченные руки.
Он развращал восьмилетнего мальчишку целое лето, и никто даже не догадывался.
Он заставлял Нила делать ему фистинг.
Имс выдергивает из пачки очередную салфетку и ожесточенно трет руки, протирает шею и грудь в вырезе рубашки.
Загадок больше нет. Чувство вины заставило Нила пытаться деньгами исправить травму, которую нанес ранимому мальчику взрослый мудила-извращенец. По-честному, Нил только баблом и мог помочь – вряд ли две жертвы педофила в состоянии друг друга спасти.
Имс не знает никого, кто носит костюмы от Эрменжильдо Зенья с таким неброским лоском. Кто умеет так ненавязчиво-изящно подтягивать на коленях брюки. Кто пахнет такой чистотой с едва ощутимой ноткой парфюма, подчеркивающей собственный сногсшибательный запах. А еще Артур неплохо стреляет и по-настоящему опасен в рукопашной.
И он продавал себя дальнобойщикам, думая, что живет. Думая, что только на это и годится. Считая себя лучшим в бизнесе. Жадно ловя мужское внимание, надеясь почувствовать себя таким же особенным, каким он ощущал себя с растлителем-тренером.
Влажные салфетки заканчиваются, и Имс в ярости бьет кулаком по спинке впередистоящего кресла. Военный моряк в отставке, которого Имс потревожил, оборачивается и смотрит на него угрюмо-укоризненно.
Имсу нестерпимо хочется сгрести Артура в охапку, прижаться лбом к его лбу и приказать: «Забудь! Ничего не было. Просто херовые сны!»
Дело в том, что Имс понятия не имеет, нужно ли это Артуру. Помнит ли он. Знает ли.
Имс уже проходил такое. Когда очень долго играешь роль, в конце бывает трудно сбросить чужую шкуру. Трудно понять, кто ты и где. У агентов под прикрытием срывы случаются чаще других копов, иногда они полностью теряют свою личность и переходят на другую сторону.
Блядь, да как в принципе можно создать Артура, после всего произошедшего с Нилом?! Как?!
Кобб звонит очень вовремя. Имс уже собирается вышибить лбом стекло.

– Я насчет Артура, – говорит Кобб, и его голос в трубке не выдает никаких эмоций.

«Ты знал?!», – хочется проорать Имсу.

– Подробнее, – отвечает он.
– Твой звонок. Зная тебя, могу сделать предположение. Ты не забросил эту тему?

Имс молчит. Кобб молчит тоже. А потом спрашивает с еле слышным скучающим вздохом:

– Что ты узнал?
– Все, – устало произносит Имс.

Он представляет, как в Лос-Анджелесе, в своем уютном доме, Доминик зачесывает назад волосы привычным, слегка раздраженным жестом.

– Приезжай, когда сможешь. Поговорим.

Пока Имс размышляет об ответе, Кобб отключается.
Телефон вибрирует в руке. Артур присылает сообщение: Клара вернулась из бизнес-поездки. Она готова продолжать обучение, осталась всего пара сеансов.
В любом случае, поезд придет в Оклахому по расписанию. Надо закруглиться с заказом.


***
Имс не отвечает на смс Артура – просто не может себя заставить. Он бесшумно проходит по коридору мимо соседнего номера и неслышно отпирает свою дверь.
За стеной тихо, на балконе тоже.
Имс идет в душ и когда возвращается в комнату, кожа горит от обжигающего пара. Не хватало еще получить ожог… Жаль, нельзя промыть с мылом мозги.
Имс заказывает в номер еду и ужинает почти в полной темноте. Он до последнего оттягивает встречу с Артуром. Такого в его практике еще не бывало – он понятия не имеет, как себя вести.
Поправка: он знает, как надо. Он не уверен, сможет ли.
На часах почти двенадцать, и скоро будет просто поздно врываться в номер к напарнику обсуждать дела. Имс долго одевается, тщательно выбирает рубашку, на самом деле не разбирая цветов в полутьме.
Он стучится к Артуру в начале первого ночи, опасаясь окончательно передумать. Осталось два погружения в сон с клиенткой. Три последних дня. И дальше можно обо всем забыть.
Артур не открывает.
Из-под двери просачивается тусклая полоска света, у Артура горит ночник.
Имс достает телефон. Внутри, в номере, заливается трелью стандартный рингтон.

– Артур! Это я, – тихо окликает Имс, наклоняясь к двери.

Отлично. Просто супер. Теперь Артур не желает разговаривать. И почему? Ну, не ответил Имс на одну смс, теперь надо, блин, обижаться, как девица?!
Нет.
Нет-нет-нет, ведь Артур – это Артур. Не Нил. Не выпендрежный хастлер. Артур не обиделся на Имса, даже когда тот сбил его грузовой фурой, буквально размазал по асфальту.
Немного не в кассу Имс вспоминает их последний разговор и грустную улыбку Артура. С чего это Имсу вообще пришло в голову назвать его «Дороти»?
Сиротка Дороти, чей домик поднял страшный ураган и унес ее из родного Канзаса в волшебную страну Оз.
Канзас.
У Имса подрагивают пальцы, когда он взламывает замок номера Артура.
В первую секунду облегчение мешается в жесткий клубок с исступленной свирепостью. Ну хрена ли надо так пугать?!
Артур лежит на кровати, одетый, как обычно, по всем правилам. На нем даже жилет.
Из-под манжета тянется шнур, серебристый кейс распахнут.
Имс опускается на кровать.
Он смотрит на спящего Артура, на его идеально выбритый подбородок, острые темные ресницы, высокие скулы, плавный изгиб рта, на то, как неплотно смыкаются губы… правда, когда Артур злится или напряжен, губы вытягиваются в резкую жесткую линию. Как назло, Имсу сейчас еще сложнее представить Нила МакКормика, развращенную блядь на панели.
Имс потирает дергающий бок и решительно выкручивает из ПАСИВа второй шнур.
И пусть уже все закончится.

2011-01-25 в 19:40 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
***
Белый коридор с дешевыми комнатами под съем бесцветно-грязный. Имс проходит к единственной облупленной двери, на которой прибит номер «сто четыре».
За дверью раздаются смачные звуки ударов и крики.
Имс выхватывает револьвер и толкает плечом дверь. Та неохотно отворяется.
Имс быстро оглядывается, отмечая торшер с белым абажуром, книги по стенам, запах прогорклого масла и мужского пота. Крики и шум воды доносятся из ванной.

– Я тебя отдеру, шлюха! – слышится грубый рык, и Имс бросается вперед.
– Я отдеру тебя, хочешь ты того или нет!

Имс замирает на пороге замызганной ванной, наставив пушку на жирного голого борова. Но он опоздал. Артур справляется сам.
Обнаженный, окровавленный, мокрый Артур выкручивается из здоровенных жадных лап. Скользя по эмали ванны он поднимается на ноги и выверенным движением за волосы разворачивает вырожденца спиной к себе. И зажимает его шею в стальной захват. Артур душит его голыми руками, не издавая ни звука.
Имс против воли опускает взгляд, чтобы не смотреть в лицо Артуру, и видит, как поникает багровый член насильника. Тело в железной хватке дергается и хрипит. Потом коченеет.
Артур отталкивает от себя мертвую тушу и только теперь замечает Имса. Имс очень медленно опускает револьвер.
У Артура разбита голова, по лбу обильно стекает кровь. Он дрожит крупной дрожью, и Имс начинает механически стаскивать с себя куртку, напрочь забыв, что они во сне. Кровоподтеки на ребрах Артура расцветают красным. Окровавленная бутылка из-под шампуня валяется возле водостока.
Артур разлепляет разбитые губы и тихо просит:

– Отвернись.

Имс подчиняется со всей возможной поспешностью.
Через долгие полминуты Артур проходит мимо него.
Он выглядит так, как сейчас, в данное время, какой он лежит на кровати у себя в номере, в Оклахома-Сити. Крови как не бывало, и волосы уложены волосок к волоску.
Имс молча плетется следом за Артуром.
В комнате Артур останавливается у торшера и говорит:

– А хочешь знать, как все было на самом деле?
– Нет, – неслышно произносит Имс, с него хватит. Но Артур даже не поворачивается. Он проходит через комнату в неизвестно откуда взявшуюся дверь, и они оказываются… Похоже… Имс уже бывал тут раньше. С Брайаном. Только теперь здесь все по-другому.

Они минуют кухню. Там Артур открывает шкафчик и вынимает банку с конфетами. Он усмехается так, будто встретился со старым знакомым. Так, будто он не был уверен, найдет ли конфеты на своем месте.
Главный закон: «Не создавать реально существующие места». Имс нарушает правило сам и наблюдает, как нарушает Артур.
Диван тот же, а вот напротив него теперь расположился огромный старый телевизор и целая куча видеоигр. У окна – яркие клеенчатые пуфики, в углу – мини-бильярд.
Артур подходит к полкам. Там стоит магнитофон и разноцветные стопки кассет. Рядом фотоальбом. Артур листает страницы, заполненные полароидными фотографиями, и на его лице застывает отстраненное выражение. Имс заглядывает ему через плечо и еле удерживает за зубами матерный вскрик. На всех фото – маленький Нил. Он строит смешные рожи, высовывает язык. На одной фотографии толстый мужской палец касается его языка, и Артур захлопывает альбом.
Он кивком предлагает Имсу сесть на диван. Имс садится.
Артур достает из горы видеокассет одну, ставит ее в проигрыватель и устраивается на противоположном краю дивана. И со скучающим видом нажимает на пульте «пуск». Пока изображение идет рябью, Имс думает, что они сейчас со стороны напоминают супружескую пару в ссоре.
И тогда на экране появляется Нил.
Имс узнает его по синим глазам, падающей на лоб челке и расхлябанной походке, которую он ни разу не видел у Артура.
Нил идет по улице и возле него тормозит тачка.
«Не вздумай, кретин!», – хочется крикнуть Имсу, но он только крепче сжимает зубы. Нил садится в машину.
Когда недавно убитый Артуром жирдяй дает Нилу нюхнуть две дозы, Имс опускает глаза.
Вся комната засыпана разноцветными сладкими хлопьями из детских завтраков. Они падают со звездного потолка как снежинки, бесшумно, легко. Они хрумкают под ботинками Имса, когда он подается назад от экрана.

– Раздевайся.

– Открой рот пошире и соси, шлюха!

Первая звонкая оплеуха заставляет Имса до хруста сжать кулаки.

– Соси! Возьми глубже! Давай, начинай стонать! Шлюха знает, что будет потом!

Имс тоже знает.
Он вспоминает труп в ванной. Он понимает – нет там никакого трупа, и ванной тоже нет.

– Я дам шлюхе то, чего ей очень хочется!

Плевок.
У Нила острые коленки и локти. Худые ребра. У него беззащитный, затравленный вид. Он не может сопротивляться.
Имс поворачивается к Артуру. Лицо Артура озаряется синим светом телевизора. Он невозмутим и спокоен. Иногда он кидает взгляд на носки своих вычищенных ботинок и снова возвращается к хладнокровному созерцанию записи. Записи того, что было, вопреки всему знанию Имса о мире снов и реальности.

– Подожди! Есть вещи, которые я не делаю! Мне надо отлить… мне надо… подожди, я сейчас вернусь…

Только когда Нилу удается вырваться и сбежать в ванную, Имс соображает, от чего так болят зубы. Он слегка расслабляет челюсть и тихо выдыхает через рот.
Клиент взламывает ножом дверь и врывается в ванную.
Имсу будто распорки вставили в веки, он не может закрыть глаза.
Он смотрит, смотрит как огромный темный член по крови таранит Нила, смотрит на голые длинные ноги, которые неумолимо разводит в стороны насильник, слушает надрывные крики Нила, его рыдания. Видит, как Нил теряет сознание, весь в брызгах спермы и крови.
Запись снова подергивается рябью, и краем глаза Имс сечет дуло пистолета, которое Артур направляет ему в голову.
Имс садится на кровати, стоит ему только вернуться. Он грубо выдирает из вены иглу, он торопится, и получатся только хуже и медленнее.
Артур рядом плавно выпрямляется, поправляет манжет, осторожно освобождаясь от шнура ПАСИВа, и говорит, улыбаясь уголками губ:

– Везет вам, мистер Имс. Я десять лет не трогал эти воспоминания. И надо ж тебе было…

Последние слова Имс слышит уже от двери. Он успевает забежать в лифт, нажать кнопку первого этажа, и его выворачивает болезненно-долгими спазмами.


***
Неразбавленный джин в грязном баре возле вокзала наверняка разбавляют, суки. Имс хлещет его, как воду, игнорируя профессионально-равнодушные взгляды бармена.
Зеленый чай из глиняного чайника, револьвер в сумочке Клары, деловые переговоры и бывший клиент Нила – все это было в далеком прошлом. Прошлом, в котором не было Нила.
Имс просит повторить, но бармен уже подливает ему, не дожидаясь знака.
Теперь понятно, почему ни разу не удалось споить Артура. У парней с таким опытом…
Хватит.
Имс заказывает орешки на блюдце с отколотым краем – в желудке пусто, весь ужин остался на полу в лифте.
Артур ни в чем не виноват. Более того – ни в чем не виноват и Нил. Как сказал Брайан? Это просто случилось. И Артур… Он решил все исправить.
Поразительно, но ему удалось.
Мальчишка не просто изменил свою жизнь. Он… Нил МакКормик никогда не играл Артура. Нил стал им. Искренне и честно.
Имс усмехается, качает головой и не глядя машет в сторону стойки. Есть вероятность, что джин вовсе не разбодяжен: в голове мутнеет, в ушах – хруст раздавленных хлопьев.
Только алкоголем и можно объяснить выламывающую Имса жалость, до сжатого горла, до пьяных слез… Имс не жалеет себя, не жалеет и других. Они элита, они знают, чем рискуют. Хрена ли тут разводить сопли?
Хруст хлопьев сменяется подвываниями измочаленного Нила. Имс опрокидывает стопку. Бармену надоедает, и он приносит на стол бутылку.
Имс раз за разом прокручивает сон. Он концентрируется не на Ниле, он пытается понять Артура.
Чего Имс не увидел вовсе, так это стыда.
Нет позорных тайн. Есть болезненные воспоминания.
Есть Артур, который больше ничего не прячет.
Имс планомерно приканчивает початую бутылку, пока изображение действительности на сетчатке не начинает закручиваться в маленькие смерчи. Тогда Имс почти на карачках добирается до сортира и выблевывает все свои пропитые деньги.
Когда желудок перестает сжиматься и пытаться вывернуться наизнанку, Имс выпрямляется, подходит к желтоватой раковине, полощет рот и долго моет руки вонючим розовым мылом. Затем вытирает губы и спокойно смотрит на себя в зеркало. Он выглядит, как дерьмо.
Больше никаких раскопок. Никаких Нилов. Артур в полном порядке, и Имс собирается сделать все, чтобы они оба забыли об этой дурной истории.

2011-01-25 в 19:40 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
***
Клара учится убивать себя.
Она стреляет себе в рот, в сердце, прыгает с небоскреба, вешается на поясе от платья, ложится на рельсы.
Самая сложная часть, Имс еще не видел людей, у которых получилось бы сразу преодолеть инстинкт самосохранения. Каждый раз у Клары случается истерика. Она противится. Не хочет. Она боится боли. Она боится.
Сегодня с ней в сон идет Артур, и Имс чаще, чем требуется, проверяет их с Кларой состояние.
Клара каждый раз просыпается, захлебываясь криком, иногда она скрывает слезы. И Имс дает ей успокоительное, чтобы снова спустить в сон, где Артур ждет ее.

– Блядь, это просто ужасно! – вырывается у Клары в ее очередное возвращение. У нее красный нос, и Имс протягивает ей бумажную салфетку.
– Что на этот раз? – вежливо интересуется Имс.
– Он заставил меня захлебнуться. Утонуть. Спрыгнуть с палубы яхты, а я не умею плавать!
– Советую научиться, – капельку злорадно отвечает Имс, и тут же жалеет о непрофессиональной выходке.

Клара меряет его ледяным взглядом и ложится в кресло, демонстрируя готовность работать дальше.
К концу двух часов, когда Клара с Артуром возвращаются после суток, проведенных за проработкой самых безумных вариантов самоубийств, оба измотаны в хлам.

– Артур, талантище! Я и не подозревал в тебе такого скрытого дара. Воткнуть карандаш в яремную вену – это до великолепия жутко! – восхищенно говорит Имс.

Артур смотрит в ответ остекленевшим взглядом и кивает:

– Спасибо. Других вариантов в тот момент не было, я решил – сработает.

Это не то, что он должен был ответить.

– Мальчики, – говорит Клара, – пойдемте уже нормально пообедаем.

Артур поощрительно улыбается ей, переводит взгляд на Имса: «Пойдешь?»
Имс идет.
За обедом в болгарском ресторане (Имс до сих пор под впечатлением от того факта, что и такое нашлось в Оклахоме) Клара много ест и задает кучу вопросов. Артур дает возможность Имсу ответить, все равно после вчерашней пошлой попойки аппетита нет.
Впрочем, Артур тоже почти не притрагивается к своему супу «Таратор».
Когда перед десертом Клара удаляется в дамскую комнату, Имс интересуется, наклоняясь почти к самому уху Артура:

– Ты совершенно ничего не съел, Артур! Не переживай, мисс Оффали и без того от тебя в полнейшем восторге. Легкий запах чеснока ее не отпугнет.

Артур отодвигается и благовоспитанно объясняет:

– Я не очень люблю супы, а Клара так его хвалила… Было невежливо отказаться.

Снова не то.
Оно продолжается дальше – не то.
В одном Имс уверен железно: Артур не хочет говорить про вчерашнее. Но если так – почему все изменилось?
Артур подчеркнуто профессионален. Он игнорирует подначки и шутки, он разговаривает только о работе. Он корректен, сосредоточен и отстранен. Даже четыре года назад, когда они кинули сеть Хилтонов, Артур был человечнее и ближе. Он не прятался за стеклянной непробиваемой стеной.
Перед очередным погружением в сон – на этот раз Артур должен остаться на поверхности – Имс берет тайм-аут, позволяет себе короткую прогулку, чтобы проветрить голову. Ноги сами несут его к зоопарку, но Имс вовремя меняет траекторию.
Он сделал невозможное. Он принял Артура, зная о нем… все. Более того – Артур сам пожелал показать Имсу изнанку своей жизни. Он мог вышвырнуть Имса сразу. Убить его там, в ванной. Так же, как убил насильника, или иначе – они были во сне, в управляемом сне Артура!
Но он зачем-то захотел бросить Имсу в лицо свои воспоминания, свои стыдные тайны. Доверился. Захотел, чтобы Имс знал.
И вот теперь Имс искренне старается вести себя, как раньше, фальшивит, и все становится еще хуже.
Артур не избегает контакта, не прячет глаза, но Имсу чудится вызов в его взгляде. Надрывно-горькое: «Полюбовался?..»
Впрочем, в деле Нила МакКормика Имс провалился по всем статьям, так что теперь он ни в чем не уверен.
Он заказывает билет в Лос-Анджелес и срывается в аэропорт сразу после ухода Клары из офиса.
Кобб встречает его на лужайке перед домом и просит подождать в гостиной, пока он уложит детей.


***
Кофе Доминик варить не умеет, факт.
Имс отставляет чашку в сторону. Он все равно слишком сосредоточен на рассказе Кобба, чтобы отвлекаться на поганый кофе.

– …Артур, конечно, не спал с объектом.

«Нил», – Имсу хочется внести поправку.

– Они даже из холла гостиницы не выходили. Три капли снотворного в содовую, потом Артур помог нам с Мол затащить мужика в лифт. А, ну да, и на кнопку жал. Ты видел, как выглядел ПАСИВ раньше?
– Еще бы! Неподъемная махина!
– Вот-вот. А на следующий день Артур заявился в наш номер. Задавал вопросы, хотел узнать все.
– И ты не послал его?

Кобб ненадолго задумывается. Наливает себе воды из графина. Крутит в пальцах стакан, но не пьет.

– Он был особенным.
– Почему?
– Он… он рассказал мне. В самый первый день, когда мы с Мол выбирали себе мальчишку во вкусе объекта. Работали недалеко от Хатчинсона.
– С чего он так разоткровенничался?

Кобб пожимает плечами и делает маленький глоток.

– Возможно, с ним редко разговаривали серьезно, без цели снять. Мы с Мол очень рисковали, позже мы никогда не использовали совсем уж левых людей. Но там не осталось выбора, объект был настоящим параноиком, никого к себе не подпускал. Нужно было гарантированно его зацепить.
– И Нил… Артур взял и рассказал о себе все?
– Знаешь, когда летишь в самолете, и нечего делать, и ты уверен, что больше никогда не увидишь своего соседа…
– Эффект случайного попутчика?
– Да.
– Ни фига себе – случайный. Артур десять лет возле тебя.
– Но он не собирался тогда оставаться. Знаешь… дело было не в Ниле. Не в его проблемах. Даже Мол не стала бы просто так возиться с неблагополучным пацаном.

Имс отлично понимает, в чем было дело.

– Мотивация.
– В точку. Ты бы видел, как он учился, Имс… Нет, он не схватывал все налету, он не Ариадна. Но он трудился. Долго, тяжело. Он совершенно не умел напрягать мозги, и вначале все забывал. Здорово злился. А потом вызубрил испанский. Самостоятельно, за полгода. Он слушал мой треп с такой… – Доминик шевелит в воздухе пальцами, выбирает слова, –… с такой неподдельной жадностью… мне было даже стыдно.
– С чего вдруг?
– Сложно сказать. Я не особенно хорошо умею учить. Тогда я строил, и Артур иногда подсказывал невероятные, парадоксальные решения! Он так и не научился проектировать профессионально, но уверяю тебя – если бы он только захотел…

Имс идет на кухню, выливает ледяной кофе в раковину и варит в турке новую порцию. Кобб совершенно запустил дом, но не Имсу судить, он-то вообще никогда дольше полугода не жил в одном месте.
Имс приносит в гостиную две чашки отличного крепкого кофе, и Кобб усмехается:

– Совсем дерьмово у меня вышло?
– И даже хуже, – серьезно отзывается Имс и тут же фыркает, видя на лице Кобба полнейшее равнодушие к кофе.

У Имса на языке крутится масса вопросов. Но он ждет. Он хочет, чтобы Кобб рассказал ему об Артуре сам.
Кобб улыбается своим мыслям, будто вспоминает смешной анекдот.

– Знаешь, что было, когда мы однажды одели его в Армани? Для дела. Уже через месяц ему шили в лучших модельных домах Европы. Мол говорила: «Когда рядом Артур, а ты забил на внешний вид, тебя просто не замечают!».
– О, это Артур умеет!
– Я не учил его!
– Дорогущая шерсть.
– Запонки.
– Подтяжки. Жилеты!
– Понятия не имею, где он нахватался!

Они легко смеются, и Кобб шикает: дети спят.

– Сложно представить? – спрашивает он.

Имс понимает вопрос. Сложно представить, что так было не всегда? Сложно представить, как мальчик из самых низов – ниже некуда – смог выкарабкаться, смог взобраться на невозможную высоту, смог не упасть?

– Он полностью изменил свою личность? – вопросом отвечает Имс, и Кобб кивает.
– Мне давным-давно нечему его научить. Но он все еще рядом, если нужен.
– Я никогда не видел такой преданности, Кобб.
– Знаю. Мол с первого дня знакомства с Артуром твердила мне – цени. У этого парня титановый стержень.

Имс трет переносицу.

– Мол считала – он не переломан? Нил?

Это странно. Странно обсуждать Артура за глаза, странно говорить со знакомым человеком, который, оказывается, знал все грязные секреты целых десять лет.

– Только увидев этого... второго мальчика… как его?
– Брайан? Лэки?
– Да. Думаю, только увидев Брайана, Артур осознал себя жертвой. И он нашел действительно потрясающий способ справиться. Все стереть. Написать заново.

Имсу необходимо увидеть Артура. Прямо сейчас.
Нила не остается в Артуре совсем, но память не отформатируешь, и он смертельно бледнеет при встрече со старым клиентом.

– Поначалу Артур ужасно боялся потерять контроль, – задумчиво произносит Кобб, словно размышляя вслух, словно эта мысль только сейчас пришла ему в голову. – Полагаю, сейчас он и не вспомнит об этом.

«Ты не прав, – думает Имс. – Он до сих пор боится».
Артур ничего не доказывал другим. Только себе.
Имс надеется: он правильно понял, зачем Артур показал ему ту мерзкую сцену. Именно теперь. «Я не трогал эти воспоминания десять лет».
Имс прикидывает, когда по расписанию очередной рейс в Оклахому.

– Имя он выбрал сам?
– Ага. Почти сразу. Тем вечером они сидели с Мол в нашем номере, и она объясняла ему концепцию проектирования снов. Она цитировала Шопенгауэра.
– Это про то, что он называл существующий мир наихудшим из возможных миров?
– Точно. Нил кивнул зло и сказал, типа, этот парень, Артур Шопенгауэр, нехерово так разбирается в вопросе. Мол тогда очень смеялась.

Имс молчит. По правде, он никогда раньше не разговаривал с Коббом о личных делах – хоть чьих-то. И лучше бы так все и оставалось.

– А может в честь другого Артура, – пожимает плечами Кобб.

Перед уходом, стоя на пороге дома Имс задает последний вопрос:

– Он носит линзы?
– Не замечал.
– А операции на глаза были?
– Эм-м… Нет. Не знаю. А что?
– У него карие глаза.
– Тебе виднее, Имс, – ухмыляется Кобб.
– Я серьезно, Дом. Были синие.
– Черт. Не обращал внимание.

Конечно, не обращал. Ты, Доминик Кобб, до сих пор слишком влюблен в свою жену.

2011-01-25 в 19:41 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
***
Он никогда не придет первым. Неважно, как сильно он хочет Имса.
Он не позволит Нилу возобладать над тщательно выстроенной схемой поведения, образом мыслей, над своей жизнью. Артур слишком боится Нила МакКормика.
Он видит его в своих желаниях.
Имс уверен – сам Артур не сможет ответить на вопрос: зачем он показал свое изнасилование? Но отвечать и ни к чему. Имс в курсе – этого достаточно.
Имс даже не смотрит на часы. Не заходит в номер переодеться после самолета. Есть вещи, которые нельзя откладывать.

– Добрый вечер, Имс, – сухо здоровается Артур.

Он не планирует приглашать Имса зайти. Да что там – он даже дверь не собирается открывать до конца, крепко держится за ручку.
Имс бесцеремонно распахивает дверь, отпихивает Артура и проходит в номер.
Артур растерянно смотрит ему вслед.

– Что-то случилось? – спрашивает он с тревогой.

На нем белая футболка и свободные трикотажные брюки. Имс так и знал! Артур не носит пижам!

– Я хочу извиниться.
– За что?

Лицо Артура каменеет и начинает напоминать маску. Нет же, нет, никаких масок!
Имс подходит к Артуру вплотную, заставляя его попятиться.

– Ты очень доступно дал понять тогда в баре, что не желаешь говорить о сальных приставалах.
– Имс…
– …я конечно же забил и влез в твои шкафы, чтобы вытащить на свет всех твоих скелетов. Всех до одного.
– Имс, не надо…
– Надо. Я не должен был. Оцени, Артур. Я признаю. Я прошу прощения.

Артур молча делает еще один шажок назад, и Имс следует за ним.

– Но я не жалею. Не-а. Ни разу. Мы, конечно, можем завтра разъехаться в разные стороны и сделать вид, что ничего не было. Очень вероятно – это самое правильное решение.

Артур почти допятился до стены. Он глубоко и редко дышит, как человек, пытающийся обуздать приступ паники. Прости, парень, еще немного…

– Мы можем. Ты ж знаешь – мы с тобой можем все, Артур. Но я так не хочу.
– Все должно быть по-твоему? – вдруг зло прищуривается Артур. – Только как хочешь ты? Приглашенная звезда, мать твою!

Артур разъярен, он цедит слова сквозь зубы, взвинчивает себя на ходу, он подается вперед, наступает на Имса, но Имс и не думает отодвигаться. Артур замирает в нескольких сантиметрах от него и резко отшатывается.

– Нет, Артур. Нет же. Брайан…
– Ты нашел Брайана?! – кровь совсем отливает от лица Артура.
– И Эрика. Я научу тебя потом, как переводить деньги, чтобы никто не отследил. Вообще никто.
– Имс..
– Тш-ш-ш…

Имс запечатывает пальцем губы Артура, и Артур давится звуком.

– Брайан сказал – тебе тоже нужно, чтобы кто-то рассказал все. Такие чудики всегда оказываются правы. Позволь мне рассказать.

Артур касается лопатками стены, вжимается в нее в попытке продавить, отодвинуться от Имса еще на один миллиметр.

– Позволишь?

Темные ресницы подрагивают, Артур моргает, соглашаясь.

– Мне очень жалко маленького мальчика Нила. Безумно жаль, что мы живем в наихудшем из возможных миров. Я ни черта не понимаю в детях, но точно знаю: нельзя будить темноту.

Артур жадно ловит каждое слово Имса. Он почти не дышит.

– Но Артур, ты уж прости… Мне абсолютно не жаль тебя. Ты восхитительный, несносный, элегантный гаденыш. Чертова ходячая энциклопедия. Да ладно, слушай… От тебя напрочь срывает крышу. И ты сделал то, с чем не справился Кобб.
– Что? – одними губами произносит Артур.
– Ты не превратил Нила МакКормика в бесконтрольную проекцию, такую, как Мол. Ты поэтому спускался в сон?

Артур гулко сглатывает и смотрит в одну точку где-то за плечом Имса.

– Я не хотел забывать. Не хотел подавлять воспоминания. После того… после бара мне надо было напомнить себе… и Канзас… Прости меня тоже, Имс.

Имс в который раз обескуражен.

– За что это? Ты дрочил на мой мужественный образ?

Господи, откуда эта похабщина?! Имс прикусывает язык. Но стоять так близко к Артуру, чувствовать запах его мыла, его тепло, его смятение – это выше человеческих сил.
Артур улыбается в ответ на пошлость, и Имсу мерещится дьявольская хитринка в его улыбке. Но Артур быстро становится серьезным.

– Я не должен был показывать тебе, как все было. Никто не должен такое видеть.

Имс пожимает плечами и говорит очень просто:

– Ты хотел, чтобы я знал.
– То есть?..
– Ты хотел доверять мне полностью. Я нравлюсь тебе. Я очень нравлюсь тебе, Артур.

Затравленное выражение снова сковывает страхом черты лица Артура.

– Не нужно, – шепчет Имс в губы Артуру, не касаясь, только лаская воздухом. – Не нужно. Это не Нил. Это ты. Кошмар не вернется, если ты меня поцелуешь. Ужасно этого хочу.
– Имс…
– … ужасно хочу, Артур…
– Послушай, нет. Не надо.
– … так хочу тебя…
– Стой!

Имс не двигается. Он ничего такого не планировал, но ведь это правда, блядь! Совершенно невозможно – почти касаться его, знать, каким будет под руками его тело, и ничего не делать!

– Прости… – покаянно произносит Имс и отходит на полшага. – Слишком быстро? Я понимаю…
– Имс, я не был ни с кем десять лет.
– А?

Артур смотрит в пол. Имс прослеживает его взгляд и только сейчас замечает – Артур босиком. У него узкие длинные стопы, и средний палец выступает вперед, и аккуратные ногти.

– Я имею в виду… мужчины. Я десять лет не был с мужчиной. Ты видел мой последний раз.

Имс шокирован. Он даже не сообразил… Да он просто об этом не думал! А ведь все чертовски логично. Конечно.
Имс разворачивается и отходит к окну. Артур слегка расслабляется у стены.

– Я идиот, Артур. Даже извиняться не буду. Знаешь, я пойду, и…спокойной ночи…
– …но я хочу, Имс. Господи… ты бы знал… знал бы ты, как я этого хочу.

Если Имс сейчас спросит что-нибудь типа: «Ты уверен?», можно смело списывать себя в утиль, такой глупости Артур ему точно не простит.
Имс рывком пересекает комнату. Мягкие трикотажные брюки не скрывают эрекцию Артура, и Имс сжимает кулаки, чтобы сдержаться, не отпугнуть…

– Боишься потерять контроль? – хрипло спрашивает Имс.

Артур кивает:

– Понятия не имею, что будет.
– Ты. Я. Что-нибудь клевое.

Артур бросается на Имса и впивается жаркими губами в его рот. Он обхватывает ладонями голову Имса, и трется пахом о его пах, и стонет немного беспомощно, высоко, громко...
Имс запускает руки под его футболку, и осторожничает из последних сил. Сцена с видео еще стоит перед глазами, крики Нила пульсируют в ушах, а Артур отрывается от его губ, цепенеет, расфокусированно глядя в глаза, и выдыхает:

– Не смей… не вздумай сдерживаться, зараза ты… И-и-имс…

И видеомагнитофон в голове выключается с характерным щелчком.
И остается только Артур.


***
Если бы Артур был под кайфом – однажды Имс представлял себе и такое – он, возможно, был бы как сейчас: не соображающим, откровенным, горячим.
Но они оба в сознании, они даже не пьяны. И это какое-то гребаное чудо, что все получается!
Артур ни на секунду не отрывает от Имса рук. Он нетерпеливо дергает дорожную куртку, стаскивает ее с плеч Имса, растягивает ворот футболки, вжимается носом в ямочку у шеи и шумно вдыхает запах кожи.
Имс вспоминает, что мылся он только утром перед сеансом с Кларой, а с тех пор успел слетать в Лос-Анджелес и вернуться. Но Артура… Ему, похоже, это нравится. Он трясущимися пальцами тащит вверх футболку Имса, тычется носом ему под мышку, потом целует шею, грудь, прикусывает сосок, и дышит Имсом, лижет его широким языком, пробует на вкус, на запах, и… Имс никогда такого… ни с кем…
Это просто чума!
Артур перестает быть изящным, он грубый, он причиняет легкую боль, он требовательный, его колотит от нетерпения. Когда он кладет ладони на бедра Имса, он захлебывается воздухом, он торопится, трется щекой о щетину Имса, беспорядочно его целует – в подбородок, в губы, ниже по груди – в живот… Он точным движением расстегивает ремень-пуговицу-молнию и резко спускает брюки Имса. Имс рад, что на нем еще остались трусы – иначе он кончил бы, как мальчик, стоит Артуру вжаться лицом в его пах.
Артур сквозь ткань обхватывает губами член и стонет, скулит, мычит непрерывно, беспомощно, надсадно.
Он все еще одет, и Имс никак не может заставить Артура не дергаться, постоять смирно, дать возможность коснуться его, голого.
Артур продолжает сосать Имсу сквозь белье, и Имс подтаскивает его вверх за подмышки.

– Погоди ты… я, к слову, тоже хочу что-нибудь сделать, – ворчливо приказывает Имс, и Артур откликается эхом:
– …хочу…

У него огромные распахнутые глаза, и радужка почти черная – так расширен зрачок. Но он подчиняется, и Имс сдирает нахрен белую футболку, плавно спускает по бедрам Артура мягкие штаны, с восторгом цепляясь взглядом за идеально ровный красивый член в аккуратных завитках темных волос.
Имс отступает к кровати, и Артур тенью движется за ним. Он вибрирует весь, и Имс теперь уже знает, как будет, если он разрешит Артуру делать, что хочется…
А, к черту.
Мальчишка непозволительно долго ждал.

– Покажи, как тебе нравится, – шепчет Имс, устраивая ладони на прохладной заднице Артура. Идеальной, мать его, заднице! – Скажи мне, Артур.

И падает на кровать, увлекая Артура за собой.
Артур всхлипывает и неловко трется об Имса длинным тонким телом, и снова целует-прикусывает везде, куда дотягивается. Он обводит пупок горячим языком, и утыкается носом в пах.

– Можно? – дрожащим голосом спрашивает он, прижимаясь губами к лобку, и Имс вздрагивает от щекотки.
– Все, что захочешь, радость моя.

И Артур берет в рот.

2011-01-25 в 19:41 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
Он истекает слюной, он мычит от удовольствия, он давится, но заглатывает невыносимо глубоко. Имса выгибает на кровати, он теряет ощущение пространства, не может сообразить где верх, где низ… он окрикивает, предупреждает упрямого Артура, но тот, конечно не слушает.
Артур сглатывает, сглатывает, и Имс поражается – откуда столько спермы? Как он так… так… Это просто, блядь, невероятно!
А потом Артур просительно тычется солеными губами в губы, и Имс целует его, подтягивая повыше, обхватывая ладонью его изумительный член.
Артур – как перетянутая тетива за мгновение до того, как лопнет. Больше никаких звуков, стонов, просьб… Он стискивает зубы на плече Имса, но Имсу откровенно плевать на боль.
Он дрочит Артуру, и тот не задает ритм, не вбивается в кулак, не двигает бедрами. Он задерживает дыхание, и только перед самым оргазмом низко, хрипло и коротко выстанывает имя Имса.
Его сперма обжигает пальцы, след от зубов останется на несколько недель. Имсу хочется пройтись по нему сверху цветом, набить в этом месте татуировку.
Артур обмирает. Приходит в себя. Выпрямляется и ошарашено смотрит на Имса.
Он качает головой, будто не может поверить в произошедшее, и мучительно выплевывает, краснея от скул ко лбу:

– Твою мать!!!
– Не верю, что я настолько плох, – пожимает плечами Имс. Он потирает след и обещает, игнорируя подступающую панику Артура:
– Ну ла-а-адно… в следующий раз будет лучше. Дай мне время, я уже не школьник.

Несколько секунд Артур будто бы размышляет, что лучше сделать – сбежать, пристрелить Имса или расхохотаться.
Лучше для всех, что он выбирает последнее.


***
– А тебе все равно?
– М?

Артур лежит рядом, подперев одной рукой щеку, а второй рисует на груди Имса свои парадоксы или другие какие-то схемы. Имсу слегка щекотно.

– Ну… мужчины, женщины… Тебе пофигу?
– Почему же пофигу? – откликается Имс и любуется на порозовевшие кончики ушей Артура. – Просто я занимаюсь любовью не с гендерной принадлежностью. Я сплю с конкретным человеком.
– «Занимаюсь любовью»… Надо же. Я думал, «трах» – самое мягкое слово, обозначающее секс в твоем лексиконе.
– Сплошные сюрпризы, да, Артур?
– Да уж.

Имс разглядывает расслабленную мягкую улыбку Артура и не может удержаться, чтобы не поцеловать его – обстоятельно, медленно, по садистски сдержанно, чувствуя, как он воспламеняется от первого же касания.
У Артура давно уже стоит, да что там – он был готов снова через минуту после финиша, но Имс будто бы не замечает вжимающийся в бедро твердый член. Артур слегка толкается в Имса с тихим выдохом.
Имс обнимает его одной рукой, притягивает ближе. Проходится раскрытой ладонью по острым выступающим позвонкам, по худой спине, скользит по изгибу поясницы, спускается по копчику между ягодиц и по-хозяйски держит там палец.
Артур замирает. Он прислушивается к себе, прислушивается к Имсу, его потемневший взгляд направлен внутрь.
Имс целует Артура в длинную шею и нехотя ведет палец выше. Но Артур сжимает ягодицы, пытаясь удержать Имса на месте.
Имс снова целует его – ниже, в выемку над выпирающей ключицей. Теперь возбуждение не резкое, оно тяжелое, густое, плавное, и Артур переводит взгляд на поднимающийся член Имса. От его пристального внимания Имсу слегка неловко, и это заводит, и Артур прохладной ладонью проходится по члену – вверх-вниз, прижимая его к животу Имса. Трет под головкой большим пальцем, и впервые Имс чувствует себя в постели тяжеловесным, слишком неповоротливым, и член у него кривой, блин, и невесомый Артур опускается щекой на живот Имса. Имс членом и налитыми яйцами чувствует его взгляд, и старается не ерзать.

– Восхитительный, – бормочет Артур куда-то в сторону паха Имса.
– Что?
– Превосходный.
– Артур… Ты поешь дифирамбы моему пенису?
– Совершенно охуительный, – не унимается Артур, и Имсу кажется – он сейчас кончит вторично только от всех этих мозговыносящих артуровских синонимов. Только от того, что Артур. Говорит. Такое! Вслух…
– Толстый… боже… хочу его… дай.

Артур крутит задницей, и палец Имса слегка нажимает на вход – жестко стиснутые мышцы сопротивляются, и Имс гладит-царапает по кругу.
Артур ахает и пропускает выдох.
Имс скидывает Артура с себя, переворачивает и нависает сверху, заведя его руки вверх. Пах к паху, член к члену, и взгляд в глаза. Имс готов к любому раскладу, он знает – с Артуром в каждой позиции будет бесподобно.
Просто нужен знак.
Артур быстро облизывает нижнюю губу, четкие брови изламываются, рот кривится, и он бесстыдно разводит ноги, подаваясь вверх, почти приподнимая Имса своим сильным, гибким телом, не оставляя между ними зазоров.
Имс целует горячий рот Артура и воодушевленно следует вниз, оставляя на смуглой коже жалящие поцелуи-укусы, от которых Артур вскрикивает и выстанывает ругательства.
Имс мокро проходится по его члену языком, а потом обхватывает губами головку и скользит совсем-вниз, не надеясь повторить маневр Артура, просто наслаждаясь. Артура выгибает на кровати.

– Да! Господи… господи…

Он слишком отзывчивый, слишком чуткий, Имсу почти страшно его касаться.

2011-01-25 в 19:42 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
Артур закрывает локтем глаза, и двигает бедрами, вбивается в сжатые кольцом губы Имса, и разводит ноги невероятно широко.
Имс подхватывает Артура под бедра и закидывает его ноги себе на плечи.
Артур становится пунцовым и поворачивает голову, утыкаясь лицом в подушку. Но он не вырывается, не пытается изменить позу, и Имс не может отказать себе в удовольствии.
Он выдыхает и приникает к промежности Артура. Артур скулит и мелко-мелко дрожит
Между ягодиц у него немыслимо-нежно, и Имс вылизывает его задницу, толкаясь кончиком языка, расслабляя, успокаивая.
Ну, просто… Имс идиот. Он же ничего не планировал. Не захватил ни резинок, ни лубриканта, а прерваться нет никаких сил.
И еще Имс уверен: нельзя. Нельзя сейчас оставлять Артура даже на минуту, стоит ему дать время – и он соберет себя, закроется, уйдет в отказ.
Слюны не хватит, конечно, не хватит. Если он десять лет не подставлялся, можно испортить все одним неловким движением.
Имс трахает Артура языком, стискивает кулак на него члене, чтобы облегчить мучение, но не более.
С члена Имса на простынь тянется тонкая ныть смазки. Как же Артура хочется, такого бешенного, открытого, изголодавшегося…

– Пожалуйста… Имс, ну… ну я прошу…

Имс с трудом разбирает воспаленное бормотание Артура. Нет, они еще не готовы, Имс не придумал, как им поступить. Но можно пока…
Имс смачивает слюной палец и очень медленно – так что его перенапряженные мышцы слегка дергает судорогой – скользит в Артура, преодолевая сопротивление.

– Да! – Артур снова выгибается в руках, и Имс с трудом удерживает его на весу. Он целует внутреннюю сторону бедра, трется щетиной, и Артур перестает прятать лицо. Он жмурится и пытается насадиться глубже.
– Не торопись… Не стоит. Осторожно.

Артур на секунду распахивает глаза, и Имс любуется его поплывшим взглядом.

– Только не говори… – задыхаясь произносит Артур, – …что у тебя ни черта нет.
– Вот дерьмо! – выплевывает Имс. Ну ясно. Супер.

Он незаметно оглядывает комнату.
На тумбочке возле кровати стоит кожаный несессер Артура. А рядом валяется серебристый с коричневым тюбик – Имс не может рассмотреть, что это за хрень. Наверняка какой-нибудь дорогущий крем для бритья.

– Я позаимствую? – утвердительно спрашивает Имс и тянется к тумбочке.
– Да блин!.. – возмущается Артур, и его смущение заводит не хуже дозы афродизиака.

Имс отпускает Артура, падает сверху, чтобы мальчишка не вывернулся, не сбежал, и хватает тюбик.
Это крем для рук пафосной нью-йоркской фирмы. Имсу некогда стебаться, он зубами откручивает крышку.
Легкий запах цитруса и пачули – и теперь Имс знает, когда Артур смазывает кремом руки. Так от него пахнет после работы и иногда перед ужином. У него такие восхитительные, ухоженные, умелые пальцы, что Имс готов прямо сейчас пообещать купить ему всю парфюмерную фирму «Сабон». Ну, или подделать пару сотен их акций.
Только вот чертов крем не подходит – он слишком легкий, он тает на пальцах, мгновенно впитывается, и Имс рычит раздраженно.

– Просто выдави побольше, чтоб тебя! – бесится Артур, и вертится под Имсом, втирается членом в его живот.

Похоже, акции подождут. Артуру плевать на дурацкий крем.
Имс растягивает его, задыхаясь в концентрированном запахе пачули, мечтая чувствовать только аромат Артура.
Когда Имс отводит колено Артура и прижимается головкой, готовясь войти, тот внезапно бледнеет.

– Подожди. Не надо, подожди…

Имс отодвигается и выставляет вперед ладони. «Видишь? Я ничего не делаю. Я жду тебя, Артур»…
Терпение закончилось полчаса назад.
Артур изворачивается, приподнимается и толкает Имса в грудь. И распластывает его на спине, крепко удерживая руки над головой – так же, как делал недавно Имс.
Артур лежит сверху, стискивая запястья Имса до синяков. Его взгляд требовательно скользит по лицу, по шее, он застревает на губах Имса, и Имс кивает в сторону штанов, валяющихся на полу комом.

– Завязки. У твоих брюк.
– Точно, – коротко соглашается Артур.

Пока он вытягивает тонкую веревку из своих штанов, Имс послушно лежит, раскинув руки. Артур ловко вытаскивает из-под матраса нож, и Имс усмехается.
Артур разрезает веревку на две и прикручивает руки Имса к спинке кровати. Узел ерундовый, Имс сможет вырваться, если только захочет. Но он не собирается пока делать, как хочет.
У него еще будет время.
Артур садится на пятки между ног Имса и греет в ладони тюбик крема.
Белая субстанция на члене выглядит смешно, но Имс не смеется. Артур начинает опускаться на него, и Имсу остро не хватает возможности поддержать его за талию, притормозить, уберечь.
На лице Артура – полное спокойствие. С таким лицом он обычно делает доклад об объекте, с таким лицом чертит на доске диаграммы.
Имс крепко сжимает зубы – ему адски тесно. Артур чертовски сильно стискивает его собой, он гладкий, жаркий, неумолимый, и Имс не выдерживает:

– Не спеши…
– Заткнись.
– Все равно… ох… не спеши.
– Заглохни, Имс!

Имс против воли натягивает веревки. Руки разведены слишком широко, в плечах дискомфорт, но Имс даже рад: хоть что-то отвлекает его от члена, от скользкой тесноты, от Артура…
Артур тих, только издает редкие глубокие вздохи. Он чуть придерживает мошонку, и когда садится до конца – отпускает руку, и Имсу ужасно нравится чувствовать пахом его налитые яйца.
Лицо Артура искажается гримасой то ли боли, то ли наслаждения – Имс пока не научился различать. Но судя по тому, как Артур чуть приподнимается и снова садится до упора – ему хорошо.
Имсу невыносимо хочется коснуться Артура. Он рвано дышит и проверяет путы на прочность, но совершенно не планирует развязываться.
Артур снова приподнимается, и…
Он подается вперед, стискивает пальцы на своем члене, одной рукой упирается в матрас над головой Имса и трахает себя, размашисто, размеренно, четко. Он поразительно скоординирован, собран, синхронен – рука и задница, он не сбивается с ритма ни разу.
Имс готов молить о пощаде, о передышке, ему много, все органы чувств болезненно воспалены…
Привыкнув, Артур смотрит в лицо Имса, мечется по нему взглядом, гипнотизирует, зависает на губах и сорвано шепчет:

– Блядь, как я хотел этого… Как мечтал получить тебя, Имс… с первой встречи, мать твою, с первого взгляда…

Фирменное красноречие Имса отказывает ему в ноль. Он может только хватать ртом воздух и смотреть-слушать-чувствовать Артура, ловить его бедрами, когда он падает вниз и не пускать, когда он взлетает, чтобы снова упасть.

– Я думал… ничего не выйдет… я так сильно хотел… так сильно… думал, я проиграл…

Господи, как же не хватает рук! Гладить Артура по спине, пересчитывать позвонки, стискивать до хруста в ребрах…

– Артур… – едва держась, говорит Имс, – … ты выиграл, сволочь. Ты переиграл всех… Только ты… слишком…

Артур жадно ловит каждое слово, смотрит в глаза.

– …я сейчас… прости, я…

Артур заводит руку под матрас и достает нож. Он перерезает веревки в два точных движения, цепенеет над Имсом и требует:

– Выеби меня.

И Имс переворачивается вместе с Артуром и втрахивает его в матрас, разводит его длинные ноги, вбивается в него на пределе ощущений, и смотрит, как кулак Артура с острыми костяшками движется вверх-вниз по члену.
Артур кончает первым, задерживаясь на вдохе, кусая побелевшие губы и вытягиваясь струной. Имс догоняет его, успевая выйти за мгновение до оргазма.

– Сука! – стонет Артур, пока Имс размазывает свою сперму по его животу.
– Привыкай. Мне так нравится! – парирует Имс и раскидывается возле вздрагивающего Артура.

Артур улыбается ему как-то по-особому. В коллекции Имса еще не было такой его улыбки.

– Отличный крем, – неловко бурчит Имс. Он ненавидит, когда его разглядывают с таким повышенным вниманием.
– Я слышал, – живо откликается Артур, – в этом индустриальном веке люди пользуются смазкой.

Имс ржет, чувствуя, как воздух в комнате становится легче.

2011-01-25 в 19:42 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
***
– Почему здесь так много народу?
– Ну что я могу сказать, Имс… Зоопарк является одной из главных достопримечательностей Оклахомы и согласно опросам входит в тройку лучших семейных зоопарков страны.
– Спасибо, Даррелл. Это было риторический вопрос, я не нуждаюсь в лекции.
– Правда? Ну извини.

Они шатаются по дорожкам зоопарка, стараясь найти место потише.
Нужно было заканчивать с Кларой раньше.
Последний день работы, и мисс Оффали распаниковалась на пустом месте: просила финальный, контрольный раз спустить ее в сон, никак не желала верить, что обучение окончено, наезжала на свое неорганизованное подсознание…
Артур успокаивал ее, а Имс сверлил взглядом часы.
Вчера они допоздна сидели на кровати и планировали завершающую стадию обучения. Имсу постоянно хотелось еще, но Артур, засранец, вытурил его в номер.
А сегодня с утра ничего не изменилось.
Ничего, кроме того, что Артур стал постоянно касаться Имса. Он дотрагивается до пальцев, когда забирает из рук распечатки. Касается плеча, наклоняясь над Имсом, чтобы показать на мониторе диаграмму. Обхватывает запястье, привлекая внимание к какой-то птице высоко в вольере.
Пальто Артура распахнуто, и Имс видит его любимую рубашку в тонкую полоску. Обычно в ней Артур путешествует, а значит – он уже упаковал все свои вещи.
Имс пытается вспомнить, как они пришли в зоопарк. Тотем в кармане неизменно-реален, и, по всей видимости, их просто вынесли ноги.
Артур идет чуть впереди, и Имс любуется на его прямую спину и блестящие уложенные волосы.

– Я нашел нам работу, – говорит Имс Артуру вслед. Артур оборачивается.
– Правда?
– Подробности пока выясняю.

Имс врет. Но не стоит сомневаться – он обязательно найдет заказ, да и Клара в скорости подкинет им еще пару клиентов для обучения защите подсознания.
Люди вокруг исчезают, как по волшебству, и Имс понимает: Артур вывел его к дальней части зоопарка, куда проще всего попасть не от главного входа, а из их теперь уже бывшего офиса.
Звонок Индре был где-то здесь.

– Ух! – восклицает Артур и подходит к сетке. У края загона лежит желтоглазая рысь и поверх плеча Артура наблюдает за Имсом.
– Добрый вечер, леди, – кивает кошке Имс. Артур приподнимает брови:
– Вы знакомы?
– В некоторой степени, – церемонно отвечает Имс.
– Представишь меня?

Имс подходит к Артуру вплотную и за галстук тянет его к себе. Артур не сопротивляется. Имс целует его в уголок губ, а потом Артур приоткрывает рот, запускает пальцы в волосы Имса и начинает целоваться всерьез. Он пахнет кофе, цитрусом и пачули. И собой.
Рысь внимательно наблюдает за ними раскосыми внимательными глазами.

– Теперь она будет плохо обо мне думать, – на ухо шепчет Артур, косясь на пятнистую свирепую кошку.
– О, нет, что ты. Наоборот.

Артур дергает Имса к себе за пояс брюк и зарывается носом в его куртку.

– Я хочу спросить кое о чем… – начинает Имс, и Артур в его руках деревенеет.
– Ты еще чего-то не знаешь?
– Я многого не знаю, Артур. Это про цвет.
– Про цвет?

Артур мягко высвобождается из объятья и отходит к скамейке, с которой Имс звонил в Дели. Имс опускается рядом.

– Можешь не отвечать, это сохранит интригу. Но я задам вопрос, тем не менее. Ты что-то делал с радужкой? И пока ты не состроил удивленную морду…
– Нет, я знаю, о чем ты.

Артур слегка расслабляется.

– Я заметил не сразу. Вначале… в те годы я редко смотрелся в зеркало… в смысле, да, я видел свое отражение во время бритья и все такое. Но не всматривался.

Имс кивает, он понимает, о чем говорит Артур.

– Примерно через два года я заметил, как изменились глаза.
– Ни с чего?
– Ага. Это… странно. Но мне так больше нравится, если честно.

Это слишком просто и сложно одновременно.
Но Имс согласен. Нил был – само совершенство. Артур с темным глубоким взглядом кажется надежнее, органичнее, сильнее. Реальнее.
Из зарослей на открытый участок выбегает маленький котенок… рысенок? Он ростом с большую взрослую кошку, но дурачится и лезет к маме, как маленький.
Артур светится весь, когда смотрит на то, как рысенок топорщит усы и фыркает, как пристает к взрослой кошке…
Рысь царственно поднимается, шевелит кисточками на ушах и лапой загоняет чадо обратно в заросли. Там она и пропадает, пользуясь защитным окрасом.
Имс почесывает затылок.

– Дети часто рождаются с синими глазами, знаешь? А потом меняются.
– Слышал, да.
– Может… Может, ты просто родился позже? В смысле, ты родился, но на самом деле…

Артур надолго задумывается, а затем соглашается.

– Изящная теория, мистер Имс. Мне нравится.
– Я тронут, – кланяется Имс.

Артур поворачивается к нему, изгибает бровь.

– Не знаю, как ты, а мне очень хочется вернуться в отель.
– Да я вообще не знаю, чего тебя понесло гулять – я что, совсем незаметно пялился сегодня на твою задницу?
– Эй! Это ты предложил пройтись…

Имс затыкает Артура на полуслове. Будь Имс помоложе, они не дошли бы до отеля, и пусть все на свете рыси их потом осудили бы!
Возможно, так и стоит сделать – Артур с силой вцепляется в воротник, и его поцелуй становится требовательно-пьяным.
В сущности, с работой можно и подождать: благодаря Индре Имс знает финансовое состояние дел Артура. Парень может позволить себе пару лет вообще нифига не делать.
А Имс… у него и без работы с чужим подсознанием полно заказов.
Скучно в любом случае не будет.

The end.

2011-01-25 в 21:34 

Сдоба, стыдоба и ослики (с)
Ой, мамочки. Зная, что там в "Коже", долго думала читать или нет, но автор всегда такие хорошие фики пишет, что не могла удержаться.
Сейчас, канеш, отходняк после той части, которая про Нила, но мне очень-очень понравилось превращение Нила в Артура. Мне нравится думать, что все именно этим и закончилось. И Имс такой неугомонный придурок =))
Здорово написано. Впрочем, как всегда =)

2011-01-25 в 22:09 

coffeplant
Better sexy and racy than sexist and racist
Фффффффаааккккккк!
Простите, но других слов у меня нет. Очень сильный текст.Спасибо.

2011-01-25 в 23:29 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
Katrusia спасибо огромное за доверие, для меня это невероятно важно и ценно!

Мне нравится думать, что все именно этим и закончилось.
как бы ни было - у них все закончилось очень хорошо, я в это верю!

И Имс такой неугомонный придурок =))
ыыы, дааа.... спасибо! :white:

coffeplant Ббблин, как вы так здорово... спасибо!!!

2011-01-25 в 23:43 

Никакун
we're on a ship. pun intended
ух ты!
:hlop::hlop::hlop:
роскошный фик, сюжет - и самое главное, герои совершенно достоверные. Не могу решить в кого я влюблена больше, в Вашего Артура или в Имса :inlove:

2011-01-26 в 00:06 

Oro Vande
Когда никого не останется, тебя сделают королевой
Эо очень круто. Спасибо и вам и соавтору что написали это. :red:

2011-01-26 в 00:18 

coffeplant
Better sexy and racy than sexist and racist
2011-01-26 в 00:28 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
Никакун и самое главное, герои совершенно достоверные. Не могу решить в кого я влюблена больше, в Вашего Артура или в Имса
аааа, спасибо!!!
Так здорово...

Oro Vande От всей души благодарю!
Очень рады, что понравилось.

2011-01-26 в 02:05 

LazyRay
Заслуженная няня
marina_ri - читала я пару кроссоверов с этим фильмом, но у вас получилось изумительно.
Особенно впечатлило превращение. И как Кобб рассказывал: Но он трудился. Долго, тяжело. Вот так взять и переделать себя, родиться заново.
Спасибо!

2011-01-26 в 02:35 

Это было просто невероятно! Спасибо :heart::heart::heart:

2011-01-26 в 03:36 

Фиалка с балетными туфельками в кармане
потрясающе!!!! огромное спасибо, и даже не знаю, что еще добавить, чтобы выразить восхищение.
не получалось встать с кресла и отвлечься на что-либо, пока не прочитала до конца.
:hlop::hlop::hlop::hlop:
а теперь жалко, что уже всё прочитала.))

2011-01-26 в 05:39 

9rutade
у гностиков демиург - творческое начало, производящее материю, отягощенную злом
ноосфера услышала мои мольбы! :beg:
marina_ri, я просто уже несколько дней думала над кроссовером "Кожи" и Инсепшена (хотя сюжет у меня совсем другой и я точно его не напишу никогда). И вот вижу такое чудо!
спасибо! это было нереально круто! столько вкусных деталей, поворотов сюжета. Не, че-то не получается вразумительно написать)
все потому что я очень люблю "Кожу", Инсепшен и Артура. И мне безумно-безумно понравился ваш Артур-Нил. Это просто лучшее что можно было бы сделать с такими вводными (я имею в виду канон "Кожи" и как ее привести к Инсепшену. Просто мастерски получилось!) спасибо преогромнейшее! читала на одном дыхании)

:woopie:

2011-01-26 в 06:21 

это... это просто охуительно!!!
сори за экспрессию, но... блин. это просто... аааа :crazylove:
невероятно
просто потрясающе
гениально, в конце концов!
какое все органичное, как классно нил вписался, просто как родной сюда встал, не на секунду не усомнилась!
имс просто шикарный!
артур ЦЕЛЬНЫЙ! несмотря на собранность образа он ЦЕЛЬНЫЙ, блин! :hlop: :hlop: :hlop:
ебля - :crazylove: :crazylove: :crazylove:
такой мозговыносящей ебли давно уже не читала! просто... нет слов (у меня даже сейчас внятно писать не выходит, докатилась!)))
и главное какая характерная, какая правильная!
*прослезилась*

в общем, :red:

2011-01-26 в 09:15 

Who's that writin'? - John the Revelator wrote the book of the seven seals.
великолепный, чувственный, потрясающий кроссовер. :hlop::hlop::hlop:

2011-01-26 в 15:39 

Kelront
Ебанутым нет покоя, то одно им то другое (с)
Это охуительно, охуительно, охуительно! :inlove:
Текст читается на одном дыхании и держит в напряжении до последних строк. Потрясающе!
После шапки я начала читать нехотя, не верила, что можно таких персонажей, как Артур и Нил слить в одного человека. Но автор, вы бесподобны, у вас получилось не коверкая персонажей написать одну историю на двоих. Имс в ваших строчках прекрасен в своем упорстве и влюбленности в Артура.
Отдельное и огромное спасибо за Брайана и его
"Думаю, тебе тоже нужно… чтобы… кто-то рассказал. ".
Ваш текст самое крутое АУ, которое только можно было написать по этим двум мирам :heart:
Спасибо вам огромное! :white:

2011-01-26 в 17:39 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
LazyRay читала я пару кроссоверов с этим фильмом
я знаю, в англофандоме есть, но я не читала.

Вот так взять и переделать себя, родиться заново.
да, нам было очень интересно рассмотреть эту идею, и чтобы поверилось в превращение... Спасибо большое!

gleanna Вам спасибо, что прочли и откомментировали!
Рада, что понравилось.

[Indi] Эх, жаль сиквела мы не планируем...
Спасибо за замечательный эмоциональный отзыв! Авторы польщены :pink:

9rutade ноосфера услышала мои мольбы!
Аааа!! Даже так?
Как здорово!

(хотя сюжет у меня совсем другой и я точно его не напишу никогда).
безумно интересно - какой? не поделитесь? так люблю говорить об этом концепте - Нил=Артур...

все потому что я очень люблю "Кожу", Инсепшен и Артура. И мне безумно-безумно понравился ваш Артур-Нил.
ох, ура... мы тоже очень любим оба фильма, и какой же в Коже Левитт, зараза...
Очень хотелось поиграть с идеей.

(я имею в виду канон "Кожи" и как ее привести к Инсепшену. Просто мастерски получилось!)
фух... я лично безумно рада, что все получилось. писать это было сплошным удовольствием.
Спасибо!

DD. сори за экспрессию, но... блин. это просто... аааа
ооо, блин, да! обожаю, когда эмоционально вот так... :pink:

какое все органичное, как классно нил вписался, просто как родной сюда встал, не на секунду не усомнилась!
могу только всхлипывать от счастья, потому что одна фальшивая нота - и все бы развалилось, и я дико рада, если этого не произошло!
И наш Нил-Артур оказался живым.

имс просто шикарный!
оу, за него я отдельно переживала, он блин умный-взрослый, и такой... так что тоже - потрясающий комплимент!

артур ЦЕЛЬНЫЙ!
Аааааааа! Все, могу выдохнуть, выпить, и снова выдохнуть.
Спасибо вам огромное за отзыв!

Винни Винчестер ммммм...
Благодарим от всего сердца!

Kelront После шапки я начала читать нехотя, не верила, что можно таких персонажей, как Артур и Нил слить в одного человека.
Дааа, лично для меня это был настоящий вызов, чтобы достоверно, и правильно, и верилось.
так что я понимаю опасения!

написать одну историю на двоих.
ох как здорово сказано!

Имс в ваших строчках прекрасен в своем упорстве и влюбленности в Артура.
ммммм... щеки пылают и полнейшее счастье!
спасибо за эмоции, за комментарий, за то, что так хорошо приняли текст!

2011-01-26 в 18:35 

а еще фики по ним... можно от вас ждать?)))
просто хорошо становится уже от самой мысли, что в фэндоме есть автор, который гипотетически может написать про любимых героев еще что-то невероятно прекрасное)))

2011-01-26 в 18:48 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
DD. ох, совсем захвалили...
пока в планах ничего нет, но не исключено - будет что-то еще, очень их люблю!
а так из того что написано, макси еще только одно, вы его читали, "Головокруженье".
Ну и три миника есть.
Надеюсь, напишу еще!

2011-01-26 в 18:51 

а чего б не похвалить, если все так здорово!
Надеюсь, напишу еще!
тож надеюсь :)

2011-01-26 в 20:22 

red_up
© WBD PP
marina_ri
Спасибо. Мне очень понравилось. Замечательный Имс. Великолепный Артур. Они получились очень живые.

2011-01-26 в 22:43 

Kelront
Ебанутым нет покоя, то одно им то другое (с)
marina_ri, буду с нетерпением ждать ваших фиков. Сильно нравится мне, как вы пишете :heart:
А Головокружение я, оказывается, читала, восхищалась долго и много, но почему то не стала комментировать. Стыд мне. Перечитаю и обязательно напишу ,что конкретно мне понравилось))

Еще хотела сказать спасибо вашей бете. Текст еще безумно хорош потому что он вычитан и причесан, ошибок нет - они не отвлекают. Это немаловажно )

2011-01-27 в 02:49 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
DD. :friend:

red_up Спасибо! Очень-очень приятно.

Kelront Стыд мне. Перечитаю и обязательно напишу ,что конкретно мне понравилось))
оу... очень щедрое обещания, я буду ждать! :shuffle2:

Текст еще безумно хорош потому что он вычитан и причесан, ошибок нет - они не отвлекают.
спасибо! мне, наверное, везло, я редко читаю невычитанные тексты, но могу представить как мешают ошибки.
Так что бета - тире - мой прекрасный соавтор по заслугам принимает благодарности!
Спасибо за теплые слова!

2011-01-27 в 03:32 

9rutade
у гностиков демиург - творческое начало, производящее материю, отягощенную злом
безумно интересно - какой? не поделитесь? так люблю говорить об этом концепте - Нил=Артур... - marina_ri, по моему сюжету был пейринг Имс\Нил и да, Нил он был просто Нил, никакого отношения к Артуру он не имел (меня больше интересовала тема, как лечить такие глубинные неврозы у человека как Нил и можно ли использовать ПЭСИВ для психологической и психиатрической помощи). И Нил был для Имса эдаким сырым материалом, глиной, из которой он слепил себе Извлекателя. Т.е. это была такая линия мастер-подмастерье или Пигмалион и Галатея. Потому как в "Коже" мне Нил и кажется как раз таким не ограненным алмазом (да он просто малолетний гопник в фильме)). Он особенный, да, но этого мир не видит. А вот Имс увидел. Примерно такой сюжет. И вполне возможно, Нил под конец стал в чем-то похожим на Артура. Т.е. все-таки тема Нил=Артур как-то косвенно у меня была. Поэтому я так обрадовалась, увидев ваш кроссовер. Многое совпало ;)
А вот еще то, как у вас Нил учится: Ты бы видел, как он учился, Имс… Нет, он не схватывал все налету, он не Ариадна. Но он трудился. Долго, тяжело. Он совершенно не умел напрягать мозги, и вначале все забывал. Здорово злился. А потом вызубрил испанский. Самостоятельно, за полгода. Он слушал мой треп с такой… – Доминик шевелит в воздухе пальцами, выбирает слова, –… с такой неподдельной жадностью… мне было даже стыдно. - вот это прям как будто из моей головы вынули и описали)) Очень приятно такое читать (потому как я не фикрайтер и не смогла бы описать). Именно так я себе и представляла движение Нила к цели. Упорство и тяжелый труд. Ему действительно было очень нелегко, не как Ариадне. И пришлось много над собой работать, чтобы стать кем-то.
Вообще, ваш образ Артура-упрямого мальчишку я очень люблю ;)
Еще очень нравится ваш Кобб. Тоже совпадает с моим видением персонажа. Такой товарищ весь в своих проблемах. И что он отошел от дел после дела Фишера я тоже так считаю.
Ну и конечно, Имс. Имс у вас замечательный! как он ошибается, как ищет, как ему больно, как он преодолевает все и принимает и Артура и Нила. Это такой очень правильный и как надо Имс) за него тоже спасибо.
А ну да и Нца)) я, конечно, не то, чтобы читаю фики только из-за НЦы, но она мне кажется все-таки важной составляющей. У вас очень здорово получается ее вписывать вот именно как катарсис (это и в "Головокружении" было, которое мне тоже, кстати говоря, очень понравилось ;) и здесь НЦа очень классная)

Эх, жаль сиквела мы не планируем. - а мне кажется, тут и не нужен сиквел. Вполне себе законченная, гармонично завершенная история. Все у них будет хорошо ;) особенно когда читаешь вот этот абзац: А сегодня с утра ничего не изменилось. Ничего, кроме того, что Артур стал постоянно касаться Имса. Он дотрагивается до пальцев, когда забирает из рук распечатки. Касается плеча, наклоняясь над Имсом, чтобы показать на мониторе диаграмму. Обхватывает запястье, привлекая внимание к какой-то птице высоко в вольере. это даже больше слов любви (которые тут и не нужны)).

2011-01-27 в 18:59 

marina_ri
Я знаю, кто я такой. Я чувак, который играет парня, который притворяется кем-то третьим.
9rutade О, какая классная идея! Спасибо, что поделились!

И Нил был для Имса эдаким сырым материалом, глиной, из которой он слепил себе Извлекателя.
клааааасс!

Т.е. это была такая линия мастер-подмастерье или Пигмалион и Галатея.
очень здорово, интересно было бы рассмотреть в подробностях такой расклад.

Потому как в "Коже" мне Нил и кажется как раз таким не ограненным алмазом
абсолютно, да!

да он просто малолетний гопник в фильме
ага... сраный Хатчинсон и все такое ))

как он ошибается, как ищет, как ему больно, как он преодолевает все и принимает и Артура и Нила. Это такой очень правильный и как надо Имс) за него тоже спасибо.
оу, спасибо большое! я безумно рада, что отметили Имса, он взрослый и опытный мужчина, мне всегда сложно его писать, а тут все давалось через его призму...

а мне кажется, тут и не нужен сиквел.
:friend:
если только маааленькое порно... :shy:

Все у них будет хорошо
Обязательно!

это даже больше слов любви
:heart:
Спасибо вам большое!

   

You mustn't be afraid to dream a little bigger, darling

главная