00:52 

Краткий конспект Легенды о героях Галактики

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
описание содержания серий))
Писано человеком, который заглотил Легенду один раз, что -то запомнил, что-то нет, а теперь смотрит неспешно еще раз и удивляется, встречая знакомые лица там, где раньше их не заметил.
Сплошные спойлеры.
Оно в комментах.

А, да, смотрено с ансабом, в связи с чем возможны мелкие блохи и крупные крокодилы.

Закончен труд, завещанный от... кхм. Не прошло и года.
Начало - собственно, примерно даже до середины - нуждается в серьезном пересмотре и исправлении. Впрочем, как справочник, можно использовать и в таком виде.

Кампай.



 
запись создана: 07.12.2008 в 20:58

@темы: матчасть, однако, как мы это смотрели, ЛоГГ

URL
Комментарии
2009-06-07 в 04:28 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Отступаем! Отступаем немедленно! - бегут имперцы. За углом стоят Юлиан сотоварищи. - Машенго: что теперь? - Юлиан: это наш шанс. - поворачиваются и убегают по перпендикулярному коридору. Хе, из бокового коридора выходят Конев с ...ксо. У меня двоится в глазах. Это же Маринеску. И на «Разгильдяе» Маринеску. Значит, это с ними к терраистам второй толстый дядька с «Разгильдяя» ходил, что ли? А я везде писала — Маринеску... Может, они братья? Так вот, это Наполеон))) - Юлиан! - Юлиан кидается к ним: капитан! Вы в порядке, парни? - Борис (подписали: Борис Конев): да. Думаю, мы нашли центр данных, который вы ищете. Туда. - Поплан: он еще не помер? Что за крепкий старый пердун. (это он про кого?)
Коридор. Бежит Наполеон Антуан де Отетар. Выскакивает некто в рясе, удар. - Отетар! (Борис кричит) Отетар! - тот начинает падать, в груди нож. Терраист ржет и показывает пальцем, очень собой доволен. Машенго отодвигает Юлиана и Поплана, подбегает к терраисту и кулаком его. Конев держит Отетара, тому, кажется, уже конец. Поплан: как он? - Конев оборачивается, мотает головой. Поплан ругается сквозь зубы. (накаркал?)
Идут бронированные имперские штурмовики. Терраисты стреляют. Броне все пофиг. Подошли вплотную, вдарили топором. Идут дальше. На бронированного штурмовика прыгает терраист с ножом, тычет лезвием в глаз. Лезвие ломается. Терраист стучит по бронированной башке обломком ножа. Сбросили, топором его. Штурмовик, зарубивший терраиста: эти люди что, идиоты?
Терраисты кучей виснут на штурмовиках: по двое, по трое. За углом стоит кто-то в черной рясе. Морда счастливого идиота: давайте насладимся нашим концом вместе! - нажимает что-то на вделанном в стену пульте. Гудит зуммер. Взрыв. Сверху обрушиваются каменные глыбы. Терааист в черном: муа-ха-ха!
Очередные терраисты лезут на штурмовиков. Порублены топорами. Один из штурмовиков поднимает забрало: мне это надоело! Почему эти парни продолжают лезть? Они что, не боятся смерти? - тут на него нападает еще один сзади и всаживает кинжал ему в глаз. Забрало-то поднято... Конечно, получает топором по голове. Штурмовик, вдаривший топором: что за чертовщина творится? - начинает дрожать земля. Из перпендикулярного коридора вырывается поток воды и сносит штурмовиков нафиг.
Конев складывает Отетару руки на животе. Поплан с пистолетом прислушивается — где-то шум. Похоже, шумит вода. Юлиан сидит перед экраном. По экрану бегут буквы. Юлиан вытаскивает диск (ага, теперь лазерный диск), кладет его в нагрудный карман. - Да. Дайте мне еще секунду. Я сотру данные, чтобы они не попали в руки имперцев. - пальцы бегают по клавишам. - Юлиан: готово. Пойдем. - убегают, на миг задержавшись у тела Отетара.
Собор. - Смерть еретикам! Смерть еретикам! - все трясется, толпа верующих повторяет хором: смерть еретикам! Мы обретем вечную жизнь, возвратившись на Мать-Землю! - Великий епископ воздел руки. - Смерть еретикам! Смерть еретикам! - все трясется. Сыплются камни. - Смерть еретикам! - камни засыпают собор.
Линцер: что происходит? - Сэр, они взорвали свою собственную базу! - Линцер: что?
Вид снаружи. Проваливаются целые горные склоны. С корабля Валена смотрят, разинув рты. Вален встает: - Передайте всем подразделениям, пусть уходят!
По коридорам терраистской базы катится огонь, взрывы по цепочке, падают камни. По коридору бежит Юлиан. Ага, и Поплан тут, и Конев, и Машенго. Камни падают вокруг, пока, слава богу, никого не задело.
Некая статуя с шариком в руках, размером со спортивное ядро — наверное, это Мать-Земля. Сыплется штукатурка, все вздрагивает. Сидит кто-то из терраистских священников. Откатывается дверь, на пороге еще эн терраистов. Кланяются. Ага, сидит де Вилье (подписали, если кто забыл) . Де Вилье встает, выходит к прибывшим терраистом. За ними закрывается железная дверь.
Перед носом у Юлиана взрыв. Машенго быстро роняет его на пол. Конев и Поплан прячутся за угол. Юлиан, слегка очухавшись: энсин? - Машенго его собой прикрывал. Машенго: со мной все отлично. Идем. - Юлиан вздыхает с облегчением. Из-за угла выскакивают Конев с Попланом, и все бегут дальше.
799, 28 июля, 1 год по новому имперскому календарю. (горы, землетрясение, скатываются лавины) Штаб-квартира земного культа вместе с его последователями, была похоронена под сотнями миллионов тонн камней.
Гора проседает.
Конец 63 серии

В анонсе: имперские корабли в Гималаях, Мюллер (?) смотрит на звезды в иллюминатор, летит какой-то корабль, Миттельмайер с Роейнталем, Ян дремлет, надвинув берет на глаза, а Райнхард читает какую-то бумагу.

Даты: 799/490/1, 24 июля - покушение на Валена
26 июля Поплан обнаружил наркотик в пище
28 июля - взрыв бункера терраистов. Великий епископ погиб, де Вилье сбежал.

URL
2009-06-09 в 04:25 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
64 серия. Holiday's End
Земля. Горы. На вершину выходит Юлиан. Весь в земле, на щеке грязь. Смотрит на лежащую ниже долину. Подходит Борис Конев. - Юлиан: там внизу лежат тела стольких их верующих... - Борис: в религии нет ничего дешевле, чем жизни верующих. Точно так же политики смотрят на свой народ и императоры на своих солдат. Это может тебя ужасать, но не должно удивлять. Ты говорил мне, что адмирал Ян не такой. Поэтому люди его почитают... Я тоже. Так и должно быть, что его люди ценят его столь высоко. Но работа солдата сама по себе — проклятая жизнь. Ян сам это понимает, так что тебе, наверное, не следовало бы заниматься этим. Поскольку мы понимаем это, мы хотим, чтобы ты содействовал критике армии.
Сидит на камне Поплан, рядом Машенго. - Поплан: этот Юлиан такой смешной. Даже я и те, кто много старше меня, стремились встать на его защиту. Интересно, почему? - Машенго: может быть, его сила? - Поплан: сила? У этого парня молоко на губах не обсохло. Как можно говорить о силе, прежде чем у человека не будет десяти-двадцати романов?
Конев: нам скоро уходить. Отдохнем немного. - отходит от Юлиана. Тот стоит и смотрит вниз.
Имперские крейсера в горах.
За столом сидят Юлиан и Поплан, перед ними чашки. За тем же столом, однако, Вален, возле него адьютант. Линцер что-то говорит. - Вален: как сказал коммодор Линцер, вы оказали неоценимую помощь в нашей операции на базе земного культа. - Юлиан: ну, нас почти поймали, и еще нам было нужно вытащить наших товарищей. Так что мы были рады помочь. - Вален: я был бы рад вознаградить вас. Есть ли что-нибудь, чего вы хотите? - Юлиан: если вы сможете доставить нас обратно на Феззан, нам не нужно другой награды. - Поплан пихает его локтем: будь феззанцем. Попроси еще чего-нибудь. - Вален: что такое? Если вы чего-то лишились, мы вам компенсируем с нашей глубочайшей признательностью. - Юлиан: благодарю вас, но мы не будем знать, сколько, пока у нас не появится возможность подсчитать. Может быть, мы сможем обсудить это позже. Я бы хотел, чтобы вы дали мне отсрочку. - Вален: конечно. Но нам необходимо вернуться в столицу. - Юлиан: может быть, вы взяли бы нас на Один? Мы еще никогда не видели столицы Империи. Я подумал, что мы можем нанести визит в столицу Империи, пока мы не обременены делами и путешествуем налегке. - Вален: это простая просьба. Мои подчиненные все устроят. - Юлиан: спасибо большое.
Юлиан и Поплан выходят с «Саламандера». - Поплан: что за нахальная просьба. - Юлиан: Адмирал Ян сказал мне однажды, что важно знать по опыту разные системы ценностей. Поэтому я хотел увидеть реальные условия в столице Империи. Если мы придем с имперским флотом, проникновение не будет проблемой. Это редкая возможность. - Поплан: совершенно верно. На Одине должно быть неимоверное количество имперских красоток.
Один. 799, 30 июля 1 года по новому имперскому календарю. Новость о разрушении штаб-квартиры земного культа достигла Одина. Но эту новость опередила новость о смуте на Хайнессене. (Нуэ Сансуси) Волны дебатов взбаламутили имперскую армию. (Военное министерство) После официального сообщения для прессы капитан Ратцель сделал срочный доклад Мюллеру. - Мюллер: так вы говорите, посланник, адмирал Ренненкампф, подстегнул агрессию? - Ратцель с экрана комма: и в отношении нации, и в отношении кабинета министров, считаю, его действия были неправильными. Еще серьезнее то, что адмирал Ренненкампф мог запятнать репутацию Рейха. - Мюллер: сможете вы доказать это перед судом? - Ратцель: да, будь то военный или гражданский суд. - Мюллер кивает.
Идут Миттельмайер с Мюллером. - Миттельмайер: ясно. Итак, намечалась какая-то гадость. Ренненкампф смалодушничал.

URL
2009-06-09 в 04:27 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
В этот день кайзер Райнхард был болен и не мог присутствовать на заседании, поэтому его люди свободно обсуждали проблему между собой. Сначала Мюллер представил обвинения коммодора Ратцеля. - Мюллер: это касается чести Рейха и справедливости вооруженных сил. (слушают Меклингер с Биттенфельдом) Мы хотели бы, чтобы вы пришли к решению, которое удовлетворило бы не только Рейх и верхушку Альянса, но и общественность. Если все так, как сказал командор, первое, что мы должны сделать, - определить, кто несет за это ответственность. (за столом еще Оберштайн, Ланг, кажется, Кесслер, ну и Миттельмайер, конечно) — Миттельмайер: полагаю, командор Ратцель имеет такое право. Намерения кайзера — защищать народ от тех бессовестных людей, которые обходятся с ним нечестно. Если Ян Вэньли был бесстыдно ложно обвинен, мы должны его оправдать. (внимательно слушают Кесслер и Оберштайн) - Оберштайн: похоже, все тут критикуют адмирала Ренненкампфа. Это было во имя Рейха — защититься против любых будущих интриг Яна Вэньли. Можно было бы сказать, что эта уловка была, вероятно, необходима? - Миттельмайер: Разве наша нация держится на уловках? Мы держимся на правде! Если бы это было так, чем бы мы отличались от Гольденбаума? Как мы докажем людям и армии чистоту намерений адмирала? Даже если он и враг, Ян Вэньли очень популярен! Вместо того чтобы использовать факты для доказательства его вины или невиновности, мы использовали силу, чтобы затуманить дело. Что мы намерены отвечать будущим поколениям? - Оберштайн: блестящая речь, флот-адмирал Миттельмайер. Я хотел бы напомнить вам, что вы сделали для герцога Лоэнграмма два года назад. Совесть все еще мучит вас? - Миттельмайер привстает, бросился бы, да Ройенталь удержал. - Ройенталь: борьба с герцогом Лихтенладе шла на равных. Если бы мы на секунду опоздали, это мы были бы перебиты. Мы не должны стыдиться того, что нанесли удар первыми. Но на этот раз я сомневаюсь, что это так. Не пытались ли мы обвинить невинного человека, вышедшего в отставку солдата, счастливо женатого, в преступлении, которого он не совершал. Почему мы должны покрывать бессовестных зачинщиков с обеих сторон этой интриги? Министр обороны, вы полагаете, это то, чего хочет кайзер? (ух, как смотрят друг другу в глаза — Ройенталь и Оберштайн!) - Наказать его! - Согласен! - Меклингер: давайте предположим, что ситуация между Яном Вэньли и правительством Альянса ухудшилась. Тогда, возможно, взаимоотношения между нами стали бы более дружественными. Нам следовало бы велеть Яну Вэньли прекратить создавать военные проблемы и немедленно выслать команду для расследования нынешней ситуации. Я могу отправиться помогать в расследовании на Хайнессене. - Оберштайн: все вы кое-чего не понимаете. Что волнует меня в вопросе о преступлениях Яна Вэньли — это не анонимные намеки. Меня волнует, что он и его люди похитили одного из высших офицеров кайзера и сбежали. Вы хотите сказать, вы намерены не считать это преступлением? Разве это не опошляет кайзера и Рейх? Надеюсь, вы будете иметь это в виду. - Миттельмайер: мне неприятно это признавать, но по крайней мере то, что анонимным намекам было придано значение и человек был обвинен без определенных улик, - вина Ренненкампфа. Чтобы сохранить наше достоинство, вместо того чтобы утаивать правду, не должны ли мы показать ее и своевременно исправить нанесенный ущерб? - Этот инцидент с Ренненкампфом бросает тень на кайзера. (это высказался Ланг) Наказание адмирала Ренненкампфа не только доставит неприятности этому новому правительству, но также повредит кайзеру! Будьте осторожнее в этом вопросе! - Ройенталь: молчите, черт побери! Вы принижаете сделанный адмиралом анализ! Вы что же, не только игнорируете формальности, но осмеливаетесь говорить, что делаете это во имя кайзера? Не пытайтесь казаться важнее, чем вы есть. Во-первых, по какой причине министр внутренних дел принимает участие в заседании, куда допущены только гранд-адмиралы и адмиралы рангом выше? Вы смеете встревать в дискуссию на высшем уровне!.. Наглец! Убирайтесь сейчас же! (Меклингер качает головой) Или я должен оказать вам эту честь собственноручно? - встал. - Оберштайн, Лангу: подождите меня в моем офисе. - Ланг встает и выходит. Ройенталь садится, скрестив руки на груди. (Ланг тебе этого не простит, парень, и не надо думать, что это не страшно...) Айзенах смотрит вслед Лангу.
За Лангом закрывается дверь. Он очень, очень зол.
Оберштайн входит в свой кабинет, Ланг вскакивает со стула: меня так не оскорбляли за всю мою жизнь! Я не придаю этому такого уж большого значения. Но оскорбить вас, министра обороны, все равно что... Все равно что очернить нас. - Оберштайн: хотя мне это неприятно, аргументы адмирала Ройенталя были правильными. - Ланг возмущенно хрюкает. - Оберштайн: я был беспечен, позволив вам присутствовать на встрече. И похоже, что их неприязнь к вам происходит из близости ко мне. - Ланг: на вас не похоже — беспокоиться о таких вещах! - Оберштайн: меня не волнует то, что меня ненавидят. Однако возникновение новых трудностей меня касается. - Ланг: приношу свои извинения, сэр. Но в любом случае, действия адмирала Ройенталя были чересчур агрессивны. Может быть, нам следует приглядывать за ним. - Оберштайн взглядывает на него: заслуги Ройенталя перед нацией несравнимы с доверием кайзера к Ренненкампфу. Пока против него нет свидетельств, Используйте дело Ренненкампфа как ориентир и действуйте осторожно. - Ланг: понял. Я найду вам неопровержимые свидетельства... Свидетельства, не вызывающие сомнений. - Оберштайн встает и уходит.
Райнхард лежит в постели, рядом сидит Эмиль. - Райнхард: не думал, что мое тело так непрочно. - Эмиль: со всем уважением, вы чересчур много работали, ваше величество. Вы так были заняты войной и управлением, что можете себе позволить немного поболеть. Если бы это был я, я бы очень сильно болел. - Райнхард: я чувствую себя более утомленным последнее время. - Эмиль: вы не должны работать так много. - Райнхард: что? Ты хочешь сказать мне, чтобы я сбавил темп? - Эмиль (подписали: Эмиль фон Секла): нет, ваше величество. Простите меня, пожалуйста. Мой отец говаривал, что сильное пламя быстрее сгорает. Вы должны как следует отдыхать. - Райнхард, про себя: Эмиль, ты еще не понимаешь... Что страшно — не сгореть, страшна мысль о том, чтобы тлеть и потухнуть, не достигнув моих целей. - Эмиль: не следует ли вам подумать о том, чтобы найти жену и вскоре завести семью? - Райнхард: достаточно плохо уже то, что я должен находиться под охраной, а это заставило бы гвардию защищать еще и семью. - лакей от двери: ваше величество, министр обороны пришел увидеться с вами. (о! Слугу надписали: Венцель фон Хассельбак) Он принес решение заседания Высшего военного совета и хочет вашей санкции. - Райнхард, садясь: ладно, я приму его в соседней комнате. - Эмиль накидывает ему на плечи халат.
Райнхард в халате сидит в кресле, Оберштайн докладывает: много голосов было против Ренненкампфа. Довольно многие настаивали на расследовании. - рядом с креслом стоят фон Хассельбак, врач и медсестра с чемоданчиком — на случай срочной реанимации, что ли? Но хотя способность Альянса навести порядок под вопросом, я рекомендовал бы нам приготовиться к военным действиям в любой момент. - Райнхард: поручить это Ренненкампфу было моей ошибкой. Если подумать, он не смог бы продолжать оккупировать планету даже сто дней. Я полагал, что там найдутся люди, могущие продемонстрировать свои способности, а я только возьму их на поводок. - Оберштайн: но это дает оправдания к полному захвату Альянса. - Райнхард: не возражайте мне! - Оберштайн кланяется. - Райнхард: на данный момент Штайнметц примет на себя обязанности посланника вместо Ренненкампфа. Пошлите кого-нибудь к Яну Вэньли договориться о его освобождении. В любом случае, надо выслушать сторону Ренненкампфа в этой истории. Яном Вэньли мы займемся снова после этого. Не спускайте глаз с правительства Альянса. Если будут какие-нибудь беспорядки, пусть Штайнметц использует нужное количество войск для их подавления. - жестом: «идите». - Оберштайн, кланяясь: хорошо. - Райнхард, про себя: что до меня, может ли быть, что я хотел, чтобы Ренненкампф провалился вот так? Это может быть правдой. Когда мне сообщили, что он провалился, я испытал волнение. Неужели я правитель, жаждущий крови? (вытаскивает медальон) Но тогда мой путь... Нет, я не правитель, который жаждет крови. Я ищу конфронтации на поле воли и интеллекта. Все ли это? Каждое столкновение учит меня чему-нибудь новому. Разве не так? (появляется Кирхайс)

URL
2009-06-09 в 04:30 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Земля. 1 августа, закончив свое расследование, флот Валена покинул Землю и взял курс на столичную планету Империи, Один. Юлиан и остальные отправились вместе с ними на «Разгильдяе». (ой, а «Разгильдяй» желтенький)) вроде белый был? Покрасили?) Юлиан и Поплан на палубе перед большим окном. Юлиан достает из кармана диск. - Поплан: тот самй диск? - Юлиан, кивая: наш единственный сувенир. Хотя от меня, вероятно, не было толку в искоренении земного культа, это должно сильно помочь адмиралу Яну в снятии обвинений в подстрекательстве к мятежу. - Поплан: точно. Земная церковь была невероятно страшной... - Юлиан: да. (про себя) Но действительно ли им конец?
База Дайан-Хан. Летит зеленый корабль. Входит в порт. - Никаких сомнений в том, что адмирал Ян и остальные направляются сюда. Лучше всего ждать их здесь. - это Шнайдер докладывает Меркатцу. - Меркатц: верно. Кстати, есть ли какие-нибудь новости о местопребывании кайзера Эрвина Йозефа? - Шнайдер: извините, сэр. Новостей нет. Но поступлению инофрмации к нам мешают довольно много факторов. - Меркатц: Я знаю, это был трудный вопрос. Однако... - встает, подходит к экрану, на котором изображение корабля. Мое величайшее желание — увидеть реставрацию Гольденбаумов. Но с детей, которые выросли с этим, те, кто заботится о них, должны снять эту ответственность. - Шнайдер: да, сэр! - Меркатц: безопасно вывести адмирала Яна из этой войны и найти Эрвина Йозефа. В конечном счете это два дела моей жизни.
Корабль «Улисс». Карин пьет из бумажного стаканчика. Подписали: Катерозе фон Кройцер. Комкает стаканчик, смотрит на звезды в иллюминатор. Появляется яркая точка. Летит корабль. Крейсер «Леда=II». На мостике, ноги на стол, на глаза берет, дремлет адмирал Ян. Фредерика перебирает клавиши компьютера. - Шенкопф: надеюсь, имя Яна Вэньли вновь прозвучит во всю мощь. (тише) И не думаю, что он это проклянет. Довольно трудно убедить его сыграть партию. - Кассельн: разве это не отношения учителя и нерадивого ученика? - Шенкопф: на самом деле я подумывал стать учителем. Но я ненавидел домашние работы. - Кассельн: но вы любите давать домашние задания, ведь так? - смеются. - Ян, про себя: домашнее задание — как гора. Империя и Альянс в неустойчивом положении. Битву невозможно выиграть одной только военной силой. Есть еще управление, организация и дух. Мне нужно время. Все происходит слишком быстро. О смерти Ренненкампфа станет известно, это лишь вопрос времени. Если все пойдет плохо, весь имперский флот будет против нас.
-Кассельн: сильное впечатление произвело то, как вам удалось предсказать реакцию правительства, с вынужденно ограниченной разведкой и в таких тяжелых условиях. - Шенкопф: ну, вероятно, это потому, что правительство не заглядывало далеко вперед. Или, может быть, это моя фантастическая оркестровка. - Дасти: хей! Ты говоришь это нам теперь? - Шенкопф: я более чем уверен, что это заговор правительства и борьба за власть внутри правительства Альянса, тогда и теперь. Я не очень в них ошибался. - Дасти: однако ты немного волновался.
Ян, про себя: раз все свернуло на этот путь, нам не следовало оставлять Изерлонскую крепость. Мы должны были использовать независимую крепость как базу демократии. Мы должны были использовать ее, чтобы получить у Империи разрешение на автономию. Хотя, вероятно, это было бы нелегко.
Кассельн: ты жалеешь, что дела пошли таким образом? - Дасти: вовсе нет. Мне еще нет тридцати двух, а я уже адмирал. Одновременно и выгодно, и важно быть под командованием адмирала Яна. Нам лучше бы дать ему такую возможность.
Ян, про себя: автономия? Теперь, когда они в курсе имперских амбиций, Феззан будет полностью покорен.
-Кассельн: что миссис делает все это время? - Дасти: компилирует данные нашего флота и флота Меркатца, так чтобы адмирал Ян был готов в любой момент спланировать битву. - Кассельн: ясно. Каждый лучше приспособлен к одним вещам, чем к другим. Она в этом лучше, чем в приготовлении пищи для своего муженька. - Кассельн: проблема с муженьком. Мы поставили его на эту высшую позицию в нашей группе, а все, что он делает, - дремлет. - Шенкопф: что за расточительство. - Кассельн: может, тебе просто досадно, что ты сам себя в это втянул?
Ян, про себя: Феззан... Если я пошлю Бориса Конева домой, не смогу ли я установить связь с независимыми торговцами?
-Он и его жена вычислили правильную оборонную тактику. (Дасти) Но проблема в том, что они не подумали — что случится потом. Мы должны заставить их быть более целеустремленными.
Ян, про себя: чтобы это сделать, мы должны встретить корабль Юлиана после возвращения с Земли. Для этого нам нужна база. Сначала я должен встретиться с адмиралом Меркатцем, чтобы установить систему командования. Каждый раз прихожу к одному и тому же решению.
-Кассельн: но вы знаете, называться «мятежным флотом»... По-моему, мы просто группа блудных сыновей.
Ян, сдвинув с лица берет, вслух: Фредерика. - Фредерика подходит. - Чашку черного чая, пожалуйста. - Фредерика кивает, идет за чаем. - Ян: два месяца... только два месяца. (Фредерика останавливается) Если б дела пошли как планировалось, я не должен был бы работать пять лет... - Фредерика усмехается и уходит, остальные дружно вздыхают.

URL
2009-06-09 в 04:36 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Один. - Райнхард: правительство будет перенесено на Феззан. Один слишком далеко от земель Альянса. Граф Мариендорф, глава моего кабинета, будет служить моим регентом на Одине. Военные и дипломатические функции переместятся на Феззан со мной. (это он Хильде диктует) Все остальные офицеры высшего ранга тоже переедут. Однако адмирал Кесслер, глава военной полиции, и человек, контролирующий наше управление и ресурсы, адмирал Меклингер, и завоеватель Земли, адмирал Вален, останутся. Завершить перемещение в течение года. Я прибуду туда 17 сентября. Адмирал Миттельмайер отбудет 30 августа. Остальные отправятся со мной. - Хильда, про себя: в каждом его слове чувствуется страстное желание битвы. Вероятно, он человек, которому нужен противник. - Хильда встает, протягивает Райнхарду исписанный лист. Про себя: или, может быть, он взобрался слишком высоко, слишком быстро. Нет... Может быть, этот человек от рождения нуждается в таком враге, как Рудольф, чтобы его жизнь имела смысл. - Райнхард: фройляйн, не могли бы вы переписать это письмо в более жестком стиле? - Хильда: да, сэр. Мои извинения, сэр. - Райнхард протягивает ей бумагу обратно. - Постскриптум. Также, перебазирование на Феззан не временное.
8 августа кайзер Райнхард объявил о переносе столицы. Перемещение на Феззан начало становиться реальностью. Перемещение ясно показало, что патовая ситуация между Империй, Альянсом и Феззаном закончилась.
Миттельмайер и Ройенталь идут по наружной галерее. - Ройенталь: Феззат, да? - Миттельмайер: ясно. Он думал не о том, о чем мы. За фасадом переноса столицы — вытупление и вторжение. - Ройенталь кивает. Про себя: что делает эта женщина? Эта женщина, Эльфрида? - Миттельмайер: кстати, настоящая ошибка кайзера в использовании не Ренненкампфа, а Оберштайна! Не кажется ли тебе, что и в этом случае именно он дергал за нити? Этот ублюдок. Он может считать, что он верный слуга, но в данном случае он уничтожит тех, с кем он несогласен, одного за другим. И однажды он погубит династию! - Ройенталь: я тоже так думаю. Что больше всего меня беспокоит — так это отчуждение, появившееся между кайзером и Оберштайном. Интересно, что случится, когда их взгляды не совпадут. (про себя) мое сердце чует неладное... Разве не планировал и я однажды захватить власть? Нет... но для этого есть способ. Существует нервозность в наблюдении за взаимодействием политики кайзера и манипуляций Оберштайна...
В этом году, 13 августа, планета вблизи Изерлонского коридора объявила независимость от Альянса свободных планет и от Империи. Она называлась Эль-Фасиль.
Конец 64 серии.

В анонсе:
Ян в желтой рубашке улыбается и разводит руками, некто (забыла, как зовут, но нам скоро скажут) вещает с трибуны, Ян чешет репу, Сильверберг руководит строительством, взлетает «Брунгильда», а Райнхард сидит в кресле, подперев голову рукой.

Даты: 799/1, 30 июля - новости с Хайнессена о Яне и Ренненкампфе.
1 августа - флот Валена покинул Землю
13 августа Эль-Фасиль объявил независимость

URL
2009-06-13 в 00:32 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
65 серия. Against All Flags
Хайнессен. Хайнессенполис. Ночь. Хотя хаос, сопровождавший побег Яна Вэньли, был, естественно, известен гражданам Альянса, лидер Верховного совета, Джоанне Лебелло, тщательно скрывал подробности инцидента. Он считал, что это необходимо для поддержания доверия и устойчивости правительства, которые быстро осыпались. Но это только усиливало опасения и недоверие граждан.
Отель «Шангри-ла». - Правительство должно опубликовать правду! Правительство должно опубликовать правду! (видимо, митинг). - Здание верховного совета, Але Хайнессен со своими воздетыми руками. Точно, митинг. - Правительство должно опубликовать правду! - Мы хотим знать только две вещи! Во-первых, где имперский высший посланник Ренненкампф? Во-вторых, где отставной флот-адмирал Ян Вэньли? Это все, что мы хотим знать!
Лебелло смотрит из окна своего кабинета на толпу.
Не только правительство Альянса, имперское представительство тоже хранило молчание. Они были обеспокоены значительным ущербом, нанесенным авторитету Рейха постыдным фактом похищения Ренненкампфа. - Сидит Саам, вид мрачный. Рядом стоит деятель по имени Удо Дите Фюнмель — это тот, который советовал Ренненкампфу арестовать Яна Вэньли. Морда глумливая.
В конце концов это стало причиной всевозможных слухов.
Двое граждан на улице. - Вы слышали? Флот-адмирал Ян был захвачен Ренненкампфом и заключен в концлагерь на планете Урваши, которая теперь под контролем Рейха. - Нет, не так. Адмирал Ян был доставлен на горную виллу в пригороде по распоряжению правительства Альянса. Это точно, владелец молочной фермы по соседству видел мистера и миссис Ян. Он сказал, что флот-адмирал Ян прогуливался на заднем дворе, обняв жену за плечи и слегка сутулясь. - Другие граждане: по верным сведениям... (мимо проходит имперский военный) ...флот-адмирал Ян и посланник Ренненкампф подстрелили друг друга и помещены в военный госпиталь. - Еще граждане: все ошибаются. Флот-адмирала Яна нет больше в нашем мире. Он был убит людьми кайзера. - В пивном баре: чтобы неизменно быть опорой республики, флот-адмирал Ян отправился за 1000 световых лет и выбрал место своей последней остановки, Эль-Фасиль, своей базой. Все эти события произошли в соответствии с планами флот-адмирала Яна. В ближайшем будущем он появится на Эль-Фасиле, непобедимый и отважный, чтобы возглавить революционное правительство и призвать всю вселенную на борьбу с Рейхом. - Да! Правильно! Чудотворец Ян! Точно! Волшебник Ян!
Эти слухи, чрезвычайно преувеличивавшие славу адмирала Яна, были наиболее популярны в народе. Но сам Ян оставался в нерешительности относительно своих будущих действий... (база Дайан-Хан) и праздно проводил время, несмотря на объединение с флотом Меркатца.
Ян сидит на столе, держит в руках целый веер бумажек. Входит Кассельн: ты решил? - Ян: да. Вот это будет отлично, а? - протягивает Кассельну одну из бумажек. - Кассельн: «нерегулярные»? Что это? - Ян: ну, это имя нашего флота, о котором я спрашивал каждого. Не важно, как мы на это смотрим, мы теперь будем известны всем всего лишь как бездомный частный флот. Поэтому я выбрал простое имя, которое подходит нам лучше всего. - Кассельн: я спрашивал тебя о наших планах на будущее! Что мы будем делать? Пойдем ли мы на Эль-Фасиль? - Ян чешет репу.

URL
2009-06-13 в 00:39 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Планета Эль-Фасиль. Объявив о своей независимости и погрузившись в изоляцию, поскольку ни одна другая планета не последовала примеру, Эль-Фасиль настойчиво пытался призвать адмирала Яна.
-Мы не изолированы. Люди, которые воистину желают демократии, последуют за нами и возвысятся вместе с нами. Мы от всего сердца будем приветствовать визит адмирала Яна... (Францеск Ромски, лидер Эль-фасильского автономного революционного правительства, подписали) ...наивернейшего поборника демократии. - бурные аплодисменты.
- Как насчет этого? (Дасти) Мы возьмем обратно Изерлон и объявим часть коридора до звездной системы Эль-Фасиль свободной территорией, для того чтобы поднять сопротивление против агрессии Рейха. - Ян: свободная территория, вот как? - Шенкопф: в любом случае, идем на Эль-Фасиль немедленно. Люди там могут быть воодушевлены, но не иметь политической тактики и стратегии. Они приветствуют вас как своего главного лидера. - Ян: лидер должен быть гражданским. Не существует такой вещи, как демократическая республика, управляемая военным командующим. Я ни в коем случае не должен быть лидером. - Шенкопф: до чего ж вы упрямы. Вы больше не военный командующий. Вы гражданский без должности и звания, вы больше не получаете от правительства ни зарплаты, ни пенсии. Что заставляет вас колебаться? - Ян: я не колеблюсь. - Шенкопф: флот-адмирал, вы когда-нибудь задумывались о разнице между вами и кайзером Райнхардом? - Ян: разница в таланте. - Шенкопф: нет, неверно. Разница — в амбициях. Кайзер Райнхард держит судьбу за глотку и заставляет ее исполнять его волю, когда она пытается пройти мимо него без его позволения. Плох он или хорош, это его принцип. С другой стороны, вы... - Ян смотрит молча. - Шенкопф: похоже, с вами что-то происходит, флот-адмирал. На что именно вы надеетесь на данном этапе? - Ян, запуская руку в затылок: я надеюсь только на одно. На то, что лидер совета Лебелло хорошо скроет мое отсутствие. - Дасти и Шенкопф переглядываются.
-Заявления и действия автономного правительства Эль-Фасиля... (это Лебелло, отвратительно выглядит...) ...противоречат интересам Альянса в целом и являются серьезным предательством, подрывающим существование республиканского правления. Мы надеемся, что они вернутся к идеалам, провозглашенным основателем нации, Але Хайнессеном и откажутся от самоуправства. Это все. - Уходит от микрофонов. - Как все? Важнее, где Ян Вэньли! (это пресса вопит) Глава совета! Вы пропустили одну из важнейших тем! Глава совета! Скажите что-нибудь! - открывается дверь, Лебелло проходит через нее, провожаемый воплями разочарованных репортеров. - Мистер Хван Леви ждет встречи с вами, глава совета. - Лебелло: я не хочу его видеть! Скажите ему, чтобы шел домой! - Но...
Лебелло идет по коридору в сопровождении двоих подчиненных. - Лебелло: более важно, что происходит с восстановлением флот-адмирала Бьюкока? - Мы обратились к нему повторно, но он твердо отказался на том основании, что он сейчас под медицинским наблюдением из-за плохого здоровья. - Лебелло: вовсе он не болен! Выбора нет, вызовите адмирала Чуна. - Да, сэр. - Лебелло: все уходят от ответственности, бросив меня. Что они себе думают, не поддерживая демократическое правительство? Все они эгоисты. Проклятье. Они сваливают всю ответственность на меня. - уходит. Подчиненный: он так долго не выдержит.
Хван Леви вышел на улицу, оглядывается на здание верховного совета. Пожимает плечами, уходит.
Ян, ставя стакан с бренди: завидую беззаботности Аттенборо. Он все еще думает об этом как об этаком студенческом движении. - Фредерика: но то, что он говорит, правильно, разве нет? - Ян: да. Но если мы только отберем Изерлонскую крепость, мы окажемся изолированными в коридоре. А вот если мы используем Эль-Фасиль как плацдарм, объединим окружающие звездные системы и создадим свободную территорию, может быть, нам легче будет осуществлять в будущем наши действия, как бы ни изменилась ситуация. К примеру, возвратив Изерлонскую крепость, мы можем сделать ее автономией в составе Эль-Фасиля. У нас еще будет выбор. В любом случае, если мы заставим кайзера Райнхарда что-нибудь обещать, мы должны будем предложить соответствующую компенсацию, так что... - Фредерика: заставить кайзера что-нибудь пообещать? Похоже, ты планируешь переговоры с кайзером, чтобы достичь компромисса. Но сдержит ли кайзер свое обещание? - Ян: если ты о том, что гарантий нет, тут ты абсолютно права. Но, честно говоря, я об этом вовсе не беспокоюсь. Полагаю, характер кайзера таков, что мне не следует по этому поводу волноваться. Он осуществляет завоевания и вторжения. Он будет мстить и будет, вероятно, производить чистку. Но он не может позволить себе нарушить обещание, которое он дал. Такое впечатление я вынес из той встречи с ним. И есть в нем кое-что, что дает мне такую уверенность. Конечно, я не могу исключить возможность, что его чересчур преданные подчиненные выйдут из-под контроля, как это только что случилось. Но теперь он, вероятно, будет строго за этим следить. Так что это означает, что для нас лучше, если кайзер Райнхард будет продолжать жить. - наконец сует ложку в рот. - О, это рагу правда очень вкусное. - Фредерика, немедленно краснея: о... ну... это рагу приготовила миссис Кассельн и поделилась с нами. - Ян: что? - Фредерика: извини, милый! Вице-адмирал Кассельн тоже посоветовал мне, что для меня, вероятно, лучше сейчас сконцентрироваться на моих обязанностях адьютанта, вместо того чтобы учиться готовить... - Ян: хмм, ты права. Сейчас столько дел, и у тебя будет шанс научиться позже, когда у нас будет побольше времени... - смеются. Ян зачерпывает вторую ложку. А глаза грустные... или мне кажется?
Другой стол с тем же тушеным мясом) — Если миссис Ян испортит еду, продукты пропадут.(Кассельн) Как один из тех, кто отвечает за ресурсы, я не могу позволить этому случиться. Как заставить ее согласиться с этим, не задев ее чувства? Вот трудный вопрос, перед которым я оказался.
-Фредерика: кстати, почему ты не планируешь отправиться на Эль-Фасиль сразу? - Ян: одна из причин — личность кайзера, как заметил и Шенкопф. Он определенно сделает ход. Он не будет сидеть тихо. С другой стороны, наш военный потенциал на самом деле так себе. Допустим, это рагу — Эль-Фасиль, и допустим, мы пришли на Эль-Фасиль. (ставит рядом с тарелкой солонку) Если это случится, другие звездные системы могут последовать за нами, соблазненные нашей нереальной славой. (добавляет перечницу) В таком случае нам невозможно будет защитить их с нашим ограниченным военным потенциалом. Поэтому все, что мы сможем сделать, это наблюдать издалека... (переставляет стакан с бренди, роняя перечницу) ...как эти звездные системы падают одна за другой под ударами войск, которые кайзер непременно пришлет. Более того, в наихудшем варианте сценария правительство Альянса может заклеймить нас как врагов и полностью поддержать армию Рейха. Но если кайзер начнет мобилизацию своих войск до того, как мы прибудем на Эль-Фасиль, 50% за то, что Альянс может занервничать настолько, что попросит нас вернуться. Смотри, они даже могут сказать, что дадут полное военное командование и назначат меня главой стратегического командования и главнокомандующим космофлота. - Фредерика: ты бы согласился? - Ян: я не знаю. Если нож ударит, когда у меня обе руки заняты подарками, нет возможности от него уклониться. (боже, о чем это он?) - Фредерика, испуганно: о! - Ян: в любом случае, поскольку мы не можем задвинуть правительство Альянса в угол, мы не можем идти на Эль-Фасиль прямо сейчас.

URL
2009-06-13 в 00:43 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Космофлот Альянса свободных планет не имел гланокомандующего после отставки флот-адмирала Бьюкока. Поэтому начальник штаба, адмирал Чун Учэн, был назначен на эту роль в качестве временного командующего. - Лебелло (господи, до чего ж он хреново выглядит!!!): поскольку на адмирала Бьюкока рассчитывать пока не приходится, вы будете официально назначены главнокомандующим. Возглавьте флот. - Чун Учэн: пока Ян Вэньли не вернется, давайте подождем убирать слово «временный» из моего титула. Он единственный, кто способен служить командующим. - Лебелло: он захватил имперского посланника Ренненкампфа и стал причиной трещины между Рейхом и Альянсом. Не существует способа вернуть его сюда. - Чун Учэн: я уважаю ваше мнение, но что вы будете делать, если Ян Вэньли присоединится к кайзеру Райнхарду из личной мести? - на лице Лебелло ужас. - Чун: мы не можем захлопнуть дверь восстановлению наших отношений. Мы должны наладить ситуацию с нашей стороны так, чтобы он мог вернуться в любое время. - Лебелло: вы хотите сказать, что если мы загоним его в угол, Ян Вэньли, потеряв все возможности к отступлению, присоединится к кайзеру Райнхарду? - Чун: даже если он этого не хочет, он может оказаться вынужденным выбрать единственную оставшуюся возможность, если поймет, что другого способа выжить нет. По этой причине мы не должны загонять его в угол. - Лебелло: но неважно, как он может быть загнан в угол, не могу думать, что выросши на воде демократии, он станет рабом автократического лидера. - Чун: пожалуйста, не забывайте, сэр, что Рудольф фон Гольденбаум начинал как лидер демократической нации, а закончил как правитель реакционной автократической династии. - Лебелло: вот почему! Вот почему мы должны казнить Яна Вэньли прежде, чем это случится! - Чун: то есть вы хотите сказать - «убей змею, пока она еще маленькая»? Если вы отдадите приказ драться с Яном Вэньли, я буду. Хотя не думаю, что есть шанс на победу. Начать с того, чтобы идти воевать, нам нужны солдаты. Но вы полагаете, эти солдаты захотят драться с этим всепобеждающим адмиралом? В конце концов они присоединятся к нему вместе со своим оружием. С их точки зрения, победа над ним выгодна только Рейху. - Лебелло: не думаю, что воевать с Яном все равно, что стать агентами Рейха, но... - Чун: глава совета, я только говорю о том, что будут чувствовать солдаты. Ваши ощущения к делу не относятся. - Лебелло крякает. Чун надевает берет и козыряет: я пойду. У меня много забот. - идет к дверям, оборачивается. Лебелло сидит с убитым видом. Чун, про себя: этот человек скоро сгорит. Но, возможно, для него это на самом деле будет везением.
Один. 30 августа 799 года, 1 года по новому имперскому календарю, флот Миттельмайера, отправленный Райнхардом в авангарде, готовился покинуть Феззан. - Ройенталь: женитьба? - Миттельмайер: да, почему бы тебе не подумать о том, чтобы жениться и осесть? (едут по движущейся дорожке к кораблям) — Ройенталь смеется. - Миттельмайер: А? - Ройенталь: извини, не мог удержаться от смеха. У меня нет ни малейших намерений или права заводить нормальную семью. Думаю, ты знаешь лучше, чем кто-либо. - Миттельмайер: нет, я не знаю об этом. - Ройенталь: эй, ты не расстроился? - Миттельмайер: разве есть причина тебе об этом беспокоиться? Между прочим, я слышал, что «та» женщина отправляется с тобой на Феззан, неужели она настолько нравится тебе? - Ройенталь: ну, причина, по которой она остается со мной, как она выразилась, в том, что ей хочется увидеть собственными глазами последствия моего падения. (а морда почти счастливая, между прочим) Должен сказать, это превосходная цель. - тут трогательная пара в постели) Эльфрида нежно гладит Ройенталя, при этом лицо у нее злобное, а у Ройенталя мрачное. - Миттельмайер: не знаю, почему она так сказала, но она тебе не подходит. - Ройенталь: и что, по-твоему, я должен делать? - Миттельмайер: дать ей денег и выставить ее. Это единственный способ. - Ройенталь: ты советуешь нечто, тебе не свойственное. - Миттельмайер: в какой бы то ни было форме ты должен выбрать свой путь. Ты запутываешься глубже и глубже. Я не вижу другого способа. - Ройенталь: уверен, тебе кажется, что нет другого пути. - Миттельмайер: я не прав? - Ройенталь: нет. Вообще-то я чувствую то же самое, но... Не беспокойся, Миттельмайер. Я все еще военный человек. Если я должен буду пасть, я паду на войне, а не из-за женщины. - доехали. Прощаются, жмут друг другу руки. Взлетает «Беовульф».
17 сентября выступил главный имперский флот, ведомый кайзером Райнхардом лично.
Взлетают корабли, среди них «Брунгильда». Провожающие отдают честь (Меклингер, Кесслер, Мариендорф — ну, этот штатский, так что не козыряет)

URL
2009-06-13 в 00:54 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Так каковы «хорошие» новости? (база Дайан-Хан, говорит Ян. Сидит за столом, рядом стоит Фредерика, перед ним — Дасти, докладывает, видимо). Если это насчет того, что имперский флот отправился на Феззан, так я об этом уже слышал. - Дасти: ну, это вроде хорошей сплетни. - Фредерика: я должна извиниться?.. - Дасти: нет-нет-нет, я хочу, чтобы вы оба вместе это услышали. Честно говоря... (наклоняется и сбавляет тон) слышали ли вы, что незаконный ребенок генерала Шенкопфа состоит в нашем флоте? - Ян с Фредерикой хором: что? - Дасти: хм, нет, больше я ничего не должен говорить. Я, конечно, люблю шуметь, но насчет таких вещей я сдержан. Если честно, я не сказал даже самому генералу Шенкопфу. - Ян: а сам Шенкопф об этом не знает? - Дасти: не-а. Генерал Шенкопф получил письмо о том, что у него есть дочь, но там, кажется, не говорилось ничего о ее местопребывании. Во всяком случае так я слышал от него. - Ян: так как ты-то обо всем узнал? - Дасти: ну, когда я проверял списки «нерегулярного флота Яна», я нашел имя: «капрал Катерозе фон Кройцер» - среди кандидатов в пилоты «спартанцев». Я подумал, что имя мне знакомо, и вспомнил, что это же имя дочери генерала Шенкопфа, той, адрес которой неизвестен и о которой я прежде слышал. - Фредерика ахает, Ян чешет репу. - Дасти: Тогда я пошел в кубрик этих пилотов поглядеть в лицо дочери Шенкопфа. - Ян: ну и как она? - Дасти: ей около пятнадцати или шестнадцати. Очень привлекательная. И со временем должна стать еще краше. Единственное что - у нее, кажется, тяжелый характер. - Фредерика: так вы призадумались, не покончить ли с холостяцкими принципами, вице-адмирал Аттенборо? (о! Он уже вице-адмирал. За Вермиллион?) - Дасти, задумчиво: ну... полагаю, нет. Может быть, она и мила, но необходимость называть генерала Шенкопфа «папа» как-то не способствует мечтам о счастливом будущем. - Ян понимающе кивает. - Дасти: кроме того, учитывая ее возраст, она, думаю, скорее подойдет Юлиану. - Ян: нет, это не сработает. Для него есть Шарлотта Кассельн. - Дасти: вы правы. - смеются. - Ян: но если дочка Кассельна и дочка Шенкопфа передерутся из-за Юлиана, будет на что посмотреть. Оба они никудышные отцы, интересно, как они будут соперничать? - Фредерика: точно. В любом случае у нас будет замечательная невестка. - Ян, ошарашенно: что? оу... - Фредерика и Дасти смеются. - Дасти: кстати, как давно уже Юлиан отбыл на Землю? Надеюсь, он цел и невредим. - Ян: конечно. Я уверен, что он в безопасности. - однако по лицу видно: беспокоится.
Примерно в это время Юлиан Минц, сопровождавший флот Валена, посетил столицу Империи, Один. Заявив о намерении перенести столицу, кайзер Райнхард в первую очередь... (Нуэ Сансуси) приказал превратить Нуэ Сансуси в исторический музей, и отделение Академии возглавило проект перестройки.
Юлиан и Машенго крутят головами. - Юлиан: а где командор? - Машенго указывает пальцем. Там Поплан клеит дамочку. - Хай, вы откуда? Вы одиноки? Не хотите ли сфотографироваться со мной? - Юлиан: о! - Машенго: он как рыба, вернувшаяся в воду. - Поплан фотографируется с хорошенькой брюнеткой на фоне поваленного памятника Рудольфу Великому. - Поплан: Ладно, когда фотографии будут готовы, я пришлю их вам. - бежит к товарищам. - О, парни, вы меня ждете? - Юлиан: о, так вы потерпели неудачу. - Поплан отрицательно мотает пальцем и цокает языком. - Я заставил ее сообщить мне, где она остановилась. Дату уточню вечером. Сейчас она с приятелем. Юлиан, ты способен на многое, но тебе следует быть осторожным. Если ты не дотягиваешь до Яна Вэньли в военной стратегии, не дотягиваешь до Вальтера фон Шенкопфа в рукопашной и не дотягиваешь до Оливера Поплана в воздушном бою, ты будешь живым примером тезиса «многосторонность никогда не платит» (? фразеологизм, что ли?). Так что, Юлиан, приложи побольше усилий, чтобы быть лучше меня хотя бы на любовном фронте. (видит очередную барышню) О, она хорошо выглядит! Если мы не сможем друг друга найти, встретимся в отеле. Все мы знаем, где мы остановились. И даже если я не вернусь, не беспокойтесь. Увидимся позже. - помчался за дамой)) — Юлиан смотрит, разинув рот, потом оборачивается к Машенго. Машенго: человек не может противостоять судьбе. - Юлиан вздыхает и лезет рукой в затылок.
Феззан. С другой стороны, имперский флот, перенесший штаб-квартиру на Феззан... (временный офис министерства гражданского строительства) ...также быстро перемещал свои строительные функции. В центре этого процесса был министр гражданского строительства Сильверберг. (помещение, в коем бардак, и военные по стойке смирно) Он ночевал во временном офисе министерства гражданского строительства и работал день и ночь. Он стремился выполнить ожидания кайзера Райнхарда, который рассчитывал на него (тут подписали: Бруно Сильверберг), и обессмертить свое имя строительством новой столицы Империи, которая стала бы политическим центром человеческого общества в будущем... (тут надписали помощника министра, его зовут Глюк. Вид обалделый совершенно — он смотрит на Сильверберга, который просто электровеник, а не человек) ...и блеск личного решения Райнхарда давал хорошие возможности этим амбициям.
Но что касается ряда событий, произошедших на территории Альянса... (отель «Влтава», временная штаб-квартира имперского флота) ...ни одно решение еще не было достигнуто. Так что кайзер Райнхард повторно запросил о расследовании событий у адмирала Штайнметца, базировавшегося на территории Альянса, и вице-адмирала Саама на Хайнессене, и ждал их рапортов. - Сидят задумчивый Райнхард, подперев голову, и Хильда, глядя на него с некоторой тревогой.
Планета Урваши. Командующий расквартированным флотом адмирал Штайнметц сначала планировал сам отправиться на Хайнессен. (флагман Штайнметца «Фонкель») - Адмирал, опасно отправляться на Хайнессен с таким небольшим сопровождением. Вы можете кончить повторением ошибки адмирала Ренненкампфа. - Штайнметц (и подписали: Карл Роберт Штайнметц): если это случится, взорвите планету Хайнессен вместе со мной. - подчиненный шалеет. (тут и его надписали: некто Крузенштерн, однако)) где я его встречала? Не при Мюллере ли во время битвы двух крепостей? Надо проверить) В этом случае о большей части хаоса, случившегося в прошлом году, позаботятся. - Крузенштерн кивает. - Штайнметц: ладно, оставляю вас ответственным на время моего отсутствия. - Крузенштерн: есть, сэр. Но пожалуйста, берегите себя. - Улетает флагман Штайнметца.
Но когда он достиг внешней границы звездной системы Гандхарва, Штайнметц получил сводку событий в рапорте вице-адмирала Саама и решил в конце концов не лететь на Хайнессен. Поскольку местопребывание Яна и его группы было неизвестно, он должен был рассмотреть возможность внезапной атаки против имперской штаб-квартиры на планете Урваши. То есть он должен был сконцентрироваться на обороне Урваши. (корабли Штайнметца разворачиваются в полете и ложатся на обратный курс)
Был октябрь, когда Штайнметц получил сообщение от группы Яна Вэньли об их намерении вернуть тело Ренненкампфа, и капсула была найдена в указанной точке пространства. В капсуле содержалось письмо, объяснявшее обстоятельства, приведшие к смерти Ренненкампфа. Объединив его с результатами собственного расследования, Штайнметц рассудил, что он раскрыл нечто близкое к истине во всем этом деле, и послал рапорт о своей находке кайзеру Райнхарду.
Когда кайзер все это прочел, он вызвал троих своих высших командующих — 9 октября 799 года, 1 года по новому имперскому календарю. Сохранение мира или возобновление войны... Каждый, затаив дыхание, ждал решения кайзера.
Конец 65-й серии

В анонсе: (перевели!) На Феззане началось строительство новой имперской столицы, а Райнхард медлил приказать вновь вторгнуться в Альянс, возможно, потому, что его боевой дух не возбуждал флот Альянса без Яна Вэньли. Главы вассальных территорий Рейха ожидали его решения. (дальше фразу я не поняла) Следующий эпизод «Легенды о Героях Галактики», серия 66, «Под флагом золотого льва». Еще одна страница истории галактики.

Даты: 799/490/1, 30 августа - авангард имперского флота (Миттельмайер) отправился на Феззан.
17 сентября - на Феззан отправился кайзер.
начало октября - Штайнметц подобрал тело Ренненкампфа
9 октября - Райнхард созвал триумвират

URL
2009-06-14 в 05:03 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
66 серия. Under the Golden Lion Flag
Феззан. 9 октября 799 года, 1 года по новому имперскому календарю, кайзер Райнхард вызвал военного министра, флот-адмирала Пауля фон Оберштайна... (отель «Влтава», временная штаб-квартира имперского флота), главнокомандующего, начальника штаба флот-адмирала Оскара фон Ройенталя и главнокомандующего флота, флот-адмирала Вольфганга Миттельмайера, - свой триумвират военного командования.
Ройенталь, усаживаясь за стол: когда его величество намеревался прибыть? - Миттельмайер: думаю, скоро. - Роейнталь: почему его величество созвал нас? - Миттельмайер: вероятно, это насчет Ренненкампфа. - Оберштайн: вы правы. Поступил рапорт от адмирала Штайнметца. - Ройенталь: и? - Оберштайн: Ренненкампф уже прошел врата Аида. Его тело будет доставлено в ближайшем будущем. - Ройенталь: ясно. Так я и думал. - Миттельмайер: и? Причина смерти? - Оберштайн: суицид. - Миттельмайер и Ройенталь переглядываются. Миттельмайер: тогда мы не можем заставить Яна Вэньли ответить за смерть Ренненкампфа. - Оберштайн: если бы Ренненкампф был в благоприятной ситуации, у него не было бы причин совершать самоубийство. Очевидно, что часть ответственности за то, что он был загнан в такое положение, лежит на Яне Вэньли. Более того, до тех пор, пока он не предъявил никаких объяснений и все еще находится в бегах, он неизбежно будет нести ответственность. - Ройенталь: но разве не сам Ренненкампф создал эту ситуацию? Сейчас мы можем только предполагать, но Ренненкампф дважды проигрывал Яну Вэньли на поле боя. Он не мог забыть унижения и попытался арестовать его на основе обвинения, не подкрепленного доказательствами, в качестве контратаки, возможно? - Миттельмайер: Ренненкампф всегда был справедлив со своими подчиненными, но... - Оберштайн: к несчастью, Ян Вэньли не был его подчиненным. - Ройенталь: верно. - Миттельмайер: но если бы тем, кто умер, был не Ренненкампф, а Ян Вэньли, его величество больше огорчился бы, не так ли? Когда он встретился с Яном после битвы при Вермиллионе, его величество жаждал добавить его к своей команде, и, возможно, он не разочаровался в этой идее. - Ройенталь, Оберштайну: я слышал, вы горячо протестовали против этого в тот раз и в конце концов предложили несколько условий, при которых это возможно. Интересно было бы узнать, что вы предложили. - Оберштайн: вы хотите это услышать, флот-адмирал Ройенталь? - Ройенталь, сквозь зубы: нет, я знаю это и без ваших слов. - Оберштайн: правда? - Ройенталь: назначить Яна Вэньли генерал-губернатором бывшей территории Альянса, заставить его править его родиной и заставить его сражаться со своими бывшими подчиненными. Это вы предлагали, верно? Таков был бы план, с которым вы могли бы прийти. Для вас более важно проводить людей через испытания, чем собирать их таланты под руководством его величества? - Оберштайн: собирать таланты важно, но не обязаны ли мы также определять, заслуживают ли нашего доверия эти таланты? - Ройенталь: так вы утверждаете, что те, кто приходят служить его величеству, должны проходить ваши испытания. Это отлично звучит, но кто будет наблюдать за честностью судьи и его верностью его величеству? - Оберштайн: вы двое могли бы, не так ли? В соответствии с системой, реальное состояние вооруженных сил Рейха лежит на вас двоих. Если вы полагаете, что я недостаточно справедлив, у вас есть возможность меня сместить. - Ройенталь: военный министр, похоже, кое-чего не понимает. - Оберштайн: что не понимает? - Ройенталь: насчет того, где находится военная власть. При династии Лоэнграммов военная власть полностью находится под командованием лично кайзера Райнхарда. Главнокомандующий Миттельмайер и я просто агенты его величества. То, что говорит военный министр, звучит как если бы вы предлагали нам приватизировать военную власть, но... - Оберштайн: странно. Если я соответствую вашим представлениям, вам незачем беспокоиться, прежде всего, честен ли я с его величеством. Разве моя честность — не то, что только сам его величество имеет право оценивать? - Ройенталь: что за софистика! - Миттельмайер: прекратите, вы оба! - не ожидали. Оборачиваются на него. Ройенталь вздыхает и затыкается. Оберштайн встает и выходит. - Миттельмайер: я думал, это моя роль — спорить с военным министром, но, похоже, ты украл мою очередь на эти дни. - Ройенталь: не язви, Миттельмайер. Я сам знаю, что был нетерпелив. - Миттельмайер хочет что-то сказать, но открывается дверь и возвращается Оберштайн. Сел на свое место. (ходил бить морду дублю, не иначе)

URL
2009-06-14 в 05:07 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Дверь открывается снова. Явление кайзера Райнхарда во всем блеске. Адмиралы вскакивают и отдают честь. Райнхард проходит к своему креслу, медлит, потом тоже подносит руку к виску. Уселись.
-Райнхард: все вы слышали о Ренненкампфе? - Ройенталь и Миттельмайер, хором: да, милорд. - Райнхард, крутя медальон: Ренненкампф не обладал хорошим характером. Но он и не был настолько грешен, чтобы заставлять его умирать такой смертью. Я сожалею о нем. - Ройенталь: На кого вы намерены возложить ответственность за это, ваше величество? - Райнхард отпускает медальон, слегка чешет репу — вернее, отодвигает челку: вместо того, чтобы предаваться грусти по прошлогоднему винограду, мы должны найти семена для винограда нынешнего года. - Ройенталь слегка кланяется. - Райнхард: итак, на данном этапе я воспользуюсь преимуществом разногласий между Яном Вэньли и правительством Альянса и привлеку этого человека необычайных таланов в наш лагерь. Что вы думаете, военный министр? - Оберштайн: звучит хорошо. Но только если Ян Вэньли порвет свои связи с Альянсом свободных планет. Думаю, это должно быть нашим условием. (Ройенталь и Миттельмайер переглядываются) Для Яна Вэньли служить вашему величеству означает, полагаю, оставить нацию, к которой он принадлежит до сегодняшнего дня, и отречься от причин, по которым он до сих пор воюет. Так что для его собственного блага — ликвидировать все моменты, которые могли бы стать тормозами для преданности. Но конечно, я не считаю, что для него такое возможно. - Райнхард: нет способа, чтобы Ян Вэньли перешел ко мне на службу... Короче, это вы хотели заявить? - Оберштайн: да, ваше величество. - Миттельмйер с Ройенталем переглядываются снова. - Оберштайн: более того, если Ян Вэньли склонится перед вами, чтобы служить вам, ваше величество, какой статус и должность вы предложили бы ему? Если вознаграждение будет слишком мало, он будет недоволен. А если оно будет чрезмерным, это вызовет тревогу у прочих. - Райнхард: понял. Давайте пока оставим вопрос о Яне Вэньли. (стучит пальцем по подлокотнику) тихо: Но все еще невозможно завладеть одним человеком, Яном Вэньли. До чего же полна предрассудков может быть демократическая нация. - Миттельмайер: со всем уважением, ваше величество, проблема не столько в системе, сколько в том, кто ею управляет. Факт, что династия Гольденбаумов не могла признать гений вашего величества — пример из нашего недавнего прошлого. - Райнхард: да, вы правы. - Ройенталь: так что вы будете делать потом, ваше величество? Имея преимущество — то, что о смерти Ренненкампфа уже известно, - намерены вы немедленно захватить территорию Альянса? Мы сперва дали им отсрочку, но... - Райнхард: было бы неплохо собрать все наши силы и прекратить весь хаос одним взмахом меча, но, насколько я понимаю, республиканцы приложили огромные усилия, чтобы сплясать свой безумный танец. В настоящее время мы можем просто наблюдать с вершины, пока их не утомят танцы. - тискает медальон.
Ройенталь (я думала, с Миттельмайером, но это не он, как выяснилось - это адъютант, Эмиль фон Рейкендорф) идет по коридору, читает на ходу бумаги. Ройенталь, про себя: пожалуйста, кайзер, не давайте мне возможности для мятежа. Я выбрал вас в рулевые истории, поддержал вас и уважал ваш боевой флаг. Пожалуйста, не заставляйте меня сожалеть об этом. Вы должны всегда идти впереди меня, и более того, озарять ярким светом. Пассивность и стабильность не могут быть источником вашего света. Несравненная целеустремленность и агрессивность — вот ваши истинные достоинства.
Хильда составляет список) А — новый Галактический Рейх, династия Лоэнграммов. В — нынешнее правительство Альянса свободных планет. С — Ян Вэньли и его независимая армия. D — бывшие правители Феззана. Е — старый Рейх, остатки династии Гольденбаумов. F — Эль-Фасиль, который объявил независимость. G — остатки терраистов. Может быть, я слишком много думаю. Это казалось просто всего несколько лет назад, а теперь все так сложно... Сейчас мы, вероятно, не должны беспокоиться по поводу Е и G. (вычеркивает. С пунктом G ты поспешила, милая) Проблема — если популярность Яна Вэньли, военная мощь Альянса и бывшая экономическая мощь Феззана образуют союз, это может представить опасность для нового Рейха. К тому же Ян, вероятно, не думает, что он может изменить ситуацию только со своей ограниченной военной силой. Если он так думает, он будет слишком незначительным противником, чтобы заслуживать нашего внимания. Однако... Предположим, что он может фактически победить кайзера; не удивлюсь, если он предвидит последствия. Ян Вэньли... интересный человек, но... Если Яна Вэньли не будет, не будет и катализатора, способного объединить остальные силы. Но в таком случае мы должны сокрушить эти несколько вражеских сил по одной. Полагаю, его величество обдумал этот пункт и поэтому колеблется. Интересно, что еще пришло ему в голову. - открывается дверь, входит Райнхард. Хильда вскакивает. - Райнхард: фройляйн, что там дальше в нашей программе? - Хильда: тут заявление об отставке от помощника министа Глюка из министерства гражданского строительства. - Райнхард: что с ним случилось? - Хильда: на прошлой неделе министр гражданского строительства Сильверберг заболел и взял отпуск по болезни, и в это время помощник министра Глюк замещал его, но не справился со многими задачами. - Райнхард: и он взял за это ответственность? - Хильда: скорее, видя, как министр гражданского строительства блестяще разрешил запущенные проблемы после своего возвращения, Глюк, похоже, потерял веру в себя. - Райнхард: ясно. Хорошо, я встречусь с ним в любом случае.

URL
2009-06-14 в 05:12 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Райнхард постукивает указательным пальцем по столу. Перед ним стоит Глюк. Вид удрученный. Хильда поглядывает на Райнхарда. - Райнхард: обязанности помощника министра вторые после этого министра. Если бы ваши таланты превосходили таланты Сильверберга, я назначил бы министром вас, а не его. Вы скромны и хорошо себя знаете. (тут подписали: Глюк) Все это к лучшему. (Глюк поднимает голову, он удивлен) Продолжайте помогать Сильвербергу. Поняли? - Глюк: да, ваше величество. - кланяется. С облегчением)
Райнхард смотрит в окно на Феззан. - Фройляйн! - Да, ваше величество! - Райнхард: По мере стабилизации политических и социальных механизмов функции министерства гражданского строительства будут приватизированы, и его организация реструктурируется. Сейчас таланты подобных Сильвербергу необходимы, но в таком реструктурированном штате устойчивость Глюка будет предпочтительнее. В будущем, используя Глюка как единицу измерения, мы начнем ликвидировать функции, с которыми он не в состоянии справиться. Это поможет создать здоровую организацию. До тех пор, пока организация полагается исключительно на гений одного человека (как Хильда смотрит! Она ж понимает, что это не только и не столько о Сильверберге...), такая организация остается незрелой. - Хильда, про себя: интересно, если его величество может так думать не только о министерстве, но и обо всем Новом Рейхе?
Стройка) тут немецкие титры, сказали, что строят... Сильверберг в строительной каске, что-то указывает на чертеже, что-то выслушивает по мобиле. (мобилы у них смешные, девяностых годов...) - некто: О, господин министр, такими темпами не будет ли новая столица империи построена меньше чем за десять лет? - другой некто: Через десять лет, полагаю, мы останемся без работы. - общий смех. - Но если это случится, сэр, не будете ли вы страдать от избытка свободного времени? Милорд, вы еще молоды, даже через десять лет вам будет всего лишь около сорока, самый расцвет жизни. - Это растрата таланта. - Сильверберг: в таком случае я стану премьер-министром Рейха. - садится в машину и уезжает. (Бруно, не за это ли тебя потом...)
1 ноября состоялись тихие похороны Ренненкампфа. Учитывая ранг покойного, они были очень скромными. Но учитывая, что его смерть все еще не могла стать достоянием публики, и что в его случае смерть была позорным самоубийством, ничего нельзя было поделать.
-Мюллер: так адмирал Ренненкампф не мог быть продвинут во флот-адмиралы, так? (надписали: Нейхардт Мюллер) - Миттельмайер: он не погиб в бою, так что... - Мюллер: он умер во имя долга, но все равно?.. - Миттельмайер кивает. Тут явились и козыряют двое молодых людей. - Я служил под началом адмирала Ренненкампфа пять лет. Он бывал временами жестким, но он был хорошим начальником. (молодого человека зовут Бруно фон Кнапфштайн, адмирал) надписали) Не могли бы вы быть так любезны попросить его величество объявить решение об экспедиции возмездия? (а вот надписали и второго молодого человека. Адмирал Альфред Грильпальцер это ты, зараза? а с виду милый...) — Миттельмайер: я понимаю ваши чувства, но в данном случае есть много способов, какими сам Ренненкампф должен был бы ответить. Вопрос вовсе не прост и требует политического разбирательства высокой степени. Мы не можем легко мобилизовать наши силы. - Бруно фон Кнапфштайн и Альфред Грильпальцер были многообещающими молодыми адмиралами, служившими в подчинении у Ренненкампфа до того, как он стал представителем Империи на Хайнессене. (подходит мальчик-посыльный, подает Грильпальцеру какую-то бумагу) От них ожидали, что они станут двойной звездой следующего поколения имперского флота. (физиономия Грильпальцера вытягивается) Но их личности сильно отличались. - Грильпальцер: прошу извинить меня. - уходит. - Особенно Грильпальцер, который был известен не только военной доблестью, но также как географ, что принесло ему прозвище «Адмирал-геологоразведчик». Новость, которую принесли ему в данный момент, была сообщением о том, что его научный трактат, основанный на его планетарных исследованиях, был принят, и его допустили в имперское географическое общество. (рад безмерно)
После похорон кайзер Райнхард собрал всех гранд-адмиралов и офицеров рангом выше, чтобы возобновить обсуждение дальнейших действий. - Биттенфельд, попивая чаек (надписали, вдруг кто забыл: адмирал Фриц Йозеф Биттенфельд): интересно, кайзер сам возглавит поход? - Миттельмайер переглядывается с Ройенталем, а Мюллер глядит на Биттенфельда. - Мюллер, про себя: его величество хочет врагов. Хотя он рожден для войны, может быть, война вскоре закончится и для него? (а в чашке, кажется, кофе)
Дальше, видимо, Мюллер вспоминает. Офицерский клуб «Сиадлер», то бишь «Орлан») - Меклингер: для его величества хорошо, что он переехал на Феззан, но меня беспокоят перемены в системе военного командования. - Мюллер: вы имеете в виду... - Меклингер: странно мне говорить об этом, учитывая мое назначение командующим тылом, но в отношении вооруженных сил централизация работает хорошо. Если вы дадите власть каждому военному округу, это может положить начало разногласиям, которые однажды ослабят центральное командование. - Мюллер: но до тех пор пока царствует его величество кайзер Райнхард, подобного никогда не произойдет. - Меклингер: конечно, вы правы. Но даже его величество не одарен вечной молодостью. Более того, поскольку присутствие его величества столь мощно, однажды, когда его не станет, пустота будет огромна. - Мюллер: то, что вы говорите, разумно, но учитывая наш возраст, мы, несомненно, умрем раньше него. (не пророк...) Что касается таких проблем в будущем, мы должны оставить их следующему поколению. - Меклингер: конечно. Но я чувствую последнее время, что дух его величества постепенно слабеет. Это меня тоже беспокоит. - Мюллер вздыхает. - Меклингер: его величество — поэт. Он выражает себя в своей жизни и в работе своей жизни. Он поэт, которому не нужны слова. По этой причине застой и регресс ему противопоказаны. - конец флэшбека))

URL
2009-06-14 в 05:19 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Кстати, что правительство и военные Альянса предпринимают в связи с ситуацией? (Ройенталь) — Миттельмайер: суета в полной растерянности — единственный способ это описать. У нас нет выбора, кроме как сделать вывод, что они потеряли способность к контролю. Однажды крышку сорвет с кипящего супа, и все поглотит хаос. - Биттенфельд: так мы должны сорвать крышку сами, верно? Хаос в правительстве Альянса — подарок доброго бога Одина, чтобы преподнести нам территорию Альянса. - Миттельмайер: если мы должны мобилизовать наши войска, подготовка ресурсов еще не закончена. Это будет как наблюдать в зеркале битву при Амлитцере трехлетней давности. Будет наша очередь голодать. - Биттенфельд: все, что мы должны сделать, - захватить их ресурсные базы. - Миттельмайер: на основании какого закона? - Биттенфельд: закона? Разве какие-нибудь законы имеют такое большое значение? - Миттельмайер: до тех пор, пока правительство Альянса имеет желание и возможность подавлять вооруженные силы мятежников, которые им противостоят, у нас нет способа выступить в атаку против Яна Вэньли. Невмешательство во внутренние дела ясно прописано в Баалатском мирном соглашении. - Биттенфельд: ясно. Но независимо от желания, недостаток возможности очевиден. Где сейчас Ян Вэньли? Куда делся Ренненкампф? Эти вопросы показывают ограниченность их возможностей, я полагаю? - Миттельмайер: я сам тоже так думаю. Но кто-то должен произносить осторожные слова. Если бы тут был Меклингер, я оставил бы ему эту обязанность, но... И еще, по сравнению со временами Липпштадтской войны, наш состав сильно изменился. - Ройенталь: Меклингер, Лютц, Штайнметц и Кесслер находятся на своих постах, а Вален все еще под медицинским наблюдением после своего ранения. А Кирхайс, Кемпф и Ренненкампф отбыли в Валгаллу. - Биттенфельд: пустынно стало. - Кивают Айзенах, Фаренхайт, Мюллер. - Миттельмайер: возвращаясь к дискуссии... В конце концов, вопрос, вероятно, в том, кто из нас, Рейх или правительство Альянса, более несправедливо обошелся с Яном Вэньли. - Оберштайн: наше участие не так велико в прошлой ситуации, но каков будущий курс, хотел бы я знать? - Миттельмайер: прояснить прошлую ситуацию и затем цель, против которой Ян Вэньли намеревался направить свое военное сопротивление, необходимо, чтобы определить наш дальнейший план действий, вот что я говорю. - Ройенталь: если подтвердится, что Ян Вэньли намерен оказать военное сопротивление Рейху, у нас будет законное основание начать против него военные действия. Однако это может придать ему центростремительную силу — как символу анти-рейховского движения. - Биттенфельд: ну и отлично, разве нет? Позволим ему собрать вокруг себя анти-рейховские силы. Если мы его затем побьем, мы ликвидируем вулканическую систему одним ударом. Так будет гораздо меньше беспокойства, чем если заботиться о каждой из оппозиционных сил отдельно. - Миттельмайер: это не так-то просто. Может случиться, что объединенные силы сопротивления выйдут за пределы нашей способности к контролю. Конечно, если мы сконцентрируем все наши силы, этого не случится, но в действительности невозможно собрать все силы на одном поле боя. И поскольку наш Новый Рейх расширяется так быстро, должен сказать, что его структурная плотность, включая вооруженные силы, чересчур тонка, чтобы захватывать мятежные территории. - Биттенфельд: но оппозиция — просто беспорядочная толпа простонародья, в конце-то концов. - Миттельмайер: даже если они толпа простонародья, с изобретательностью Яна Вэньли они, очевидно, превзойдут себя и выйдут за пределы своих обычных способностей. В худшем варианте сценария мы можем оказаться в таком же кризисе, как в битве при Вермиллионе. Я не знаю, чей был план всего этого, но мы были поставлены в ситуацию, когда мы должны были принять мучительное решение. - Мюллер: кроме Яна Вэньли, как насчет верности этого слуха, с которого начался весь этот ряд беспорядков, - что адмирал Меркатц все еще жив? - все переглядываются, Оберштайн водит глазками туда-сюда. - Миттельмайер: на данный момент мы, вероятно, должны предполагать, что он жив. - Ройенталь: верно. - остальные кивают. О, Фаренхайта подписали: Адальберт фон Фаренхайт. - Фаренхайт, про себя: Астарта, Липпштадт — мы сражались бок о бок... но теперь, вероятно, мы больше никогда не встретимся. Как все переменилось всего за два или три года. Пока я не увижу, чем кончатся эти изменения, я не могу умереть спокойно. - Поднимает голову. Входит Райнхард, за спиной у него — фон Штрайт и фройляйн.
Кайзер Райнхард был несчастлив. Он сам не мог согласиться со своей пассивностью. Но он также колебался использовать свою почти безграничную власть в более жесткой манере. Мысль о том, что такое использование власти может толкнуть его на тот же путь, что и кайзера Рудольфа, человека, которого он больше всего презирал, заставляла его сомневаться в применении агрессивного подхода. Другими словами, амбиции и цель противоречили друг другу, и это привело к его бездействию в последние несколько месяцев. - Биттенфельд: причина того, что ваше величество - великий неизменный победитель, в том, что вы всегда держите историю под полным контролем. В данном исключительном случае собираетесь ли вы сложить свои божественные руки и позволить истории контролировать вас? - Райнхард выкатывает глаза. - Биттенфельд прав!
В этот момент Райнхард снова обнаружил то, что он все время искал. - Я размышлял слишком долго. Правое дело, имеющее главнейшее значение, - объединение этой вселенной. Перед лицом этого правого дела меньшие обязательства даже не стоят рассмотрения! Адмирал Биттенфельд! - Да, господин! - Приказываю вам отправляться на территорию Альянса с вашими «Черными уланами» как можно скорее! Присоединитесь к адмиралу Штайнметцу на планете Урваши и обеспечьте безопасность позиции до прихода моего главного флота. - Биттенфельд: есть, ваше величество! - Райнхард, кивнув: фройляйн Мариендорф! В ближайшем будущем я обнародую факт смерти Ренненкампфа и объявлю карательную экспедицию, обвинив правительство Альянса в соучастии. Составьте набросок речи к концу недели. - Хильда: есть, ваше величество. - Райнхард: план действий определен! Сейчас каждый из вас приступит к подготовке экспедиции. - Есть, господин! Есть, сэр! - Райнхард кивает и удаляется. - Биттенфельд: еще кое-что, ваше величество. Пока ваш дворец строится, ваше местоположение не определено, так? - Райнхард, развернувшись у самой двери: мне не нужен дворец. Там, где я, там и императорский дворец Нового Рейха. В обозримом будущем императорским троном будет боевой корабль «Брунгильда».
Взволнованная дрожь пробежала по спинам адмиралов. Кайзер не обитатель дворца, он человек поля битвы. Именно эта харизма восхищала их в нем.
10 ноября «Черные уланы» выступили. (идут «Черные уланы», «Конунг тигр» тут как тут) Это была первая операция, предпринятая Новым Рейхом под новым военным флагом. - Золотой лев на задних лапах))
-Биттенфельд: отлично, пойдем на Хайнессен выпить на празднике! - Есть, сэр!
Прошел всего 141 день с того момента, как Райнхард фон Лоэнграмм надел императорскую корону.
Конец 66-й серии.

В анонсе:
(перевели) Райнхард раскрыл обстоятельства дела и объявил новое завоевание Альянса. Бьюкок и Чун начали готовиться к сражению. В то же время Ян, поскольку путь к возвращению в Альянс больше не был открыт, решил идти на Эль-Фасиль. Следующий, 67-й эпизод «Легенды о героях Галактики»: «Еще один Рагнарёк». Новая страница истории галактики.

Даты: 799/490/1, 9 октября - совещание триумвирата
1 ноября - похороны Ренненкампфа
9 ноября - совет, принято решение о Рагнареке-2
10 ноября - выступил Биттенфельд

URL
2009-06-18 в 02:45 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
67 серия. Ragnarok Once Again
Райнхард: я обращаюсь к гражданам Альянса. Для вас пришло время понять, достойно ли ваше правительство вашей поддержки.
10 ноября 799 года, 1 года по новому имперскому календарю, примерно в тот же момент, когда выступили «Черные уланы»... (идут «Черные уланы») ...на всю вселенную транслировалась речь кайзера Райнхарда. Содержание ее шокировало граждан Альянса. (планета Хайнессен) Самоубийство верховного представителя Империи, гранд-адмирала Гельмута Ренненкампфа, побег из столицы отставного флот-адмирала вооруженных сил Альянса Яна Вэньли. Причиной этого стало вмешательство представителя Империи во внутренние дела и сговор с правительством Альянса. Вся информация, которой люди хотели, но не могли получить, была сообщена им на этот раз.
-Райнхард: я признаю недостаточную прозорливость с моей стороны и бесчестье имперского правительства. Эти действия заслуживают критики, и я весьма опечален, что человек таких талантов потерян и что мир во всем мире нарушен. В то же время, однако, я не могу закрыть глаза на некомпетентность и лицемерие правительства Альянса. (Лебелло шокирован и испуган) Верховный представитель Ренненкампф нарушил закон в своей попытке арестовать флот-адмирала Яна. Но тем больше причин для правительства Альянса было обратиться с заявлением о неправомерности этого требования ко мне и защитить права флот-адмирала Яна, наиболее важного человека Альянса. Угождая силе, они преступили свои собственные законы. (у Лебелло дрожит коленка) Более того, когда план провалился... (штаб-квартира космофлота Альянса) ...чтобы уклониться от расплаты, они продали верховного представителя. (Чун мотает головой) Ради временной выгоды они продали своего величайшего деятеля и затем моего агента. (Рокуэлл весь сжался) Куда девалась гордость республиканской демократии? (дом мистера Бьюкока) В данный момент несправедливо продолжать называть такое политическим органом. (Бьюкок слушает. Миссис Бьюкок встает и выходит из комнаты) Дух Баалатского мирного договора осквернен. (слушает Бьюкок, подписали — отставной флот-адмирал Александр Бьюкок) Единственный способ очиститься — в силе. (Бьюкок сводит брови. Слушатели разинули рты. Лебелло встает. Чун хмурится. Опираясь на трость, встает с кресла Бьюкок. Идет миссис Бьюкок. Несет адмиральскую форму. Улыбается, а в глазах слезы. Старик Бьюкок кивает и берет у нее мундир)

URL
2009-06-18 в 02:50 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Райнхард: хотя флот-адмирал Ян не был полностью безупречен, он был жертвой и просто защищал свои права. Если флот-адмирал сам обратится в мой лагерь, я обойдусь с ним и его партией со всей вежливостью. - слушает независимый флот Яна на базе Дайан-Хан. Конец передачи, гаснет экран. Ян оглядывается. Его люди смотрят на него. - Ян: хм, не дешево ли он нас покупает? - Общий вздох. Офицеры поворачиваются и уходят, остается Фредерика. - Ян, опустив голову, про себя: теперь обратная дорога в Альянс полностью перекрыта. Все ожидания до этого момента, истощившие наши ресурсы, и то, что мы не приняли приглашение с Эль-Фасиля — все теперь стало бесполезным. Но как именно следует начать становиться третьей силой? (вслух) Вернемся на Изерлон? Вместе с Эль-Фасилем мы будем охранять выход из коридора. Полагаю, мы используем идею Аттенборо? - Фредерика печально смотрит на него. - Ян: вероятнее всего, кайзер Райнхард прикажет адмиралу Лютцу выступить из Изерлонской крепости. Крупномасштабное окружение (? так ли он сказал, вот вопрос...) — его излюбленная тактика. Это даст нам возможность, которая нам нужна.
Феззан. До провозглашения повторной экспедиции на территорию Альянса кайзер Райнхард демонстрировал признаки снижения биоритмов. (это о здоровье? кто б мне пояснил...) Но даже в это время (отель «Влтава»), как правитель, он занимался решением множества проблем и не позволял накапливаться делам. Этому он был во многом обязан в том числе и компетентности своего главного секретаря, Хильдегарде фон Мариендорф. - Райнхард: фройляйн, что за инцидент с «оговоркой» только что произошел? - Хильда: да, тот, кто использовал неподобающее выражение, принес извинения, но доносчик понес более тяжелое наказание, будучи понижен в должности. - Райнхард: фройляйн, вы обладаете хорошим чувством справедливости. Это станет хорошим уроком для тех, кто думает, будто мне приятно нечто подобное доносам. Уверен, что буду полагаться и на вас с этого момента. - Хильда: вы мне льстите. Очень приятно, что вы так говорите, но у меня просьба. В отношении нежелательной тенденции, возникших в последнее время в правительстве и при дворе; мне хотелось бы попросить ваше величество выступить против них. - Райнхард: тенденция? - Хильда: уважение к вашему величеству само собой разумеется, но существует тенденция использовать его как инструмент. - Райнхард: конкретнее, на что вы ссылаетесь? - Хильда: к примеру, когда они приветствуют друг друга или провозглашают тост среди коллег, их осуждают, если они не скажут «Зиг кайзер», и их начальники делают пометки в их личных делах. - Райнхард: что за глупость. - Хильда: да, именно. Вот почему я хотела бы, чтобы ваше величество сказали об этом всем своим людям. Мне хотелось бы, чтобы вы предупредили тенденцию продвижения одних за счет доносов и умаления других, но... - Райнхард: если вас будут волновать такие вещи, ваше беспокойство не кончится никогда. (Хильда огорчена) Но бутоны зла следует обрывать на ранней стадии. Я понял. Мы сегодня издадим предписание. - Хильда радостно: спасибо, что выслушали. (про себя) Если бы адмирал Кирхайс был жив, мне не надо было бы быть такой настойчивой. - Райнхард: кстати... Фройляйн Мариендорф, полагаю, у вас есть хороший план для этой наступательной экспедиции? - Хильда: если ваше величество желаете, у меня есть план, который приведет лидера альянсовского правительства к вам за две недели, без дальнейших военных действий. - Райнхард, заинтересованно: как вы намерены сорвать фрукт с дерева? - Хильда: с помощью одной телеграммы. - Райнхард: ясно. Вы имеете в виду — вы заставите их воевать самих с собой. Не так ли, фройляйн Мариендорф? - Хильда: да. - Райнхард: это план, подходящий флот-адмиралу Оберштайну. Кажется, мудрецы время от времени проходят по одному и тому же мосту. И в чем достоинство этого плана? - Хильда: нам не нужно будет вовлекать столицу Альянса, Хайнессен, в пожар войны, и мы не нанесем вреда гражданским. Мы можем приписать провал самому Альянсу и обратить гнев граждан на них - Райнхард: а его недостатки? - Хильда: это усилит, по крайней мере временно, партию флот-адмирала Яна Вэньли. До тех пор пока он — единственный, на кого они могут рассчитывать, враги вашего величества неизбежно будут собираться вокруг него.И... - Райнхард: и? - Хильда: после того, как план преуспеет, у вашего величества останется неприятное послевкусие. Полагаю, вы хотите уничтожить Альянс в честной борьбе. - Райнхард смеется. - Похоже, фройляйн Мариендорф — серебряное зеркало, отражающее чувства людей. (вспоминает сестру) — Хильда: но даже если мы не осуществим никакого плана, когда нация потеряет лицо и народ отвернется от нее, уверена, найдется кто-нибудь, кто попытается предложить товар, о котором мы даже не просили. - Райнхард: это безусловно возможно. - звонит в колокольчик, входит Эмиль (подписали: Эмиль фон Секла) — Эмиль: могу я вам помочь? - Райнхард: у нас перерыв. Принеси чашку кофе, Эмиль. И для фройляйн тоже. - Да, господин. - Хильда: он хороший мальчик. - Райнхард: благодаря ему я не чувствую никаких неудобств от окружающей обстановки. Он станет хорошим врачом. Из тех, чьи пациенты будут счастливы доверить ему свою жизнь... даже если он, возможно, не совершенен в своих умениях. - Хильда тихо ахает. - Райнхард: у меня нет младшего брата, так что... - Хильда тихо ахает снова. Про себя: поскольку он сам всегда был в положении младшего брата леди Аннерозе, ему нравится перемена роли. ...Роли? Интересно, какова моя роль. Преданный секретарь великого молодого завоевателя? Все ли это?..

URL
2009-06-18 в 02:55 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Хайнессен. - Главнокомандующий! (бежит Соул, сияя во всю физиономию). - Бьюкок стоит, опершись на трость: о, лейтенант-коммандер Соун Соулз. Хорошо выглядите. - Cоул: й...йес! - Бьюкок: что до меня, как видите, мои ноги больше меня не слушаются. - Соул: пожалуйста, обопритесь о мою руку. (тут его подписали полной фамилией, бедолагу: Соун Соулцкуариттер) Пожалуйста, сюда. - привел Бьюкока в его старый кабинет, отодвигает кресло: пожалуйста, главнокомандующий. - Бьюкок: о, нет, я теперь в отставке. Я сяду тут. - направляется к диванчику. - Соул: но адмирал... поскольку вы вернулись сюда в форме, вы вернетесь из отставки и будете сражаться против Империи, верно? Вы ведь снова возглавите нас, правда? - Бьюкок: да. В отличие от адмирала Яна, я получал зарплату от правительства Альянса более 50 лет. После этого я не могу сделать вид, будто меня это не касается, так что... - Соул: адмирал... я пойду с вами. - Бьюкок: хм... сколько вам лет? - Соул: 27, но... - Бьюкок: это плохо. Детям моложе 30 не дозволяется идти с нами в эту кампанию. Это развлечение для взрослых. - Соул: что?! Адмирал... - Бьюкок: лейтенант-коммандер Соул, я дам вам важное задание, идет? Вы не сможете его легко выполнить, ОК? Отправляйтесь к адмиралу Яну Вэньли. И скажите ему: «Не вздумайте за меня мстить. У вас есть задача, которую можете выполнить только вы». - Соул: адмирал!.. - Бьюкок: вероятно, в этом послании нет смысла. С моей стороны, не думаю, что дважды потеряю птенца, который моложе меня на 50 лет. Это просто на случай дальней возможности, что я потерплю поражение. - открывается дверь, явление Чуна Учэна. - Чун: добро пожаловать обратно, адмирал.
-Чун: вы сказали, что не возьмете с собой никого моложе тридцати. Мне 38. Полагаю, я подхожу. - Бьюкок: нет... Вы — такое несчастье. Уверен, адмиралу Яну могут пригодиться любые таланты. - Чун: с таким количеством старших вокруг молодой человек может заскрипеть. Адмиралу Яну более чем достаточно Кассельна. - Бьюкок: кайзер Райнхард не наказал меня или вас как военных преступников. На личном уровне мы ему даже обязаны, но нам придется взять на себя выступление против него. Молодым нет необходимости исполнять долг по отношению к такой нации, но я уже достаточно пожил. О, ладно, лейтенант-коммандер Соул. В подвале моего дома есть желтая деревянная коробка. В ней две бутылки превосходного бренди. Не могли бы вы захватить одну из них для адмирала Яна?
На следующий день, 11-го, кайзер Райнхард объявил построение флота для 2-й операции «Рагнарек». Следующим за первым флотом, «Черными уланами», возглавляемыми гранд-адмиралом Биттенфельдом, которые уже выступили, был флот главнокомандующего космическими силами флот-адмирала Миттельмайера по прозвищу «Ураганный волк». Затем шли флоты, выделенные из бывшего флота Ренненкампфа, под командованием адмиралов Кнапфштайна и Грильпальцера. Кроме того, флоты адмиралов Гротевола (тут надписали: Гротевол), Вагензайла (и этого надписали) и вице-адмиралов Кюрлиха и Мейвохера (тоже надписали, двоих сразу) проследуют в средней секции, укрепленной адмиралом Айзенахом. (тут схема) Важной связующей секцией между флотом под прямым командованием Райнхарда и передовыми флотами будет командовать гранд-адмирал Фаренхайт. Позиция начальника штаба, поддерживавшего кайзера Райнхарда, поручается шефу верховного командного офиса флот-адмиралу Ройенталю. (аа, убейте меня, как называется должность Ройенталя?) Его подчиненный адмирал Бергенгрюн отвечает за развертывание флота. Старший адьютант, вице-адмирал Штрайт, младший адьютант, лейтенант-коммандер Люке, и командир королевской гвардии Кисслинг, также как и глава секретариата Хильдегарде фон Мариендорф, будут находиться на борту флагмана «Брунгильда». (а за спинами у них Эмиль) Прикрытие с тыла должен обеспечивать командир, доказавший свое мужество в битве при Вермиллионе, известный под прозвищем «Железный щит» гранд-адмирал Мюллер. И, как и предполагал Ян, адмиралу Лютцу, командующему Изерлонской крепостью, также будет дан приказ присоединиться к линии фронта. (схема, все войска стягиваются к Хайнессену) В то же время военному министру флот-адмиралу Оберштайну приказано было оставаться на Феззане вместе с министром гражданского строительства Сильвербергом, которому было приказано надзирать за гражданскими делами в отсутствие кайзера.
Идет Оберштайн, за ним Фернер. - Фернер: я думал, вы будете возражать против этого решения о повторной экспедиции. - Оберштайн: нет, это хорошо. - Фернер: но разве не рискованна такая поспешная военная кампания без достаточных приготовлений? - Оберштайн: оппозиция тоже недостаточно подготовлена, так что все уравновешено. Важно, чтобы кто-то контролировал ситуацию и не отдавал инициативу оппозиции. Кроме того, истинная сила кайзера в быстрых решениях в сочетании с быстрыми действиями. Кайзеру не свойственно сидеть и ждать изменения ситуации, когда вы об этом подумаете. - Фернер: вы правы.

URL
2009-06-18 в 03:02 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
В это же самое время весь Альянс свободных планет был в полной растерянности. (здание Верховного командования) Были те, кто призывали к сопротивлению всеми силами, даже если это приведет к уничтожению всей нации; те, кто призывали к безоговорочной капитуляции; те, кто эвакуировались в малонаселенные районы, чтобы спастись, и те, кто просто кричали. В некоторых случаях паникующие граждане искали способ уехать прочь и ломились в космопорт, что вылилось в беспорядки. Это привело к нескольким тысячам жертв в результате столкновения между ними и охраной.
Лебелло, на лице ужас: флот-адмирал Бьюкок отказался воевать против Яна Вэньли, но сказал, что будет воевать, если противником будет кайзер Райнхард? - Чун: это вовсе не удивительно. Я хотел бы просить вас подумать вот о чем. Долгое время адмирал Бьюкок был вашим другом. Но почему он не хочет вас видеть? Не кажется ли вам - это потому, что он слишком хорошо знает, каким вы были до того, как возглавили верховный совет? - Лебелло: вы хотите сказать, мой характер изменился? - Чун: флот-адмирал Бьюкок не единственный, кто изменился. В конце концов вы это признаете. - Лебелло: нет, я... все это из-за Яна Вэньли... убившего посланника... Он приватизировал армию... и военизировал... он против гражданского контроля... - Чун качает головой, поворачивается и уходит.
В космосе гигантский флот. Флагман «Конунг Тигр». - Мы засекли вражеский флот! Вражеский флот! - Биттенфельд: враг в таком месте? - К нам приближается маленькая группа в 10 судов. - Биттенфельд: десять кораблей? Они не стоят беспокойства. Дело чести воина сражаться против достойного врага. Даже внимания не обращайте, следуйте прежним курсом. Если они нас атакуют, мы сокрушим их одним выстрелом, разумеется. - собирается уйти с мостика. - Послание с вражеского корабля! «Мы не намерены открывать огонь, мы хотим переговоров». - Биттенфельд: «переговоры»? - Они требуют принять специального посланника Альянса, Вильяма Одетса. Он говорит, что хотел бы начать переговоры об отступлении армии. - Биттенфельд: «об отступлении армии»? Ответьте ему так: «У меня нет власти начинать подобные переговоры. Рекомендую вам обратиться к флот-адмиралу Миттельмайеру в следущем флоте. Гарантируем вам свободный проход». Дайте ему корабль в сопровождение!
Крейсер «Долохов III». - Что будем делать, специальный посол? - Выбора нет. Погодите, в отличие от этого дикого драчливого хряка Биттенфельда... (тут подписали: Вильям Одетс) ...флот-адмирал Миттельмайер должен быть лучшим слушателем. Сделаем, как они сказали. - В сопровождении рейховского дестроера группа специального посланника могла продолжить движение и вступить в контакт с флотом Миттельмайера примерно через три дня. - Миттельмайер: этот паршивец Биттенфельд... он должен был пропустить этого хлопотного гостя ко мне, поскольку так он может продолжать идти вперед и увеличить дистанцию между нами. - Байерляйн (?): Так может мы тоже их проигнорируем? - Миттельмайер: как командующий космическим флотом, сомневаюсь, что я могу так поступить. Ладно, я его увижу.
-По Баалатскому мирному договору предполагается, что суверенитет и территория Альянса свободных планет гарантированы. Невзирая на это, Галактический рейх на грани вторжения в наши земли, нарушая и дух, и букву Баалатского соглашения, с незаконной силой. Если вы не желаете неприязни в настоящем и критики в будущем, вы должны немедленно отвести ваши войска и объяснить вашу позицию на дипломатических переговорах. - Миттельмайер чешет репу. - Одетс: Следовательно, я... - Байерляйн: как вы смеете нести такую чушь! Кто нарушил мирный договор и причинил зло высшему посланнику Ренненкампфу, полноправному агенту кайзера? Ваше правительство! Мейн кайзер начал эту военную кампанию потому, что он верит: ваше правительство никогда не имело ни намерения, ни компетенции соблюдать мирный договор. Если у вас есть хоть какой-то здравый смысл, не должны ли вы склониться перед кайзером и просить избежать бессмысленного кровопролития? - Одетс: высший посланник Ренненкампф покончил с собой. И те, кто вынудили его к этому, были Ян Вэнли и его люди. - Байерляйн: так почему вы позволили Яну Вэньли и его людям делать все, что они захотят? - Одетс: потому что ваша имперская армия не дала нашему правительству ни минуты времени! - Байерляйн: времени ,вот как? Со временем Ян Вэньли и его партия станут только сильнее, а ваше альянсовское правительство — только слабее. Даже если бы у вас было в десять раз больше сил, чем у Яна, сомневаюсь, чтобы вы были способны его победить. - Одетс: вероятно, вы правы. В конце концов, даже кайзер Райнхард, у которого было в сто раз больше сил, чем у Яна, не способен был хоть что-то с ним сделать. Так что такая бесталанная команда, как наша, уверен, не имеет против него ни шанса. - Миттельмайер молчит. Вскакивает Дройзен: ублюдок, как ты смеешь оскорблять его величество! - все вскакивают. Дройзен (ой, или это Байерляйн? Точно, Баерляйн. Ух, какой горячий) подбегает к Одетсу и приставляет к его башке пистолет. - Прекратить! - это Миттельмайер. - Вы воины или кто? Убив того, кто пришел во вражеский лагерь один и без оружия, - кто с вами после этого будет иметь дело? - все немедленно прекратили, садятся на места. - Миттельмайер, Одетсу: спрашиваю вас. Представьте, что один из присутствующих здесь адмиралов явится в вашу столицу и оскорбит вашего лидера. Есть ли среди вас высшие офицеры, которые могли бы заставить его заплатить жизнью за его преступление? - Одетс: к несчастью, сомневаюсь, что такие есть. - Миттельмайер: а как насчет подчиненных Яна Вэньли? Они рисковали жизнью, чтобы его спасти. Мейн кайзер не опасается правительства Альянса, безотносительно того, как велики их силы, но он остерегается Яна Вэньли и его людей, независимо от того, как его силы малы. Вы сами назвали причину, не так ли? (встает) Специальный эмиссар, хотя я высоко ценю ваши попытки, похоже, нам больше нечего тут обсуждать. Если у вас еще есть что сказать, советую вам разговаривать с кайзером напрямую. - Одетс: это прекрасно, но, флот-адмирал, до того времени, как я попрошу кайзера отвести ваши войска, я настаиваю, чтобы вы приостановили ваши военные действия. - Миттельмайер: это невозможно. Хоть вы и свободны встретиться с его величеством, действия нашего флота не могут быть ограничены тем, что вы планируете сделать. До тех пор, пока мы не получим новый императорский приказ, мы будем следовать исходному приказу, то есть отправимся на территорию Альянса и уничтожим любые сопротивляющиеся войска. Если вы хотите остановить наше движение, рекомендую вам поспешить своей дорогой и увидеться с мейн кайзером. Вам бессмысленно оставаться здесь и произносить дальнейшие речи.
Летит корабль Одетса. - Одетс: мы направляемся на Феззан. У нас нет иного выбора, как обратиться прямо к кайзеру.
Миттельмайер перед схемой) О, и в руках планы атаки, с картинками) — Миттельмайер: что случилось с болтливой драконьей головой со змеиным хвостом? - Фолькер Алекс фон Бюро (надписали): он улетел на Феззан высказать свою просьбу непосредственно кайзеру. - Миттельмайер: ясно. - фон Бюро: вы довольны? - Миттельмайер: не представляю, как тот, кому не удалось убедить даже меня, сможет убедить кайзера. Кроме того, не думаю, что его допустят лично к кайзеру. - его офицеры кивают. - Миттельмайер: но думаю, мне следует послать рапорт для предосторожности.
Неясные опасения, которые в этот момент чувствовал Миттельмайер, неожиданным образом позже стали реальностью.
В ноябре 799, 1 года по новому имперскому календарю, имперские силы плотным как камень строем и на мощной волновой энергии (я честно перевожу, как умею, но вообще-то что тут сказано? ооо...) приступили к поглощению территории Альянса.
Конец 67-й серии

В анонсе: (перевели) как в последнее укрепление демократии и точку опоры для захвата крепости Изерлон, Ян вернулся в конце концов на эту землю. Для Юлиана, который вернулся из своего путешествия, Мюрая и других, кто покинул Хайнессен, и солдат-добровольцев, прибывших отовсюду, существовал единственный пункт назначения, которого все хотели достичь. Следующий эпизод «Легенды о героях Галактики»: «На Эль-Фасиль». Следующая страница истории Галактики.

Даты: 799/490/1, 10 ноября - речь кайзера
ноябрь - имперский флот вошел на территорию Альянса

URL
2009-06-18 в 19:52 

alena1405
А если нет разницы, то зачем?..
AnnetCat Оберштайн: возражения тоже не были достаточно подготовлены, так что все уравновешено.

Это.... там должно быть "противник(оппозиция) тоже недостаточно подготовлен..."

2009-06-18 в 20:38 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Понял)) щас поправим)

URL
2009-06-19 в 04:51 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
68 серия. To El Facil
Один. Юлиан и другие, прибывшие на Один, слышали речь кайзера Райнхарда и поняли затруднительность положения Яна Вэньли. Они постарались вернуться на территорию Альянса немедленно, но в данный момент оказались в непредвиденной ситуации. - Улица на Одине. Бежит Юлиан. - Юлиан: как это вышло? - Машенго качает головой. - В отеле, где они остановились, произошла кража, и был украден багаж, принадлежавший Юлиану и остальным. Не то чтобы целились именно в Юлиана и его спутников, это была просто кража. Но тот факт, что был украден диск с данными, добытыми в штаб-квартире терраистов, усложнил ситуацию. Представив себе худшее развитие событий, они не могли оставить его в руках имперской полиции. Они ничего не могли поделать и впали в отчаяние, оказавшись перед трудностями расследования, в котором у них не было опыта, в незнакомом месте.
В это же самое время имперские флоты успешно вошли на территорию Альянса. («Виссар», флагман Айзенаха) Эрнст фон Айзенах, флот которого образовывал среднюю секцию экспедиционного построения, необыкновенно молчалив и прозван «Молчащим адмиралом». (тут надписали: Эрнст фон Айзенах) Поэтому считается, что он строг и ему трудно угодить. - Айзенах щелкает пальцами. - офицер (надписали: лейтенант-коммандер Гриесс) втолковывает мальчику-адьютанту: слушай, когда адмирал щелкает пальцами один раз, принеси чашку кофе. Никогда не трать больше четырех минут. Когда он щелкает пальцами дважды, это виски. Не перепутай. - мальчик кивает. Айзенах щелкает дважды. Через три минуты пятьдесят секунд... - мальчик подает поднос, на подносе две чашки кофе. Айзенах смотрит ошалело. Мальчик явно нервничает. Айзенах берет чашку. - С этих пор всю кампанию Айзенах всегда довольствовался одной чашкой кофе или двумя чашками кофе.
Идут грустные Юлиан и Машенго. Заходят, по-видимому, в вестибюль гостиницы. Рука, протягивающая дискету)) — Юлиан: это же... - дискету держит Борис Конев, ухмыляясь. - Юлиан: отставные офицеры военной полиции? - Конев: ага, с момента рождения Нового Рейха требования к служебной дисциплине в военной полиции стали суровыми, так что есть множество бывших офицеров, уволенных с работы. Большинство из них — негодяи, бравшие взятки или шантажировавшие граждан. Но у них есть скрытые связи. - Юлиан: но как вы?.. - Конев: хотя политическое устройство Феззана умерло, это не значит, что вымерли феззанские торговцы. Один - большой рынок, так что и открыто, и тайно феззанское влияние пронизывает это место. - Машенго: ясно. Вы действительно подходили на роль секретаря бывшего феззанского высшего посланника. - Конев: не напоминайте мне об этом неприятном опыте. Между прочим, куда делся Поплан? - Машенго разводит руками. - Конев: что? Он вообще не возвращался? Что за беззаботный парень!
-Кто ты, к черту, такой? - женский крик. - Эй, вы оба! - Поплан поднимает оконную раму. - Кто этот парень? - Поплан выпрыгивает в окно с курткой и ботинками в руках. Женский голос: - пожалуйста, прекрати... он... - Из окна сквозь занавеску стрельба. - Милый, милый... - Петляя, как заяц, Поплан удирает от выстрелов. В окно высунулся бородатый военный с пистолетом: стой! - Жена хватает его сзади: милый, пожалуйста, перестань! - военный стреляет. Поплан, удирая: никогда не думал, что муж придет домой. - Погоди! Ах ты маленький... - Поплан: ублюдок, иди повоюй! Тогда будем драться честно и справедливо! (пригибается под выстрелом) Но сейчас я должен проявить благоразумие...
-Проклятье, вы о чем думаете, создавая ненужные проблемы, когда у нас их уже и так достаточно? - Поплан: а, не сердитесь так. Мы прошли весь путь до Одина, так что должны принимать все стычки как драгоценности. Вы не согласны? - Юлиан: ну... я полагаю. - Машенго: люди не могут противиться своей судьбе. - Конев: ну ладно, все... - Юлиан: в любом случае, прежде чем что-нибудь еще случится, мы, вероятно, должны уехать. - Поплан: это верно, но нет смысла возвращаться на Хайнессен. Что будем делать, Юлиан? - Конев: это так. Поскольку мы не знаем, где Ян, мы не можем выбрать пункт назначения. Более того, нет проблем достичь Феззана, но как только мы попадем на территорию Альянса, нам придется избегать имперского флота. Не похоже, что мы сможем расспрашивать окружающих, чтобы разыскать Яна. - Юлиан: я знаю, куда нам нужно отправляться. - все хором: мммм? - Юлиан: не знаю, где адмирал Ян в данный момент, но место, куда он в конце концов прибудет, несомненно. - Конев: куда же? - Юлиан: это...

URL
2009-06-19 в 04:56 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Хайнессен. Командующий флотом Альянса свободных планет Чун Учэн исполнял обязанности вместо главнокомандующего Бьюкока по причине его старости, в быстром темпе готовясь к битве с имперским флотом, но он также должен был одновременно выполнять противоречивые задачи. (генеральная штаб-квартира) Те, кого он вызвал в этот день, были люди, необходимые для этой цели. - Идет по коридору, входит в кабинет. Трое встают, отдавая честь: Фишер, Мюрай, Патричев. - Чун: Благодарю вас за то, что проделали долгий путь сюда. Садитесь, пожалуйста. - садятся. Чун оглядывает сидящих напротив. - Мюрай (надписали: вице-адмирал Мюрай): с какими целями вы вызвали нас с наших мест назначения, начальник штаба? - Фишер и Патричев кивают. - Чун: предполагаю, все вы слышали заявление кайзера Райнхарда в тот день. - кивают все трое. - Чун: можно сказать, что обстоятельства, которые он обнародовал, в основном верны. Оказавшись в затруднительном положении, флот-адмирал Ян и остальные покинули Хайнессен и теперь где-то прячутся. Так что это важное задание. Я хочу, чтобы вы нашли адмирала Яна и передали ему этот документ. - кладет перед ними бумагу. Мюрай: что это? - Чун: это контракт о переводе. - Троица переглядывается: ммм? Мюрай берет бумагу в руки. - Чун: как видите. Мы выделяем из нашего космофлота 5560 кораблей для мистера Яна Вэньли. Я хотел бы, чтобы вы взяли также товары, в дополнение к документу. О законности процедуры позаботились, так что тут не о чем беспокоиться. - Мюрай: кхм. Но есть ли действительно необходимость в подготовке документа вроде этого? Это выглядит несколько чересчур формально. - Чун: разве вы его не получили?.. Конечно, это шутка. - Мюрай: не возражаю, что это, как вы говорите, шутка, но если в момент, в который мы должны сконцентрировать наши войска, вы отправите так много кораблей и ресурсов, не станет ли для нас невозможным противостоять атаке имперского флота? - Чун: даже если мы соберем все наши войска, у нас не будет шанса выстоять. - Патричев (и надписали: контр-адмирал Федор Патричев): раз вы так говорите, вы же не планируете сдать столицу без боя, а, адмирал? - Чун: верно, мы этого не планируем. Верховный главнокомандующий Бьюкок и я планируем немножко бессмысленного сопротивления. - Патричев: но это выглядит как самоубийство. В таком случае, почему бы вам и верховному главнокомандующему Бьюкоку не пойти с нами? - Мюрай: не говорите таких глупостей. Кроме того, мы еще не решили идти. - Фишер: я собираюсь пдти. (надписали: вице-адмирал Эдвин Фишер) — Чун: пожалуйста, адмирал Фишер? - Фишер, вставая, руку к виску: с удовольствием, адмирал. (поворачиваясь к Мюраю): вице-адмирал Мюрай, у нас нет времени скрывать наши истинные намерения. Не тратя времени, давайте выберем лучший путь. - Мюрай и Патричев встают, отдают честь.
Вечер. У окна, сидя в кресле, смотрит на закат Бьюкок. Входит Чун. - Бьюкок: они согласились? - Чун: да. Вместе с лейтенантом-коммандером Соулом я велел им готовиться к выступлению. - Бьюкок, кивнув: я оставил на вас все заботы. Спасибо за беспокойство. - Чун: что вы такое говорите? Космический флот здесь только потому, что здесь вы. - Бьюкок: когда мы проиграли битву при Рантемарио, я был в тяжелом положении, в котором должен был умереть. В конце концов вы убедили меня жить... но похоже, это значило только, что дата моей смерти отодвинулась на полгода. - Чун: оглядываясь назад, - это, вероятно, была наглость. Прошу прощения. - Бьюкок: все в порядке. Из-за этого я смог позаботиться о моей жене еще немного. Что вы планируете насчет вашей жены и детей? - Чун: тут не о чем беспокоиться. Я попросил вице-адмирала Мюрая и остальных взять их к адмиралу Яну. Я действительно слегка самонадеян, так что забочусь о своей семье. - Бьюкок: это хорошо. - закрывает глаза, вспоминает. Миссис Бьюкок с леечкой поливает цветы, улыбается, стоит за спиной у Бьюкока, а он что-то показывает ей на карте. - Чун: У Яна Вэньли много недостатков, но есть одно достоинство, которое никто не может критиковать. Это то, что он честно верит в принцип: демократическая армия существует с единственной целью защиты жизней граждан, и он действовал по этому принципу более чем в одном случае. - Бьюкок: да, вы совершенно правы. Так было в случае Эль-Фасиля. Так же было в том случае, когда он оставил Изерлонскую крепость. Он никогда не жертвовал ни единой жизнью гражданина. История запомнит Яна Вэньли как военного художника, равного по рангу кайзеру Райнхарду. Но есть нечто более важное, чему мы должны научить наших потомков. Конечно, эта задаче — не что-то такое, что мы должны принять. У каждого из нас разные задачи, за которые мы должны отвечать. - Чун: да. Но интересно, какие задачи побудит Яна решать эта его добродетель... - Бьюкок: а, я понимаю, что вы пытаетесь сказать. Даже если Ян потерпит поражение, это случится не из-за великого гения кайзера Райнхарда. Это может случиться из-за его верности своим собственным идеалам. - Чун кивает. - Бьюкок: во время битвы при Вермиллионе Ян должен был проигнорировать приказ правительства о прекращении огня. - Чун смотрит ошарашенно. - Бьюкок: мне не следовало бы этого говорить, но для его же собственного блага он должен был это сделать.

URL
2009-06-19 в 05:01 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Ян и его люди уже покинули базу Дайан-Хан и кочевали с места на место (идет «Улисс», надписано: флагман Нерегулярного флота Яна), пополняя ресурсы и персонал, но они были близки к пределу. - Ян сидит на мостике «Улисса», Фредерика стоит рядом. Входит Кассельн: эй, у нас совсем нет денег. Решайте, что нам с этим делать. - Ян: в данный момент у нас под рукой нет волшебной лампы. - Кассельн: полагаю, так; поэтому у меня есть предложение. Через связи вашего нехорошего друга Бориса Конева, думаю, было бы неплохой идеей занять денег у бывших феззанских торговцев. Что вы об этом думаете? - Ян: если мы займем деньги, мы должны будем расплачиваться, но в данный момент нет способа продумать план, как расплатиться. - Кассельн: ну, когда мы займем их, они все будут наши. - Ян: но все же... одолжить деньги бездомной частной военной группировке вроде нас — не очень разумное вложение. Сомневаюсь, чтобы умные феззанские торговцы пошли на что-то подобное. - Кассельн: нет, если они будут убеждены в возможности того, что мы разобьем кайзера Райнхарда, они определенно вложат в нас деньги, рассчитывая на будущее. И чтобы их исходные вложения не пропали, у них не будет выбора, как продолжать инвестиции. Таким образом, первое вложение запустит насос для последующих инвестиций. - Ян: я это понимаю, но вы что же, думаете, мы сможем надуть феззанцев, просто заявив о «возможности»? - Кассельн: успех заманивания мужчины в ловушку зависит от красоты женщины. - Ян, недоуменно: от красоты женщины? - Фредерика хмыкает. Ян косится на нее. Потом дошло. Смеется: красивая, сексуально привлекательная женщина, которая очарует феззанцев... Другими словами, Изерлонская крепость. - Кассельн: точно. - Ян: с этой целью давайте-ка пойдем на Эль-Фасиль.
Феззан. В это же время правительственный эмиссар Одетс и его люди, разыгрывавшие судьбу Альянса с помощью красноречия, достигли Феззана. Но, как и предсказывал Миттельмайер, кайзер Райнхард не обратил на них внимания, и встреча не состоялась.
Одетс садится на диван. Под дверь просовывают бумагу. Одетс (подписали: Вильям Одетс) поднимает голову. Идет к двери, поднимает лист, разворачивает, читает. Открывает дверь, оглядывается — никого. Снова смотрит в бумагу.
Ободранная комната. За столом сидит Одетс в идиотской шапке. - Одетс: разумеется, если это удастся, имперский флот разделится, и в лучшем случае у них начнется гражданская война, а значит, им будет не до кампании против нас. Но надежна ли эта информация? - собеседник: это к делу не относится. Факт это или нет, главное - распустить слух. (голосок знакомый, и затылок лысый — что, Рубинский лично, что ли?) Если он дойдет до ушей правителя, сомнения и подозрения расползутся наверняка. Правители непрерывно размышляют о возможном предательстве своих подданных. (точно, Рубинский! Вылез из щели. А вот и надписали, если вдруг кто успел его забыть: Адриан Рубинский, бывший лидер автономии))) И особенно династия Лоэнграммов, поскольку она возникла лишь недавно и ее основание еще очень слабо, шанс захватить ее врасплох весьма неплох. - Одетс: ну... ясно... - Рубинский: главное, сколько убедительности вам удастся вложить в этот слух. Я слышал, вы бывший репортер. Полагаю, манипулирование общественным мнением — ваша специальность? - Одетс: тогда ладно. Я ничего не потеряю, если попытаюсь. - Рубинский слегка улыбается.
Стройка) строится новая столица.
Бар «Драккар». - Вы это видели? Эта конструкция возводится быстро... и наш Феззан ежедневно окрашивается в имперские цвета. Они поглощают и переваривают нас. На следующей стадии нас, полагаю, извергнут из задницы. (ну, собственно, он сказал "высрут", но я девушка культурная) - Мозг цивилизованного народа проиграл мускулам варваров. - Слишком много для мозга, который даже не смог предвидеть, что придут войска. - Что? - Что, драться хочешь? - Эй, эй, прекратите! - Бесполезно драться друг с другом. - Все это потому, что мы видим имперцев повсюду, и слева, и справа. Трудно не впасть в раздражение. - Но всего за год все так изменилось! - Да, но мы должны признать превосходство концептуальной и исполнительной власти кайзера. Мы проиграли. Признав этот факт, давайте двигаться в позитивном направлении. - И что вы предлагаете делать? - С самого начала сила Феззана была в том, чтобы извлекать максимальную прибыль из существующей ситуации. В этом отношении есть большие возможности. - Ага, установленные прежде права больших предпринимателей утрачены, теперь у всех одинаковые возможности для старта. Более того, из-за военной кампании против Альянса существует приказ о поставке военных ресурсов в окрестности строящейся столицы. Это великая возможность поймать большую удачу! - Ты так говоришь, но... мы не можем быть столь спокойны.
2 декабря (летит флот Миттельмайера) первые действия кампании добрались до флота Миттельмайера.
Планета Лозиана. На военной фабрике планеты Лозиана строились крейсеры и штурмовики, которые не были ограничены Баалатским договором, но более важно то, что и продуктивность, и географическое положение планеты нельзя было игнорировать с точки зрения стратегии.
-Адмирал, враг достиг орбиты ближнего спутника! - Знаю. (надписали: вице-адмирал — инженерных войск, Баунсгаард) Выступить всем кораблям, способным к навигации. Со столькими членами команды, сколько вы можете обеспечить, разумеется. - коммодор Деш (черен, как головешка): адмирал! - Баунсгаард: слушайте, вы немедленно принимаете руководство и эвакуируете этот сектор. Присоединитесь к адмиралу Яну Вэньли и работайте под его командой. Штаб-квартира флота тоже разрешила. Это мой последний приказ. - Деш: но адмирал, вы же?.. - Баунсгаард: я останусь здесь и окажу сопротивление, какое смогу, чтобы выиграть немного времени. А вы в это время эвакуируйтесь. ОК? - Деш: адмирал... - Баунсгаард: идите. Времени нет. - Деш берет под козырек. - Баунсгаард: всем противовоздушным батареям! Приготовиться к огню! Не дайте врагу уйти! - Поверхность планеты. Стреляют лазерные зенитки. С имперских кораблей — ракетный залп. Планета взрывается нафиг. Перед взрывом из доков вылетают корабли.
Силы Альянса оказали отчаянное сопротивление. Вице-адмирал инженерной службы Баунсгаард и другие, кто остались, все погибли в бою. Эвакуированные корабли тоже подверглись преследованию имперского флота, и было много жертв, но половине кораблей удалось уйти. И, укомплектованные персоналом и ресурсами, они направились на Эль-Фасиль, чтобы присоединиться к Нерегулярному флоту Яна.

URL
2009-06-19 в 05:07 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Эль-Фасиль. - Таким образом, все думали, что Ян неизбежно прибудет на Эль-Фасиль. Но Нерегулярный флот Яна еще не достиг звездной системы Эль-Фасиль до 9 декабря. На самом деле, истинным намерениям Яна не отвечало объединение сил с Независимым революционным правительством Эль-Фасиля. Находиться внутри взрыва без реальной надежды на успех, с одним только воодушевлением, казалось Яну безрассудством. Но как реалистичное решение, как первый шаг к сбору антиимперской армии и как база для захвата Изерлонской крепости, ему нужна была штаб-квартира. - Крейсера над Эль-Фасилем. Взлетают шаттлы. Садятся. Ян на трапе, за плечом Фредерика. Встречают!.. - Это было долгое время. Надеюсь, вы помните меня! (это доктор Ромски. Хватает Яна за руку. Ян ошалел) - Ян: ммм... ну... - Ромски (подписали: Францеск Ромски, глава Революционного автономного правительства Эль-Фасиля): Одиннадцать лет назад, когда вы были младшим лейтенантом Яном и спасли граждан этой планеты, я немного помогал вам. - Ян: хм, спасибо вам за это... - Фредерика, отодвигая Яна плечом: извините, ведь вы доктор Ромски? - Ромски: да, но... О, вы, должно быть, миссис Ян! И может быть, вы... - Фредерика: да, я тоже тогда была на этой планете. Мама болела, и мы несколько раз посещали ваш офис. - Ромски, просияв: я отлично помню! Ну да, та девочка за спиной... ясно. - Ян, про себя: он не похож на плохого человека, но... - Ромски, увлекая за собой Фредерику: сюда, пожалуйста...
Ну вот, на фоне знамени рукопожатие, и фоторепортеры тут как тут. Газетная страница с фотографией. Заголовок: «Ян Вэньли вернулся!» «Чудотворец вновь на Эль-Фасиле!» Газетный лист отодвигается. За столом сидят с чашками Фредерика, Дасти, Шенкопф. - Ох, ладно! (это Ян) Вот то, что я ненавижу. - Шенкопф: шишкам из Революционного правительства, разумеется, понравится воспользоваться вашей славой. У вас нет выбора. - Дасти: кроме того, с точки зрения идеалов демократии, публичная доступность информации — важнейший принцип. Если вам нравится секретность и не нравится открытость, вы должны были присоединиться к автократическому правительству. - Шенкопф: так что лучше вам быть веселее и махать в камеру. (показывает, как махать) — Ян суров. Шенкопф хмыкает. Фредерика хихикает в кулачок.
-Тот факт, что флот-адмирал Ян прибыл на эту землю, неоспоримо доказывает (на сцене сидят Кассельн, Шенкопф, Дасти, Фредерика и Ян, конечно), что наше Эль-Фасильское Революционное правительство — законный правопреемник революционной демократии. - Вещает Ромски с трибуны. Перед Яном повисает телекамера. Надо видеть эту физиономию... - Ромски: некогда здесь, на Эль-Фасиле, началась чудесная легенда флот-адмирала Яна. (Дасти хихикает) И здесь, на Эль-Фасиле, снова родится новая легенда. Теперь я официально представлю его вам: Чудотворец Ян, Волшебник Ян, флот-адмирал Ян Вэньли! - бурные аплодисменты. Ян встает и идет к трибуне. Рука как всегда в затылке. Стоит на трибуне, хлопает глазами. Ага. Произнес речь: я — Ян Вэньли. Рад видеть всех вас. - Слегка поклонился, развернулся и пошел на место. - Надо видеть морду Ромски) — Люди Яна аплодируют. Ага, зал захлопал тоже. Фредерика улыбается. Дасти едва не ржет. Шенкопф улыбается. Кассельн зол.
Коридор. Распахивается дверь, идут Ромски и команда Яна. - Ромски: адмирал, вам не кажется, что нам нужно название для нашего нового правительства? - Ян: да, конечно. - Ромски: так я хотел бы объявить его, скажем, завтра утром... что вы думаете насчет «Законного правительства Альянса свободных планет»? - останавливается, разворачивается. - Ян, чуть не споткнувшись: хмм... - Ромски ждет. Потом спрашивает: вам не нравится? - Ян: нет, я не подразумевал подобного. Но может быть, нам не следует фиксировать внимание на законности политических органов. Думаю, нам следует подчеркнуть, что мы начинаем все сначала. - Дасти: согласен. Кроме того, название «Законное правительство» приносит несчастье. Есть недавний плохой пример «Законного правительства Галактической империи». - Ромски: действительно, это плохая примета. Давайте придумаем другое название. - Задумывается. Поворачивается, продолжает путь. - Дасти тихо — Яну: пожалуйста, не заморачивайтесь такими мелочами, как эта. Вам наверняка в будущем предстоит карабкаться на гораздо более высокие горы, так что... - Ян, тихо: я знаю.
Так Нерегулярный флот Яна стал Эль-фасильскими революционными резервными вооруженными силами. Главнокомандующий, флот-адмирал Ян Вэньли. Начальник штаба, гранд-адмирал Вилибальд Иоахим фон Меркатц. Начальник тыловой службы, вице-адмирал Алекс Кассельн. Их первая операция — захват Изерлонской крепости.
Конец 68-й серии

В анонсе: (перевели) вместе с Юлианом, который наконец воссоединился с Яном, началась подготовка к возвращению Изерлонской крепости. Но и в это время продолжался марш имперского флота, и флот Альянса под руководством адмирала Бьюкока вышел в свое последнее сражение. Следующий эпизод «Легенды о героях Галактики», «Операция по повторному захвату Изерлонской крепости». Еще одна страница истории галактики.

Даты: 799/490/1, 2 декабря - стычка у планеты Лозианы.
9 декабря - Ян прибыл на Эль-Фасиль.

URL
2009-06-21 в 03:15 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
69 серия. Recapture Operation of Iserlohn Fortress
Идут «Черные уланы». Флагман «Конунг Тигр». - Как авангард имперского флота, «Черные уланы» направлялись к столице Альянса, Хайнессену (тут Биттенфельд, суров, суров), подавляя по пути слабые попытки к сопротивлению своей взрывной силой. (во загнули...) Но их линии поставок были по-партизански перерезаны в одной точке армией под командованием командора Буфорта, и наступление было приостановлено. Биттенфельд разбил центр управления сил Буфорта, разметав их. Он также получил несколько важных сведений от военнопленных... (висит «Брунгильда») ...и передал их главным имперским силам, которые шли следом.
Заседание у Райнхарда на борту «Брунгильды». - Райнхард: адмирал Вилибальд Иоахим фон Меркатц обнаружен живым в лагере Яна Вэньли. - хоровое «оу!». - Ройенталь: другими словами, Ренненкампф действовал под влиянием предубеждения, которое на самом деле оказалось правдой. - ой, как Райнхард плохо выглядит... - Браухитц (подписали: Рольф Отто Браухитц): так он на Эль-Фасиле с Яном Вэньли. Разве эта ситуация не заслуживает нашего внимания? - адмирал Дахтлих Заукен (надписали, я такого имени еще не встречала): но адмиралы без солдат все равно что звезды без планет. Их свет только рассеивается во тьме без всякого толку. - Согласен. (а это адмирал Вернер Альтринген) На самом деле, может быть, это долгожданный результат, что вооруженные силы Альянса и гений Яна Вэньли разделились. Одна окраинная планета не может наводить страх, даже если они заполучили Яна Вэньли. - Хороший аргумент. (тут показывают Райнхарда, слушайте, ему правда плохо...)
Открывается дверь, заходит Райнхард, за ним Хильда. - Хильда: в битве при Вермиллионе Ян Вэньли получил приказ от правительства о прекращении огня, и хотя с точки зрения морали его действия были похвальны, он также продемонстрировал ограниченность своей политической власти. - Райнхард оборачивается. - Хильда: хотя он благодаря своей славе, возможно, был способен объединить вокруг себя анти-имперские силы, сомневаюсь, что он мог бы их удовлетворить. Более того, продуктивность самого Эль-Фасиля неспособна поддерживать большие вооруженные силы, и сомневаюсь, что другие планеты пожелают подчиниться ему. - Райнхард: другими словами, фройляйн, вы говорите, что мы можем попросту игнорировать Яна Вэньли, не так ли? - Хильда: Нет. Военный интеллект Яна Вэньли все еще внушает трепет. Тем больше причин, почему мы должны, не рискуя ввязываться в прямое противостояние с ним, прикончить Альянс и изолировать Яна и Эль-Фасиль. Таким образом его силы со временем распадутся сами. - Райнхард (сел в кресло, все-таки ему, по-моему, плохо): похоже, фройляйн, вы не хотите, чтобы я сражался против Яна Вэньли при любых условиях. - Хильда решительно кивает. - Райнхард: даже такая умница, как вы, фройляйн, даже вы, похоже, время от времени впадаете в заблуждения. Если я не проиграю Яну Вэньли, разве я получу вечную жизнь и молодость? - Хильда, моргнув глазищами: вы трудный человек, ваше величество. - Райнхард, усмехнувшись: простите меня. Фройляйн, я сражался против Яна Вэньли при Вермиллионе в прошлом году, и весьма впечатляюще проиграл. - Хильда: ваше величество... - Райнхард: я был побежден. Стратегически, я попался на его провокацию. Тактически, я был всего лишь на расстоянии полушага от того, чтобы быть расстрелянным из его главного орудия. Единственная причина, по которой я смог избежать гибели и поражения, была в том, что вы отправили Ройенталя и Миттельмайера захватить вражескую столицу, так что я обязан этим вам. Моей доли в победе не было. - Хильда: если мне будет позволено так сказать, достижения подчиненных могут быть отнесены к руководителю, который их назначил. Ваше величество, вы не были побеждены. Пожалуйста, не считайте месть Яну Вэньли вашим личным делом. Ваше величество, вы в ближайшем будущем получите целую вселенную. Сомневаюсь, что Ян Вэньли сможет это предотвратить. Так что в конце концов победителем будете вы. Кто говорит, что вы украли победу? - Райнхард: Ян Вэньли так бы не сказал. Но его подчиненные наверняка делают подобные заявления. - В этот момент Хильда почувствовала необъяснимую тревогу. Она задавалась вопросом, мог ли Райнхард вместо того, чтобы угасать в долгой меланхолии по причине отсутствия врагов, безусловно хотеть быть побеждениым в начале своей жизни достойным противником.(убойная фраза) - Хильда мотает головой, явно отгоняет мысли.

URL
2009-06-21 в 03:19 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Эль-Фасиль. Космопорт или что-то вроде того. Идет шикарная дама в мехах. Дасти присвистывает вслед. И тут видит знакомые спины))) Это Машенго и Юлиан. - Дасти: Юлиан?.. Эй, Юлиан! - Юлиан оборачивается и видит Дасти, который ему машет. Срывается с места, подбегает. Руку к виску: прошло много времени, вице-адмирал Аттенборо! - Аттенборо козыряет в ответ. - А где остальные твои сопровождающие? - Юлиан: не лучший способ выразиться. Мы только что прибыли, так что капитан Конев еще оформляет документы. А командор Поплан... - оглядывается. Поплан, конечно же, охмуряет девиц. Сразу троих. - Юлиан окликает: командор Поплан! - Поплан, оборачиваясь: а? О! (запускает руку в волосы) — к девушкам: мне жаль, что нам помешали, когда все так хорошо шло... - идет к Юлиану и Дасти. - Еще немножко, и я мог бы вкушать сладкие сны в двуспальной кровати. - Козыряет Дасти. - Дасти, откозыряв в ответ: вы только что прибыли, а ты уже так усерден. Ты находишь новую женщину за минуту, верно? - Поплан: во всей человеческой популяции 40 миллиардов. Половина из них женщины. Даже если учесть, что половина из них не прошла бы возрастной ценз... а половина остальных выпадает из списка из-за внешности... все равно остается 5 миллиардов потенциальных героинь моих романов. Я не могу ждать и секунды. - Дасти: о? Тебя не интересует характер или интеллект? - Поплан: я оставлю женщин с хорошим характером для тебя. Меня устроит вторая половина, с плохим характером. - Дасти: командор, вы знаете? То, что вы говорите, нельзя интерпретировать иначе, как жульничество, даже если выражаться дипломатически. - Поплан: ладно, уж позволь мне влюбиться? Пока я тяжко трудился на никудышной планете под названием «Земля», вы, парни, делали все, что хотели, на Хайнессене. - Дасти: у нас тоже были трудные времена! - Юлиан хихикает. - Дасти, откашлявшись: ладно. В любом случае я рад, что вы приехали. Я провожу вас в штаб-квартиру, об остальном поговорим в машине.
Едут в машине. - Поплан: о, да вы действительно провернули крутое дело, оборвав связи с правительством Альянса. Как говорится, «пробудились от ленивого сна». - Дасти: слушайте, командор Поплан, не поймите неправильно. Мы начали эту революционную войну из пижонства и прихоти. Получил? - Поплан: конечно, я могу это сказать, лишь глянув на состав участников. В конце концов флот Яна просто сменил вывеску. (передразнивает Яна, между прочим: руки скрестил на груди, вид сонный) И еще: «Нерегулярные» или «Резервные революционные силы» - совсем не остроумные названия. «Убийца дам Оливер Поплан и его окружение» - звучит гораздо лучше. - Дасти: отказать. - Машенго: женщины там тоже есть. - Поплан: тогда можем назваться «Фан-клуб Оливера Поплана». - Дасти: отказать, отказать, отказать!
Приехали. Входят в вестибюль. - Машенго: я позабочусь о багаже. - Дасти: в подвале есть камера хранения. - Машенго: спасибо, я найду. - уходит с чемоданами. Дасти, Юлиан и Поплан идут к лифту. Женский голос сзади: командор Поплан! - оборачиваются. Это Катерозе фон Кройцер. Ах, как хороша. Подходит, козыряет Дасти. И Поплану. И Юлиану. Тут пришел лифт. Дасти и Юлиан заходят. Поплан: идите вперед. - лифт закрывается. Бедный Юлианчик, он так ошалел, и его увезли от девушки! - Дасти: Юлиан, ты знаешь, кто она? - Юлиан: да, на базе Дайн-Хан командор Поплан представил меня ей, так что... Но вы ее откуда знаете, адмирал? - Дасти, запуская руку в затылок: ну... она дочь моего знакомого. - обмахивается беретом. - Юлиан смотрит с некоторым подозрением.
Приехали, выходят из лифта. - Юлиан: похоже, вы очень хорошо знаете сержанта Катерозе фон Кройцер. - Дасти аж остановился. Моргает. Развернулся: ладно, я тебе расскажу. Она дочь генерала-лейтенанта Шенкопфа! (о! Звание Шенкопфа изменилось? Ооо...) - вот теперь Юлиан моргает глазками. Потом хихикает. - Извините. Но немножко трудно представить себе, чтобы у генерала Шенкопфа была дочь. И она — из всех людей. - Дасти: я сам не могу поверить. Но подумай вот о чем. Он добился репутации в «этой» области примерно в твоем возрасте. Я бы не удивился, будь у него эскадрон незаконных детей. - Юлиан, про себя: дружеские чувства, которые я ощутил к ней прежде, возможно, возникли из-за этого. (Юлианчик, милый! Хехекс...) - вслух: а генерал Шенкопф знает? - Дасти: нет. Как насчет этого, Юлиан? С твоими достоинствами - не хочешь стать посредником во встрече между родителем и ребенком? - Юлиан: не думаю, что это сработает. Мне кажется, я ей не нравлюсь. - Дасти: ты что-нибудь сделал, чтобы ей не понравиться? - Юлиан: нет, ничего особенного. Просто мне так кажется. - Дасти: ну, в любом случае, вместо того, чтобы наблюдать издалека хаос в семействе Шенкопфа, мы должны, наверное, сосредоточиться на захвате Изерлонской крепости. - Подходят к двери, останавливаются. - Дасти: входи, Юлиан. Наш ленивый флот-адмирал там, неохотно делает свою работу. - входят, Дасти впереди.

URL
2009-06-21 в 03:24 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
На столе завал книг и тетрадей со схемами. Ян что-то пишет. Рука (не иначе, Фредерики) ставит перед ним чашку с чаем. Поднимает голову. - Фредерика: наверное, ты должен работать так усердно, как можешь. Если выход не будет найден поколением адмирала, у последующего поколения будет трудное время. - Ян, отхлебывая чай: эх... Признаки твоего прогресса в результате твоих стараний очевидны. - Фредерика: я польщена, адмирал. - Хлопет дверь, Ян выкатывает глаза и привстает. Фредерика смотрит на него во все глаза. Оглядывается через плечо. А там Юлиан. (черт, трогательно как...)
-Ян: Юлиан!.. - Юлиан: адмирал Ян!.. - Ян: добро пожаловать домой. - Фредерика: хорошо выглядишь, Юлиан. - Юлиан: да, я только что прибыл. (про себя) Да, я вернулся туда, где я должен быть... к людям, с которыми я должен быть.
На столе схема коридоров. - В то же самое время, когда Ян получил рапорт Юлиана и его товарищей, он объяснил им стратегию захвата Изерлонской крепости. - Юлиан, просияв: мы снова сможем вернуться на Изерлон, верно? - Ян: если план сработает, да. - Юлиан: я уверен, сработает. Но в любом случае кайзер Райнхард действительно любит крупномастштабную стратегию захвата. (вот опять про пинцет, а как это перевести?..) - Ян: я тоже люблю. Если бы у нас была армия больше, чем у кайзера Райнхарда, я разделил бы ее на две и зажал бы противника. Нет, даже если мы этого не сделаем, если у нас останется достаточно сил после захвата Изерлонской крепости, у нас еще может быть выбор выйти прямо на имперскую территорию. Если так случится, у кайзера Райнхарда не останется выбора, как вернуться на имперскую территорию через Феззан. И вот тогда, если феззанская независимая революционная группировка организует мятеж... - смешок, рука лезет в затылок: бесполезно говорить в сослагательном наклонении. Не то чтобы мы установили контакт с независимой революционной группой на Феззане. Ничего еще не началось. Кстати, где Борис? - Юлиан: он сказал, что увидится с вами позже, как только закончит въездные процедуры. - Ян: ОК. Я надеялся просить об этом его, так что ждал его возвращения. - В этот момент Ян совершил один просчет. Он не подумал, что войска Альянса способны оказать систематическое сопротивление имперской армии. Если бы он знал, что флот-адмирал Бьюкок и адмирал Чун соберут выжившие войска и бросят вызов кайзеру Райнхарду, Ян должен был бы вывести другое уравнение. И тогда, впервые в его жизни, Ян Вэньли с бОльшим удовольствием вступил бы в битву без возможности победы. Многие историки будущей эры это отметят. Оглядываясь назад, еще один момент следует раскритиковать как беспечность, а именно его проволочку с проверкой данных, которые Юлиан привез с Земли. Хотя это понятно, учитывая, что перед ним было более срочное рискованное предприятие, - взятие Изерлона. (Входит Кассельн. Юлиан вскочил. Кассельн приветствовал его жестом). - Кассельн, Яну: у нас проблема. Шишки из правительства говорят, что это плохая идея — вам самому идти на поле боя и возглавлять наступательную операцию. - Что?
-Если в отсутствие флот-адмирала, произойдет военная атака из Империи или из Альянса, что вы будете делать? (ксо, опять — ты только приходи и нас спаси?) - Ян: я говорил вам, что в данный момент вероятность этого чрезвычайно мала. - Но вы не можете полностью исключить возможность мятежа анти-революционной группировки. (это Ромски, надписали) Благодаря вашему присутствию мы можем проявить большую власть, вы согласны? - Ян: тогда я попрошу Меркатца остаться. - правительство переглядывается. - Ромски: адмирал Меркатц? - Ян порывается встать, но его держат. Кажется, это Фредерика схватила за локоть. Точно. Она. Посмотрел на нее, сел, руки сложил на груди, опустил голову.
Феззанские улицы. Поток машин. В машине едут Ян и Фредерика. - Ян: ох, ну я не могу этого принять. Причина, по которой они противятся, не только в том, что адмирал Меркатц — перебежчик. В основном они обеспокоены возможностью того, что я буду обладать военной силой в таком месте, где они не смогут за мной присматривать. - Кассельн с переднего сидения: значит, они боятся, что ты можешь узурпировать их контроль и основать военное правительство. - Ян: и Шенкопф, и остальные тоже делали назойливые замечания. Ну ладно. - Кассельн: полагаю, они думают, что если они заставят тебя остаться на Эль-Фасиле, твои подчиненные не предпримут рискованных действий сами. - Фредерика: по сути это подслащенная форма взятия в заложники, полагаю. - Ян: это точно. - Кассельн: ну, на этот раз ты уже приготовил реквизит для чуда, так что все в порядке, даже если другие выйдут на сцену для представления. Мы можем оставить это Аттенборо или кому-нибудь еще. - Ян: нет, готовясь к будущему, Аттенборо также должен остаться позади и тренироваться видеть общую картину сражения. Мы назначим адмирала Меркатца командовать операцией в целом, а боевые действия поручим Шенкопфу.

URL
2009-06-21 в 03:30 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Во время подготовки к захвату крепости и до принятия окончательного решения Ян встретился с Борисом Коневым, чтобы попросить его помощи в переговорах и организации анти-имперского движения бывших феззанских предпринимателей, чтобы они оказали тайную финансовую поддержку Эль-Фасилю. - Конев: но на данный момент неважно, насколько многообещающие заявления делает Эль-Фасильское правительство, это, вероятно, будет убыток. Видно, моя судьба говорить такое... но для того, чтобы манипулировать феззанцами по своему желанию, ты должен, я полагаю, сделать достаточно привлекательное предложение. Ты его сделаешь? Я не говорю, что я отказываюсь. Я говорю: чтобы сделать это, мне нужно больше ингредиентов. Если нет ничего другого, какой-нибудь сорт материалов для шантажа был бы неплох. Если Империя установит контроль над всей вселенной, феззанцы пострадают... если такая ситуация приблизится, у них не будет другого выбора, как поддержать вас, хотят они того или нет. - Ян: тогда как насчет этого. Империя планирует национализировать все производство и намеревается отменить все ранее установившиеся права Феззана в области межпланетной коммерции. - Конев: если это правда, это большая проблема. Но так ли это? - Ян: это может стать правдой. Кайзер Райнхард не любит монополии на богатства. Как он вознаградил бывших аристократов Империи? - Конев: ладно, это верно. Если нам придется выбирать сражение, чем крупнее противник, тем интереснее. Но кроме того, есть одна вещь, которую я хотел бы прояснить. Вот что я хотел спросить: ты действительно собираешься разбить кайзера Райнхарда? (пауза. Смотрят друг на друга) Пока кайзер Райнхард не демонстрировал ни единого случая плохого управления. Кроме того, его способностей и армии, вероятно, более чем достаточно, чтобы управлять всей вселенной. Есть ли хоть какая-то гарантия, что вселенная станет лучше после того, как он будет побежден, Ян? - Ян: нет. - Конев: ты такой честный. ...Отлично, еще одна вещь. Неважно, как сильно ты будешь стараться, нет никаких гарантий, что однажды ослабевшая республика будет оживлена в добром здравии. И с этим ты тоже согласен? - Ян: возможно, ты прав. Но если мы не посеем семена только потому, что однажды они увянут, не будет никаких шансов на то, что вырастет трава. И мы не можем идти без пищи только потому, что со временем все равно проголодаемся. Это так, Борис? - Конев, хмыкнув: верно. Это забавный пример, но полагаю, это правда. - Ян: между моментом, когда бывшая Галактическая федерация погибла в результате узурпации Рудольфа фон Гольденбаума, и появлением Але Хайнессена прошло две сотни лет. Однажды выкорчевав корни республиканской демократии, будет труднее вырастить их снова. Даже если это займет несколько столетий, я хочу отчасти облегчить груз будущему поколению. - Конев: когда ты говоришь о будущем поколении, ты имеешь в виду, например, Юлиана? - Ян: Юлиан один из них, конечно. - Конев: у Юлиана много талантов. Находясь рядом с ним последние несколько месяцев, я в самом деле это заметил. Но, Ян, даже хотя Юлиан отлично поет, в данный момент это ограничено только тем, что он пляшет под твою мелодию. Уверен, ты это знаешь, конечно. - Ян запивает эту реплику чаем. - Конев: ученик, который слишком предан своему мастеру, не имеет шанса превзойти этого мастера. По правде говоря, было кое-что, что меня немного обеспокоило. Насчет вышеупомянутого диска от терраистов... Юлиан даже не пытался проанализировать его сам. Он похитил его и доставил тебе; а все решения он предоставил тебе. Хотя это далеко от упрека в признаках лояльности, если я б был на его месте, я посмотрел бы сам. В таком случае даже если бы я потерял диск, он остался бы в моей памяти. Плюс, по крайней мере в одной области, моя квалификация была бы больше твоей. У Юлиана должен быть более бунтарский дух. Бунтарский дух — источник независимости. - Ян: это отличная черта, но говорил ли ты с ним напрямую? - Конев: как я могу сказать такую неудобную вещь? - Ян хмыкает. - Конев, вставая: ну ладно, не знаю, как уж мне удастся исполнить твои пожелания, но я постараюсь. Увидимся позже. - Ян вздыхает и кладет ноги на стол, а на физиономию — берет.
Ян в кабинете за столом, рядом стоит Фредерика. Входит Шенкопф: это насчет участников операции по возвращению Изерлона. - Ян: вроде я оставил право решать вам. - Шенкопф: верно. Я включил кандидатуры согласно их пожеланиям... (открывает папку) ...но среди добровольцев — Юлиан. Что мне делать? - Ян: это отвечает его желаниям и его способностям, я полагаю. - Шенкопф: проблем нет по любому счету... но поскольку вы остаетесь позади, я думал, вы хотели бы иметь его при себе. Вы думаете?.. - Ян: как полевой командир, поступайте, как считаете нужным. - Шенкопф: тогда ладно. - обводит фамилию Юлиана в кружок. - Пока, адмирал. - Ян сидит, и вид у него... - Фредерика: с вами все в порядке? - Ян, выпрямившись: ну... Юлиану недостает бунтарского духа. - Фредерика: а? - Ян чешет репу.
Шенкопф выходит из кабинета. А тут как раз Дасти. - Шенкопф: о, вы адмирал Аттенборо из «сидячей группы». Завидую вашему статусу, который позволяет вам сидеть сзади и издалека наблюдать за нашими отважными действиями. - Дасти: Лейтенант-генерал Шенкопф, а знаете ли вы? Среди нижних чинов в списке кандидатов есть девушка-подросток по имени Катерозе фон Кройцер. - Шенкопф: она красива? - Дасти: почему вы спрашиваете? - Шенкопф: если она красива, она, должно быть, моя дочь. Если нет, это кто-нибудь еще с таким же именем. - Дасти, вздыхая: она красивая. - Шенкопф кивает. Открывает свою папку, листает. Находит страничку Карин и вычеркивает ее. Обходит Дасти и удаляется. Дасти смотрит ему вслед слегка ошарашенно. Потом улыбается и пожимает плечами. (Вальтер тут совершенно великолепен!)
Итак, операция по захвату Изерлонской крепости была начата... (провожают Дасти, Кассельн, Фредерика, Ян; отбывают Меркатц со Шнайдером, Шенкопф, Юлиан, Поплан, кажется, Линц, Машенго) ...сопровождаемая разнообразными человеческими чувствами. (среди провожающих Карин)
Примерно в то же время с Хайнессена тоже выступил флот. (планета Хайнессен. Прощаются Бьюкок и Чун. Ждет взлета шаттла адмирал Ральф Карлсен. В креслах также контр-адмирал Ксаниэль, контр-адмирал Маринетти. Бьюкок дремлет) — Флагман «Рио-Гранде». Встречает капитан «Рио-Гранде» командор Эмерсон. Бьюкок и Чун поднимаются на мостик. - Эмерсон: все готово. - Бьюкок: ОК. Всем флотам, выступаем! - запускаются реакторы. Двинулись.
В декабре 799 космический флот Альянса выполнял свою последнюю операцию.
Конец 69-й серии.

В анонсе: (перевели) план флота Яна по захвату Изерлонской крепости был испытанием обороны крепости. Лютц пытался заманить их в ловушку. Но это был в точности тот присхологический подвох, который подстроил Ян. Следующий эпизод «Легенды о героях Галактики» - «Возвращение малолетних преступников домой» (мама! ??? иичего не поделаешь, так написано)

Дата: декабрь 799 - Меркатц повел флот Яна брать Изерлон, а Бьюкок повел флот Альянса бить захватчиков из Рейха.

URL
2009-06-22 в 03:40 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
70 серия. The Return Home of the Juvenile Delinquents
День наступления Нового, 800 года, 2 года по новому имперскому календарю... (летит «Брунгильда») ...был встречен имперским флотом, еще глубже проникшим на территорию Альянса.
Райнхард на экране: хотя год завершился, ситуация пока не разрешена. Хотя мы добрались так далеко без значительного сопротивления, вероятно, предстоит по крайней мере одна систематическая атака противника. - Райнхард с бокалом в руке перед своими адмиралами. - Они предпочтут одну последнюю отчаянную атаку, не заботясь о своих жизнях. После того, как мы разобьем их, мы захватим столичную планету Хайнессен... (слушает капитан «Брунгильды» Зейдлиц, надписали) ...и объявим о полном упразднении Альянса. И мы устроим официальное празднование Нового года после того, как захватим полный контроль над Хайнессеном. - возгласы среди флотских. - Зиг кайзер Райнхард! Зиг кайзер Райнхард!
Райнхард поднимает бокал: прозит! - адмиралы: прозит!
Боевой корабль «Шива». - Тот же самый новогодний день флот захвата Изерлона под командованием адмирала Меркатца встретил в одном из углов Изерлонского коридора. - Висит серпантин, что-то хлопает. - Юлиан: неважно, насколько тяжела наша ситуация, мы не забываем устраивать вечеринки. - Подходит Поплан со стаканчиками: Изерлонская крепость не убежит, так что давайте выпьем за Новый год. - оу, а стаканы-то настоящие, звякают! Юлиан выпивает свой бокал, перед ним возникает рука с бутылкой шампанского. - За перемены. Поплан сказал правильно. (Это Шенкопф, наливает) — Юлиан выпивает и это. Теперь ему подливает Поплан. Что ж вы ребенка спаиваете, злодеи) — Поплан: нет-нет-нет, давайте выпьем и ни о чем не будем беспокоиться. - Машенго: командор, можно мне тоже? - Поплан: о, ты отвечаешь на мой вызов? (наливает) — Машенго заглатывает моментально и снова подставляет бокал. Поплан наливает снова: ты силен. - Машенго снова заглатывает и подставляет. - Поплан: как слона поить. - Наливает Шенкопф, Машенго заглатывает. Юлиан тихо сваливает. Стоит в уголке, смотрит на Шенкопфа, а видит Карин. - Судя по выражению твоего лица, ты, видимо, знаешь, да? - это Поплан. - Юлиан: о чем? - Поплан: что отец Карин — этот правонарушитель средних лет Дядюшка Шенкопф. Когда война кончится, это будет всерьез доставать, но... Я подумываю стать консультантом по жизненным вопросам для всех хороших мальчиков и девочек. Благодаря моим личным достоинствам, я вызываю доверие молодых людей. - Юлиан: она советовалась с вами... ясно. Что вы об этом думаете? - Поплан: ну, это заставляет меня заключить: исход нашей битвы окончательно решен! Я разбрасываю семена, но не делаю ошибок, позволяя им давать урожай. Ты не думаешь? - Юлиан: я вижу, тут куча проблем. - Поплан: с моей точки зрения, дело не в том, что Карин несчастлива. Дело в том, что Карин думает, будто она несчастлива. - Юлиан: правда? - Поплан: это потому, что она даже не попыталась увидеться или поговорить с ним. Это нехорошо выглядит. Я сказал ей: «Иди встреться с ним и потребуй карманные деньги за пятнадцать лет».
Крепость Изерлон. - На следующий день, 2 января, скрытно началась операция по захвату крепости Изерлон.
Командный пункт крепости) — Поступило послание из штаб-квартиры Верховного командования имперского флота: «Изерлонскому станционному флоту настоящим приказано немедленно выступить из Изерлонской крепости и направиться в тыл столицы Альянса, Хайнессена». (надписали: лейтенант-коммандер Гутензон) Это все. - тут надписали Лютца: Корнелиус Лютц, гранд-адмирал. - Лютц: они наконец пришли. - вице-адмирал Хольцбауэр (надписали): адмирал, пора! - Лютц: приказ от верховного командования не был зашифрован? - Гутензон: да, сэр. Какая-то проблема? - вице-адмирал Валер (надписали): адмирал... - Лютц: нет, вероятно, я слишком много вообразил. Приказ всем войскам: приготовиться к немедленному выступлению. - Йес, сэр!
На следующий день, 3 января, Лютц получил другой приказ, противоречивший первому. - Гутензон: «Долг флота Лютца — стойко оборонять Изерлонскую крепость. Выступление не разрешено. Ян Вэньли часто использует мошеннические трюки. Также, существуют тайные сторонники Альянса и Феззана внутри крепости, и есть шанс, что они попытаются захватить крепость и перекрыть коридор, как только станционный флот уйдет. Повторяю приказ: не двигаться». - Хольцбауэр: это противоречит вчерашнему приказу! - Валер: адмирал, это же... - Хольцбауэр: один из приказов, вероятно, фальшивый, но которому мы должны верить? - подходит некто, вручает Гутензону еще лист. Гутензон: тут постскриптум к нынешнему приказу. «Что касается настоящего приказа, кажется, есть кто-то, совершающий мошеннические действия, кто был обманут феззанцами из-за этого и пытается ослабить крепость изнутри. (боже, я не понимаю...) Проведите расследование немедленно». - Адмирал! - Лютц: в любом случае сейчас мы приостановим выступление. Тем временем немедленно проведем внутреннее расследование. - Йес, сэр!
Поскольку в Изерлонской крепости было более миллиона солдат, количество тех, кто совершал мошеннические действия, не было равно нулю. Было раскрыто двузначное число случаев коррупции, и дюжина солдат была арестована военной полицией.
-Валер: как мы и думали, это было правдой. - Хольцбауэр: наш благородный кайзер воистину проницателен. - Лютц: другими словами, это было желание его величества — чтобы мы обороняли крепость. Мы чуть не попались в ловушку Яна Вэньли. Мы не должны двигаться. Отмените приказ о выдвижении флота. - тут идет Гутензон)) : адмирал, еще послание от верховного командования. - Лютц: ммм? - В нем сказано... - Лютц: читайте. - Гутензон: да, сэр. «Адмирал Лютц, почему вы до сих пор не выступили? Оставьте только часть ваших оборонных подразделений в крепости и идите на Хайнессен с вашим флотом». - Лютц: хм. Что за дешевая ловушка. Я не попадусь. Мы будем придерживаться правильного приказа и оборонять крепость.

URL
2009-06-22 в 03:47 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
7 января поступил пятый приказ. - висят альянсовские корабли. - Изерлонский флот не движется! - Багдаш свистит. (надписали: капитан Багдаш) — На самом деле пятый приказ был первым настоящим приказом кайзера Райнхарда. (Шенкопф, Юлиан, Машенго, Поплан) — Работает! Противник в крепости получил два противоречащих приказа, и, кажется, они поверили, что приказ о выступлении фальшивый. (это Багдаш, конечно) Не похоже, что они сдвинутся, даже если получат приказ от кайзера. - Шенкопф: вот же мошенничество. - Поплан: ага, тот, кто стряпает блюда вроде этого, не волшебник, его следовало бы называть мошенником. - Багдаш: даже так это мошеннчество с риском для жизни. Не могли бы вы проявить чуть больше энтузиазма? - Машенго, Юлиану: капитан Багдаш точно энтузиаст, верно? - Юлиан: война разведок — его специальность. Похоже, он наконец нашел свою нишу. - Поплан: другими словами, он партнер мошенника.
Висит «Брунгильда». - голос Райнхарда: что? Лютц не выступил? Почему Лютц не движется?! Он что — игнорирует мой приказ? - швыряет бокалом об пол. - фон Штрайт: ваше величество, это может быть результатом обмана Яна Вэньли. (надписали: Артур фон Штрайт, вице-адмирал, главный адьютант) Может быть, есть причина, почему адмирал Лютц задерживается там, что-то должно было случиться? - Райнхард: обман? Какая выгода Яну Вэньли от того, что Лютц не выйдет из Изерлона? - Штрайт: извините, ваше величество. С моим ограниченным интеллектом я не могу понять причину. - Хильда: ваше величество, факт, что адмирал Лютц не покидает Изерлонскую крепость, естественно, не отвечает интересам Яна Вэньли. В таком случае, думаю, лучше всего оставить все как есть. Если в конце концов это к выгоде нашей армии, временное непослушание адмирала Лютца не следует наказывать. - Райнхард: я вижу смысл в позиции фройляйн. Но если поблизости бродит Ян Вэньли, гораздо больше смысла заставить Лютца выступить и поместить его в атакующую позицию, чтобы препятствовать передвижениям Яна. Повторите приказ Лютцу о выступлении. - адьютанты: йес, сэр. - В этот момент у кайзера Райнхарда были свои сомнения, и в результате приказ Лютцу о выступлении не был прямо обязывающим. К тому же 8 января появился альянсовский флот числом более 1000 кораблей (тут «Беовульф» и Миттельмайер, конечно, на мостике) и продемонстрировал намерение отрезать передовой флот - «Черных улан». - схема. - Нельзя отрицать, что по этой причине его внимание к Изерлону угасло. - голос Райнхарда: мы должны их прогнать? - За ними должен быть главный флот Альянса. - Райнхард: вы правы. Мы должны умышленно избежать битвы здесь, не так ли? - Ройенталь: да, ваше величество. Но если это ложная атака, у них может быть намерение перекрыть отступление. Могу я предложить заставить флот Мюллера в тыловом эшелоне принять дополнительные меры предосторожности? - Райнхард: верно. - Штрайт: главнокомандующий Миттельмайер просит временно приостановить движение флота, чтобы собрать информацию с разведывательных кораблей. - Райнхард: Миттельмайер, похоже, тоже чувствует, что главный флот противника близко. Хорошо. Прикажите всем флотам собраться. - Штрайт: йес, сэр.
Висит разведывательный корабль имперского флота. - На основании данных разведки, обнаружившей силы Альянса под командованием флот-адмирала Александра Бьюкока, численностью 20 000 кораблей, внимание Райнхарда естественно переместилось к размышлениям о том, какую тактику изберет флот Альянса.
В это же самое время второй приказ кайзера Райнхарда был проигнорирован Изерлонской крепостью как фальшивый. - «Спартанцы» в разведывательной вылазке: Изерлонский станционный флот все еще не движется! - Багдаш: давайте устроим финальный взрыв. - Изерлонский радист записывает передачу. Вскакивает, бежит в командный пункт. - «Если вы намерены нарушать мои приказы и не выступите, я задержу вас за ваше преступление после того, как ликвидирую весь флот Альянса». Адмирал... - Хольцбауэр: Адмирал, подозреваю, что мы действительно должны выступить. - Валер: Но если мы не знаем, который приказ правильный... - Лютц думает.
Мостик корабля) «Шива»? - Обычно, когда есть два проитворечивых приказа (это Поплан), мы думаем, что один из них правильный, а другой фальшивый, так? Они не представляют себе, что получили два фальшивых приказа с самого начала. Они сейчас должны быть действительно растеряны. - Шенкопф: если есть кто-то, кто может разобраться в беспорядочном наборе багдашевых приказов, он, должно быть, ненормальный.
-Лютц: ясно. Ян Вэньли пытается выманить нас из крепости и украсть опустевшую крепость, когда мы уйдем. Если призадуматься об этом, он использовал ту же схему, когда захватил Изерлон в первый раз. - Хольцбауэр: значит... - Лютц: неважно, насколько умна схема, факт, что он использует ее дважды, показывает, что ручей интеллекта источник идей Яна Вэньли иссяк. Передайте приказ всему личному составу. Мы выступим всеми силами. - Валер: адмирал, если мы выступим, не попадемся ли мы в его ловушку? Даже если это приказ кайзера — выступить, я скромно утверждаю, что мы должны оборонять крепость и не двигаться. Даже если мы временно вызовем неудовольствие его величества, до тех пор, пока Изерлонская крепость у нас, мы всегда можем связаться с флотом его величества и топтать территорию Альянса, как пожелаем. - Лютц, кивая: ваше предложение благоразумно. Я тоже думаю, что приказ о выступлении — фальшивая команда, посланная Яном Вэньли. - Валер: зная об этом, вы... - Лютц: да, я выступлю всеми войсками. Чтобы заставить Яна Вэньли думать, что я попался в его ловушку. Но это мы его поймаем. - Вы имеете в виду?.. - Лютц: если наш флот выступит, флот Яна, который прячется где-то в коридоре, воспользуется возможностью и подойдет к крепости. В этот самый момент я разверну флот и вытолкну флот Яна под удар Торхаммера. (флагман «Скирнир» выныривает из Изерлона) — Мы зажмем их отсюда. - Таким образом, мы сможем разбить их, как пожелаем. Мудрецы, пойманные за ум. В календаре Яна Вэньли осталось всего несколько дней.

URL
2009-06-22 в 03:53 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
12 января 800, 2 года по новому имперскому календарю, флот Лютца покинул Изерлонскую крепость. На следующий день, 13-го, (висят зелененькие корабли) это передвижение было обнаружено Флотом захвата Изерлона. - Багдаш отдает честь Меркатцу: флот Лютца вышел из Изерлонской крепости. Их количество — примерно 15 000 кораблей. (тут подписали Меркатца: Вилибальд Иоахим фон Меркатц, гранд-адмирал) В сущности, это весь станционный флот. - Мы это сделали! Они попались! Это будет кусок пирога! Наша победа все равно что гарантирована! - Поплан что-то пьет из горла, протягивает бутылку Юлиану: эй, за успех нашего дела. - Шенкопф с такой же бутылкой подходит к Меркатцу, протягивает бутылку ему: пожалуйста. - Меркатц, пьющий из горла, это что-то с чем-то. Восторженные вопли. Меркатц передает бутылку Шнайдеру) — Меркатц в микрофон: мы обманули Лютца, но Лютц, вероятно, думает, что это он нас обманул. Лютц — известный тактик, и численность его флота превосходит нашу примерно в десять раз. Если мы не захватим контроль над крепостью до того, как он вернется и окружит нас, возможность для противостояния закроется для нас навсегда. Мы приступим к операции немедленно. Генерал-лейтенант Шенкопф, прошу вас принять командование. - Шенкопф: благодарю за приказ, будьте спокойны. (если только он сказал именно это , ооо...)
-голос Яна: (а показывают «Шиву») Операция не может быть осуществлена, пока станционный флот не покинет крепость. Лютц блестящий адмирал. (а показывают розенриттеров, погрузившихся в катер) Даже если кайзер прикажет ему выступить, он может попросить его передумать и может не сдвинуться. (тут подписали: Каспер Линц, капитан. Я думала, он уже полковник?) Так что мы позволим ему увидеть наш план с самого начала. (тут надписали: Линьер (хехекс) Блюмхарт, командор) И мы заставим его захотеть выманить нас к крепости, чтобы поймать в ловушку. Для того чтобы он нас поймал, ему надо отойти на определенное расстояние... (а тут показывают Яна, который все это объясняет Юлиану. Флэшбек, однако) ... тем легче будет достичь успеха в нашем плане. Может показаться, что тут слишком много фокусов, но шанса на победу нет, если мы будем сражаться с противником, у которого большой флот, и держать курс на непобедимую крепость. (Юлиан)
-Мы обнаружили вражеский флот, на 6 часов, расстояние 80 000 км. (это, я так понимаю, «Скирнир») Они приближаются к Изерлонской крепости. - Лютц: они попались. Всем кораблям, быстро развернуться! Мы вернемся в Изерлонскую крепость немедленно! - разворачивается.
На экране Багдаш. «Для красоты и здоровья выпей чашку чая после еды». А, это он отражается в экране, на котором пишет оные слова. - Готово.
Зеленые кораблики летят к Изерлону.
-Вражеский флот теперь в досягаемости главного орудия крепости. - перед Лютцем схема. Видно, как флот таки входит в сектор стрельбы Торхаммера. Лютц ждет. Поднимает брови. Выкатывает глаза. - Почему? Почему они не стреляют из Торхаммера? - флот втягивается в Изерлон.
-Торхаммер... Нет, он не работает! Всплывающие платформы не реагируют! - Этого не может быть! (а это Валер, кажется) — Мы потеряли контроль над магнитным устройством! - Автоматические оборонные системы не принимают команды! - Адмирал, не работает. Из-за кода, посланного врагом через каналы связи, все компьютеры нейтрализованы! - Валер: это... должно быть, «сувенир» от Яна Вэньли! ...Перезагрузите компьютер и переведите его на ручное управление. Стреляйте из Торхаммера во всю мощь! - Это... это невозможно! Чтобы его разблокировать, нужен другой пароль! - Враг проник внутрь! - в туман изерлонского неба входят корабли. «Шива» летит. - Валер: закрыть ворота! Не дайте им войти! - Мы не можем! - Валер: это будет ближний бой! Всему персоналу, боевая тревога первого класса! - зеленые корабли погружаются в жидкую броню.
-Время до возвращения Лютца около пяти часов. (это Юлиан) Если мы не захватим оборонные системы крепости за пять часов, наш шанс на победу почти исчезнет. Более того, одни оборонные подразделения крепости, вероятно, намного превосходят нас числом. - Поплан: как всегда. Мы должны это сделать. - Шенкопф, опуская забрало: мы заходим. - «Шива» вламывается в порт, искря корпусом по стенам дока и обламывая торчащие детали конструкции. Открывается люк, выпрыгивает десант. С топорами. Мимо Поплана пролетает топор. Он присвистнул. Тут уже ждут панцирные гренадеры. Побежали на десант. - Поплан: тут партия встречающих. Идем, Юлиан. - Юлиан: ОК. - сталкиваются. В кровище пол и сапоги.
Командный пункт крепости. - Вражеские солдаты ворвались! - Удержите их! (это Валер) Когда флот вернется, мы победим!

URL
     

Дневник AnnetCat

главная