00:52 

Краткий конспект Легенды о героях Галактики

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
описание содержания серий))
Писано человеком, который заглотил Легенду один раз, что -то запомнил, что-то нет, а теперь смотрит неспешно еще раз и удивляется, встречая знакомые лица там, где раньше их не заметил.
Сплошные спойлеры.
Оно в комментах.

А, да, смотрено с ансабом, в связи с чем возможны мелкие блохи и крупные крокодилы.

Закончен труд, завещанный от... кхм. Не прошло и года.
Начало - собственно, примерно даже до середины - нуждается в серьезном пересмотре и исправлении. Впрочем, как справочник, можно использовать и в таком виде.

Кампай.



 
запись создана: 07.12.2008 в 20:58

@темы: матчасть, однако, как мы это смотрели, ЛоГГ

URL
Комментарии
2009-06-22 в 04:02 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Панцирники стреляют из арбалетов, Юлиан, между прочим, отбивает стрелы топором) Стрела в забрало) покачнулся. Панцирник налетает с топором. Юлиан выставляет топор. Давят каждый в свою сторону. Но тут Поплан врезал сзади. Кровища. - Юлиан: командор! - Поплан: это вовсе не забава. - тут сзади с воплем набегают еще местные ребята. Кровища. - Юлиан, работая топором: что не забава? - Поплан: ну, на Земле и здесь мне приходилось драться, стоя ногами на земле. Что может быть отвратительнее? - лупит топором, противник пополам. - один из гренадеров: они чудовищны! - кажется, свалил) Стрельба из арбалетов. Машенго бежит с целой колонной в руках (кхм, а как он ее оторвал? И где?), швыряет оную колонну, почти всех и уронил. - Поплан: отлично. - Бегут, а за углом притаился один гренадер. Выскакивает и на Поплана со спины: умри! - ну тут есть Блюмхарт (это он?), а у Блюмхарта есть топор. С размаху в спину, и тот падает. - Шенкопф: вы еще недостаточно хороши. - Поплан хмурится, но сказать нечего. - Зашибленный гренадер поворачивает голову. Видит эмблему на рукаве. - Р...розенриттер!.. - прочие гренадеры: розенриттеры?.. - Шенкопф: вперед! - крушат. Гренадеры сильно забоялись. - Отступаем! Отступаем!
Флагман Лютца. Лютц смотрит на крепость, а поделать ничего не может.
В коридорах Изерлона мигает красный свет. Или это Юлиан смотрит через забрало, залитое кровью? - Юлиан: прямо впереди! - бегут. Нет, это все-таки свет, кажется. Еще кого-то зарубили.
Командный пункт крепости. - Враг захватил 4-ю резервную контрольную комнату. - Валер: почему именно это место?.. - Не знаю. - Это наш флот! Наш флот возвращается! - на экране «Скирнир». - Валер: они вернулись...
Поплан и Юлиан, кого-то опять зарубив, отставляют топоры и кладут пальцы на клавиши. Загорается свет. Юлиан снимает шлем. - Поплан: разблокируй Торхаммер! - Юлиан за пультом: «Одна чашка русского чая, не с джемом, не с мармеладом, а с медом».
Командный пункт. - Адмирал, компьютер... - Валер поднимает брови.
Флот Лютца приближается к крепости. - Хольцбауэр: адмирал, это же!.. - из брони выныривает Торхаммер. - Лютц: нет, отступаем! Всем кораблям, на обратный курс! Быстро отойти из зоны поражения Торхаммера! - корабли разворачваются.
-Шенкопф: зарядить его! - синие молнии и все, что полагается. «Скирнир» дует от Изерлона, а на поверхности уже кольцо светится. - Шенкопф: огонь! - выстрел сметает имперские корабли.
-Идиоты! Не сбивайтесь в кучу! Рассеяться! - это Лютц на корабле.
Валер стоит, потрясенный.
Меркатц со Шнайдером наблюдают.
Лютц на мостике. - Боевой корабль «Люйтеболт», нет связи! Боевой корабль «Триттенхейм», не отвечает! - Лютц: всем кораблям, отступить за пределы досягаемости огня.
В коридорах Изерлона все еще машут топорами. - Торхаммер также расстрелял дух имперских войск. - панцирники отходят. - Оборонные отряды крепости предположительно еще имели преимущество в численности, но они отступали или были окружены один за другим. - трупы в коридора крепости. Среди трупов есть и розенриттеры — видно эмблему. - (под титры) Во время сражения сменилась дата, и на следующий день, 14 января, в 00:45, имперский флот наконец предложил эвакуировать крепость. - Валер: я требую безопасной эвакуации моих подчиненных. Если вы не исполните это требование, я не колеблясь буду сопротивляться и разрушу крепость. - Шенкопф — Юлиану: как представитель адмирала Яна, как ты поступишь? - Юлиан: конечно, мы должны согласиться. - Багдаш: погодите, не решайте сразу. В переговорах важно заключить сделку. - Юлиан обещал ответить через 15 минут, но в конце концов он ответил через 7 минут. - Юлиан: не думаю, что есть необходимость в дальнейших жертвах. Уверен, что есть много раненых, которые выживут, если быстро получат медицинскую помощь. - едут по движущейся дорожке, Багдаш с гордостью смотрит на Юлиана. Входят в командный пункт.
Валер застрелился.
Юлиан медленно подносит руку к виску. Все стоят, отдавая покойному честь.
Флот Лютца уходит от Изерлона. Лютц мрачен. - Адмирал, пожалуйста, отдохните.
В корабли грузятся имперские солдаты. Раненых ведут под руки.
-Меркатц: это в самом деле новая надежда. - Шнайдер кивает.
14 января 800 года, 2 года по новому имперскому календарю, Изерлонская крепость снова оказалась в руках Яна Вэньли. Прошло около года после того, как от нее были вынуждены отказаться.
Конец 70-й серии.

В анонсе: (перевели) главнокомандующий Бьюкок, в попытке замаскировать свою малочисленность, развернул построение внутри длинной туннелеподобной области, пересекавшей кольцо астероидов в звездной системе Марр-Адетта, и нанес встречный удар имперской армии. Это битва, принесшая последнюю славу нации, придерживавшейся республиканской демократии. Следующий эпизод «Легенды о героях Галактики», «Битва при Марр-Адетте. Часть I». Новая страница истории галактики.

Даты: 800/491/2, 2 января - первый приказ Лютцу от Багдаша.
8 января - Бьюкок начал операцию против Райнхарда
12 января - Лютца выманили из Изерлонской крепости
13/14 января - второе взятие Изерлона
14 января - крепость перешла в руки флота Яна

URL
2009-06-22 в 12:39 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
А звания они вечно путают. И с Л и Р у них тоже постоянная чехарда. Впрочем, их переводчик на форуме признавался, что мозг у него выеден этой мегахреновиной и он уже не всегда сам знает, что пишет.

2009-06-22 в 12:42 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
SturmFliege Главное потом разобраться и выбрать уже какие-нибудь звания для героев. А то они то так, то сяк, то эдак... я и без того не сильна в военной иерархии, а тут просто действительно моск набекрень.
Л и Р - это ладно) тут проще. Тут я хоть понимаю, откуда ноги растут)

URL
2009-06-22 в 12:47 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
Да уж составили бы себе список Who is who и придерживались бы его. А то то так, то сяк... Хотя, например, в Gundam SEED это не работает - там за героизм некоторым персонажам внеочередные звания присваивают в ходе действия прямо со свистом.

2009-06-22 в 12:50 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
До какого -то момента можно было проследить, как они растут в званиях. Но что-то в третьем сезоне пошла чехарда. Может, переводили после приличного перерыва, в головах у переводчиков настала путаница, они насыпали абы как - мол, потом разберемся, а потом не разобрались...
Меня вот занимает сильно возраст милого мистера Аттенборо) я запуталась, сколько ему лет, и придется отдельно рыть.

URL
2009-06-22 в 12:53 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
А чего тут рыть? 23 ноября 769 года. Дальше идет арифметика.

2009-06-22 в 13:02 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Угу)) и в 798 имеем 29, а Поплан все время острит насчет этих старичков, которым перевалило за 30, и Дасти не возмущается, что он еще молодой, а возмущается, что он не нарочно перевалил за 30))

URL
2009-06-22 в 13:03 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
Что же касается званий, то у сабберов явно путаница с соотношением рангов армия-флот. Тут они почему-то посчитали розенриттеров по флотскому табелю о рангах. Флотский "кэптен" - это армейский полковник, все правильно. А вот Блюмхарта и здесь, и когда Юлиан в 110-й перечисляет его среди тех, кого Де Вилье погубил, именуют "commander", что по-армейски соответствует подполковнику. Неужто все-таки повысили?

2009-06-22 в 13:05 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Что же касается званий - когда я добью это дело, я положу перед собой полный текст и буду шерстить. Потому что иначе пропадешь) и хорошо бы напрячь кого-нибудь, кто понимает по-японски, хотя это уже мечты, - а впрочем, вот Роциель... попробуем пристать, может быть... вдруг?

URL
2009-06-22 в 13:12 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
AnnetCat, угу, потому как фиг разберешь. А в 82-й, когда выбирают сопровождающих Яну, про Блюмхарта опять же пишут major. Нет, надо японоговорящих товарищей напрячь, а то полная путаница получается.

2009-06-22 в 13:15 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Точно) только уже набрать полную шапку вариантов, и аргументированно спрашивать. Чтобы отвечать было легче) типа - серия такая-то, битва такая-то - майор. Серия сякая-то, битва эдакая - капитан. Битва разэдакая - вообще командор. Чего выбираем? "где, мадам, талию делать будем?"

URL
2009-06-22 в 13:19 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
Ну, а табличку ту со званиями, на которую я тебе давала ссылку, держи под рукой. Она слегка помогает блох вычистить. Розенриттеры, ясен финик, идут либо по графе "армия", либо по графе "морпехи", однофигственно. Но никак не по флотскому разряду.

2009-06-22 в 13:23 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Табличку помню и держу, но когда я роюсь в серии, я откладываю это на потом) Так что надо вдоль всего текста с поганой метлой... а там уже страниц - застрелиться.
Но мы справимся. Любовь сворачивает горы)

URL
2009-07-01 в 19:28 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
71 серия. The Battle of Marr Adetta. Part I.
«Брунгильда» (надписали, вдруг кто забыл). - Из-за помех, создаваемым врагом, связь с Изерлонским районом, также как и с «Черными уланами», блокирована. - Это Райнхард со своими адмиралами слушают рапорт. Видно плохо, однако вон Вален, Фаренхайт, Миттельмайер, Мюллер, Айзенах, Меклингер. Наверняка там же Ройенталь, но его не разглядела) По данным нашей разведки, силы Альянса... (сидит Хильда, за спиной у нее виден, кажется, Кисслинг. И Эмиль тут же стоит) ...возглавляемые флот-адмиралом Александром Бьюкоком... (ага, а вот и докладчик. Теодор фон Люкке, лейтенант-коммандер, младший адьютант, надписали. Рядом с ним сидит фон Штрайт) ...располагают флотом численностью примерно в 20 000 кораблей. (ну что, посчитали точно) — переглядываются адмиралы, которых я помню в лицо, но не помню как зовут, а их не надписали. Вон, кстати, Грильпальцер сидит... не, ошиблась, этого надписали: это Бруно фон Кнапфштайн, друг Грильпальцера. - Кнапфштайн: по крайней мере они собрали приличное количество. Но, конечно, там не может быть много боевых кораблей и транспортников, и мне интересно, сколько из них останется после битвы. - Байерляйн (подписали: Карл Эдвард Байерляйн, адмирал): тогда мы должны сражаться и уничтожить их. Это притупило бы наш высокий дух, с которым мы собираемся объединить вселенную, если мы будем колебаться и упустим такой случай. - а, вот и Грильпальцер (надписали: Альфред Грильпальцер, адмирал): если мы попусту потратим время, это может позволить Яну Вэньли и его группировке, которые находятся в трудном положении бездомных, подняться снова. В прошлогодней битве при Рантемарио мы упустили возможность полностью уничтожить армию Альянса именно потому, что он вмешался. Ваше величество, пожалуйста, прикажите нам биться! - Миттельмайер и Ройенталь чувствовали, что нет нужды подталкивать Райнхарда к битве при данных обстоятельствах. Вопрос уже стоял не о том — биться или нет, а о том — где и как биться. Какую тактику применит флот Альянса? Только на этом был сосредоточен интерес Райнхарда.
Райнхард получил рапорт (тут показывают имперский разведывательный катер) о том, что флот Альянса развернут в системе Марр-Адетта, 13 января 800, 2 года по новому имперскому календарю. - Райнхард: в соответствии с информацией, полученной от феззанского навигационного центра, внутренность системы Марр-Адетта представляет собой огромный пояс астероидов. Размер самой большой планеты всего 120 км в диаметре. Общее количество их не поддается подсчетам. Поддерживать связь трудно, а солнечный и энергетический ветер дуют хаотически. (тут схема) - Миттельмайер: этот старик... Как умно он выбрал для битвы такую трудную космическую область. - Райнхард: там есть один коридор, который пронизывает по спирали пояс астероидов (тут схема), и армия Альянса ждет нас внутри этого туннеля, длина которого 920 000 км, а ширина — 40 000 км. Намерения противника очевидны. Это должно означать, что они бросают вызов. Этот старик пытается поднять дух демократии, пожертвовав своей жизнью. - Мюллер: человек, сохранивший пыл, несмотря на старость, заслуживает восхищения. - Райнхард кивает. - фон Штрайт (надписали: Артур фон Штрайт): ваше величество, нет никакой необходимости вам самому идти в решающую битву. Если вы пошлете один флот, чтобы удержать врага, и отправите все остальные флоты захватить Хайнессен, все будет решено. Неважно, насколько тактически вероломен или честен флот-адмирал Бьюкок, он всего лишь один адмирал, вручивший свою судьбу полю боя. Я думаю, вы могли бы просто пренебречь им. - Райнхард: ваша рекомендация разумна. Но это вызов от проверенного битвами старого адмирала, рискующего своей жизнью. Если я не приму его, это будет невежливо. Есть и другие причины, но для меня и для наших флотов этой причины должно быть вполне достаточно. - фон Штрайт кланяется и садится на место. Сидит грустная Хильда. - Райнхард, обведя взглядом присутствующих: Миттельмайер. - Йес, сэр! - Вы поведете левое крыло. Правое крыло поведет Айзенах. Охрана с тыла — Мюллер. Фаренхайт будет ждать на внешней орбите звездной системы в резерве. И приказываю Кнапфштайну и Грильпальцеру охранять фронт. - Кнапфштайн: есть, сэр! Это честь — получить приказ командовать авангардом. - Грильпальцер: я отправлю знаменитого альянсовского адмирала в место, подходящее для его смерти. Седым старым адмиралам больше нет места в нашу эру. - Ройенталь: легко сказать. Постарайтесь не стать игрушкой того, кого вы назвали «старым седым адмиралом». (ох, теперь, небось. Грильпальцер тебя особенно полюбил, Оскар...)

URL
2009-07-01 в 19:35 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
На следующий день, 14 января, имперский флот вошел в систему Марр-Адетта. В этот момент крепость Изерлон уже пала, но рапорт об этом еще не достиг Райнхарда.
Миттельмайер: что ты думаешь об этой битве? - Ройенталь: если есть какой-то смысл в этой битве — это не причины, а эмоции. Старый лев и молодой лев оба жаждут боя. Честь украшает битву, но в конце концов вынутый меч не будет убран в ножны, пока не обагрится кровью. - Миттельмайер: не знал до сего дня, что у тебя душа поэта. - Ройенталь: я это знаю, и ты тоже это знаешь, что история, как и человек, испытывает жажду, когда ее пробуждают ото сна. Династия Гольденбаумов уже пала. Альянс свободных планет еще жив сегодня, но завтра умрет. История хочет выпить залпом огромное количесто крови. - Миттельмайер: даже если так, думаю, она уже выпила более чем достаточно. - Ройенталь: так ли это? Ты в самом деле так думаешь, Миттельмайер? - Миттельмайер: под рукой кайзера Райнхарда вселенная, которая была разделена, оъединится, и мир придет к нам. Если Альянс погибнет завтра, как ты сказал, утро послезавтрашнего дня ворвется со светом мира. Иначе то, что мы делали, и кровь, что была пролита, - все было напрасно. - Ройенталь: ты прав. Но мне вот интересно еще. Если история устала пить кровь, это относится только к количеству. А что насчет качества? Большая жертва, более радующая жестоких богов, будет... - Миттельмайер, гневно ударяя по столу: Ройенталь! - Ройенталь: похоже, я играл роль, несвойственную мне. Я не поэт и не философ, я просто грубый солдат. Роль вроде этой следует оставить кому-нибудь вроде Меклингера. - Миттельмайер: рад, что бы это понимаешь. А сейчас я больше занитересован в том, чтобы понять планы врага, с которым мы столкнемся, чем планы Божества истории, с которым мы даже не встретимся. - Ройенталь: в любом случае, эта битва по сути — ритуал курения фимиама в похоронной процессии Альянса свободных планет. Если мы не выполним этой формальности, ни один победитель, кроме мертвого, не будет способен принять факт гибели. (вот же загибают. Имперский слог...)
Астероиды) флагман «Рио-Гранде». Бьюкок что-то изучает по карте или типа того. Входит Чун: почему вы сегодня не спали, адмирал? - Бьюкок: я собирался, но поскольку мы решили сражаться, хочу устроить сражение, которым я могу быть удовлетворен. - Чун: все будет хорошо. Не думаю, что кайзер Райнхард будет разочарован. - Бьюкок: надеюсь. Но со своей стороны я пошлю многих людей на смерть. Так поздно, как это возможно, я сожалею о своих грехах. - Чун: в следующей жизни вы должны стать врачом. Думаю, это уравновесит ситуацию. - Бьюкок: в следующей жизни, вот как? - смеется. - Ну, я не ожидал, что вы скажете что-то подобное. Если подумать, я, наверное, везучий человек. В последние дни моей жизни я смог встретить Райнхарда фон Лоэнграмма и Яна Вэньли, двоих несравненных стратегов. И буду избавлен от зрелища падения одного из них. И... (задремывает) - Чун про себя: и от зрелища полной гибели Альянса свободных планет тоже.
16 января оба флота наконец врезались друг в друга.
-Бьюкок: огонь! - Райнхард: огонь!
10:30. Стрельба. Взрывы. Имперский флот наступает, альянсовский висит.
-Бьюкок: отлично. Мы отойдем, сохраняя строй, и отступим в коридор. - Зеленые корабли отходят.
Флагман «Ульфрун». - Враг отступает! (вроде это Кнапфштайн) Не дайте им уйти!
Флагман «Эйстла». - Мы воспользуемся этой возможностью и войдем в коридор. (Грильпальцер?) Не отставать от флота Кнапфштайна!
Зеленые втягиваются между астероидами. Серые преследуют. Стрельба, взрывы.
10:50. Висит «Брунгильда». - Авангард, флот Кнапфштайна, успешно вошел в коридор. - Ройенталь: не слишком ли легко? - Райнхард: думаете, это ловушка? - Ройенталь: да, ваше величество. Но для того, чтобы понять тактику врага, мы должны позволить ему свободно двигаться. - Райнхард кивает.
Альянсовцы продолжают отступать вглубь астероидов, имперский флот катится за ними. Выстреливаются якоря. - Бьюкок: вот тут мы должны встать твердо. Не отступайте под их огнем. (Чуну) Как там? - Чун: думаю, уже пора.
11:20. Вспышка на местном солнце.
«Беовульф». - С левого борта будет сильный ветер от звезды. - Миттельмайер: что?! - летят глыбы, похоже, их «сдувает». - Миттельмайер: не впадайте в смятение! Сохраняйте дистанцию между кораблями и перестройтесь! - каменюки врезаются в корабли. Малоприятно...
-Не подходите близко к астероидам! (это Грильпальцер)
-Чун: враг сбился в кучу. - Бьюкок: отлично. Сконцентрировать огонь нашей артиллерии! - из щелей высовываются зеленые корабли и стреляют.
Райнхард: что они делают? Если так пойдет, мы просто истратим свой военный потенциал! Отступить и вытащить врага!
Грильпальцер (?): выбора нет, отступаем! Мы не можем маневрировать в таком узком коридоре, как этот! - Но вражеский артиллерийский огонь безжалостен. (это некто Шлейхер, контр-адмирал, начальник штаба — надписали). Отступление чрезвычайно трудно будет осуществить. - Грильпальцер: мы вынуждены допустить некоторый ущерб. - отходят, кое-кто взрывается.
-Чун: пошла вторая волна.
Ветер усиливается, имперские корабли начинают друг в друга врезаться.
-Не выходите из строя! Если мы будем в беспорядке, потери сильно увеличатся. - это Грильпальцер.
-Вражеский флот покидает коридор! - Бьюкок: всем кораблям, остановиться. Нет нужды их преследовать. - Схема, видно, как имперцы выходят из коридора. Флот Бьюкока висит на месте.
-Грильпальцер: всем кораблям, рассредоточиться и охватить полукругом выход из коридора! Мы окружим их, когда они выйдут из коридора! ...Каков ущерб? - Эвакуироваться смогли 70% флота. - Грильпальцер: не думайте, что я позволю им это так оставить.

URL
2009-07-01 в 19:41 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Миттельмайер: смотрю, Грильпальцер принял контратакующее построение. - Думаю, это сильно, но... - Миттельмайер, кивая: проблема в том, выйдет ли враг.
-Грильпальцер: проклятье, они за нами не пошли!..
-Миттельмайер: враг может сохранять преимущество в узком коридоре, но потеряет его сразу, как выйдет, их просто окружат и уничтожат большими силами. Похоже, будут проблемы.
12:10. «Брунгильда». - Райнхард: вызовите Фаренхайта. Пусть Грильпальцер немедленно отступает. - Ройенталь: йес, сэр. - на экране появляется Фаренхайт. - Райнхард: выгоните вашим флотом старого тигра из его пещеры. - Фаренхайт: есть, сэр. - Райнхард, Ройенталю: мы отвлечем внимание противника от передвижений Фаренхайта. - Ройенталь: затем мы двинем Кнапфштайна. - Райнхард: верно.
13:00. Идут имперские корабли. - Кнапфштайн: я чувствую себя виноватым перед Грильпальцером: когда он пошел вперед, он вытянул несчастливый номер. Но раз так, мне досталась важная миссия.
-Ройенталь: ладно, поглядим, как пойдет.
Стрельба.
-Что? - это Кнапфштайн. - Всем кораблям, не сбивайтесь вместе! - расходятся подальше друг от друга.
Схема.
Бьюкок и Чун. - Бьюкок: ммм, они настойчивей, чем я думал.
Имперский крейсер обстрелян с боков. Взорвался.- Кнапфштайн сильно раздосадован.
Схема. Альянсовцы висят вдоль стенок пещеры)
-Кнапфштайн сделал хорошую попытку... (это Миттельмайер) ...но разница в опыте, похоже, слишком велика, чтобы ее удалось преодолеть. Байерляйн, мы же не желаем старику смерти? Хоть он и враг, он заслуживает нашего уважения. - Байерляйн: согласен, но даже если мы предложим ему сдаться, сомневаюсь, что он согласится. От себя скажу еще, что если бы я даже потерпел поражение, я не переменил бы флаг, которому верен. - Миттельмайер: да. Понимаю вашу позицию, но воздерживайтесь от выражения ее вслух. - Байерляйн: что? - Миттельмайер: выбором некоторых людей была жизнь, вот Фаренхайт или Штрайт, и их не в чем обвинить. - Байерляйн: верно, сэр. Я не подумал. - Миттельмайер: в любом случае, мы знаем, что Альянс блестяще воюет, даже если у них нет географического преимущества.
Стрельба.
-Райнхард: эти альянсовские войска делают ситуацию интересной. - Ройенталь: со временем нам нужно будет послать подкрепления, но что будет делать флот Айзенаха? - Райнхард: ладно, это я оставлю вам.
Схема. Некий флот обходит коридор справа. Щель там, что ли? На схеме не видно))
Флагман «Ахсримм». - Прямо по курсу замечено присутствие вражеских кораблей в коридоре. - Фаренхайт: всем кораблям, общий огонь! - идут между глыб и стреляют.
-Чун: враг атакует с тыла. - Бьюкок: хорошо. Всем кораблям, немедленно развернуться!
Фаренхайт: нет, погодите! Всем кораблям, стоять! - Сандерс (надписали): адмирал?.. - Фаренхайт: это ловушка. - схема, как они идут и где альянсовцы засели. - Они планируют обратную атаку через коридор, как только мы туда войдем. - Букстехуде (надписали, начальник штаба флота Фаренхайта, вице-адмирал): и значит?.. - Фаренхайт: всем кораблям, немедленно отступить. Мы отойдем и окружим выход из коридора. Как только враг высунется, мы сократим его численность стрельбой в упор. Быстро!
16:15. Флот Фаренхайта отходит. Схема. Альянсовские корабли идут за ним.
-Вражеский флот отходит глубже в коридор! - это, кажется, Кнапфштайн. - Отлично. Не дадим ему шанса уйти. (точно Кнапфштайн) Мы последуем за ним!
Схема. - голос Райнхарда: Ройенталь. - Да, сэр. - Райнхард: что вы думаете? Следуя за отступающим врагом, Кнапфштайн заходит глубже в коридор, но... - Ройенталь: войти-то хорошо, вопрос в том, сможет ли он пройти. - Райнхард: ваши доводы? - Ройенталь: если бы атаковали меня, я разместил бы мины внутри коридора и остановил бы ими продвижение врага. - Райнхард: согласен. Оглядываясь назад, мы сами могли бы применить такую стратегию.
Идет флот Кнапфштайна. - Впереди заминированный участок! (надписали: контр-адмирал Вейзенхюттер) Они автоматические, реагирующие на тепло. - Кнапфштайн: проклятье. Всем кораблям, стоять. - корабли тормозят, а к ним подплывают мины. Взрываются, конечно. - Кнапфштайн: нет! - взрывы. - Кнапфштайн: отступаем! Всем кораблям покинуть коридор! - Корабли шевелятся — летит еще что-то и взрывается. Заминировано знатно. - Кнапфштайн: выбора нет: мы должны расстрелять их. Установить огневую завесу и не позволяйте минам подходить к нам близко! - стрельба, взрывы.
16:20. Флот Фаренхайта стоит полукругом на своем выходе из коридора. - Обнаружено присутствие врага! - Фаренхайт: огонь! - стреляют, взрывается что-то рядом с флагманом Фаренхайта. - Фаренхайт: что?
Боевой корабль «Диомед». - Ральф Карлсен: пошли! Это наш шанс зажать врага!
-Фаренхайт: засада? Вот же достали! - Адмирал, если так пойдет, мы окажемся перед опасностью быть зажатыми. - Фаренхайт: делать нечего. Отступаем. - Не следует ли нам повернуть вправо? - Фаренхайт: нет, если мы повернем вправо... (тут схема) ...враг просто объединится и погонится за нами, чтобы атаковать наш арьергард. Отступаем прямо назад в направлении на 6 часов. - схема. Отходят; альянсовские флоты на схеме накладываются. - Фаренхайт: когда пути вражеских флотов пересекутся и они придут в беспорядок, мы пойдем вперед и уничтожим их.

URL
2009-07-01 в 19:45 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
«Брунгильда». -Ройенталь, про себя: это неожиданно. Есть во вражеской тактике кое-что, что мы не можем недооценивать. Их следующим ходом будет, конечно же...
Идут альянсовские флоты, пересекают траектории углом (на схеме углы наехали немного) и проходят каждый своим курсом. Фаренхайт открывает рот.
-Ройенталь: следующим шагом врагу естественно будет попытаться развернуться, чтобы зайти нашему флоту в тыл.
Идут альянсовские корабли.
-Фаренхайт: это и был тот ход, который ожидался?..
-Ройенталь: или вероятно также, что все вражеские флоты в этой области попытаются превратить битву в хаос, и пока они выигрывают время, выдвинутая армия (типа засадный полк, ага) атакует нас сзади. Но в то же время я сомневаюсь, что при нынешнем количестве альянсовских сил резервная армия может быть. И даже если они нас обойдут, наш арьергард - «железный щит» Мюллер. Даже если у них есть резервный флот примерно в 20 000 кораблей, нет сомнений, что он удержит линию фронта достаточно долго. - Райнхард: но что насчет Яна Вэньли? (ахха, они же не знают, где Ян!!!) - Ройенталь выкатывает глаза, про себя: ясно. Даже этот гений не может игнорировать существование того волшебника. Это смешно. Уж не ревную ли я?
Схема. Видно, как один из альянсовских флотов чешет в обход.
Фаренхайт: враг планирует сохранить курс и зайти в тыл нашему главному флоту. Не позволим!
Висят альянсовские корабли. - Чун: я хотел бы, чтобы они составили нам компанию здесь. - Бьюкок: всем кораблям, огонь!
-Всем кораблям, выстроиться в ряд слева и справа! (кто командует?..) - Враг столпился вместе. Этак они прорвут наши ряды в центре! - Фаренхайт: все нормально. Пусть идут.
-Ройенталь: если бы Ян Вэньли был в бою, он бы отрезал нам возвращение на Феззан, вместо того чтобы атаковать нас прямо, не так ли? - Райнхард: вы правы. Он бы так и сделал. Но в данный момент у него недостаточно сил, чтобы выдвинуть их. Кроме того, пока Штайнметц не прислал рапорта об этом действии, думаю, мы можем не учитывать такую возможность в ближайшее время. - Райнхард: верно. (вставая) Даже если Ян Вэньли попытается отрезать нам путь к Феззану, наши флоты пойдут вперед и уничтожат врага впереди нас, атакуют планету Хайнессен и затем вернутся в Рейх через Изерлонский коридор. Так что бояться нечего!
20:30. Идут альянсовские корабли. - Ральф Карлсен: мы сделали это! Мы зашли в тыл имперского флота! - тут виден здоровенный флот. - Карлсен: мм?
Флагман «Парсиваль». Ух, как идет. - Мюллер: всем кораблям, принять вогнутый строй. Не позволяйте пройти ни одному кораблю.
-Карлсен: мы совершим форсированный прорыв. Даже если мы не выживем, мы падем в битве против кайзера! Всем кораблям, вперед! - пошли.
-Мюллер: огонь! - стрельба.
Идут альянсовские корабли.
-Фаренхайт: не беспокойтесь о них. Пусть враг прорвется, а мы тем временем пойдем вперед.
Схема. Видно, как флот Альянса проходит через центр флота Фаренхайта.
-Чун: похоже, они до нас добрались. - Бьюкок: нет, еще не все. Всем кораблям, развернуться и, преследуя, атаковать врага!
Кораблик № 1410) это Карлсен) Схема: альянсовцы врезались в центр имперского флота. Это Карлсен ломится через Мюллера.
-Карлсен: «Железный щит» Мюллер, так? Когда-то давно адмирал Ян назвал его блестящим адмиралом, и он действительно такой. - Вражеский флот приближается к нам сзади! - Карлсен: они пришли.
-Фаренхайт: вражеский выделенный флот мал. Если мы с флотом Мюллера зажмем их с двух сторон, мы можем уничтожить их одним ударом. - Адмирал, сзади приближается вражеский флот. - Фаренхайт: они уже пришли!.. Где Кнапфштайн? Если он атакует их главный флот с тыла, у нашего флота будет очевидное преимущество.
Взрывы. Схема.

URL
2009-07-01 в 19:50 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Тут еще одно минное поле. Похоже, враг умышленно установил временной промежуток между зарядами. - Кнапфштайн: проклятье. Если б только у нас были направленные зефир-частицы!.. (а кстати, почему их нет? Не научились массово использовать? Ну-ну... Чему вас Кирхайс учил, двоечники?) - удар, корабль кренится.
-Чун: похоже, мы успешно вышли из коридора. - Бьюкок: у нас в тылу стало безопасно. Слава богу. - Чун: вместо того, чтобы сохранять этот курс и преследовать флот Фаренхайта, не должны ли мы нацелиться на убийство? - Бьюкок кивает: да.
-Фаренхайт: мы уничтожим их прямо сейчас и создадим временную фору, затем развернемся на обратный курс и ударим по врагу позади нас.
-Карлсен: не беспокойтесь о вражеском флоте позади нас! Еще шаг, еще шаг, и мы пробьемся через вражескую линию впереди!
-Мюллер: держать строй!
Летят и взрываются. И зеленые, и серые.
-Адмирал, враг за нашей спиной!.. - Фаренхайт: что? - летят ракеты, что ли...
-Бьюкок: быстро! Мы сохраним этот курс и выйдем прямо внутрь имперского главного флота! Карлсен, поддержи нас! - Карлсен: оу! Огонь! Даже если мы все тут умрем, наша смерть не будет напрасной! - усиленный огонь.
Схема. Альянсовские рвутся вперед. - Мюллер: не дайте им пройти! Бальги, Шунабел, Хаухилд! (появляются три офицера на экранах) Остановите главный флот Альянса любой ценой и защитите кайзера! - офицеры, хором: есть, сэр! - отключаются. - Но, адмирал, если мы отошлем 30% нашего флота... (некто Олрау) — Мюллер: я знаю! но...
-Бьюкок: мм, вражеский флот мал. Прорвемся! - Адмирал, прямо сверху!.. - Бьюкок: что?
-Мы не позволим вам пройти! - а это Фаренхайт.
-Бьюкок: мы потерпим неудачу?.. - Чун: но тогда...
Схема. Альянсовский флот, завязший во флоте Мюллера. От Мюллера отходят войска. - Карлсен: это наш шанс! Вражеская линия стала тоньше! - стрельба.
-Мюллер: нет!
-Карлсен: вперед!
Схема. Прорвались.
-Мы прорвались через строй врага! - довольный Карлсен. Идут альянсовские корабли.
«Брунгильда».
16 января 800 года, 2 года по новому имперскому календарю, имперский флот был в центре неожиданно трудного боя. - Стоит Райнхард, по левую руку — Ройенталь, по правую — Штрайт, рядом сидит Хильда.
Конец 71 серии.

В анонсе: играя ва-банк, Карлсен в азарте атаки почти достиг главного имперского флота. Но перед лицом имперской контратаки, с превосходящей численностью, атака флота Альянса наконец достигла своего предела. В ответ на предложение о сдаче, присланное Райнхардом, Бьюкок ответил... Следующий эпизод «Легенды о героях Галактики»: серия 72, «Битва при Марр-Адетте, часть II». Новая страница истории галактики.

Даты: 800/491/2. - 13 января - решение о битве при Марр-Адетте
14 января - рейхсфлот вошел в Марр-Адетту
16 января - битва при Марр-Адетте

URL
2009-07-05 в 04:46 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
72 серия. The Battle of Marr-Adetta (Part II)
-Карлсен: вперед! - боевой корабль «Диомед». Зеленые рвутся вперед. - Мы прорвались через вражеский строй! - тут схема, и видно, как прорвались.
«Брунгильда».
16 января 800 года, 2 года по новому имперскому календарю, имперский флот был в середине неожиданно трудной битвы.
-Ройенталь: перехватить их! Вражеский флот мал. Сконцентрируйте артиллерийский огонь и уничтожьте их одного за другим. - взглядывает на Райнхарда, тот кивает.
Один из крейсеров заслоняет собой «Брунгильду». Стрельба. Зеленые взрываются. Карлсен, похоже, головой стукнулся.
-Вражеский флот, через который мы прорвались, настигает нас сзади!
Стоит Мюллер. Флагман «Парсиваль». Идут имперцы.
-Снизу тоже!
Снизу идет флагман «Ашгримм». Фаренхайт на мостике.
Мостик «Парсиваля». - Дружественные корабли слишком близко. Убавить огонь.
Клубок из кораблей — вид издали. Взрывы.
-Похоже, продвижение флота Карлсена остановлено. - Бьюкок: нехорошо. - Чун: не знаю, могу ли я назвать это удачей... но вражеский флот уменьшил интенсивность огня, чтобы избежать попадания под дружественный огонь, так что они смогут, вероятно, продержаться немного дольше. Но если так... - Бьюкок: наша надежда зависит...
16 января, 21:18. - Вражеский флот появился в нашем тылу! Количество примерно 15 000 кораблей! - Бьюкок: что?
Флагман «Визар». На мостике Айзенах. Поднимает руку.
«Рио-Гранде». Стрельба, крейсера взрываются. - Это подразделение правого крыла имперского флота. Похоже, они предприняли длинный фланговый обход по часовой стрелке, чтобы подойти к нашему флоту сзади. - Бьюкок: выхода нет, надо упорствовать здесь. Усильте нашу оборону с кормы и держите их столько, сколько сможете.
Айзенах показывает большим пальцем куда-то за ухо. - Гриесс, лейтенант-коммандер (надписали): есть, сэр. Всем кораблям, держать дистанцию.
Имперцы чуть-чуть откатываются. Стрельба.
Чун и Бьюкок на мостике.
Звезда Марр-Адетта.
22:00. Вспышка на местном солнце. Ветер. Понесло каменюки.
На одном из имперских кораблей — который, пока не поняла, - смотрят на схему. - Энергетический ветер идет на нас! - а, это корабль Айзенаха. Корабли начинают взрываться — каменюки их сшибают, что ли? Не поняла)
-Чун: это наш шанс! - Бьюкок: всем кораблям! Принять конический строй! Целясь в бреши во вражеской обороне, вперед! - пошли.
Схема на экране. - Нет! - это Фаренхайт. - Они близки к прорыву! - Айзенах смотрит хмуро.
-Бьюкок: пошли! - идут зеленые.
Райнхард сжимает руку в кулак. - Ройенталь: перехватить! - зеленые идут.
-Миттельмайер: этот старик... Хорош. Всем кораблям! Полный вперед, атаковать вражеский фланг! Быстро! - пошел «Беовульф» и остальные. - Миттельмайер: главное орудие, три выстрела! - стрельба. Взрывы. - Миттельмайер: вперед!
Схема. - Вражеский флот воткнулся сбоку. Наш флот будет разделен на две части! - Бьюкок: неважно. Наша единственная цель — главный флагман врага, «Брунгильда». Держать курс и идти прямо вперед!
«Брунгильда». - Зильберт Зейдлиц (надписали): ваше величество, артиллерийский огонь достигает нашего корабля. Прошу вашего разрешения отойти назад. - Райнхард: как капитан считает нужным. Но нет необходимости отходить чересчур далеко. Вражеское наступление, вероятно, достигло своего предела. - Есть, сэр. - Райнхард, себе под нос: но еще, даже учитывая, что они имели географическое преимущество, я не ожидал такого хаоса в бою, поскольку мы значительно превосходим их числом.
Стрельба. Опять зеленый взорвался.
Мостик «Рио-Гранде». - Адмирал, наш флот чересчур растянулся, по этой причине мы будем изолированы внутри вражеского строя, просто ожидая, когда нас уничтожат. Так что через некоторое время мы должны будем сократить фронт боя. - Бьюкок: мы не доберемся до кайзера, даже если продолжим двигаться вперед, так? - Чун: к сожалению, нет.

URL
2009-07-05 в 04:52 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
22:50. Стрельба. Зеленые взрываются.
-Райнхард, вставая: сконцентрировать огонь на вражеском авангарде! - стрельба.
«Рио-Гранде» содрогается, адмиралы падают. - Бьюкок: начальник штаба! - Чун (по лицу кровь): все в порядке. Важнее - быстро и ...
-Миттельмайер: ага!
-Мюллер: враг гибнет!
Айзенах показывает большим пальцем вперед.
Фаренхайт ухмыляется. - Замечено большое количество кораблей в тылу. - Фаренхайт оборачивается. - Они приближаются к нам на большой скорости! - Фаренхайт: что? Это резервный вражеский флот?
Калейдоскоп встревоженных имперских лиц. Райнхард, Ройенталь, Хильда, Миттельмайер, Мюллер, Айзенах.
Бьюкок и Карлсен. Чун с перевязанной головой. Тоже ошарашены.
-Имперский офицер: нет, извините. Это «Черные уланы»! - сколько радости. - Приближаются «Черные уланы»!
Они все думали, что это Ян Вэньли, зуб даю.
Райнхард: ясно. (облегчение в голосе) Этот Биттенфельд... похоже, он в самом деле примчался сюда.
Флагман «Конунг Тигр». Чешет через пространство. - Биттенфельд (и надписали: Фриц Йозеф Биттенфельд): мы вовремя! Добьем остаток противника, и ни одному не дадим уйти! Вперед! - помчались.
Некто Хофмейстер: он явился в бой так поздно и кичится личной славой?
-Ройенталь, по громкой связи: все вы, не впадайте в безрассудство. Вражеский адмирал стар и полон коварства. У него может быть план, какого мы даже не можем себе представить. - Райнхард: нет, они хороши, как всегда. (?) Если Биттенфельд проявит слишком много благоразумия, сила «Черных улан» пропадет. - Ройенталь: да, ваше величество.
-Рваться вперед как дикий кабан — вот наша истинная мощь! - Биттенфельд. Морда довольная. - Независимо от того, какой план или ловушка есть у врага, мы сокрушим его нашей силой! - ух, какой кулак, ага...
Альянсовский корабль. - Адмирал, наши ракеты и энергия израсходованы. - это Карлсену докладывают. - Так что... - Карлсен: я не мог пойти в военную академию. - Подчиненный моргает. - Карлсен: я вел каждый бой почти только ради моей гордости, чтобы показать элите из объединенного штаба. Не будь сейчас такие времена, я бы никогда не продвинулся по лестнице до командующего флотом. Несмотря на это, я был способен сражаться так, что подошел вплотную к кайзеру. Я сделал все, что мог. - взрыв, пламя. Карлсен среди пламени отдает честь.
23:10. Взрыв. - Боевой корабль «Диомед» погиб. Адмирал Ральф Карлсен убит в бою. - Бьюкок опускает взгляд.
-Более 80% нашего флота уже потеряно, и осуществлять организованное сопротивление становится все труднее. - Бьюкок, кивая: полагаю, это конец. Нет смысла всем нам тут умирать. Я даю всем кораблям позволение отступить с поля боя. Капитан. - Да, сэр. - Мне жаль, но для того чтобы дать возможность как можно большему числу кораблей уйти, этот корабль возьмет на себя роль арьергарда. - Эмерсон (надписали): знаю. Будучи капитаном флагмана, я последую за главнокомандующим до конца. - Бьюкок: да.
Зеленые отходят.
-Большинство из них, вероятно, отправятся и присоединятся к адмиралу Яну. - Бьюкок: если подумать, не удивлюсь, если сувенир, который я оставил на попечение лейтенанта-коммандера Соула, еще не доставлен Яну. - Чун: если все идет в соответствии с планом, это должно произойти сейчас. - Бьюкок: верно.
Идут имперцы. «Рио-Гранде» висит на месте, отстреливаясь.
Мостик «Рио-Гранде». Сбоку проплывает в сторону имперцев еще один корабль. - Бьюкок: что они делают? - Чун: полагаю, они думают, что эта задача чересчур велика для одного этого корабля. - Бьюкок: идиоты. - Идущие вперед корабли — как минимум три — взрываются.
Схема перед Райнхардом. Он смотрит мрачно.
Взрываются зеленые.
Бьюкок на мостике. Ждет, когда все это кончится. Стрельба. Взрывы.

URL
2009-07-05 в 04:55 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Райнхард: они неколебимы. Как воплощение духа этого старика. - Хильда: ваше величество, не удивлюсь, если бы вы захотели заставить их сейчас сдаться. - Райнхард: это бесполезно. Этот старик только посмеется над моими сомнениями. Кроме того, почему должен я, победитель, потворствовать проигравшему? - Хильда: я еше раз прошу вас подумать. Протянуть руку побежденной стороне — проявление величия победителя. Если проигравшая сторона отвергнет ее, значит, проигравшая сторона узко мыслит. - Райнхард задумчиво смотрит. Хильда оглядывается на него. Ройенталь тоже. Райнхард стучит пальчиком по подлокотнику. - Райнхард: тогда я не буду делать этого сам, я позволю Миттельмайеру сделать предложение как моему представителю.
23:30. Огонь прекращен. Висят корабли. «Беовульф» подходит. - Внимание, адмирал противника. Внимание, адмирал противника. Вы полностью окружены нашим флотом, и пути к отступлению перекрыты. - Миттельмайер вещает по громкой связи. - Любое дальнейшее сражение бессмысленно. Предлагаю вам заглушить двигатели и сдаться. Кайзер Райнхард признает ваши выдающиеся заслуги в этой битве и вознаградит вас великодушным обращением. Еще раз, предлагаю вам сдаться. - опустив микрофон: как я сказал, не думаю, что они сдадутся. - Ответ с вражеского корабля. Командующий вражеского корабля просит связи с кайзером. - Миттельмайер, переглянувшись с Байерляйном: хорошо. Обеспечьте связь с верховным флагманом «Брунгильдой».
«Брунгильда». Экран вспыхивает, виден мостик «Рио-Гранде». Бьюкок отдает честь. Рядом Чун с перевязанной головой. Райнхард встает. - Бьюкок: ваше величество кайзер Райнхард, пожалуйста, поверьте, я восхищаюсь вашими талантами и величием. И если бы у меня был внук, я хотел бы, чтобы он был похож на вас. Но я не могу быть вашим подчиненным. - оглядывается на Чуна, тот поднимает бутылку и стакан. - Бьюкок: Ян Вэньли тоже; он мог бы стать вашим другом, но не подчиненным. Хотя это не мое дело, я могу это почти гарантировать. То есть, если говорить важными словами, демократия — это философия, позволяющая приобретать равных друзей, а не создавать взаимоотношения господина и слуги. Я хочу иметь хороших друзей и быть хорошим другом другим людям. Но я не хочу хорошего господина и не хочу быть хорошим слугой. Именно по этой причине я не могу защищать то же знамя, что и вы. Хотя я высоко ценю вашу доброту, сомневаюсь, что вам нужен старик вроде меня. - Чун: за демократию. - Бьюкок: кампай. - пьют. - Бьюкок отдает честь. Связь прервана.
Райнхард стоит, молчит. Потом хватается за медальон. Ройенталь наблюдает. Райнхард косится на Ройенталя. Тот отводит взгляд. Райнхард кивает. Ройенталь делает два шага вперед и дает отмашку.
Имперский флот открывает огонь. «Рио-Гранде» трясет. На мостике разливают бренди. Бьюкок подносит стакан ко рту.
Взрыв.
-Райнхард, тихо: как может чужак что-нибудь понимать?.. - тискает медальон. Вспоминает детство и Кирхайса. И гибель Кирхайса тоже. Пересматривает характер отношений? - Корабли, которые оставались до конца, встретили почетную смерть... - это Миттельмайер с экрана. - ... и поэтому сопротивления нет. - Райнхард: уведомите весь флот. Мы перестраиваемся и снова направляемся в систему Баалат. Когда будем проходить поле боя, все офицеры и солдаты должны встать и салютовать вражескому адмиралу. - спускается по ступеням, останавливается на середине лестницы. - Флот-адмирал Ройенталь. - Да, ваше величество. - Райнхард: похоже, в ближайшем будущем я снова увижу перед собой другого вражеского адмирала в такой же ситуации. - Ройенталь: да, ваше величество. - Райнхард уходит. Хильда смотрит вслед.
23:45. «Беовульф» идет среди обломков зеленых кораблей. Все на мостике отдают честь. «Конунг Тигр». Биттенфельд салютует. Флагман Фаренхайта и Фаренхайт. Флагман Айзенаха и Айзенах. «Парсиваль» и Мюллер.

URL
2009-07-05 в 05:04 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
«Брунгильда». Райнхард в своей каюте. Входит Эмиль с подносиком. Помогает снять белый плащ. - Эмиль: поскольку ваше величество позволили мне вам служить, я могу посетить такие дальние места и набраться такого разнообразного опыта. Когда я вернусь домой, я смогу этим похвастать. - Райнхард: судя по тому, как ты это произнес, похоже, ты скучаешь по дому. Если хочешь, можешь взять отпуск и отправиться на время домой. - Эмиль: нет, я не это имел в виду. Я последую всюду за вашим величеством. Даже в другую галактику. - Райнхард смеется. - Ты амбициознее, чем я. По мне, этой галактики вполне достаточно. Что касается других галактик, можешь их завоевать. - Подносит к лицу чашку с чаем — или что у него там.
Всего тремя часами позже имперского флота, взволнованного победой, достиг рапорт о падении Изерлонской крепости.
Падает бокал с вином. Это Райнхард его бросил. Хильда смотрит круглыми глазами, в руках у офицеров бокалы.
-Миттельмайер: этот человек сделал это снова... - Фаренхайт потупив глаза, Ройенталь опускает голову. - Биттенфельд: да что с вами всеми? Конечно, это наша потеря — то, что Ян Вэньли снова захватил Изерлонскую крепость, но это всего лишь поражение в одной точке. Мы победили при Марр-Адетте, и наше преимущество в боевой ситуации в целом трудно упустить. - Фаренхайт: это не вполне верно. В зависимости от того, наша ли Изерлонская крепость, стратегический фактор очень сильно меняется. Стремясь к этому, флот Альянса задержал нас своим главными силами у Марр-Адетты, и в это самое время Ян Вэньли захватил Изерлонскую крепость другим флотом. Боюсь, что мы попались на их скоординированный план. - Биттенфельд: что? - Хильда: возможно, это беспочвенное беспокойство. - все оглядываются. Не ожидали услышать этот голос. Мало того, что женщина на борту, так еще рот открывает. - Хильда выходит вперед.- Это просто случайное совпадение двух независимых отдельных планов. Если бы это был скоординированный план, флот-адмиралу Бьюкоку была бы поручена роль захватчика Изерлонской крепости, а Ян Вэньли сам пришел бы на бой с его величеством. Поскольку захвата Изерлонской крепости могли бы исполнить в соответствии с заданной тактикой и другие люди, кроме Яна. Но противостоять его величеству никто, кроме Яна Вэньли, не стал бы, даже с шансом 1 против 10 000. И в самом деле, адмирал Бьюкок погиб в бою. Это невыносимая потеря для Яна. Это не соответствует личности — обеспечивать свою собственную победу, жертвуя кем-либо еще. Также, если бы это стало известно, он рисковал бы потерять уважение людей, и сомневаюсь, чтобы он строил такие бессмысленные планы. - Райнхард: ясно. Вероятно, вы правы. Лютц, я назначу вам наказание позже. В данный момент вы отстранены. ...Флот-адмирал Ройенталь, к сожалению, продолжительность жизни вашего достижения оказалась менее года. - Ройенталь: невезение.
Чувства Ройенталя, давшего короткий ответ, были сложными. Хотя тем, кто проиграл по плану Яна, был Лютц, тот факт, что он (в смысле Ройенталь) не раскрыл ловушку Яна, означал, что он тоже несет ответственность. А для кайзера Райнхарда это означало также, что он недооценил стратегическую важность Изерлонской крепости. - Ройенталь, про себя: в конце концов, кого же провел Ян?
-Снова добавилось новое имя к списку людей, попавшихся на мошенничество Яна Вэньли. (Миттельмайер) Лютц всегда был ведущим командиром, обладающим одновременно хладнокровием и здравомыслием, но теперь... - Ройенталь: я подозревал, что у него может быть какой-нибудь план, но я не осознавал, что он может предвидеть ситуацию на несколько лет вперед. Само имя Галактической империи начинает служить фоном для Яна Вэньли. (?) - Миттельмайер: мы не боимся экспедиции за 100 000 световых лет, но мы боимся имени Яна Вэньли. По крайней мере так кажется. Если бы у него была армия таких же размеров, как наша, богиня судьбы могла бы покровительствовать ему вместо нас. - Ройенталь: если бы был жив Зигфрид Кирхайс... - Миттельмайер: а? - Ройенталь: ...мы могли бы никогда не потерять Изерлон снова, как сейчас. - Миттельмайер: верно. Если бы Кирхайс был жив, Оберштайн никогда не тиранстовал бы в армии столь триумфально, как он делает это теперь. - Ройенталь: если бы Кирхайс был жив...
17 января. - В любом случае, для того чтобы предотвратить координацию военной магии Яна Вэньли с политической властью, нам необходимо захватить Хайнессен как можно скорее. - это Райнхард. Перед ним Хильда навытяжку. - Мы пошлем наши флоты в звездную систему Баалат немедленно. - Хильда мотает головой: ваше величество, спешить незачем. Если мы прибудем на Хайнессен с достоинством, одно это давление свалит правительство Альянса. - Райнхард: вы думаете, правительство Альянса хрупко, как яичная скорлупа, фройляйн? - Хильда: внутри яйца будет шторм. Лучше всего, если они рассыплются из-за внутренних раздоров. Незачем пачкать руки вашего величества. - Райнхард, поразмыслив: всем флотам приказываю сохранять курс без спешки и с достоинством, как вы советуете. - Хильда кланяется.
17 января 800 года, 2 года по новому имперскому календарю, имперский флот, победивший в битве при Марр-Адетте, продолжил путь к Хайнессену.
Конец 72 серии.

В анонсе:
(перевели) Ян испытал ужасный шок, узнав о гибели Бьюкока в бою. В то же самое время кайзер Райнхард, который высадился на планете Хайнессен, объявил о полной аннексии территории Альянса и переходе ее в подчинение Империи, и теперь Альянс свободных планет окончательно исчез с исторической сцены. Эпизод 73. «Имперский порядок в саду зимних роз». (может, "в оранжерее"? ) Новая страница истории галактики.

Даты: всех дат только 16 января - битва при Марр-Адетте и 17 января - когда снова двинулись на Хайнессен.

URL
2009-07-06 в 11:42 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
Райнхард: похоже, в ближайшем будущем я снова увижу перед собой другого вражеского адмирала в такой же ситуации.
Иди ж ты, понял, что вся эта развлекуха с любимым врагом может закончиться довольно грустно... Умный, ага.

А на мостике "Рио-Гранде", может, не виски, а бренди пили, не?

2009-07-06 в 11:54 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Sammium Наверно, бренди) надо посмотреть, что там говорил Бьюкок, посылая бутылку. Я просто не проверила)
Умный-то он умный, солнце наше, а хищность все побеждает.

URL
2009-07-06 в 12:10 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
AnnetCat, не, там дальше, уже в Изерлонском коридоре, есть дивный момент, когда у Райнхарда чуть ли не тормоза включаются. Не внешние причём, а свои. Оно с ним всё-таки бывает.

2009-07-06 в 12:12 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Sammium Я еще дотуда доберусь-то... до тормозов у Райнхарда. Кстати. да, бренди поправила))

URL
2009-07-08 в 05:23 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
73 серия. The Imperial Order at the Garden of Winter Roses
Крепость Изерлон. Подходит зеленый корабль.
22 января 800 года, 2 года по новому имперскому календарю... (Фредерика; а вот и Ян) ... Ян Вэньли прибыл во вновь захваченную крепость Изерлон. 19 января группа коммодора Деша, покинувшая планету Лугиана, также присоединилась к их армии и, с прибавлением большого количества добровольцев из самых разных мест, армия значительно увеличилась.
Корабли заходят в изерлонские доки. Ян выходит на полы Изерлона. Вид удрученный. За спиной Фредерика, а как же. Оглядывается. Стоят встречающие. Ага, вот Юлиан, Шенкопф и Поплан. Юлиан, кстати, почти догнал Шенкопфа в росте. Ян улыбается, чешет репу, идет к ним. - Ян: возвращение сюда вызывает ностальгию... Похоже, я не подхожу для земли. - Фредерика хихикает. - Шенкопф - Юлиану, глядя вслед адмиралу: он расслабился только потому, что тут нет политиков. - Поплан: ну, в некоторой степени это вроде возвращения блудного сына. - Это все, что ты можешь сказать? (Поплан оборачивается, это Дасти) — Поплан: о, да это же адмирал Аттенборо, который участвует в революционной войне из пижонства и прихоти. - Дасти: не хотел бы, чтобы меня так называл командор Поплан, который всегда там, где есть проблемы, и создает их, если их нет. - тут Юлиан видит Карин и вытягивает шею. - Поплан: это верно, а? Конечно, я родился от родителей, известных невоздержанностью и неблагоразумием. - а Карин оглядывается, и ее надписали: Катерозе фон Кройцер) - Дасти: ты пытаешься этим хвастаться? - Поплан: нет, конечно. - Шенкопф, явно глядевший в ту же сторону, что и Юлиан: «подобное тянется к подобному», а, Юлиан? - Юлиан: а? Вы все, похоже, думаете, что только вы исключение из этого. - Поплан моргает. - Эй, плохие новости. - все оборачиваются. Это Кассельн: флот в 5 000 кораблей движется сюда из Альянса, чтобы присоединиться к нам. - Юлиан: что плохого в такой новости? - Кассельн: троица, которая его возглавляет, - Мюрай, Фишер и Патричев. - Юлиан: вице-адмирал Мюрай!.. - Поплан насвистывает похоронный марш: этот суетливый человек, снова! (хватается за голову) — Дасти: о да, пикник превратится в расследование. (вот что он сказал, а?)
Флагман «Гиперион». Флот, порученный Мюраю и остальным Чун Учэном, предпринял длинный путь вокруг Альянса, чтобы скрыть свои передвижения, и наконец появился поблизости от Изерлонского коридора. - Патричев, Мюрай, Соул, Фишер. - Во время навигации через неизвестные пространства в звездной системе Фарафира флот разбросало из-за воздействия взрыва звезды, и хотя они перегруппировались, Фишер заболел от перенапряжения. Из-за этого некоторое число встревоженных солдат попытались покинуть флот, и флот оказался перед опасностью распада. В этот момент, в то время как Мюрай объединил основную группу, Патричев и Соул арестовали мятежников, которых после кризиса выжило немного (???). Хотя после этого имели место несколько инцидентов, бунтов и других трудностей, несмотря на это, флот все-таки прибыл. И вслед за прибытием Мюрая и остальных, настоящий шок поразил Изерлон в конце января. - на экране докладывает один из связистов.
Коридор. Идет Фредерика. Глаза грустные. Останавливается перед дверью — наверное, это дверь в кабинет Яна. В руке бумага, рука дрожит. Втягивает воздух и открывает дверь.
Ян со стаканом чая над какой-то бумагой сидит за столом. Входит Фредерика. - Ян: мм? - Фредерика: адмирал Бьюкок убит в бою. - Ян молча подносит ко рту чай. - Фредерика: адмирал... - Ян: я тебя слышал. Есть ли какая-нибудь возможность ошибки в рапорте? - Фредерика: все информационные группы передают тот же самый факт, так что... - Ян: ясно. - сжимает кулак, сминая стакан, кипяток течет по руке. Фредерика кидается вытирать руку и стол. - Ян (ой как хреново парню...): что такое «разумный адмирал»? Я беспомощный идиот. Зная характер главнокомандующего Бьюкока, возможность этого не была маловероятной. Но я ее даже не представлял. - Фредерика, с аптечкой: милый... - Ян: когда мы сбежали с Хайнессена, я должен был забрать главнокомандующего Бьюкока с нами, даже если бы мне пришлось его похитить! Разве не так, Фредерика? Если бы я это сделал... - Фредерика: нет... нет, милый. Если учитывать характер главнокомандующего Бьюкока, он никогда бы не согласился бежать с Хайнессена. Командующий сам выбрал свой путь. (плачет) Тебе чувствовать ответственность за смерть командующего — значит умалять его выбор. - Ян: я понимаю, Фредерика. Ты права. Извини, я был расстроен. Сообщи об этом всему флоту и объяви трехдневный траур. - Фредерика, вытирая глаза: есть, адмирал.
Командный пункт Изерлона. - Шенкопф, поднимая бутылку (видно даже надпись: Эль-Фасиль, виски — и что-то еще): за завершившуюся жизнь старика и его удачу в ином мире. - Соул плачет. Меркатц. Мюрай отдает честь. Дасти тоже, потом опускает руку и садится рядом с Шенкопфом. Тот протягивает ему бутылку. Мрачный Ян, правая рука перевязана. Юлиан на него смотрит. Кто-то выходит — похоже, Кассельн, потому что дальше показывают его.
-Кассельн: нехорошо. Их единственные достоинства — жизнерадостность и нахальство, но они так упали духом. - голос Ортанс: не все они такие, как ты, у которого нервы - стальные канаты. Флот-адмирал Бьюкок действительно был хорошим человеком, так что реакция каждого вполне понятна. - Кассельн: что это должно означать? Я говорю о них как о подразделении. Я говорю, что печаль и меланхолия им не присуща. - Ортанс, хлопоча по хозяйству (вот сейчас ставит что-то в духовку): что до тебя, ты можешь волноваться только о поставках и счетах. Если бы они были людьми того сорта, которые не могут выйти из этого состояния, они никогда не начали бы революцию против Империи или Альянса. Куда проще следовать за теми, кто обладает властью. Но они добровольно ввязались во все эти неприятности, и они все еще делают это так, будто это какой-то фестиваль. - Кассельн: именно так. Все они идиоты. - Ортанс: без единого исключения. Я лишилась шанса стать женой главы тылового штаба. Чья в этом вина? - Кассельн: ты не возражала против того, что я делал! Когда я вернулся домой, швырнув им мою отставку, ты уже собрала вещи. - Ортанс (руки в боки): конечно! Если бы ты был из тех людей, которые позволяют пропасть своим друзьям и остаются на своем месте, я бы давным-давно с тобой развелась. Необходимость говорить детям, что муж не ценит дружбу, была бы позором для женщины. (достает из духовки пирог) Какое несчастье... (ну и вид у Кассельна...) Ладно, милый, иди пригласи мистера и миссис Ян. Люди, которые живы, должны есть и за тех, кто умер. - ах, какой пирог на столе.

URL
2009-07-08 в 05:29 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Чай льется в кружку. За столом Поплан и Шнайдер. - Поплан: для нашего флота веселость — необходимость, без которой мы не можем. Как кто-то сказал, «мы воюем из пижонства и прихоти», в конце-то концов. (аааа, а автора не прорекламировал, негодник) Но наш образец, главнокомандующий Ян, до того упал духом... - Шнайдер: похоже, вы думаете о своем командире как о некоем редком животном. - Поплан: поскольку вы не были с нами так уж долго, вы, вероятно, не знаете этого, но командующий флотом Бьюкок был замечательным стариком, который был слишком хорош для этих из Альянса. Жаль, что я должен говорить о нем в прошедшем времени. Так что вполне естественно, что мы скорбим о нем... Не думаете ли вы, что мы должны подумать об истинном памятнике? - Шнайдер: вы имеете в виду?.. - Поплан: сражаться против имперской армии и победить! - Шнайдер: я полагал бы, что не следует говорить о результате, если не сказать, как его добиться. - Поплан: насчет «как» наш флот-адмирал что-нибудь придумает. Это его единственное достоинство, знаете? - Шнайдер: флот-адмирал Ян и покойный адмирал Бьюкок оба очень везучие люди. Они любимы и уважаемы всеми вами. - Поплан: но с вашей стороны, командор Шнайдер, так думать не очень умно. Если бы вы остались в Империи, вы могли бы продвинуться по службе при кайзере Райнхарде. - Шнайдер хмыкает. Поплан пожимает плечами и предлагает выпивку. Разливают.
Фредерика перевязывает адмиралу обожженную руку. - Фредерика, меня интересует одна вещь. - Фредерика: какая же? - Ян: я слышал, имперский флот приближается к Хайнессену. Когда это случится, глава совета Лебелло может быть убит мятежной военной группировкой, чтобы выслужиться перед Империей. - Фредерика: нет! Они зайдут так далеко? - Ян: глава совета сам подал им пример, когда это случилось со мной. Конечно, у главы совета были свои оправдания, и он делал это вовсе не ради собственной безопасности. Но найдутся такие, кто скопирует только форму.
Хайнессен. - Предсказание Яна вскоре сбылось.- Здание верховного совета. 2 февраля. Горит смятая бумага. Распахивается дверь, врываются военные с ружжами. Лебелло стоит спиной к двери, лицом к окну. Кидает горящую бумагу в мусорное ведро. Оборачивается. Из-за спин военных выходит Рокуэлл. - Лебелло: что вас сюда привело, начальник штаба? Не помню, чтобы я вас звал. (как держится! Ох, Лебелло...) - Рокуэлл: ваши воспоминания значения не имеют. Мы пришли сюда, потому что захотели. - Лебелло, усаживаясь за стол: вы собираетесь меня убить? - окидывает взглядом вояк, руки сложил на груди. Не боится совершенно. - Можете вы объяснить мне причины? - Рокуэлл: потому что мы не можем вам доверять. - Лебелло: в смысле? - Рокуэлл: когда имперский флот потребовал голову Яна Вэньли, вы немедленно им ее дали. Вы сделаете то же самое, если они потребуют мою голову. - Лебелло: а. - Рокуэлл: так что это просто самооборона, а вовсе не действия из жажды власти. - Лебелло: если это самооборона, то в ней нет никакой необходимости. Империи нет никакого резона требовать ваши головы. Потому что вы не Ян Вэньли. - Рокуэлл: этому методу нас научили именно вы, сэр. Вы пытались защитить себя, сделав флот-адмирала Яна козлом отпущения. Теперь вы пожинаете посеянные вами плоды, умирая вот так. - Лебелло: я пожинаю посеянные мною плоды, вот как? Может, это и действительно так, но оправдание моей смерти и оправдание ваших действий, полагаю, - это две совершенно разные вещи. Между моим раскаянием и вашим раскаянием существует четкая разница в определении вины. Ну ладно, выйдите вперед и застрелите меня. И купите вашу безопасность. - встает. Как держится, ксо. Рокуэлл поднимает руку, рука дрожит. Выстрелы. Разбивается оконное стекло. Убили. Дымятся дыры в спинке кресла.
Имперские корабли, висящие возле Хайнессена. Связист с наушником.
О смерти Лебелло и безусловной капитуляции, предложенной Рокуэллом... (адмирал Штайнметц, подписали: Карл Роберт Штайнметц) ... главному имперскому флоту доложил флот под командованием Штайнметца, первым достигший Хайнессена.
Так, когнитивный дисконнект) а кого застрелила Фредерика, когда спасала любимого мужа? Это что, был не Рокуэлл? Нипонял))
«Брунгильда». Райнхард кивает, получив доклад.
В любом случае капитуляцию можно было назвать бескровной, и имперский флот увеличил скорость приближения к Хайнессену. Багдаш, собиравший разведывательные данные в окрестностях столицы, передал эту информацию на Изерлон.
Ян с бумагой в руках: этим они подписали свой смертный приговор. - передает бумагу Юлиану. - Кайзер Райнхард их никогда не простит. - Фредерика кивает.
Имперские корабли опускаются на Хайнессен. Люди на улицах смотрят вверх. Садится «Брунгильда».
9 февраля Райнхард фон Лоэнграмм стал первым галактическим императором, ступившим на поверхность планеты Хайнессен. (а малыш Эрвин Йозеф?) Прежде всего кайзер Райнхард посетил тело Лебелло. Это была только формальность, в частности, он никак этого не прокомментировал, но можно сказать, что были в совершенстве соблюдены приличия.
Имперские черные машины едут по улицам Хайнессена. Райнхард на заднем сидении, рядом Хильда. - Райнхард: разошлите вышеупомянутые сообщения Ройенталю, Миттельмайеру и Мюллеру. - Кортеж остановился. По встречной полосе подкатывает маленькая машинка. Выскакивает Биттенфельд. Райнхард опускает стекло. - Биттенфельд: простите, что обеспокоил ваше окружение. Прошу вашей милости и прощения за мою небрежность. - Райнхард: не ходите вокруг да около. Что случилось? - Да, сэр. Некоторые республиканцы в толпе совершили непростительные преступления — попытку покушения на жизнь вашего величества. - Райнхард: Что вы с ними сделали? Вы их арестовали? - Биттенфельд: мы окружили их, но они покончили с собой. Это серьезная попытка цареубийства. Мы не можем позволить ей остаться без наказания, невзирая на их смерть. Я хотел бы немедленно выследить их подполье и принять соответствующие меры. - Райнхард: не нужно делать такие ненужные, бесполезные вещи. Что касается тел, верните их родственникам. Повторяю: вы не должны причинять вред их семьям. - Биттенфельд: а? - Райнхард: вы недовольны? Ваша верность мне драгоценна, но если она зайдет слишком далеко, она превратит меня в Рудольфа. - Есть, ваше величество. - Райнхард поднимает стекло. Машина уезжает.
Райнхард в грустях. Хильда смотрит на него — ну прям как Фредерика на Яна.
Как видно из подобных примеров, кайзер Райнхард как завоеватель был милостив к гражданам Альянса.

URL
2009-07-08 в 05:39 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Правительственный офис в Хайнессенполисе. - Что вы имеете в виду под «залогом лояльности к императору»? В Альянсе свободных планет существует глава государства, избранный гражданами... (сидит некто в штатском, перед ним стоит много имперских военных) ...но нет такой вещи, как «император». - гражданского зовут Виссиус Адлер, надписали. - У меня нет причин принимать приказания от кого-то, кто даже не существует. - Другой гражданский, Клод Монтань: право видеть национальный баланс имеют только граждане Альянса, которые исполняют обязанность по уплате налогов. - перед этим тоже стоят имперские военные, а он их посылает) — Кроме того, государственные служащие обязаны оказывать повиновение в соответствии с конституцией Альянса и своей собственной совестью. Я полагаю также, что моя жизнь не имеет значения. Однажды став государственным служащим, я не могу отступить от исполнения моих скромных обязанностей. - Перед третьим гражданским кладут бумагу и стучат по столу. Гражданского зовут Грэхем Эверт Ноэльбакер. - имперский офицер, гневно: что это за заявление? - Ноэльбакер берет лист, читает: «11 февраля некто, известный как Райнхард фон Лоэнграмм, называющий себя императором Галактической империи, распорядился проинспектировать помещение Совета, не имея на то законных прав». Так, как я прочитал. - Офицер сжимает руку в кулак: это хуже, чем оскорбление величества. Если вы отмените это заявление, я могу позволить вам уйти безнаказанным на этот раз, но!.. - Ноэльбакер: я не могу. - Офицер: отзовите его! - Ноэльбакер: я отказываюсь. - Офицер: вы!..
-Райнхард: они замечательные люди. Альянс погиб именно из-за того, что такие люди не поднимались выше среднего звена. Не наказывайте их. В настоящее время назначим послушных только на службу во внутренних делах. - Хильда: понимаю ваш приказ, ваше величество.
Конечно, Райнхард не был безграничен в своем прощении.
Райнхард в кресле, за спиной фон Штрайт, Хильда, еще кто-то (издали не пойму) и Фаренхайт. - Райнхард: время, которое я должен уделить вам, слишком для меня дорого. - Перед ним альянсовские вояки, кулаками в пол. - Райнхард: я спрошу вас об одном. Когда вы убивали главу совета, где был ваш стыд? - Рокуэлл: вы говорите, мы бесстыдны? -Райнхард: если это можно интерпретировать любым другим способом, должно быть, я неудачно сформулировал. - Рокуэлл: мы... эээ... - видит вдруг Фаренхайта. - Адмирал Фаренхайт сражался против вас как адмирал армии аристократов. (Фаренхайт опешил) Но теперь он изменил свою лояльность на службу вашему величеству. В этом случае, я полагал бы, мы тоже заслуживаем вашей благосклонности. - Райнхард: вы это слышали, Фаренхайт? Эти люди утверждают, что они такие же, как вы. - Фаренхайт: я чрезвычайно польщен. - Райнхард хмыкает. - Ладно. Фаренхайт, я чувствую то же, что и вы. Хотя это, возможно, не соответствует вашим предпочтениям проливать кровь на поле боя, я специально приказываю вам: избавьте меня от этих омерзительных гиен и очистите от них вселенную. - Фаренхайт: есть, ваше величество. - взмахивает рукой. На альянсовцах защелкивают наручники. - Рокуэлл: я прошу правосудия! Я требую правовой защиты! - Фаренхайт: это было возможно при прежней династии, но при династии Лоэнграммов нет закона, который защищает предателей! Просьбы бесполезны! - Рокуэлл опускает голову. Берет соскальзывает на пол. Имперский сапог, наступающий на альянсовский берет. - Райнхард: вышло точно так, как вы предсказывали, фройляйн. - Хильда: возможно, люди способны скомпрометировать себя позорными действиями куда больше, чем им кажется. Если они не столкнутся с несчастьями, они могут сгинуть, так и не узнав о таких своих безобразных сторонах. - Райнхард: если этих я уподобил бы вонючим нечистотам, то тот старик, погибший при Марр-Адетте, был чистейшей родниковой водой. (вспоминает Бьюкока, отдающего ему честь, и взрыв «Рио-Гранде») - Хильда кивает. - Райнхард: можешь принести мне стакан белого вина, Эмиль? - Эмиль кивает и выходит, Райнхард встает с кресла. Хильда провожает его взглядом. Райнхард идет к окну. Там закатное солнце. - Райнхард: феникс возрождается из пепла. От полусожженной земли возрождения не добиться. Старик это знал. Я казню их и заставлю их извиниться перед тем стариком в Валгалле. - Эмиль подходит с подносиком, на подносе рюмка с вином. Райнхард смотрит сквозь вино на заходящее солнце, потом выплескивает вино на оконное стекло.
Это была дань уважения к покойному со стороны Райнхарда.
На следующий день было провозглашено воззвание кайзера Райнхарда. - голос Райнхарда: даже для тех, кто воевал как враг против имперской армии, с осиротевшими семьями солдат Альянса, погибших в бою, также как и ранеными солдатами, будут обращаться мягко. Прошли времена, когда историю двигала ненависть.
Когда они услышали воззвание, бюрократы из правительства Альянса были немало шокированы. Альянс не только проиграл Империи на военном поприще. Они были взволнованы, сильно опасаясь, что харизма одного победит весь политический строй республиканской демократии. Фактически среди граждан Альянса сложилась атмосфера восприимчивости к имперскому правлению.
Изерлон. - Ян: вот почему... - закрывает лицо беретом и откидывается в кресле. Юлиан и Фредерика смотрят на него, переглядываются. - Ян, из-под берета: ...потому что кайзер Райнхард блестящий правитель, он — худший враг республиканской демократии. - Юлиан и Фредерика хором кивают.
Хайнессен. - 20 февраля был установлен имперский порядок в Саду зимних роз. (вот что за оранжерея? А?) - голос Райнхарда: я, император Галактической империи Райнхард фон Лоэнграмм, настоящим заявляю: Альянс свободных планет утратил то, что носило это имя... (Музей изящных искусств) ...и полностью прекратил существование. (ага, вот он — Сад зимних роз, это зал так называется) Сейчас единственный политический орган, который законно управляет человеческой расой, есть Галактическая империя. В то же время существование Альянса свободных планет, которым в прошлом пренебрегали, как бесчестной мятежной властью, теперь полностью признано. - Ройенталь, про себя: как педантично со стороны кайзера. Существование Альянса было впервые признано после прекращения его существования. Как факт абсолютного прошлого. Похоже, у них больше нет силы воли выступить против этого. - кивает Миттельмайеру, подходит к Райнхарду: майн кайзер, праздничная церемония уже готова. Пожалуйста, вернемся в отель. - Райнхард кивает: верно. - спускается по ковровой дорожке. Восторженный рев: «Зиг кайзер Райнхард! Зиг кайзер!» - Райнхард, про себя: я наконец добрался в эту даль. Я стал самым могущественным существом в этой вселенной. Но... если дела пойдут так, как они должны, я могу стать даже еще более могущественным, чем сейчас. Если бы половина моих крыльев не была оборвана моими собственными грехами... - хватается за медальон. - Зиг кайзер! - приветственно поднимает руку. - Зиг майн кайзер!
20 февраля 800 года, 2 года по новому имперскому календарю, 273-летняя история Альянса свободных планет закончилась. - Зиг кайзер Райнхард!
Конец 73-й серии.

В анонсе: кайзер Райнхард заявил, что он сам возьмет Изерлонскую крепость. Изолированные и не имеющие союзников, Ян Вэньли и остальные, несмотря на крайне неблагоприятное положение и наличие множества проблем, не могли отказаться от сражения. Чтобы дать зацвести семенам демократии. Следующий эпизод «Легенды о героях Галактики»: серия 74, «Долгие пути» - или как это сказать?

Даты: 800/491/2, 22 января Ян прибыл на Изерлон.
2 февраля - убийство Лебелло.
9 февраля - Райнхард прибыл на Хайнессен.
20 февраля Альянс официально объявлен прекратившим свое существование - и, задним числом, вообще существовавшим.

URL
2009-07-09 в 13:38 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
а кого застрелила Фредерика, когда спасала любимого мужа? Это что, был не Рокуэлл?

Не, не он. Рокуэлл по цвету волос коричневато-желтый, а тот, который явился убивать Яна, был темно-серый. И не подписали его. Мож, где в прошлых сериях и мелькал, но фиг его знает.

     

Дневник AnnetCat

главная