Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
РегистрацияЗабыли пароль?

Поиск / Темы записей

Тема
Искать

Лента записей, на тему: "Литература"


23:04 

День десантника...

Тенденция, однако...
Вспомнил об одном своём рассказе на близкую тему, который когда-то слал на "Золотую чашу". Но даже не помню, чем там дело кончилось: вынесение оценок так безбожно затянулось, что я уже про текст просто забыл. А сейчас и сайт-то заблокирован. :-/ Ну вот, в честь праздника, выкладываю на Самиздат. Название было другое, но это подходит лучше:


День десантника

Задача перед нами стояла, конечно, сложная. Внешнее защитное поле противника отражало и физические объекты, и энергетическое воздействие. Природа его - неизвестна. Внутреннее защитное поле вещество пропускает. Его природа вроде как понятна... но не мне. Я - биолог, и физика высоких энергий - слегка не моё. Ну, и сама поверхность минипланеты, собственно, тоже по сути - линия обороны. Сквозь неё тоже надо пройти, прежде чем десанту удастся вступить в бой.



@темы: ВДВ, Самиздат, красный день календаря, литература, сетература, фантастика, фантбоевик

22:38 

Доступ к записи ограничен

Люция
Принципы, которые были принципиальны, были непринципиальны (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:01 

Phoebe Pyncheon
Regret is unprofessional.
Господа, подбросьте мне, пожалуйста, имена авторов, (печально) прославившихся как крупные специалисты по сочинению рейтинговых сцен. Ну, что тут скажешь в оправдание ? Учиться нужно у классиков !
В моем библиотечном списке уже заявлены : маркиз де Сад, Жан Жене, Луи-Фердинанд Селин. Попробую-таки одолеть "Фанни Хилл" (чересчур монотонно) и "50 оттенков страсти"(подозреваю, что чушь уровня "Сумерек", но с легким уклоном в недопорно). Анаис Нин и Генри Миллер, "История О" ? И "Нескромные сокровища" Дидро.
Ах, до чего же образованной, причем во всех мыслимых и немыслимых сферах, должна быть современная девица !

@темы: литература, Next to normal

16:33 

Стрекоза это кузнечик

Мурмурация
No murmur, no impatience, no petulance(с)
Стрекоза из басни Крылова «Стрекоза и муравей», на самом деле кузнечик. В то время стрекозой называли двух насекомых - собственно стрекозу и кузнечика. Поэтому "стрекоза" у Крылова прыгает и поёт, как кузнечик. К тому же "стрекоза" в процессе адаптаций и переводов басни не раз меняла пол и вид.

«В 1808 году была опубликована басня Ивана Крылова "Стрекоза и муравей". Однако Крылов не был создателем этого сюжета, он переложил на русский язык басню "Цикада и муравей" Жана де Лафонтена (1621-1695), который, в свою очередь, заимствовал сюжет у греческого баснописца VI века до н.э. Эзопа "Кузнечик и муравей". » Отсюда

Вопрос: Знали?
1. Да 
110  (40.29%)
2. Нет 
163  (59.71%)
Всего: 273

@темы: Животные, День Суперзнаний!, Языки, Литература, История

15:20 

Ломар = Бырранга

Нет, друзья, земля Ломар (возле Северного полюса, как сказано в одном из рассказов) - это точно горы Бырранга на Таймыре! Посмотрите, как их описывают:

"Кажется, что Бырранга совсем близко, в каких-нибудь десяти-пятнадцати километрах. Это, конечно, обман зрения. Горы гораздо дальше от нас и намного ниже. Рефракция приподнимает их — явление, обычное в Арктике. Они как бы парят над волнистой, серой, поблескивающей множеством озер равниной. Часто Быррангу заволакивает туман или закрывают низко ползущие клочковатые тучи. Потом блеснёт солнце и, будто дразня нас, на мгновение приоткроет колеблющуюся завесу.

У-у, какие же они мрачные, эти горы, — чёрные, угловатые, безмолвные! Ощущение тревоги, зловещей, неопределенной опасности исходит от них. И вместе с тем от гор не оторвать взгляда…

Иногда по очертаниям они напоминают трапецию, иногда ящик, стоящий особняком среди равнины, — зависит от ракурса, от условий освещения. Во всех географических атласах Бырранга фигурирует как плато. Но это определение условно."

Ну как будто сам Лавкрафт писал, хотя этот автор и фамилии такой, скорее всего, не слышал! Ах да, еще и местные жители не хотят туда ходить, по возможности, и считают, что там опасные духи. По крайней мере, раньше так было (да и природа там даже для тундровых широт суровая). Полный комплект, что называется!

@темы: Позитив, Литература, Креатив

09:37 

Доступ к записи ограничен

Admiral zur See
Sturm und Drang!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:36 

Доступ к записи ограничен

Исилиэль
Когда глаза вмещают океан, а в ладонях покоится солнце, невольно становишься небом. (с) Лери Дель Map
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:30 

Немного литературы

Искать Ветра в поле
Вчера оказался в компании, где активно обсуждали литературу. Стало интересно вспомнить, что я прочитал за последнее время.

Вопрос о границах "последнего времени" решился легко: всё, что после возвращения в Москву - последнее.) Правда, пару месяцев после мне было откровенно не до книг - в дороге я читаю редко. Так что список примерно с середины лета. Возможно, что-то забыл, хотя если забыл - значит, не важно было.;)

За последние несколько месяцев прочитал:


Итого 22 книги прочёл (или в процессе) примерно с середины лета. Из них 12 в бумажном варианте, 10 - в электронной форме.

Что-то казалось, что читал гораздо меньше. Но по мере написания списка вспоминались всё новые названия, многие довольно объёмные.
Видно, что большинство - исторические или околоисторические вещи и путешественические или околопутешественнические книги. Видимо, после возвращения уж очень хотелось продолжить движение по миру и, заодно, поизучать его историю.)
Много книг, взятых наугад - так тут оказались Лимонов, Хьюм и Буссенар.
Практически про всё могу сказать, что не жалею, что прочитал. Разве что Дашнера всё, что после первого тома, - откровенный фанфик, слабый во всех отношениях, да ещё у Шанина вышел сборник историй, а не цельная книга. Но его талмуд я взял в закрывающемся книжном рублей за 30, так что жаловаться не на что.)

Вот такая вот занимательная статистика.;) Написал её больше для себя, чтобы вспомнить всё это, но комментировать не возбраняется.;) Можете поделиться своими списками.)

@темы: книги, литература, список книг

20:19 

Доступ к записи ограничен

Малли
Молчание не всегда знак согласия.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

16:54 

lock Доступ к записи ограничен

.Холден Колфилд.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

10:52 

Доступ к записи ограничен

Малли
Молчание не всегда знак согласия.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:06 

Graft
В лесу было двое тупых - самурай и его меч.
Читать Гюго вредно для свободного времени. Начал ковырять его "Девяносто третий год", и только потом осознал, в какую ловушку попал:

1. Любимый период истории Франции.
2. Гюгошное множество деталей
3. До нового года каждый час на счету, тут не до чтений.

Вкупе эти пункты ведут к катастрофе, но попробуем прорваться. Да, к слову о деталях. Я нечасто таскаю в этот унылый бложик цитаты прочитанного, но когда приношу, обычно они большие. См. простыню ниже. Молите бога, я не принес описание Конвента, которое занимает примерно на 12 страниц. Да, описание ругани между Робеспьером, Дантоном и Маратом тоже выше всяких похвал, гремящие слова и сверкающие фразы, вся суть девяносто третьего года.

====================================================================

Вся жизнь протекала на людях. Столы вытаскивали на улицу и обедали тут же перед дверьми; на ступеньках церковной паперти женщины щипали корпию, распевая марсельезу; парк Монсо и Люксембургский сад стали плацем, где новобранцев обучали воинским артикулам; на каждом перекрестке работали полным ходом оружейные мастерские, здесь готовили ружья, и прохожие восхищенно хлопали в ладоши; одно было у всех на устах: «Терпение. Этого требует революция». И улыбались героически. Зрелища привлекли огромные толпы, как в Афинах во время Пелопонесской войны; на каждом углу пестрели афиши: «Осада Тионвиля», «Мать семейства, спасенная из пламени», «Клуб беспечных», «Папесса Иоанна», «Солдаты-философы», «Сельское искусство любви». Немцы стояли у ворот столицы; ходил слух, будто прусский король приказал оставить для него ложу в Опере. Все было страшно, но никто не ведал страха. Зловещий «закон о подозрительных», который останется на совести Мерлена из Дуэ, вздымал над каждой головой зримый призрак гильотины. Некто Сэран, прокурор, узнав, что на него поступил донос, сидел в ожидании ареста у окна в халате и ночных туфлях и играл на флейте.

Всем было недосуг. Все торопились. На каждой шляпе красовалась кокарда. Женщины говорили: «Нам к лицу красный колпак». Казалось, весь Париж переезжал с квартиры на квартиру. Лавчонки старьевщиков уже не вмещали корон, митр, позолоченных деревянных скипетров и геральдических лилий – всякого старья из королевских дворцов. Отжившая свой век монархия шла на слом. Ветошники бойко торговали церковным облачением. У Поршерона и Рампоно люди, наряженные в стихари и епитрахили, важно восседая на ослах, покрытых вместо чепраков ризами, протягивали разливавшим вино кабатчикам священные дароносицы. На улице Сен-Жак босоногие каменщики властным жестом останавливали тачку разносчика, торговавшего обувью, покупали вскладчину пятнадцать пар сапог и тут же отправляли в Конвент в дар нашим воинам. На каждом шагу красовались бюсты Франклина, Руссо, Брута и Марата; под одним из бюстов Марата на улице Клош-Перс была прибита в застекленной черной рамке обвинительная речь против Малуэ; с полным перечнем улик и припиской сбоку: "Все эти подробности сообщены мне любовницей Сильвэна Байи – доброй патриоткой, не раз доказывавшей мне свое сердечное расположение. На подлинном подпись: «Марат».

Большинство лавок не торговало; женщины развозили по улицам тележки с галантерейными товарами и разной мелочью; вечерами торговля шла при свечах, и оплывающее сало падало на разложенные сокровища; на улицах, под открытым небом, держали ларьки бывшие монахини в светлых париках; штопальщицей чулок, устроившейся в углу темной лавчонки, оказывалась графиня, портниха оказывалась маркизой; госпожа де Буфле перебралась на чердак, откуда могла любоваться своим собственным особняком. С криком сновали мальчишки, предлагая прохожим «листки со свежими известиями». Тех, кто щеголял в высоких галстуках, обзывали «зобастыми». Весь город кишел бродячими певцами. Толпа улюлюкала вслед песеннику-роялисту Питу, человеку, впрочем, мужественному, ибо его сажали за решетку двадцать два раза и, наконец, предали революционному суду за то, что, произнося слова «гражданские добродетели», он щелкнул себя по мягкому месту; видя, что ему грозит гильотина, Питу воскликнул: «Уж если рубить мне что-нибудь, так не голову! Она-то здесь ни при чем», – и, рассмешив судей, спас свою жизнь. Этот самый Питу высмеивал моду на греческие и латинские имена; охотнее прочих он распевал песенку о некоем сапожнике, который именовал себя Цезарем, а супругу свою Цесаркой. На улицах плясали карманьолу; никто не называл даму дамой, а кавалера – кавалером, говорили просто «гражданка» и «гражданин». В разоренных монастырях устраивали танцы; украсив алтарь лампионами, плясали под сенью двух палок, сбитых крестом, с четырьмя свечами по концам и лихо пристукивали каблуками по могильным плитам. В моде были синие камзолы «а ля тиран». В галстук втыкали булавку, известную под названием «Колпак Свободы», в которой последовательно перемежались белые, синие и красные камешки. Улицу Ришелье переименовали в улицу Закона, предместье Сент-Антуан – в предместье Славы; на площади Бастилии водрузили статую Природы.

Любимцами уличных зевак были в ту пору Шатле, Дидье, Никола и Гарнье-Делонэ, дежурившие у дверей дома столяра Дюпле и Вуллан, который не пропускал ни одной казни и провожал каждую телегу, везущую осужденных на смерть, вплоть до самой гильотины, называя свои прогулки посещением «красной обедни»; известностью пользовался также Монфлабер, маркиз и революционный присяжный, который требовал, чтобы его называли «Десятое августа». Прохожие любовались на маршировавших по улицам учеников Военной школы, переименованных декретом Конвента в «воспитанников школы Марса», а народной молвой в «робеспьеровых пажей». Зачитывались прокламациями Фрерона, разоблачавшего заподозренных в негоциантизме, то есть в спекуляции. Мюскадены торчали у дверей мэрии, высмеивая церемонию гражданского брака, они улюлюканием встречали молодоженов и кричали им вслед: «Муниципальные супруги». В Доме инвалидов на статуи святых и королей нацепили фригийские колпаки. На каждом перекрестке картежники дулись в карты, но и в игральную колоду ворвался вихрь революции: королей заменили «гениями», дам – «свободами», валетов – «равенствами», а тузов – «законами». Перепахивали публичные парки: в Тюильри пустили плуг.

При всем том, особенно у приверженцев побежденных партий, чувствовалось какое-то презрительное утомление жизнью. Фукье-Тенвиль, получил от кого-то следующее письмо: «…Будьте любезны, освободите меня от бремени жизни. Адрес свой при сем прилагаю». Шансене был арестован за то, что крикнул на весь Пале-Рояль: «А когда начнется революция в Порте? Хорошо бы республику турнуть в Турцию!» И повсюду газеты. Пока подмастерья цирюльника на глазах зрителей завивали дамские парики, хозяин читал им вслух «Монитер», а рядом, разбившись на кучки, люди слушали и, взволнованно размахивая руками, комментировали статьи из газеты «Согласие», издаваемой Дюбуа-Крансэ или из «Трубача дядюшки Бельроза». Нередко цирюльники совмещали свое ремесло с торговлей колбасами, и рядом с манекенами в золотых локонах в окне выставлялись окорока и связки сосисок. Торговцы предлагали на площадях «эмигрантские вина»; один даже хвалился в объявлении, что у него имеются вина «пятидесяти двух марок»; другие пускали в продажу часы в форме лиры и кушетки «а ля дюшесе»; один брадобрей намалевал на своей вывеске: «Брею духовенство, стригу дворянство, прихорашиваю третье сословие».

@темы: литература

10:44 

lock Доступ к записи ограничен

не хочется думать
что ни век, то век железный
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

06:00 

lock Доступ к записи ограничен

Крошка Пингви
чуть побольше жима лёжа (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

05:32 

lock Доступ к записи ограничен

Labrat
блаженны прыгающие, ибо они допрыгаются
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:55 

lock Доступ к записи ограничен

Исилиэль
Когда глаза вмещают океан, а в ладонях покоится солнце, невольно становишься небом. (с) Лери Дель Map
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

16:53 

mkutubi
Любителям головоломок

В ленте новинок библиотеки публиб информируют о создании странички «Знаменитые головоломки мира». В настоящий момент выложены

Мэнделл М. Сказочные головоломки, или Проделки коварного джинна
Райан С. Умные игры с карандашом и бумагой
Таунсенд Ч.Б. Самые заковыристые головоломки
Таунсенд Ч.Б. Самые запутанные головоломки
Таунсенд Ч.Б. Самые невероятные головоломки

Поиск по сообществу

Поиск в дневниках основан на поиске яндекса, последний ограничил поиск по блогам двумя месяцами.

Рутрекер

Суд постановил навечно заблокировать торрент-трекер RuTracker
читать дальше

@темы: Литература, Сообщество

15:04 

Meawbin
Feed me, pet me, serve me, hooman
Привет всем. Ищу дневники, хозяева которых регулярно делают записи по этим фандомам:
1. "Вампирские хроники" Энн Райс.
2. Комиксы "Fables".
Если знаете таких, то киньте, пожалуйста, ссылки в комментарии, пожалуйста.

@темы: хобби, литература, кино

главная

© 2002 — 2017 ООО «Дайри.ру»