22:01 

"Скоро будет солнечно", Ренджи/Бьякуя, R, для Никакун

счастливая меланхолия
Название: Скоро будет солнечно
Автор: _Lucky_
Бета: Полное_затмение
Герои/Пейринг: Ренджи/Бьякуя, Гин/Бьякуя, Хисаги/Ренджи
Рейтинг: R
Жанр: ангсто-флафф, наверное)
Краткое содержание: сначала много ангста, потом обширный хэппи-энд. Еще одна версия развития отношений Бьякуи и Ренджи.
Предупреждение: Пытки моральные. Но Бьякуя без моральных пыток у меня не представляется)
Отказ от прав: все принадлежит Кубо Тайто a)
Заявка:
Бьякуя\Ренджи,
Ичиго\Ренджи,
Ичиго\Ишида
авторский (потому что все что есть на английском я уже перечитала, но ежели с других языков - то можно перевод),
PG-13-R, обязательно хэппи-энд, желательно без пыток и прочего БДСМа, а также без страдающего от безответной любви Ренджи) наоборот - пожалуйста))))

Прим.:
Ренджи все-таки страдает, но надеюсь, это простится, т.к. Бьякуя страдает больше b)
Название - песня группы "Сплин". Под нее и писалось)

читать!

@темы: Фанфики

Комментарии
2007-03-16 в 22:03 

_Lucky_
счастливая меланхолия
Иногда Ренджи кажется, что все это – лишь плод его воображения, и Бьякуя своим равнодушным спокойствием не спешит его разубеждать. Ренджи бесится, потому что не знает, кого винить и как исправлять ситуацию. И надо ли пытаться ее исправлять, если можно навредить?
Дома Бьякуя немного другой, нежели в казармах. Ренджи никогда не поверит, что эти стены и вообще вся атмосфера фамильного имения Кучики могут успокаивать и поддерживать – его так точно нет. А вот Бьякуя вроде как даже более расслаблен: полусидит, опершись на локоть и слегка прикрыв глаза, периодически поднося ко рту чашечку с чаем.
Ренджи не напрягает молчание, потому что оно нормальное, общее. Не тошнотворно неловкое, когда просто нечего сказать, или колюче-болезненное, когда сказать хочется много, но приходится сдерживаться, чтобы ненароком чего не разрушить.
- Я сегодня… опять налажал, - виновато бубнит Ренджи. – Такая рейацу… просто невероятно…
- Пришлось высвободить. Я мог не успеть нанести удар из такого неудобного положения. Надо было выиграть время. Извини, не успел предупредить.
- Ничего… Это было… - мямлит Абарай, проклиная себя за то, что неудобным положением капитана обеспечил именно он своим «героическим» поступком. Спаситель тут нашелся.
- Ты много тренируешься, Ренджи? – спрашивает вдруг капитан.
- Ну… Довольно много. Обычно с Кирой или ребятами из 11, но сейчас у Изуру мало времени, а на полигонах обычно молодняк махается – и не потренируешься нормально. Это все из-за предателей – у Киры, Хисаги и Хинамори теперь больше работы, да и вообще, все это скотство принесло столько проблем, такой поступок не оправдать…
- Замолчи, - тихий голос выворачивает хуже окрика. – Почему ты позволяешь себе рассуждать о вещах, в которых не разбираешься? Наверное, я могу понять Айзена.
Ренджи почему-то хочется, чтобы Бьякуя прекратил разговор именно сейчас, потому что впереди, он чувствует, будет нечто неприятное.
- Возможно, я не разделяю его точку зрения, но могу понять. Вот у тебя есть мечта?
- Да, - без раздумий отвечает Ренджи и только потом соображает, что совершенно не знает, как отвечать на следующий вопрос, какая именно у него мечта. Стать сильнее? Победить Бьякую? Вернуть то чувство, что он испытывал, бегая голодным по Руконгаю, но бегая вместе с друзьями, вместе с Рукией? Абарай и сам не уверен, чего в действительности хочет.
Бьякуя только кивает и не интересуется.
- А ты никогда не задумывался, что будет после того, как ты исполнишь свою мечту?
Задумывался. Ответа не нашел.
- Айзен знал: что бы не ставить своей целью, после ее достижения остается лишь пустота. Наш мир слишком слаб, слишком мелочен для такого сильного человека, как он – поэтому скоро он создаст свой. Айзен вовремя все это понял.
- Бред, - подводит итог Ренджи, - он использовал других людей для себя. Он просто хотел власти. И это мерзко и по-ублюдочному – обманывать тех, кто тебя любит.
Бьякуя усмехается.
- Каждый сам определяет цели, средства и их стоимость. Айзен решился.
- а если бы ты…
- Что?
- Ну я тут подумал… Ты бы оставил меня, если бы это нужно было для достижения каких-то своих целей?
- Да.
Ты что хотел, идиот? Признаний в вечной страсти? Чтобы хоть как-то выплеснуть раздражение и разочарование, Ренджи начинает спорить – не понимая, зачем ему что-то доказывать Кучики. Бьякуя, видно, тоже не понимает:
- У тебя одна точка зрения, у меня – другая. Это их тех ситуаций, когда компромисс невозможно отыскать. Тут зависит только от того, уступишь ли ты моим мыслям или останешься со своими? Вот и все.
Эта простая, понятная, неприятная идея Абарая пугает. Он пытается возражать и доказывать, но как-то мимоходом, только потому, что Бьякуя ждет его возражений. На самом деле все силы Ренджи уходят на то, что подползти-подобраться к расслабленному Кучики поближе, незаметно вцепиться железной хваткой за край одежды. Отчего-то Ренджи кажется, что капитан может исчезнуть прямо сейчас, уйти от него, как ушли Ичимару, Айзен и Тоусен, поэтому Абараю необходимо быть начеку, чтобы удержать Бьякую. Каким-то образом получается провернуть эту операцию, и через некоторое время Ренджи уже нахально тыкается лохматой головой в невзначай подставленную ладонь. Бьякуя проводит по растрепанным волосам осторожно и легко, будто сам удивляясь своим поступкам, замолкает на некоторое время, но потом продолжает, не заботясь, доходит ли до Ренджи смысл его слов.
Абараю хорошо. Абараю напряженно-волнительно, но хорошо. Ему нравится просто находиться в одной комнате с капитаном, не ожидая каждую секунду какого-то эксцентричного поступка. Бьякуя сейчас близко к Ренджи как никогда, потому не надо ни говорить, ни двигаться – не разбить некий транс, в который попали они оба – чтобы Кучики не осознал своих действий и продолжал.
Ренджи проваливается в сон ненадолго, устав от целого дня разных чувств и убаюканный тихим голосом. Когда он открывает глаза, Бьякуя твердо отстраняет его от себя.
- Ренджи, тебе пора. Не надо больше приходить.
Слова, которые Ренджи боялся услышать с самого начала, все-таки звучат и так резко ломают создавшееся настроение, сносят все замки, построенные Ренджи на песке надежды, что поначалу Абарай просто молчит. Садится рядом, смотрит на Бьякую окосевшими от сна, полумрака и шока глазами и молчит.
Потом его дергает вверх, носит по комнате как пьяного – ноги слушаются плохо, и в какой-то момент Ренджи хочется броситься на капитана с кулаками.
- Так ты серьезно? Неужели всегда, когда ты запрещал мне приходить, это было правдой? Тогда… зачем? Я уже всяким был для тебя: и настойчивым, и покорным, и тихим – что тебе надо?
Ренджи сжимает предплечья Бьякуи как можно сильнее, заставляя понять, насколько важен ответ. Кучики запрокидывает голову и закрывает глаза.
- Ты меня ненавидишь?
- Нет.
- Но ты не хочешь меня видеть.
- Я этого не говорил. Я просто просил тебя не приходить.
- Бля, - устало выдыхает Ренджи и чувствует, как силы уходят, остается только тупая злость. Больше всего ему хочется оказаться далеко-далеко отсюда, забыть про капитана совсем, полностью, но невозможно даже разжать пальцы. Они лишь двигаются вверх и смыкаются на тонкой шее. Просто замирают там. Бьякуя даже не шевелится.
- Я устал. Слышишь, я устал. Если тебе нравятся эти игры, играй дальше, но один. С меня хватит. Я не могу понять этой логики. Да и не хочу.
- Тебе что-то не нравится?
- Ты издеваешься? Мне все не нравится! У тебя такой вид, будто своей любовью я тебя… обесчестил, - голос на последнем слове падает вниз, звучит тихо-тихо, но в ушах Ренджи как вой трубы.
Бьякуя усмехается, и это причиняет боль, словно Ренджи ударили.
- Ты никогда не сможешь выполнить моих желаний. Ты думаешь, что твои чувства что-то значат для кого-то, кроме тебя, и одно их существование обязывает меня отвечать взаимностью.
Наконец-то телу возвращается подвижность. Вся злость скапливается на кончиках пальцев, но что-то все равно не так, потому что сквозь красную пелену ярости Ренджи видит, что чем сильнее он сжимает пальцы, тем больше Бьякуя… доволен. Ярче блестят глаза, кривятся губы не только в усмешке, но и от удовольствия, и только в последний момент Кучики одним движением отбрасывает его назад. Ренджи тут же вскакивает, бросается обратно, подминает под себя не особо сопротивляющегося капитана, давится обвинениями и проклятьями, что хочется выплеснуть на Бьякую.
- Ты… ты дрянь! – ругательство, произнесенное удивленно, звучит жалко: Ренджи никогда не думал, что скажет такое применительно к Бьякуе. - Зачем тебе все это надо было? Скажи мне, ответь хоть раз! Зачем ты это делал?
- Делал что? – спрашивает Бьякуя.
Ренджи промахивается и вместо губ впечатывается куда-то в шею – кусает, удерживая взметнувшиеся руки. Потом добирается все же и до сомкнутых губ. Больно самому. Но надо показать, что же Бьякуя делал, раз он пытается притвориться, что это ничего для него не значило. А если на самом деле не значило, Ренджи его убьет.
- Я не хочу, - говорит Кучики, когда Ренджи стаскивает с него одежду.
- Да мне плевать! – орет ему прямо в лицо Ренджи, хотя думает совершенно по-другому. Он с радостью остановится, уберется отсюда или останется, но только после того, как Бьякуя его об этом попросит. Ренджи все еще верит, что такое возможно. Но пока этого не случилось, он не может заставить себя выпустить добычу из рук. Его любовь – это аномалия, потому что любит он чудовище.
Бьякуя стонет, и у Ренджи такое чувство, словно на голову свалился мешок.
Он всегда молчал.
Он молчал, когда Ренджи нежничал с ним, как с девушкой, был осторожен и внимателен. Он молчал, когда Ренджи его СЛУШАЛСЯ.
Стон превращается в мозгу Абарая в какое-то непрерывное шипение, и чтобы избавиться от него, Ренджи двигается быстрее и быстрее, всем телом прижимая Бьякую к полу. На секунду парализует страх и тень раскаяния - на тонкой спине видит размазанную кровь, но тут же Ренджи замечает собственную красную ладонь – поранился о разбившиеся чашки. Осколки валяются на полу, и наверняка Бьякуя тоже в них угодил, но только теперь это Абарая уже не волнует.
Это обладание, унижение самого себя длится долго. Бьякуя больше не сопротивляется и не стонет, а Ренджи тыкается носом в его напряженные лопатки и замирает.
Седзи отодвигаются, и заглядывает испуганный слуга. Наверное, пришел посмотреть, что за шум и грохот. Забавная картинка, представляет себе Ренджи и готовится убить человечка, если он хоть что-то скажет. Злости ему еще хватит.
Бьякуя поднимает голову и просто машет рукой.
- Все… нормально. Уйди, - и на лице слуги мелькает ПОНИМАНИЕ.

2007-03-16 в 22:06 

_Lucky_
счастливая меланхолия
Это Ренджи отрезвляет сразу.
Для этого несчастного слуги все, что сейчас происходит – не новость. Это его не удивляет. Это уже было.
Ренджи смотрит на темные волосы, растрепанные и взмокшие.
Смотрит на плечи со следами своих ногтей.
На тонкую спину, где горизонтальные линии ребер перечеркнуты кровавыми полосами.
На улыбающиеся губы.
Встречается взглядом с глазами, в которых удовольствие, радость и благодарность.
Ренджи становится мерзко, его тошнит, голова кружится и вдруг начинает болеть так, что приходится лечь. Абарай пялится в потолок и старается исчезнуть.
Ты добился своего.
Ты добился своего.
Я сделал тебе больно.
Я тебя ненавижу.
Одевается Ренджи быстро и ходит, надеясь больше никогда не возвращаться.

На следующий день на столе Бьякуи лежит приказ об отправке лейтенанта Ренджи Абарая на грунт, подписанный генералом Ямамото. Кучики чувствует что-то похожее на гордость за своего лейтенанта: тот смог получить командировку без разрешения собственного капитана.


Часть 2. Бьякуя.

Налитая жизнью, сильная трава показывается из земли, тянется к свету, пробивает фундамент его фамильного особняка, ломает пол, изворачиваясь и петляя, проходит сквозь футон и достигает его тела. Прокалывает ледяную кожу, зеленая сеть опутывает внутренние органы, паутина смешивается с темными волосами, острые нити травинок пронзают сердце и продолжают свой путь, истекая кровавой росой, превращая его самого в землю, пепел, прах.
Бьякуя просыпается, но все еще чувствует течение жизни сквозь свое равнодушное тело.
Лейтенанта Абарая нет уже почти неделю.

- Я не хочу.
- Ой. Какая жалость. Я тоже.
Смотреть на обнаженного Ичимару Гина больно почти физически: взгляд постоянно царапается четкими ломкими линиями длинных пальцев, углами локтей, ключиц и плеч, натыкается на прутья грудной клетки. Бьякуя предпочитает не смотреть.
Поцелуй вслепую.
Конечно, Бьякуя никогда бы не позволил ничего из того, что случается так часто. Проблема лишь в том, что Гин ни разу не спрашивал, согласен ли Бьякуя. Он просто знал, когда появиться рядом.
Гин не был для Бьякуи ни привлекательным, ни отталкивающим – после смерти Хисаны он вообще забыл, как относиться к окружающим с какими-либо эмоциями. Ичимару Бьякуя и не заметил бы, не начни тот насильно обращать на себя внимание.
Дело не в том, кто из них холоднее, дело в том, что рядом с Ичимару Бьякуя загорался. Это его раздражало, волновало, злило.
Ичимару приходил, когда вздумается, и Кучики знал, что двери дома Гина всегда для него открыты. Естественно, он этим никогда не пользовался.

Ичимару единственный из командного состава капитанов и лейтенантов, кто не подошел и не выразил сожалений и сочувствий после смерти Хисаны. Почему-то все считали, что Хисане или Бьякуе помогут эти слова – возможно, иногда даже искренние, но болезненно бесполезные: Кучики и сам знал, что все это «ужасно несправедливо» и «надеемся, теперь ей легче».
Гин угадал, когда прийти. Кучики пил в каком-то кабаке – а испуганные младшие шинигами из разных отрядов по стенке обходили темный угол, почувствовал огромную рейацу. Бьякуя не хотел напиваться, чтобы забыться или еще что-то в этом роде, забывать ему было нечего – просто говорили, что это помогает. Тогда Бьякуя еще не понял, что ему вообще ничего не поможет, потому что он сам не желает облегчения.
Ичимару выпрыгнул откуда-то из пустоты, разлил саке по чашечкам, молча ухмыляясь. Бьякуя смотрел на него долго и наконец сказал, не объясняя и не оправдываясь, а констатируя факт:
- Это я виноват.
Гин всегда двигался немного резко, рвано: и в тот раз наклонил голову набок так, словно в шее неожиданно порвалось сухожилие.
- Да.
Бьякуя благодарен за то, что Ичимару не стал говорить слов ободрения, не стал разубеждать – он сделал чувство вины полным, совершенным, разделенным.
Они вышли из кабака уже поздно ночью, шли плечо к плечу, и Бьякуя ощущал, как что-то накаляется, разрастается, готовится обрушиться на него со всей силы. Гин затащил его в подворотни, провел закоулками, пока они не оказались возле казарм третьего отряда.
Бьякуя никогда не думал, что когда-нибудь позволит другому мужчине так обращаться с его телом, а другому человеку – со своей гордостью. И как бы это не злило и не возмущало, нельзя отрицать, что боль и унижение не приносят удовольствия.
Гина не надо было любить, к нему даже не надо обращаться с какой-либо долей тепла и нежности, наоборот, с ним необходимо постоянно быть начеку и не подпускать слишком близко – иначе он отравит душу так же, как калечит тело. Это успокаивает, это намного легче, чем чувствовать привязанность. Наверное, это нужно только Кучики, потому что Ичимару всегда смеется, наматывая волосы Бьякуи на кулак, и шепчет, как он удивлен, что капитан шестого отряда оказался такой дешевкой.
- Это тебя останавливает? – спокойно интересуется Бьякуя, напрягаясь от ощущения того, как чужие ногти врезаются в его кожу.
- Меня уже ничего не остановит. Даже ты, - улыбается в ответ Гин.
Эта улыбка сводит с ума. Однажды, когда прошло уже довольно много времени с момента начала этих добровольных пыток, Бьякуя пытался стереть эту ухмылку, царапал щеки и отвешивал пощечины, но Ичимару только больше заводился и веселился. Потом, уложив Бьякую лицом к лицу, удерживая руки, Гин ответил:
- Все просто. У меня вместо крови лед. Он начинает таять, ледышки бегут по венам, щекочут их изнутри – потому всегда и улыбаюсь.

Бьякуя не строил планов, когда это все закончится, потому что толком не мог понять, что же началось. Зачем это было нужно Гину, зачем это надо было ему? Наверное, только Ичимару умел унизить его больше, чем Бьякуя унижал себя сам – и это, видимо, единственное логичное объяснение. Логичное по личным меркам Кучики, конечно.
Невероятно, но образ Гина неразрывно ассоциируется с памятью о Хисане. С каждым днем после смерти жены липкая нить сомнений, страхов и разочарования в самом себе опутывает Бьякую все сильнее. Прошли месяцы, а понимание того, что он просто ничего не смог сделать, все никак не укладывается в мозгу. Воспоминания о Хисане – ослепительно белые, давят своей кристальной чистотой, делают чувство вины огромным. А потом появляется Ичимару, которому плевать на все страдания Бьякуи, все его самобичевания и самоуничижения, которому необходимо что-то неизвестное, но то, что приносит удовлетворение. Возможно, это наказание, и Бьякуя принимает его с некоторой радостью.
Иногда Гин ведет себя по-другому: проявляет жалость, не так едко насмехается, не так больно ранит. В такие моменты у Бьякуи начинается настоящая паника: сокращение дистанции даже на самую малость означает возможность новой боли. Кучики не хочет больше ни от кого зависеть, правильнее самому решать, сколько именно принимать чужого тепла, ласки, любви, чтобы потом не страдать от того, что эти чувства вдруг исчезли. Отдавать нужно больше, избавляться от страсти-нежности сразу же, не позволять ей накапливаться внутри. С Гином он привык к минимуму: хорошо, что Ичимару хотя бы не было противно прикасаться к такому бессильному ничтожеству.
Ичимару сумасшедший, и рядом с ним этим безумие заражаются другие. Кучики видит вечную улыбку, и у него самого сводит губы от напряжения в попытке сдержать нервный смех. Иногда получается. Иногда нет. Тогда они смеются вместе, хохот сливается-смешивается с криками боли и стонами наслаждения, эта безумная мелодия и агонизирующая рейацу пугает слуг, они поначалу прибегали смотреть, в чем дело. Долго ожидали ответа перед закрытыми седзи, а не дождавшись, отваживались приоткрыть створки, желая помочь хозяину, так непривычно кричащему – корчились в поклонах, извиняясь, пряча пылающее лицо, увидев, чем занимается Кучики.
Бьякуя знает, что опасаться следует только личных безумств Ичимару – Гин никогда не расскажет никому про эти встречи, чтобы как-то навредить Кучики в карьере. Все потому, что Ичимару плевать на дела Общества Душ, если они не связаны с его собственными. Гин умен и расчетлив, намного сильнее лишь от того, что не скрывает своего презрения ко всем остальным капитанам и лейтенантам – очень трудно определить, до какой степени может дойти его низость.
Много лет спустя после окончания этого безумного периода сосуществования, когда стало известно об истинной сущности Айзена, Бьякуя был одним из немногих, кто понял роль Гина в этой ситуации. Возможно, еще Мацумото Рангику. Ичимару любил рисковать: Бьякуя мог бы уничтожить его в бою, но Гин не боялся унижать Кучики и причинять тому боль – видел, что Бьякуя в этом нуждается. С Айзеном игры были опаснее, но наверняка они заводили Ичимару. Если бы Гина спросили, не боится ли он, что все его действия, мысли, мотивации и чувства – только гипноз Айзена, Бьякуя мог с точностью сказать, каким бы был ответ Ичимару. Гин улыбнулся бы слегка по-другому, нежели обычно, наклонился поближе и промурлыкал: «Даже если это гипноз, какая разница, пока мне ин-те-рес-но?»
Пока Гину было интересно, он исправно оставлял на спине Бьякуи кровавые полосы и отпускал желчные шуточки.
Кучики накапливал это унижение, впускал приходившего Гина в свой дом, терпеливо ждал того момента, когда тело и душа пропитаются ядом этого существа насквозь, необратимо, так, чтобы хватило на долгие годы одиночества, и лишь тогда закрыл двери имения навсегда. Ичимару не стал выяснять, что случилось, потому все было и так понятно, Кучики наконец получил то, чего желал больше всего – наказание.
Прекратилось все – даже едкие диалоги во время редких встреч в Обществе Душ: для Рукии, обычно сопровождавшей старшего брата, разговоры казались оскорбительными, для Бьякуи они были наполнены огромным количеством намеков и напоминаний. Это не давало расслабиться и поддерживало ненависть к себе.
Яда Гина хватило надолго. До тех пор, пока не появился Абарай.

2007-03-16 в 22:07 

счастливая меланхолия
Началось все с Рукии, такой похожей на сестру, такой же далекой и холодной с Бьякуей, как и Хисана. Кучики было тяжело просто находиться рядом с девушкой, но в то же время хотелось защищать, ограждать от опасности – уберечь, не ошибиться так, как он ошибся с женой, не допустить того, чтобы Рукия зачахла подобно сестре. Совмещать желание охранять девушку с нежеланием встречаться лично, чтобы избежать ненужных ассоциаций-воспоминаний, было нелегко. Именно поэтому Бьякуя и узнал про Абарая: пришлось незаметно наводить справки, чем жила Рукия до их встречи. Насколько Кучики смог понять, Ренджи Абарай был ее лучшим другом. Нескольких дней наблюдения за красноволосым офицером из отряда Зараки хватило для уверенности: пока сестра с ним, ей ничего не угрожает. Абарай скорее сам умрет, чем позволит кому-то причинить девушке боль. Проблема лишь в том, что убить его довольно легко, если посмотреть на сумбурную, эмоциональную и слишком хаотичную манеру ведения боя Абарая. Хотя потенциал неплохой.
Бьякуя вообще никем не интересовался, но тут пришлось обратить внимание на этого Абарая. Кучики ему немного... завидовал. Ренджи не отличался какими-то выдающимися успехами в боевых техниках, но зато не боялся показывать свое отношение к близким людям. Не скрывал своего желания быть рядом и защищать.
Против назначения Абарая лейтенантом 6-го отряда Кучики не возражал: кандидатура не самая плохая, а при систематических тренировках из Ренджи мог получиться приличный шинигами.
С тех пор и началось.
Наверное, Ренджи все же был намного сильнее его самого: сам того не сознавая, он заставлял Кучики ощущать собственные эмоции. Бьякуя не мог игнорировать тайные взгляды, потому что они были слишком искренними – Ренджи еще и сам не понял причину своего странного поведения, а Бьякуя уже сделал выводы.
Ренджи ему нравился. Однако слабая, неуверенная симпатия застревала в пласте грязи из прошлого и разбивалась о стену брезгливости к самому себе.
Призрак Гина в сознании не упускал возможности напомнить, что какие-либо отношения нужны только самому Бьякуе и связываться с ним по собственной воле не станет ни один здравомыслящий человек. Что бы Кучики не чувствовал к своему лейтенанту: некоторую зависть, жажду научиться чему-то, острую потребность открыться этому напору эмоций и чувств – капитан осознавал: все это – лишнее. Все это только усложнит его жизнь, сломает то, что строилось долго, в муках и унижениях, с помощью змеи Ичимару.
Бьякуя почти благодарен Ичиго, когда тот мешает Ренджи сказать что-то важное в госпитале: после их битвы, после побега Айзена, Тоусена и, что самое важное, Гина. Именно в этот момент Кучики чувствует в себе слабину: ему кажется, что сейчас, когда Гина больше нет в Обществе Душ, его колдовство, его гипноз способен исчезнуть, и Ренджи удастся пробить брешь в самозащите Кучики – эта неуверенность в себе от того, что в глубине души Бьякуя знает: хоть ничтожную малость, но готов ответить на непроизнесенные слова Ренджи.
Пьяная выходка Абарая многое изменила. Бьякуя увидел в Ренджи злость, ненависть, раздражение – и хоть ему больно, это дает возможность усмирить свое желание без последствий, не исследую новые чувства, а пользуясь старыми: проверенными на Ичимару.
Когда тебя ненавидят, не нужно возвращать теплоту и нежность. Если ты подчиняешься, от тебя не ждут привязанности. Даже если ты сам хочешь привязаться, об этом никто не узнает. Такие отношения хороши для Кучики тем, что их всегда можно прервать. Отдавать лучше – ты не жалеешь об утраченном, выжимаешь себя до конца, а будучи пустым внутри намного проще проживать пустую жизнь.
В пьяных глазах Ренджи, вспоминавшего позорный для него бой, было знакомое безумие – и Бьякуя вопреки доводам рассудка потянулся навстречу возможности снова испытать те незабываемые эмоции, что вызывает подчинение.
Ненавидящий тебя человек никогда не даст слишком много – а значит, это тебя не сломает. Нежность порой вообще калечит сильнее злости.
С того дня Бьякуя ждал. Не мог заставить себя отвести от лейтенанта жадный взгляд, выискивая следов однажды увиденного раздражения. Это отчего-то приносило невероятную боль: вроде и надо было дождаться, но ранила мысль, что Ренджи только хочет отомстить.
Бьякуя сидит в кабинете допоздна просто потому, что хочет оттянуть момент возвращения домой: в холодные стены, отторгающие его, стены, видевшие позор своего хозяина. Кучики ждет, чтобы Ренджи закрыл ему глаза, а лейтенант торчит рядом, выполняет работу, ему неловко и неуютно рядом с Бьякуей, но Кучики уже не может отпустить его просто так, снять с крючка своего взгляда – крючок обоюдоострый.
Бьякуя запрещает Ренджи приходить – и это действительно самое сильное желание. Каждый вечер думать, почему Абарай противиться его приказам, становится невыносимо. Через пару недель Кучики настолько устает от постоянного напряжения, что уже никак не реагирует на фамильярную манеру обращения лейтенанта, когда тот хватает его за руку и тащит куда-то на улицу.
Бездонное звездное небо обрушивается на Бьякую неожиданно, кружится голова и непроизвольно сжимаются кулаки. Со стоящим рядом Абараем тоже что-то творится: кажется, Кучики может слышать, как бешено колотится сердце о грудную клетку. Небо наконец падает: пониманием того, как мелочна, унизительна и омерзительна вся его философия, построенная на самообмане и игнорировании своих и чужих чувств, какой он сам ничтожный, не связанный ничем с окружающими людьми. Почему-то раньше он называл такое положение вещей «свободой», а это всего лишь одиночество. Не красивое одиночество получившего от жизни максимум, а одиночество человека, который никому не нужен. На секунду Бьякуе кажется, что и он сейчас станет частью этого огромного холодного океана над головой, еще мгновение – и так же застрявшие в небе звезды, как он застрял в своей обреченности, превратят его в пыль. В куске вселенной, здесь и сейчас, есть только одно, что еще способно его удержать: Ренджи – настоящий, живой, горячий, глупый в своей искренности, которая намного лучше ледяного спокойствия. Стеклянная кукла – рожденные эмоции, слабые, неокрепшие, стремятся наружу, ударяются о холодную поверхность, возвращаются обратно, и бьются внутри со все большей силой, разрушают весь внутренний мир, и конец всего этого наступит, только когда красивая беспристрастная статуэтка разобьется. Иногда Бьякуе даже хочется разбиться.
Ренджи все понимает правильно, и в те минуты, когда они вместе, в голове Бьякуи не только мысли о том, что нельзя допускать никакого сближения.
Внимательность Ренджи ломает, коробит, потому что Кучики ждет совсем не этого.
Это не то, к чему он привык.
Это не то, чего он хочет.
Ренджи – не тот, кто ему нужен.
Ренджи – не Ичимару.

Каждая встреча приносит все больше сомнений, нежность и наивная радость Ренджи сжимают горло, и Кучики сдерживается, хоть и хочет попросить быть жестче. Он все еще не может поверить, что Абарай, кажется, действительно его любит – наверное, именно поэтому все настолько плохо. Бьякуя бессознательно (специально?) пытается сделать отношения такими же, как с Гином: они болезненны, но болезненны только для него. По крайней мере, так было с Ичимару, и тогда Бьякую все устраивало.
Ренджи просит прощения, даже если не прав капитан: и не из-за своей слабости, а наоборот, только потому, что не боится показывать душевную силу, не скрывает чувств, которые пробивают брешь в коконе отчуждения. Если это случится, думает Бьякуя, он исчезнет, как снег на солнце. Он просто не выдержит нахлынувшей волны эмоций.
…Боль и злость не приносят облегчения, хотя вроде Бьякуя добился желаемого, спровоцировал лейтенанта: Ренджи его ненавидит и не считается с его желаниями, и когти зверя царапают спину, злость выгрызает напряжение, не дает сконцентрироваться на растущем страхе, что вот именно сейчас, именно этим он все испортил. Хочется прижать Ренджи к себе, переждать этот приступ и просить прощение за все мерзости, что он заставлял его делать. Но Бьякуя молчит, не в силах сопротивляться позорному, неконтролируемому наслаждению, подаренному яростью и болью.
А потом Ренджи уходит. Из имения, из Общества Душ, из жизни Кучики.
Бьякуя сидит в кабинете, отдает распоряжения, посещает капитанские собрания. Все как раньше.
Только теперь он знает точно, что самая страшная пустота – после надежды на проблеск, а самая тяжелая потеря – потеря того, что очень долго считал своим.

2007-03-16 в 22:07 

счастливая меланхолия
- Вы меня достали, мудаки.
Рукия отвешивает Ичиго подзатыльник, но это не действует. Вид у парня такой, будто единственное, что удерживает его от убийства Ренджи и Хисаги – нежелание выносить трупы из своего дома.
- Никакого уважения к старшим. Вот молодежь пошла! – усмехается Шухей и по-хозяйски топает на кухню.
- И правда, Ичиго, чего ты бухтишь? Мы ж вроде друзья, - Ренджи плюхается на диван и тянется к пульту от телевизора – достижения мира людей иногда приводят его в откровенный восторг.
- Друзья? Друзья?! Мало того, что вы заявляетесь сюда один за другим, лапаете все своими ручищами, протираете обивку на диване своими наглыми задницами, жрете как два несчастных ребенка из голодающей Африки, это еще и дружбой называется?
- Ичиго, но им же некуда пойти… - Рукия каждый раз пытается избежать конфликта. Каждый раз, когда троица встречается, это ей не удается.
- Блин, Рукия, они что, дети малые? Пойти им некуда! К Урахаре пусть валят!
- Мы и так там целыми днями сидим! У него даже поесть спокойно нельзя, у них там каждая рисинка на счету… Чтоооооо?
Хисаги проводил тоскливым взглядом бутерброд, который Ичиго вынул у него практически изо рта.
- Значит ТАК! Я уже привык к тому, что у меня в шкафу вместо грязных носков и запрятанных порно-журналов обитает шинигами – ну подумаешь, с кем не бывает. Но когда ко мне притаскивается мало знакомый подозрительный мужик с радостным заявлением, что собирается жить со мной, это как-то поднапрягает. – Хисаги на этих словах хмурится. – Мало того, через неделю еще один заявляется! Да вас скоро будет больше, чем Пустых в Каракуре и еще трех соседних округах.
- Кстати, Ичиго, а где все твои? – перебивает Ренджи.
Ичиго молчит, надеясь, что удастся как-то выкрутиться из сложившейся ситуации.
- А? – подключается Хисаги, и теперь уже все попытки бесполезны.
- Уехали. На выходные, - бурчит Куросаки себе под нос, уповая уже на то, что неожиданно в Обществе Душ случится ЧП и всех шинигами отзовут обратно.
Звуков трубы не доносится, только улыбки на лицах Хисаги и Ренджи становятся еще шире.
- Нет! Что бы вы ни спросили, НЕТ!
- Мы тихо! Ну Ичиииго! У Урахары нам приходится спать на 2 квадратных метрах. Вертикальных квадратных метрах.
- Нет. К тому же, я не могу допустить, чтобы Рукия ночевала под одной крышей с ВАМИ.
- Кстати, я сегодня ночую у Орихиме, - невинно вставляет реплику девушка и спешно уходит. Во избежание.
- Вот засада… Ладно, я к Чаду. Не могу уже видеть ваши рожи. Но учтите, если хоть что-то произойдет… В общем, я вас убью.

Оставаясь наедине, Хисаги и Ренджи меняются, оставляя образы легкомысленных лентяев для публики. Они еще не разговаривали на тему своих проблем, но каждому понятно: на грунт просто так не просятся. Миссии – одно дело, а добровольное патрулирование в мире живых – другое.
Ренджи не ожидал встретить здесь Шухея. Он надеялся, что никого не встретит.
Хотя ладно. Ни на что он не надеялся и ничего не хотел. Ренджи помнил, как ночью пошел к Ямамото, спокойный и уверенный, очень убедительно приводил аргументы, почему его необходимо отправить на грунт. Помнил, как удивленно смотрел на него генерал, подписывая приказ, да и сам Абарай не мог понять, откуда взялась такая логичность и спокойствие. Не иначе как половым путем передались. То, почему он решил уйти на грунт, сбежать из Общества Душ, отодвинулось на самый край сознания – такое ощущение, будто то, что произошло несколько часов назад, на самом деле было много лет назад – чувство, когда ты вроде и помнишь прежние промахи, но они настолько далеко, что уже не причиняют боли.
Только внутри – скрученная пружина напряжения.
Выпускаешь воспоминания из-под замка постепенно, аккуратно, иначе они просто разорвут больную голову. Кромсая Пустых, злясь на Джинту, ссорясь с Ичиго, играя в баскетбол с Шухеем, привыкаешь жить с новым знанием, новым мироощущением – пониманием того, что от недолгого, своеобразного, обманчивого счастья не осталось ни следа. Да и никогда не было даже тени надежды, потому что ты так и не узнал ничего про человека, которого любил и уважал.
Ренджи верит, что по окончании срока миссии сможет нормально вернуться и приступить к своим обязанностям лейтенанта. Когда-то ведь должна исчезнуть дрожь бессилия, тоски и неутихшей злости при мысли о капитане. Имя Бьякуи скрипит на зубах.
Но все не так плохо, как Ренджи предполагал. Проходит неделя, и каждый день, час, мгновение вдали от Бьякуи приносит облегчение – как будто лопаются кожаные ремни, стиснувшие грудь. Ренджи чувствует, как его отпускает.
И все равно тяжело. Просто потому, что Ренджи привык жить легко – не избегая проблем, не скрывая истинных чувств. Столкновение с лицемерием ослабляет.
Через три дня Ренджи уже может воспринимать окружающий мир почти адекватно. Он даже наконец замечает, что и с Хисаги что-то творится.
Шухей как-то очень быстро стал ему другом после того случая на миссии еще во времена студенчества Абарая. Ни Ренджи, ни Кира не замечали ощутимой разницы в возрасте, а после того, как оба стали лейтенантами, вообще всяческое неравноправие исчезло.
Теперь Ренджи понимает, что Хисаги старше его. На людях Шухей ведет себя странно – для тех, кто хорошо его знает. Обычно он немногословен и с неохотой открывается людям, а тут просто сама общительность, тем более подозрительная по сравнению с замкнутостью, которая проявляется, когда они остаются с Ренджи наедине. Возможно, Хисаги не стесняется Абарая из-за старого знакомства, возможно, осознает, что у Ренджи самого сейчас проблемы, чтобы приставать к другим с расспросами.
Дурачились Ренджи и Хисаги вместе: доставали Ичиго, потихоньку проклинали Урахару, весь его магазин и эти треклятые гигаи, шатались по незнакомому городу, поражаясь выдумкам живых людей.
…Для распития саке выбрали то, что Ичиго называл «комнатой для гостей». Пьянствовать в чьей-то спальне было слишком нагло. Опьянение пришло слишком быстро, но было каким-то некачественным. Ренджи было легко поддерживать разговор, ответить на вопросы, но с каждым глотком возрастало волнение – потому что клубок неразрешенных вопросов был слишком большим.
Они много говорили, причем наверняка Хисаги пропускал мимо ушей слова Ренджи так же, как Абарай – его признания – просто от страха переполниться до краев эмоциями.
Конечно же, Ренджи не рассказывает Хисаги про события той ночи, он даже в собственном мозгу не может облечь все унижение и боль в слова. Но что-то все же говорит и очухивается в тот момент, когда его лицо близко-близко к лицу друга, и сам он спрашивает, кажется, всерьез ожидая ответа:
- Ты бы мог простить такое?
- Я и не такое готов простить.
Ренджи уверен, что Хисаги его понимает: он пережил предательство капитана Тоусена. Или, скорее, не пережил пока. От того его странное поведение, нервозность и наигранность – те же попытки убежать от собственных бесов.
Неудачники.
- Хисаги, я ему все отдавал, ты понимаешь это?
- Я ему верил, а Тоусен-тайчо ушел…
- Все, как умел, а это оказалось ненужным…
- потому что никогда его не знал, даже не задумывался…
- и я просто не знаю…
- что я…
- делал…
- не так?
Два неудачника, которым нужно доказательство того, что они чего-то стоят. Что они кому-то нужны.
Поцелуй сначала даже приносит удовольствие, но лишь до тех пор пока Ренджи не вспоминает Бьякую.
- Ну что ты? – спрашивает Хисаги мягко и как-то жалостливо, когда Ренджи его отталкивает.
- Не могу, Шухей. Это нечестно. Я не хочу, чтобы ты мне помогал, а я тебя обманывал.
Ноги не слушаются, но Ренджи упорно поднимает свое тело с пола.
- Дурак. Почему ты считаешь, что только тебе нужна помощь?
- Не могу, Шухей, не могу!
Ренджи долго стоит под холодным душем, уткнувшись лбом в кафель и сжав кулаки. Сдерживаться тяжело, но он все еще ненавидит капитана и не собирается поддаваться своим желаниям. Он сломает себя, но перетерпит. Он не упадет так низко. Он не позволит себе слабости.

Поутру Ренджи сначала не может понять, что происходит: предметы нечеткие, контуры расплываются, а мир – словно двумерный. И это не похмелье, уж это Абарай знает точно, родное похмелье никогда так с ним не шутило, наоборот, в тяжелой голове чаще было СЛИШКОМ ясно.
Наскоро умывшись, собрав волосы в хвост и натянув джинсы с футболкой, Ренджи помчался к Урахаре, криво улыбнувшись разбуженному Хисаги. Шухей пробурчал что-то нецензурное и тут же снова заснул.

- Ой-ой! Ну бывает такое. Иногда. Вы не расстраивайтесь, Абарай-фукутайчо.
- А что мне делать-то?
- Я смогу подготовить новый гигай к вечеру. Ну максимум к завтрашнему утру.
- ААА! Киске! Я ни черта не вижу!
- Нууу, можно воспользоваться линзами – полезная, кстати, штуковина!
- Что за?
- Понимаешь, это вроде пленок, которые вставляют в глаз, и…
- Мама! Не надо вот этого! А других способов нет? Хей, Урахара, ты куда? Стой!
-Абарай-фукутайчо, у меня гость, прошу меня извинить…
- Какой гость, сейчас я с тобой разговариваю!
- Сегодня вечером или завтра утром, раньше не получится… Доброе утро, Кучики-сан!
Ренджи резко останавливается, за один вздох справляется с волнением и смотрит на капитана, как ему кажется, со спокойствием и гордостью. Бьякуя видит только ожидание.
- Как добрались? Вижу, Тессай уже решил все проблемы с гигаем? – мурлычет Урахара.
Бьякуя отвечает, но Ренджи не может сконцентрироваться на словах, только звук голоса имеет значение – он сбивает сердечный ритм, мешает мысли. Ренджи кажется, что он несется в хлипенькой лодке по волнам: его то подбрасывает вверх так, что сжимается сердце, то тянет вниз.
Он не чувствует ненависти или боли – и это немного удивляет. Еще вчера он на какую-то секунду допустил мысль, что готов простить или попробовать разобраться. А сейчас только удивление и обида: зачем Кучики появился здесь, почему не позволяет ему все забыть и успокоиться?

2007-03-16 в 22:09 

счастливая меланхолия
А, ладно.
Плевать.
Он проводит его в дом Ичиго, как говорит Урахара, «раз уж все равно по пути». Он ответит на все вопросы, если Бьякуя захочет узнать причины его исчезновения. Все-таки капитан. Пример для подражания, ага.
Бьякуя ни о чем не спрашивает, принимает официальное приветствие, выходит вслед за лейтенантом на улицу. Или Ренджи подводит ослабшее гигаевское зрение, или капитан и правда мгновение улыбается голубому небу над головой, прежде чем направиться к дому Куросаки.
- Как ваша служба здесь, Абарай-фукутайчо?
- Нормально. Без происшествий, которые заслуживают вашего внимания.
- Хорошо.
С Кучики что-то творится, Ренджи не знает, откуда такая уверенность, но она есть. Движения Кучики резкие, более размашистые и будто бы «смелые», словно это в Обществе Душ он носит сдерживающий гигай, а здесь сбрасывает оковы.
Ренджи не хочет об этом думать, так же, как не хочет видеть знакомое лицо, ощущать знакомый аромат и слышать голос.

Хисаги уже нет. Твою мать, можно было попросить его разыграть срочный вызов.
- Рада видеть вас, брат.
- Доброе утро, Кучики-сан.
Это только что Куросаки сказал? Во дела! Ну хорошо хоть, этот придурок вернулся домой, а то пришлось бы развлекать капитана до его прихода. От одной мысли у Ренджи сводит зубы.
- Конечно, вы можете остаться в моем доме. Никакого неудобства, что вы, Кучики-сан.
- Я бы хотел, чтобы мой лейтенант был рядом, желательно в этом доме.
Ой. Ичиго правда сейчас бьется головой об стену или у Ренджи просто хорошее воображение?
Воображение. Ичиго спокойно стоит, покраснев и сжав кулаки. Все нормально.
- Конечно.
Все нормально.
- Ренджи может остаться с вами, это же его долг.
Все нормально.
-Благодарю. Сейчас прошу меня извинить, необходимо заняться делами, приведшими меня в мир живых.
- Удачного дня, дорогой брат.
- Спасибо, Рукия.
Бьякуя быстро вышел, ничего не сказав лейтенанту.
- Рукия, я все правильно сказал?
- Да, Ичиго, спаси…
- Тогда, пожалуйста, вытащи из моего бока свой локоть…
- Ой, изви…
- И ПРЕКРАТИ БИТЬ МЕНЯ ПО НОГЕ!!! Да какого черта этот тип будет торчать в моем, МОЕМ доме, да еще вот с этим придурком!!! Как вы меня достали! Нет, ну это вообще в голове не укладывается, какого…
Ренджи закрывает глаза. Он не будет думать о капитане.

Днем Ренджи бродит по городу, матерясь на Урахару и его гигаи: мир при плохом зрении становится двумерным и неполным. Абарай даже мечтает о появлении Пустого: чтобы хоть на время избавиться от этого обличия – неудобно, как в скафандре. Хисаги запропал, по крайней мере, Ренджи так и не получил от него вестей за весь день. Это может быть связано с взаимной истерией, но вряд ли – Ренджи не почувствовал обиды со стороны Шухея, Хисаги понял. Ренджи тоже очень хочется хоть что-нибудь понять.
В дом Куросаки Абарай возвращается поздно, старается бесшумно пробраться в комнату, которую Ичиго разрешил занять на пару дней.
Сбежал из Общества Душ, молодец какой, Абарай!
Ренджи не раздеваясь плюхается на кровать лицом вниз, лежит так некоторое время, пока наконец не замечает присутствие капитана. Возможно, Кучики ради приличия выпустил сильнее рейацу, чтобы лейтенант-осел соизволил обратить на него внимание. Абарай не торопится подниматься, сначала хочет справиться с паникой, а потом попробовать посмотреть в глаза своему… кому? Капитану? Врагу?
- Кучики-тайчо…

- Ренджи. Я пришел за тобой.
- Конечно, Кучики-тайчо, я всегда к вашим услугам, если я нужен в Обществе Душ, то я сейчас же…
- Нет. Ты не нужен в Обществе Душ. Ты нужен мне.
Ренджи сидит на краешке кровати, Кучики – в кресле у другой стены. Ренджи хочется просто заснуть, прямо в эту секунду, сразу, чтобы не надо было как-то реагировать на подобные заявления. Ему все равно. Настолько все равно, что даже самому страшно. Он привык бороться с тем, что открыто враждебно, а что делать здесь – непонятно.

- Ренджи. Я должен извиниться.
- Не надо.
- Не надо?
- Нет. За что вы собираетесь извиняться? За те игры, в которые со мной играли? Если вы считали себя в праве так поступать, извинения сейчас уже не помогут. За то, что сломали меня? Я как-нибудь… справлюсь. Только уйдите.
Ренджи вдруг становится холодно. Он закрывает окно и бьет по шпингалету так сильно, будто хочет вогнать его в стену навсегда. В комнате светло от фонаря с улицы.
Бьякуя молчит долго.

- Ренджи. Прости меня. Ты позволишь мне объяснить?
- Не надо.
- Не надо?
- Вы не обязаны. И я не уверен, что хочу что-то узнавать о вас. Я этого… боюсь.
- Знаешь, я… когда думаешь о своей жизни в отдельный период времени, кажется, что неподвижен, висишь во вселенной, застрял в реальности как муха в янтаре. Легче называть это стабильностью и постоянством. Но наступает момент, когда понимаешь, что все это время постоянно падал вниз. Обычно это происходит, когда ударяешься о дно. Ренджи, ты ушел, и я понял, что барахтаюсь на дне. Извини, что затащил тебя с собой. Ты не должен был видеть этой грязи.
Абарай пялится в потолок и думает, что надо бы помочь Куросаки с ремонтом. А еще надо прекращать пить, тренировать шунпо и банкай. И еще у Матсумото скоро день рождения – условный, конечно – подарок пора готовить.
Я_не_хочу_слушать.

-Ренджи. Я должен поблагодарить тебя.
- Не надо.
- Не надо?
- Если я делал что-то, то только потому, что считал нужным. Хотел это сделать. Мне не очень важно, как вы это воспринимали. Это было необходимо мне самому.
Кучики поднимается и подходит к Ренджи, становится рядом, но Абарай даже не смотрит.
- Мне тоже это было необходимо. Просто я не понимал, как именно. Возможно, когда-нибудь я расскажу тебе, что заставляло меня так поступать. Но сейчас прошу только одного: поверь, что ты мне нужен.
- Не могу. Вы всегда запрещали мне приходить – значит, не желали меня видеть.
Ренджи так и не поднимает голову, и тогда Кучики делает совсем уж невероятную вещь: опускает перед лейтенантом на корточки, заглядывает в глаза снизу вверх.
- Я не хотел, чтобы ты думал, будто заставил меня. Будто это только твое желание. Я хотел сам прийти к тебе.

Такой вывод Бьякуя сделал нескоро, после дней десяти отсутствия лейтенанта. И вроде бы не изменилось ничего, жизнь текла своим чередом, вот только было… тяжело. Стыдно. Возможно, даже больно.
Бьякуя первое время старался не обращать внимания на тупое тягучее чувство тоски, игнорировать то, что почему-то рвалось наружу, требовало разрядки, решения, окончания.
Кучики долго не мог понять, что стоит делать.
А потом понимание свалилось неожиданно, но полностью, целиком, ответив на все вопросы.
Бьякуя просто подумал, как бы было хорошо, если бы Ренджи вернулся. Вернулся и простил его.
Есть за что: все его отвратительные выходки, извращенные мотивации своих поступков, гибкие и удобные для облегчения существования – это… ужасно. Как Ренджи такое терпел? Может быть, Абарай его действительно любил?
Впервые эта мысль принесла не страх и панику, а удовольствие. И это было волнительно, непривычно, приятно.
Абарая захотелось вернуть хотя бы ради того, чтобы каждый день видеть его и не забывать чувствовать. Оказывается, это можно делать, не боясь переборщить и не удержать эмоции.
И все эти сны про стебли росы, скользкие как змеи (Ичимару, привет тебе, где бы ты не был), острые, как лезвие Сенбонзакуры (почему ты не защищаешь меня от моих страхов?) – их же не было, когда рядом находился Абарай.
Ренджи заполнял собой пустоту внутри Кучики – и этого было достаточно, чтобы не сломаться.

Ренджи хреново видит. Совсем не видит, если уж начистоту, какое-то расплывчатое пятно вместо лица капитана, поэтому он двигается навстречу, близко-близко, чтобы понять, что же Кучики имеет ввиду.
Зрачки у капитана быстро расширяются, словно расплываются два чернильных пятна на бумаге. И в них нет ничего, за что Ренджи мог бы ухватиться и продолжать сохранять спокойствие: ни презрения, ни равнодушия. Там какое-то знание, уверенность и ожидание – но не то самое, злое и голодное, а другое. То, которого Ренджи так долго ждал, когда еще все не порушилось.
Непослушные деревянные пальцы сминают ворот рубашки Бьякуи, а Ренджи тыкается лицом в плечо капитана.
- Зачем ты заставил меня делать это? Это мерзко.
- Я знаю. Теперь знаю.
Бьякуя целует его сам, и это настолько необычно, что Ренджи даже забывает отвечать, просто сидит, набор нервных окончаний, и не разжимает пальцы.
- Я не хочу страдать так, как Кира и Хисаги…Не хочу так страдать, - шепчет прямо в губы Бьякуе, словно боится, что слова могут потеряться по дороге.
- Не будешь, если позволишь мне все исправить.
Ренджи почти физически чувствует, как начинает просачиваться через него скопившаяся обида и злость. Но это все еще не приносит яркости и четкости ощущений.
- Не знаю. Только не здесь. Не в гигае, когда я не воспринимаю половины. Это произойдет у тебя, в твоем доме, чтобы твоя кровать пропиталась моим потом, мой запах вбился намертво в шелк твоих простыней – и тогда ты не сможешь снова делать вид, что ничего не случилось.
Бьякуя лишь пожимает плечами – и вдруг Ренджи выдергивает из гигая, тащит наверх и в стороны, причем во все одновременно. Шунпо. Причем какое-то совершенно дикое, через непонятно кем открытый портал, прям в Сообщество Душ, по крышам, мимо башен, разрезая ночной воздух…
- Как…? – отдышавшись и получив возможность произвести хоть какие-то звуки.
- Я знал, что вернусь с тобой, поэтому портал открыли по моей просьбе, - как всегда спокойный и даже не запыхавшийся Бьякуя стоит посреди комнаты.
В своем доме.
Реальность грохается на голову Ренджи вместе с обретением нормального зрения: не только предметы получили четкость, но и происходящее стало остро-настоящим. Если там, в Каракуре, Ренджи не реагировал, потому что до конца не мог поверить, теперь его просто парализовало от шока.
Ладони вспотели.
Бьякуя подходит к лейтенанту и обнимает, прижимает так сильно, что через одежду чувствует, как колотится любимое сердце: быстро-быстро, аж щекотно.


2007-03-16 в 22:09 

счастливая меланхолия
Он все делает сам, медленно, будто прислушиваясь к собственным ощущениям, решаясь внутри себя на каждый шаг, и когда Ренджи пытается помочь ему, Бьякуя улыбается и продолжает.
Это был такой долгий путь, думает Ренджи, и млеет от того, как волосы склонившегося Бьякуи щекочут кожу.
Барьер бесчисленных одежд преодолен, и тут Абараю становится страшно, что они просто не смогут. Не смогут забыть то, как было раньше и сделать все по-другому: как хочется обоим.
Бьякуя застывает. Даже в полумраке Ренджи замечает, как капитан зажмуривается, пытаясь пересилить что-то внутри себя.
Слишком быстро.
Успокойся.
Бьякуя возвращается.
Это сложнее всего – остановиться и посмотреть назад. Раньше он, если уж решался, мчался вперед, не обращая внимания на ошибки и неудачи – чтобы не сожалеть.
Сейчас Бьякуя, новый, перерожденный Бьякуя понимает, что необходимо тормозить – иначе все пойдет по-старому. Он ложится рядом с тяжело дышащим Ренджи – и смотрит прямо в бешеные глаза, водит кончиками пальцев по лицу, как слепой, пока Ренджи не расслабляется немного. Непривычно видеть лейтенанта сомневающимся: раньше с Бьякуей он просто не мог позволить себе сомнений.
Бьякуя не знает, как себя вести, взаимное желание необычно и слишком волнительно, чтобы контролировать жесты и порывы, следить за четкостью и красотой движений, рассчитывать последующие шаги. Все происходит неровно и резко, но это прекрасно в своей честности.
На какой-то момент они оба будто взлетают и застывают на вершине, уцепившись друг за друга взглядами, а потом падают вниз, вверх, непонятно куда, зажмурив глаза от волнения, робости и счастья.
Бьякуе одновременно и плохо, и хорошо так, как не было никогда в жизни: в этот самый миг все прошлые страхи, злости, ненавистные пустые дни в последний раз пролетаю перед глазами, но теперь Кучики точно знает, что скоро это исчезнет. Наверное, навсегда.
Ренджи долго не может уснуть, прижимает к себе неподвижного расслабленного капитана, который тоже только притворяется спящим. Разговаривать не хочется. Разговаривать просто нельзя.
Потому Ренджи молча встречает рассвет самой холодной, самой дождливой, самой до дрожи в коленях нервной весны – самой лучшей весны в своей жизни.

Конец.

2007-03-16 в 22:29 

о_О
аффтар, вы жжете ну просто непереносимо)) особенное спасибо за сплинарность))
*пошла дочитывать*

2007-03-16 в 22:41 

Eswet
Cimex amantissimus. В диване с 2003 г.
Ах какое оно сумасшедшее. Замечательно. Просто замечательно.

Комменты местами перепутались :(

2007-03-16 в 22:58 

Eswet сейчас комментарии в правильном порядке

_Lucky_ еще раз скажу: получилось хорошо, но лучше всего - гинобяки :D

2007-03-16 в 23:52 

I wanna make you move because you're standing still (c)
как хорошо))) даже не знаю, что больше понравилось - Ренджи с Бьякуей или Ичимару с Бьякуей. очень подробно и обстоятельно описана картина - все изменения, что происходили с Бьякуей, и каждая деталь на месте, только подчеркивает идею. и все такое родное, и такое чувство, что на самом деле все это происходит с тобой, когда читаешь - чувствуешь то же что и герои, и так надеешься на счастливый конец.
спасибо, это потрясающе)

2007-03-17 в 00:17 

Эль леди Виортея тор Дериул
Спасибо.
Это просто потрясающе.
Безумно красивый, эмоциональный фик.
Даже слов нет, чтобы написть внятный отзыв.

2007-03-17 в 00:24 

счастливая меланхолия
The Traitor , в каком смысле жгу? :) в хорошем, надеюсь? :)
"сплинарность" напросилась сама) просто я обычно пишу под музыку, в этот раз на этой песне замкнуло)

Eswet , сумасшедшее? :) у меня только Гин с сумасшедшинкой планировался)
хотя Бьякуя тоже обычным мне никогда не представлялся)
вроде все норм с комментариями)

Полное_затмение , про гинобяк не спорю)))) просто так получилось, что начала писать шиппером бьякуренов, в середине зафанатела от Гина, и это сказалось на фике)

orocchan
спасибо большое)
старалась писать подробнее, чтобы получилось объяснить поступки Бьякуи, как я их представляла в мозгу)
Ренджи с Бьякуей и Ичимару с Бьякуей - две совершенно разныее истории, все-таки с Гином я не могу вообразить никакого счастливого развития событий, но тем не менее, пейринг Гин\Бьякуя в последнее время очень волнует)

2007-03-17 в 00:29 

I wanna make you move because you're standing still (c)
_Lucky_
пейринг Гин\Бьякуя в последнее время очень волнует
он меня давно очень волнует. получилось замечательно. примерно как я себе представляю этот самый пейринг - за что еще раз спасибо)))

2007-03-17 в 01:26 

Гармония мира не знает границ
Это гениально. Настолько впечатлена, что даже плакать не могу, а стоит слёз. Наверно, всю ночь буду бороться с собой - отправить Ваше произведение своему Бьякуе или подождать пока. Удивительно, насколько точно Вы всё описали, ведь у нас именно так и развиваются отношения, с точно теми же словами! Я в полном шоке! И в безмерном восторге! Спасибо большое-большое-большое за абсолютно гениальное творение.

Да, и за выбор отличной песни в качестве темы - отдельное огромное аригато!
:love:

2007-03-17 в 01:40 

Frigg de Lutz
нордый лись
Фик чудесный, имхо, лучший на этом фесте)
мне понравился переход в отношениях. у вас реально получилось их построить, от простых должностнх до нежности и отдачи!

Бьякуя поднимает голову и просто махает рукой.
все-таки - машет)

спасибо автору!)

2007-03-17 в 01:50 

Ричард тупо посмотрел ей в декольте. Разговаривать не хотелось.
_Lucky_
ОМГ! гинобяка! Да еще какая - просто шикарное обоснование их отношений! В таких Бьякую и Гина веришь полностью и сразу. И как жаль, что у них не сложилось :-( *хлюпает носом*
Фик очень понравился!

2007-03-17 в 02:45 

~heitaro
Пусть любуется отраженьем в луже крови огрызок луны, знаю я, что одно пораженье не решает исхода войны
Очень понравился язык. Просто наслаждался, пока читал. Аффтар, я весь ваш, пишите исчо :squeeze:


опечаточка..
Ренджи вес понимает, и все же расстроен и удивлен, когда Бьякуя, растрепанный, усталый, закутанный лейтенантом в хаори, шепчет тихо, но твердо: - Не надо приходить.

2007-03-17 в 03:04 

there's no black and white, right, right?
_Lucky_
спасибо за чудесный фик - действительно, один из самых лучших на всем фесте.

2007-03-17 в 11:34 

Да пожалейте моск, как доктор прошу.(с)
С удовольствием читается
И ХЭ очень к месту - после того, как их в процессе обоснованно помучили или они сами с этим справились), так, что захотелось им щастья) но щастья для них всегда хочется :)

2007-03-17 в 12:39 

Главное-правильно спровоцировать.
Удивительный фик.Эмоционально насыщенный,с редкими вкраплениями улыбок-когда Ичиго вопит на шинигами."Протираете мой диван своими задницами!" :lol:
И,пожалуй,сама близкая и понятная лично мне трактовка отношения Бьякуи к Рукии.
Огрромное спасибо автору! :white:
Гин...даже не знаю,что сказать,тут он получился такой...необаятельно-бякистый. :small: Хотя мнения Бьякуи о том,что он безумен,я не разделяю.

2007-03-17 в 14:29 

we're on a ship. pun intended
_Lucky_
спасибо большое))
я все утащу домой (некоторые проблемы со временем в сети) и все внимаааательно прочитаю)))))
но судя по комментариям у Вас получилось просто здорово))
а с меня отзыв чуть попозже)
ещё раз - спасибище))))) Шухей/Ренджи это ещё один мой любимый пейринг) как Вы его угадали?))

2007-03-17 в 14:42 

Welcome to the Inquisition. My party. | Мое Котейшество и Лисейшество
Восхищена. Очень сильно.

2007-03-17 в 15:22 

счастливая меланхолия
*Oxocanta*

вам спасибо за такие слова)
рада, что понравилось)

orocchan
он меня давно очень волнует. получилось замечательно. примерно как я себе представляю этот самый пейринг - за что еще раз спасибо)))

ну у меня есть ещ енесколько трактовок этого пейринга - но с незначительными изменениями, все-таки счастья и взаимопонимания между этими двумя товарищами не вижу)

Abarai-fukutaicho
даже не знаю, что сказать) благодарю за такие слова, но до гениальности мне еще очень-очень далеко) просто тема благодатная и герои замечательные - писать про них и писать можно)
удачи вам с вашим Бьякуей)
песня очень хорошо под настроение попала во время написания)

Frigg de Lutz
Фик чудесный, имхо, лучший на этом фесте)

фики на фесте вообще сложно сравнивать - очень разные жанры и стили, но все равно приятно)

мне понравился переход в отношениях. у вас реально получилось их построить, от простых должностнх до нежности и отдачи!
ой, здорово! я очень переживала, что будет необоснованно в некоторых местах)

опечатки поправлю)

Ollyy
В таких Бьякую и Гина веришь полностью и сразу. И как жаль, что у них не сложилось
да не, хорошо, что не получилось))) для меня вся прелесть этого пейринга - именно в том, что счастливого итога никогда не будет) такие разные личности, одни противоположности и разногласия. но тем не менее, очень заводит меня идея этих товарищей вместе)
спасибо за отзыв!

~heitaro , спасибо за комплимент языку)))) постараюсь писать еще)
исправлю опечатку)

NoFace , всегда рада стараться)

канарейка_жёлтая , в заявке был ХЭ, а так у меня обычно все умирают или как минимум страдают. Но в процессе написания уже сама стала героям сочувствовать, что-то совсем замучмла бедных. Так что ХЭ был просто неизбежен)

Катана сан
спасибо за такой отзыв!
без вкраплений юмора ангст не таким ангстовым кажется) да и вообще, не могу я долго без шуток писать)
тема отношений Бьякуи и Рукии еще до конца не исследована и лично для меня еще есть куча вопросов. Мне кажется, что даже если не брать Бьякую, этого ходячего феномена, то и у Рукии не все понятно. Боится она брата, все равно как-то натянуто относится, пусть даже и уважает. короче, здесь нужен отдельный фик, и не один)
Гин. ууу, я его так люблю в последнее время)))) но люблю именно его сумасшедшинку, язвительность - вот и Ббьякуе пришлось обращать внимание на его безумие) по аторской, так сказать, воле)

Никакун
буду с нетерпение ждать вашего мнения) надеюсь, понравится, хотя условия я выполнила не все(
Шухей\Ренджи... Чутье? :)

Котя Хелла
ой. спасибо. не ожидала)

2007-03-17 в 16:21 

There's never a forever thing
Ох... на два часа, что читала фик, просто выпала из реальности. Хоть и встретились несколько острых углов, в целом все повествование окутывает, как мягкая паутинка, слой за слоем, пока полностью не погружаешься в эмоции и чувства героев. Тем более, мне кажется, такого рода отношения, особенно с Гином, на самом деле вполне могли иметь место)
Большое спасибо автору)

2007-03-17 в 19:36 

Убис пари
_Lucky_
Сногсшибательно. Полностью в характере все герои, что вообще редкость.
Спасибо автору за. :hlop: :hlop: :hlop:

2007-03-17 в 19:58 

Frigg de Lutz
нордый лись
_Lucky_ я передала именно свое мнение) хотя, несомненно, многие фики получились замечательно, но тут и пейринг мой любимый и все остальное)

2007-03-17 в 20:52 

Люблю - целую.
Впечатление очень потрясенное. В хорошем смысле этого слова.
Правда читала под драматический OST из совсем другого кина.

2007-03-17 в 23:19 

Кровь моя смеется долгу вопреки (с)
Просто волшебно! Очарована.
Бьякуя получился очень человечный, живой и несчастный, Ренджи - неожиданно понимающий и тонко чувтвующий. Гин как есть сволочь.
Я в восхищении. Спасибо :white:

2007-03-17 в 23:32 

счастливая меланхолия
Sally. , а нельзя ли про остре углы поподробнее? :) мне то кажется, что их там в каждом предложении, иногда уже ничего не видится - долго писала, устала немного) а мнение очень интересно узнать)

IQ-sublimation , спасибо! для меня самая лучшая похвала - попадание в характер :)

Frigg de Lutz ОТР? :) я вот тоже думала, что Бьякурены - самое ркутое, что может быть) но потом вылез Гин))))

Sudzume , рада, что понравилось)

Пенелопочка Ренджи тоже несчастный) но Бьякуя, конечно, больше) а у Гина вся прелесть именно в сволочности)

2007-03-18 в 02:55 

sugar and spice and everything nice
Ах, как красиво получилось. Бьякуя чуть более... мазохист, чем я его обычно себе представляю, но тут вся эмоциональная мелодия выстроена очень убедительно. Спасибо большое.

2007-03-18 в 12:09 

forget-me-not
_Lucky_
Спасибо. Редко встретишь в любом фандоме фик, который можно счесть полноценно литературой.
Спасибо еще раз, я получила огромное удовольствие.

2007-03-18 в 13:10 

_Lucky_, круть, Лак! Я прониклась *_* Душевно, душевно!%)))
Пока не выходит собрать мысли в кучку, как-нибудь выскажусь поконкретнее. Наверное))
Но по-любому - ты жжошь *_*

2007-03-18 в 13:14 

Лосось сомнений
_Lucky_ перечитала уже три раза... Блин, Лаки, ты всё таки демон какой-то, а не человек, честное слово! :inlove:

*пошла заниматься своим любимым делом - распространением твоего творчества* ))

2007-03-18 в 15:33 

_Lucky_
в хорошем, конечно)) чудно)

2007-03-19 в 09:35 

Greggy
...бессмысленная зверушка
С комментариями у меня как всегда глухо, поэтому... Это красиво... очень :white:

2007-03-19 в 14:32 

There's never a forever thing
_Lucky_
Острые углы - некоторые фразы и предложения, выбивающиеся из общего ровного повествования. Такие вот рваные дырочки в паутинке) К сожалению, чтобы на них конкретно указать, нужно заново перечитывать всю историю (что я и рада бы сделать, нравится она мне очень, да время не позволяет), потому что при первом прочтении я была слишком увлечена отношениями героев и никак такие моменты специально не выделяла.

2007-03-20 в 00:54 

счастливая меланхолия
Таэлле , спасибо за отзыв) я Бьякую до сих пор не могу понять, в нем сочетается несочетаемое, и я для себя никак не могу объяснить некоторые "особенности" его поведения - вот и допускаю, что такое развитие сюжета тоже могло иметь место)

Mittas , благодарю за такие слова) очень приятно, рада, что понравилось)

imaginary , спасибо, солнышко ^^

Domi Gloom , стараемся, господа) в нашем демонском мире можно только демоном быть)
и как же ты его распространяешь? :) листовки на улице? ;)

The Traitor :)

Greggy , мне приятно, что вы высказали свое мнение) спасибо)

Sally. , понятно) если вдруг будет время - с удовольствием и благодарностью выслушаю)
авка прикольная :)))))

2007-03-20 в 09:25 

There's never a forever thing
_Lucky_
хорошо)
угу)) мне тоже нравится))))

2007-03-23 в 21:06 

Лосось сомнений
_Lucky_ объявления в газете)

2007-03-23 в 22:15 

let's walk another way
_Lucky_ , дивно! Очищение через ужас и сострадание? Кажется, я начала чуть лучше понимать этих героев а мне с ними еще работать и работать. Спасибо большое. Я в восторге. :white:

2007-03-24 в 00:06 

счастливая меланхолия
Domi Gloom , я так и думала)

Гай Юлий , спасибо)
может, не очищение, а просто озарение) КУчики надо было подумать и осознать свое безответственное поведение :)

2007-04-12 в 02:59 

You really should wear a bell. - Kinky, I'll think about it ©
_Lucky_
просто нет слов - реально шедевр.))
так глубоко и неожиданно, Бьякуя так вообще...
падоооооонак xDD как он мог так обидеть Ренджи! я всегда знала, что он сволочь, но что такая xD

действительно здорово, мне очень понравилось.))
настолько серьезно и реально, что трудно поверить. наверное, так оно и было бы.
вернее, если было бы, то именно так.

2007-04-27 в 21:09 

you're reaping what you've sown
Отлично. Мне до этого писать писать и ещё раз ПИСАТЬ.

2008-02-05 в 02:50 

вау круто :heart:

2008-08-11 в 01:05 

[Верба]
Книжный червь в яблоке познания
_Lucky_ ,
понимая, что поздно - просто выражу восхищение.
Удивительно пронзительное целостное перерождение героев. Очень важное.
И очень красивое. Как Сенбонзакура.
Спасибо.

2008-08-11 в 13:30 

счастливая меланхолия
в дискуссиях вдруг неожиданно высветилась эта тема, было жутко приятно прийти и прочитать положительные отзывы на мой фик. кому еще не ответила:
asian panda , Neko-HiME, Noogzar и [Верба] , большое спасибо за теплые слова. Это один из самых больших и трудоемких моих фанфиков, и каждое мнение для меня очень важно.
:)

2008-10-22 в 02:52 

это потрясающе
обожаю гина
обожаю бьякую
в вашем исполнении..они прекрасны...сдерживала слёзы...тихая грусть ...нет слов.
Шедевр

URL
2008-10-22 в 15:19 

_Lucky_
счастливая меланхолия
Гость , спасибо за отзыв. Рада, что понравилось.

2009-04-03 в 16:57 

Герой асфальта
охрененно... шедевр, да... просто потрясающе все описанно... все чувства, все мотивы...
просто :hlop: )

2009-09-05 в 18:14 

счастливая меланхолия
Карана , спасибо! :)

2009-09-20 в 03:09 

terrakotovyi
Пью, курю, ругаюсь матом
Кру-у-у-у-у-уть!!!
Очень, очень хорошо. Такие живые герои. Особенно декаденствующий Бъякуя - такой пир для ума и сердца. Ни один автор не изобразил его так близко к тому образу, который сложился в моем сознании. Автор, снимаю шляпу!

А какой лапочка-Гин, а?!?!?! Именно лапочка! Да, мерзавец, так его обычно видят - непостижимый, но мерзавец. Но какой он все таки чувственный с Кучики! Я это чувствую, потому что в реале пыталась доставить мазохистское удовольствие своему парню, Гин это подтверждает:
Чтобы быть с кем-то, мне нужно или любить человека, или испытывать к нему интерес. Тебя я не люблю. Значит, мне надо немного развлечься, чтобы я мог дать тебе то, что ты хочешь. - оправдывающая фраза для Изуру, однако исходя из нее, какие чувства он испытывает к Бьякуе? Готов ли отступиться от него: Ичимару не стал выяснять, что случилось, потому все было и так понятно, Кучики наконец получил то, чего желал больше всего – наказание.
Прекратилось все – даже едкие диалоги во время редких встреч в Обществе Душ: для Рукии, обычно сопровождавшей старшего брата, разговоры казались оскорбительными, для Бьякуи они были наполнены огромным количеством намеков и напоминаний. Это не давало расслабиться и поддерживало ненависть к себе. Яда Гина хватило надолго.
Разве для Бьякуи не все будет яд? Разве не дал Гин ему того, что тот так жаждал? А как пугался Бьякуя, если... Иногда Гин ведет себя по-другому: проявляет жалость, не так едко насмехается, не так больно ранит. В такие моменты у Бьякуи начинается настоящая паника: сокращение дистанции даже на самую малость означает возможность новой боли. Так вот, автор, имхо Гин не отступится (соответственно жду продолжения). В этой связи ХЭ с бьякуренджи не кажется мне убедительным! Пусть Ренджи еще поборется.

2009-09-20 в 11:10 

_Lucky_
счастливая меланхолия
terrakotovyi , спасибо!
Особенно декаденствующий Бъякуя - такой пир для ума и сердца. Ни один автор не изобразил его так близко к тому образу, который сложился в моем сознании.
здорово! Бьякуя такая льдышка по жизни, надо было найти причину его поведения. этим все фанфикеры и занимаются :)

А какой лапочка-Гин, а?!?!?! Именно лапочка! Да, мерзавец, так его обычно видят - непостижимый, но мерзавец. Но какой он все таки чувственный с Кучики!
Гин в этом фике - моя гордость. Впервые так получилось, что нем полностью понравился тот образ, что я написала. Ичимару классный :)

оправдывающая фраза для Изуру, однако исходя из нее, какие чувства он испытывает к Бьякуе? Готов ли отступиться от него
Я думаю, для Гина Бьякуя был очень интересным экземпляром, но никакой любви там не было. Просто на Кучики чем больше давишь, тем сильнее он становится в своей желании унижений - и Ичимару от этого перся, как удав по стекловате. И вообще, там очень много всяких замутов, в их взаимоотношениях: начиная с происхождения (кучики аристократ, а Гин - руконгайский выходец) и заканчивая характерами.

Так вот, автор, имхо Гин не отступится (соответственно жду продолжения). В этой связи ХЭ с бьякуренджи не кажется мне убедительным! Пусть Ренджи еще поборется.
Нет, тут окончнаие точное :) Гин нашел занятие позабавнее - Айзен-тур в Хуеко Мундо, а Бьякуя достаточно боли накопил, чтобы нарыв прорвался и наступил хеппи-энд с Ренджи :) Но всяких проблем у ни еще много будет.

2009-09-20 в 12:54 

terrakotovyi
Пью, курю, ругаюсь матом
_Lucky_, ладно, автору по правилам хорошего тона не перечат. Главное, чтоб ты не останавливалась - пиши.

2009-09-20 в 13:09 

счастливая меланхолия
terrakotovyi , да я не против :) все-таки автор - Куботайт, только он знает настоящие характеры, а мы так, балуемся :)
а второй приход фанатения по бличу в самом разгаре, так что надеюсь, еще что напишу :)

2009-12-19 в 15:19 

Я то, что я есть
Очень хорошо и сильно написанно. Даже немного больно читать.

2009-12-19 в 16:39 

счастливая меланхолия
Лютый зверь , спасибо! Рада, что понравилось.

2009-12-19 в 19:11 

Я то, что я есть
Не за что. Вещь действительно очень сильная, особенно начало

2013-09-18 в 18:11 

Justin66
спасибо, понравилось :)

2013-09-18 в 21:11 

_Lucky_
счастливая меланхолия
Justin66, на здоровье)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Фикатон по миру аниме и манги Bleach

главная