Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:38 

2E-37.

[She Wolf] Досуг мне разбирать вины твои, щенок! Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать.(с)
Pandora Hearts. Брейк|Оз.Рисовать узоры "предсказания судьбы" на кофе. "Я вижу жизнь, а не смерть".

@темы: Pandora Hearts

Комментарии
2014-02-09 в 15:58 

1 034 слова

Предупреждение: спойлеры к манге с 42-й главы и далее.

Зарксис Брейк сидит за столом и слушает мерное тиканье часов. Его соратники уже оттрапезничали и ушли, и сейчас Брейк в гостиной один. И это хорошо, потому что в голову лезут не самые веселые мысли, а он не привык демонстрировать свои чувства окружающим. Зачем? У них и без того хватает забот.
Брейк медленно отпивает из тонкостенной фарфоровой чашечки кофе и старается ни о чем не думать; ну или хотя бы думать о какой-нибудь ерунде, вроде того, что чай — это хорошо, но иногда хочется чего-то экзотического, пряного… горького.
Ему не горько сейчас, нет-нет. Это все вкус кофе.
Тик-так. Тик-так.
Часы отсчитывают время, и Зарксис Брейк уверен: его, времени, осталось не так уж и много.
Брейк делает последний глоток темного, густого как смола напитка и ставит чашку на блюдце. Раздается тихий звон: он немного промахнулся, совсем чуть-чуть, но…
Тик-так. Тик-так.
Он слышит, как идут часы. Слышит, но не видит.
Слепота не мешает опытному воину в бою — напротив, заставляет быть собраннее и действовать жёще, но в повседневной жизни она удручает. И заставляет задуматься о том, что он потеряет следующим. Слух? Координацию движений? Или раньше кровавыми ошметками выхаркает легкие, которые Шляпник пожирает изнутри — как, впрочем, и всё его только внешне молодое тело?..

Тик-так. Тик-так.
— Заткнитесь, — негромко говорит Брейк и ухмыляется: что толку просить часы заткнуться? Даже если они замолчат, время от этого не остановит свой бег. Бег по кругу — нет, по спирали, на следующем витке которой его неминуемо ждет смерть.
— Я и так знаю, что совсем скоро умру, — бормочет он, откидываясь на спинку стула, — так неужели обязательно ежесекундно напоминать об этом?
— Кто сказал, что скоро? — вдруг раздается голос Оза, и Брейк приподнимает бровь: он не слышал, как тот вошел; значит…
— Ты не ушел со всеми? — отвечает Зарксис Брейк вопросом на вопрос, и не может сдержать усмешку, когда слышит:
— А почему я не мог здесь задержаться?
«Вот как. Достойный противник».
Впрочем, Брейк знает об этом давно. И наверное потому — нет, не только поэтому, но и из-за этого тоже — никогда не воспринимал Оза как мальчишку: только как равного; как того, кто тоже знает, каково это — быть не тем, кем кажешься.
Между тем Оз спрыгивает с подоконника — Брейк слышит, как ударяются о дубовый паркет подошвы его ботинок, подходит ближе, останавливается где-то возле плеча и снова настойчиво спрашивает:
— Так с чего ты взял, что скоро умрешь? Ты совсем не выглядишь умирающим.
Брейк пожимает плечами и, оттолкнувшись от пола, начинает раскачиваться на задних ножках стула.
— Я просто знаю. Еще тогда, когда мы с тобой только познакомились, я говорил, что, возможно, не проживу и года. Или ты думал, я шучу?
Оз молчит, потом выговаривает негромко:
— Нет. Я так не думал. Но и совершенно точно знаю, что жить ты будешь еще долго.
— И откуда же тебе это известно? — Брейк ухмыляется как обычно: насмешливо, беззаботно, но краем сознания все равно слышит, как часы продолжают отсчитывать секунды бесполезного разговора.
Тик-так. Тик-так.
Не останавливаясь. Не оставляя даже тени надежды.
Оз придвигается чуть ближе и наклоняется: Зарксис Брейк чувствует тепло его тела, пусть даже оно прикрыто тонкой рубашкой, а еще ощущает запах его кожи и какого-то ненавязчивого парфюма.
— Ты ведь пил из этой чашки? — задает Оз почти риторический вопрос и тут же продолжает, не ожидая ответа: — Одна из горничных в поместье Безариус научила меня гадать на кофейной гуще. А ее научила бабушка-цыганка… Сейчас я погадаю для тебя.
Он делает какое-то быстрое движение, раздается тихое звяканье фарфора. Брейк пытается что-то сказать, но Оз шикает на него, и Зарксис замолкает. По-хорошему, надо бы высмеять это нелепое начинание, или просто встать и уйти, но отчего-то он не может так поступить.
Оз же, выждав немного, судя по звуку, поднимает перевернутую чашку с блюдца и некоторое время рассматривает ее. Воображение Зарксиса рисует юное лицо с не по возрасту проницательным взглядом зеленых глаз; он просто видит, как Оз сосредоточенно хмурит брови и слегка поджимает губы — так, как он делает всегда, когда думает или изучает что-то важное.
А потом Оз начинает говорить.
— Я вижу дорогу — это дальний путь; вижу дома и башни — какой-то большой город. Еще есть силуэт летящей птицы… Точно не знаю, но, наверное, это означает свободу. А еще вижу символ меча — значит, предстоит бой, и наверняка трудный: на мече зазубрины… Но нигде — слышишь? — нигде тут нет знаков смерти.
Брейк молчит. Он знает, что это глупо, но в груди отчего-то теплеет. А Оз повторяет настойчиво:
— Я вижу жизнь, а не смерть. Ты не умрешь, ясно?
Воцаряется тишина. Даже часы не тикают так громко, как раньше — или Брейку это только кажется?..
Через некоторое время Зарксис Брейк разлепляет губы и улыбается. Улыбка дается ему трудно, но он уверен, что со стороны это незаметно.
— Ясно. Будет исполнено, лорд Оз.
— Просто Оз,— тихо возражает Оз, и ставит чашку на стол. Брейк насмешливо прищуривает единственный глаз.
— А вот это уже мне лучше знать.
— Цепи не могут наследовать герцогство, — голос Оза звучит глухо и безжизненно. Брейк легко поднимается на ноги и, безошибочно нащупав вихрастую макушку, ерошит мягкие волосы — золотистые, как весеннее солнце, которого он больше не увидит, но и не забудет — никогда, до самого конца.
— А кто сказал, что ты — Цепь? Ты — больше человек, чем многие. И раз я запомнил твои слова, то и ты, будь добр, запомни мои. Ясно?
— Ясно, — после паузы отзывается Оз, и кажется, губы его при этом дрожат.
— Вот и хорошо. А теперь иди: Гилберт тебя обыскался, наверное.
Оз с минуту топчется на месте, явно порываясь сказать еще что-то, потом все же разворачивается и уходит. Теперь Брейк уверен в этом: он слышит, как тот, отойдя подальше, шмыгает носом и ускоряет шаги. Тогда Зарксис Брейк нащупывает на столе чашку с кофейной гущей, прикасается к начинающим засыхать на стенках разводам и усмехается: он слышал, как Оз ногтем подправлял символы-узоры, дорисовывал их, исправляя его будущее.
Тик-так. Тик-так.
«Что ж, он из тех, кто способен изменить судьбу, — думает Брейк, проводя по краю чашки кончиками пальцев. — А значит… почему бы и нет?»

Время продолжает свой бег по кругу, по спирали. Часы идут.
Зарксис Брейк невидяще смотрит на них и улыбается.

URL
2014-10-31 в 20:35 

Я - японский иероглиф
Зололотой слоупок ~
Красота :heart:

2014-10-31 в 23:02 

Я - японский иероглиф, спасибо большое))) автору очень приятно. *.*

URL
   

Hot Fest

главная