Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
РегистрацияЗабыли пароль?

Поиск / Темы записей

Популярные темы записей

Лента записей c темой "История" за один день


23:53 

22:25 

Загадочный шевалье д’Эон

Эгли
Смотрела я «Розу Версаля» и думала, если Мария Антуанетта – реальное историческое лицо, то вполне возможно, что и у такого фантастического для 18 века персонажа, как Оскар, мог быть вполне реальный исторический прототип. И, разумеется, вскоре я его нашла.
читать дальше
Семья и имя. Юность.
«Секрет короля».
Первые задания.
В Англии.
Противостояние.
Женщина?
На родине.
Снова Англия. Последние годы.
Загадки остаются.

@темы: история, книжки, мифология

22:21 

Любимая оперная история )

О, Е!
Ссылка на пост

Екатерина Поспелова:

"Многим любителям оперы давно известен бородатый анекдот про «зеленовый берет". Сопрано, поющее Татьяну из оперы «Евгений Онегин», в костюмерной потеряло малиновый берет и надело зеленый, а, видя такое, верный реалистической традиции баритон Онегин переиначил свой вопрос и спросил: «Кто там в зеле́новом берете?» После чего его собеседник бас, князь Гремин, от удивления спел: «СЕСТРА моя», – а педантичный и дотошный Онегин уточнил тогда: «Так ты СЕСТРАТ? Не знал я ране», – и т. д.

Но я описываю лишь случаи, которым сама была свидетельницей. И вот подумала: хоть и забавна эта старая хохма, но насколько действительно происходящее на сцене всегда смешнее бородатых анекдотов…

Итак…

С беретом все было как раз хорошо, он был нужного цвета.

Но именно в этом легендарном речитативе оперы после вопроса:

– Кто там в малиновом берете? – прекрасный бас Гремин спел свою реплику:

– Ага! Давно ж ты не был в свете? – и, поскольку получилось складно и в рифму, он счел, что уже молодец, и продолжение петь не стал.

читать дальше

(Сцена, экосез и ария Гремина из оперы по ссылке в верху поста).

@темы: опера, история

20:33 

В чем секрет успеха фильма "Пираты ХХ века"

18:57 

История альбигойцев и их времени

Эррор Ляпсус
За последние несколько месяцев я неоднократно пересматривал и прослушивал свои лекции «История альбигойцев и их времени» и «Рождение инквизиции», и в целом мне они не очень понравились. Поэтому я решил оставить их в качестве «черновиков», а цикл про альбигойцев начать заново. Посмотрю, как на этот раз получилось.




@темы: История, Оплот ереси

16:43 

Это Руперт или нет?

Али4е
Of course I have a personal life. (c) Rudolf Nureyev
Или опять кого попало на обложку налепили?


@темы: история, фото

15:31 

Завоевания Кортеса и конец империи ацтеков

15:28 

Дядя Митя, Федул и Кузьма Кузьмич

15:18 

Comedy Woman опять неудачно пошутили про генералов

15:18 

Comedy Woman опять неудачно пошутили про генералов

15:15 

Лица Советской эпохи. Часть 387. Омск и его люди в 1920-х

15:15 

Лица Советской эпохи. Часть 387. Омск и его люди в 1920-х

14:55 

Трагедия нашей Культуры

geosid
Зло познаётся стихийно, для познания Добра нужно время и Учитель.
>Невосполнимые шедевры
Как Эрмитаж распродавал свои сокровища

Печальный юбилей: 90 лет назад, в конце марта 1929 года из собрания Эрмитажа была изъята картина «Благовещение» Дирка Боутса — она была продана нефтяному магнату Галусту Гульбенкяну за 54 тысячи фунтов стерлингов. Так был взят старт распродажи шедевров Эрмитажа, в результате которой музей лишился значительной части своего собрания и утратил произведения, украшающие сегодня крупнейшие галереи мира. Перечень шедевров, которые когда-то составляли славу эрмитажной коллекции, заставляет вздрогнуть даже тех, кто редко бывает в музеях. Как это было, что принесла стране эта распродажа и что ее остановило, «Огоньку» рассказала Елена Соломаха, заместитель заведующего Отделом рукописей и документального фонда Государственного Эрмитажа.


@темы: трагедия, россия, история, искусство

12:51 

Massive Attack, Pussy Riot и

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Our collaboration with Massive Attack, Jonsi, Pussy Riot, Chomsky and more for the wonderful @uniundergrd. Exclusive audio on super limited x-ray records. Each one sounds and looks different than al the others See them here: underground.collecteursmagazine.com And more info below @massiveattackofficial @wearepussyriot, #noamchomsky, @iamjonsi of @sigurros @alexsomersmusic @neilharbisson @magicmagid @nastiomosquito . . These previously unreleased tracks and ‘dangerous thoughts’ engraved on x-ray films are unique vinyl-type records made with audio cut onto radiography film. X-ray records were made as an act of defiance against censorship in cold war era Soviet Union, where they were used as an underground method of distributing prohibited music by Western, emigre and banned Russian musicians. This unforgettable cultural response to state censorship is now presented as a contemporary reminder of the not-so-distant past and collected in the "Library of Dangerous Thoughts" supporting freedom of thinking and countercultures. This initiative is a call to inspire citizens of the world into creating further pluralistic platforms and to support free education. . The records are produced by powerhouses @PaulHeartfield and Stephen Coates of x-rayaudio @roentgenizdat , original digital platform by @collecteurs. . #universityoftheunderground #bureauoflostculture #collecteurs #xrayaudio #massiveattack #pussyriot #sigurros #jonsi #alexsomers #neilharbisson #magidmagid #n


@темы: #alexsomers, #bureauoflostculture, #collecteurs, #jonsi, #magidmagid, #massiveattack, #n, #neilharbisson, #noamchomsky, #pussyriot, #sigurros, #universityoftheunderground, #xrayaudio, история, музыка, протест

12:51 

Massive Attack, Pussy Riot и

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Our collaboration with Massive Attack, Jonsi, Pussy Riot, Chomsky and more for the wonderful @uniundergrd. Exclusive audio on super limited x-ray records. Each one sounds and looks different than al the others See them here: underground.collecteursmagazine.com And more info below @massiveattackofficial @wearepussyriot, #noamchomsky, @iamjonsi of @sigurros @alexsomersmusic @neilharbisson @magicmagid @nastiomosquito . . These previously unreleased tracks and ‘dangerous thoughts’ engraved on x-ray films are unique vinyl-type records made with audio cut onto radiography film. X-ray records were made as an act of defiance against censorship in cold war era Soviet Union, where they were used as an underground method of distributing prohibited music by Western, emigre and banned Russian musicians. This unforgettable cultural response to state censorship is now presented as a contemporary reminder of the not-so-distant past and collected in the "Library of Dangerous Thoughts" supporting freedom of thinking and countercultures. This initiative is a call to inspire citizens of the world into creating further pluralistic platforms and to support free education. . The records are produced by powerhouses @PaulHeartfield and Stephen Coates of x-rayaudio @roentgenizdat , original digital platform by @collecteurs. . #universityoftheunderground #bureauoflostculture #collecteurs #xrayaudio #massiveattack #pussyriot #sigurros #jonsi #alexsomers #neilharbisson #magidmagid #n


@темы: #alexsomers, #bureauoflostculture, #collecteurs, #jonsi, #magidmagid, #massiveattack, #n, #neilharbisson, #noamchomsky, #pussyriot, #sigurros, #universityoftheunderground, #xrayaudio, история, музыка, протест

09:55 

А знаете ли вы, что в 1782 году в Курске было 49 улиц и площадей,



А знаете ли вы, что в 1782 году в Курске было 49 улиц и площадей, в 1904-м их стало уже 120, в 1948-м – 278, в 1980-м – 684, а на 1 января 2000 года – более 900? Каким был Курск до начала генеральной перепланировки в 1782-м, как прирастал улицами, какая из них была самой красивой, кто бегал на Беговой и почему Мещанских было целых пять?

В конце февраля в областном Госархиве прошла презентация второго издания книги «Административно-территориальное деление и улицы города Курска» (главный редактор – начальник архивного управления области Валентин Богданов). Книга представляет несомненный интерес для всех, кому небезразлична история Курска. По сути, это подробное описание процесса формирования нашего города с момента, предшествовавшего разработке и началу осуществления планировочного решения 1782 года, и практически до ближних к нам десятилетий.

И звестно ли вам, уважаемые читатели, что в 1782 году в Курске было всего 49 улиц и площадей, в 1904-м – уже 120, в 1926-м – 156, в 1933-м – около 170, в 1944-м – 250, в 1948-м – 278, в 1980-м – 684, в 1988-м – 685, в 1991-м – 780, на 1 января 2000 года – более 900. Причем одни улицы сохранили старинные названия, другие этой привилегии незаслуженно лишились...
А начать, пожалуй, стоит с истории самой древней системы территориального деления – на слободы. Их в Курске было много и в черте города, и в окрестностях. Из письменных источников XVIII века были известны следующие «городовые» слободы: Подьяческих детей (Подьяческая), Рассыльная, Монастырская, Новая Мещанская, Солдатских детей (Солдатская), Литовская, Черкасская (Малороссийская), Ендовищенская (Яндовище). Их населял мелкий служилый и чиновный люд, как правило, не имевший земли. К пригородным слободам относились: Казацкая, Пушкарская, Стрелецкая, Ямская, Очаковская (встречается также наименование Нижне-троицкая слобода, что за Куром), Кожевенная, Глинище. Черкасская слобода получила наименование от поселившихся здесь выходцев с Украины, которых называли черкасами. Появление Солдатской слободы, возможно, связано с размещением здесь полка нового строя – создание таких полков по иностранному образцу в России относится к 30-м годам XVII века, с этого времени в России вошел в употребление и термин «солдаты».
Происхождение названий еще двух городских слобод – Подьяческой и Рассыльной – восходит к должностям, существовавшим в государственных учреждениях XVII века – приказах. Подьячие ведали в приказах делопроизводством, занимались перепиской документов, составлением прошений (челобитных) за неграмотных. Рассыльщики исполняли службу по доставке документов. Представители этих групп не были многочисленными, очевидно, и слободы, которым они дали имена, были невелики.
В 1808 году жители слобод Рассыльной, Подьяческих детей, Солдатских детей, Городовой службы, Малороссийской были обращены в мещанское звание и переведены в податный статус городского населения. Слободы, находившееся вне города – Стрелецкую, Пушкарскую, Казачью, оставили в прежнем положении. Позднее они превратились в волостные центры, за исключением слободы Пушкарской. В 1882 году городская дума подняла вопрос о присоединении этих слобод к городу и о нанесении их на план (карту), но на прошедших сходах жители слобод выразили несогласие с присоединением, мотивируя это неудобствами ведения хозяйства и возможным увеличением налоговых тягот.
Несколько десятилетий спустя снова встал вопрос о присоединении слобод к городу. На этот раз положительному решению воспрепятствовало их неблагополучное санитарное состояние, которое могло отрицательно сказаться на благоустройстве города. Слободы были включены в черту города лишь в 1930-х годах. И все же мы с вами по сей день активно пользуемся этими старинными названиями городских территорий. Согласитесь – без них Курск лишился бы значительной части своего нынешнего обаяния.
Как выглядел Курск до начала перепланировки в 1782 году? К сожалению, какого-либо отображения планировочного устройства старинного Курска не сохранилось. Русский ученый и путешественник Василий Федорович Зуев, побывавший проездом в Курске в 1781 году, отметил крайне беспорядочную застройку улиц. К моменту утверждения первого генплана города (1782 год) Курск был сплошь застроен деревянными домами. В сторону улиц выходили плетни и службы, а дома прятались в глубине дворов. Многие улицы и переулки были не шире 2,5-3 м, что не только ограничивало проезд, но и делало передвижение по ним в определенные времена года просто невозможным. Известный знаток курской истории Анатолий Алексеевич Танков писал: «Нужно сказать, что до 1782 года Курск был застроен всякого рода зданиями совсем не так, как теперь. Разумеется, нечего и говорить о том, что многие местности, основательно застроенные теперь, представляли собой пустыри. Но что и было застроено, образовывало собой группы зданий, расположенных как попало, где придется, безо всякой планомерности. Какие были в то время улицы – и те отличались неправильностью и кривизной...».
Итак, Курск крайне нуждался в срочной перепланировке. Пожар августа 1781 года упростил эту задачу, уничтожив часть строений старого деревянного города и вызвав опустошение в центре Курска. Подробное описание этого масштабного бедствия дает Танков: «Ужасный курский пожар, бывший в августе 1781 года, продолжался несколько дней и по своей силе произвел на жителей потрясающее впечатление. Достаточно сказать, что во время свирепства пожарного пламени многие жители Курска, дома которых находились на окраинах, выехали со всем своим имуществом, какое могли забрать с собой, за город и там ожидали, чем окончится дело, не выгорит ли весь город».
Некоторые детали этого пожары содержатся в архивном документе, датированным 11 сентября 1781 года. В нем указывается, что в ночь с 25 на 26 августа 1781 года загорелась харчевня купца Степана Сыромятникова, располагавшаяся «… по проулку, лежащего от церкви Флора и Лавра, в правую сторону, на углу смежности купцов, от ряда лавок Карпа Первышева, а сзади харчевного двора Михайлы Сыромятникова. И вот огонь перекинулся на лавки Гостиного двора, все сплошь деревянные. Гасить было трудно: пожарной команды тогда не было, прибежали обыватели, кто с ведром, кто с помелом или лопатой… Со всего города городничий гнал водовозов, набиравших воду из Кура. Работали как умели солдаты, мещане-добровольцы, но к вечеру запылал весь Гостиный двор, и высохшее дерево его строений образовало сплошной костер... Горело несколько дней и ночей. После прекращения пожара жители до самой зимы побаивались: на огромном пожарище в течение нескольких месяцев то там, то там вспыхивали из пепла огни и, раздуваемые ветром, пугали курян, особенно в ночное время».
Пожар опустошил значительную часть города...
Так уж случилось, что план перестройки Курска, утвержденный Екатериной II 26 февраля 1782 года, стал планом его возрождения – буквально из пепла. Ни один российский город, подлежавший перепланировке (а таковых было немало), не имел такой мотивации, как наш.
На оригинале плана еще нет названий улиц, они появились лишь на более поздних его копиях. Из обозначенных первыми и сейчас существуют такие, как Красная площадь, улицы Мирная, Садовая, Золотая, Дружининская, Чумаковская, Рассыльная, Можаевская и ряд других в центральной части города – пригородные слободы получили планировку позднее.
К сожалению, достоверных источников о том, как и кем осуществлялось первоначальное наименование, не существует. Можно лишь предположить, что часть первых названий могла принадлежать перу и фантазии губернского землемера И. Башилова.
Смысл большинства названий улиц достаточно ясен. Но есть и такие, которые не очень легко объяснить. Что означают, например, названия Бурцевка, Пучковка, Щемиловка? Почему на плане города занимают место Малиновые, Ольховские улицы и переулки? Кому или чему город обязан появлением Кавказских улиц? Случайно ли названа улица Родниковой или здесь все же был когда-то природный источник? Как объяснить названия Чулкова Гора, Лысая Гора, Котова Гора?
Немаловажная деталь, на которой авторы презентуемой книги остановились отдельно. Генплан перепланировки Курска вовсе не был догмой. Генерал-губернаторам было дано Высочайшее право вносить в него поправки. На основании этого права орловский и курский генерал-губернатор Александр Прозоровский 5 июля 1783 года в своем предложении курскому наместническому правлению изложил свои взгляды. Они были внесены в Генплан Курска 1782 года в виде специальной приписки, где значилось: «… Улицу Гостиную для свободного, около церкви Фроловской, проезда опустить ниже; улицу Луговую, в рассуждении положения ее по косогору, поднять выше и провести от Троицкой нижней площади и назвать Троицкою; Луговую же улицу вновь положить; Сергиевскую улицу продолжить через деревянные кварталы до Мирной; Мясницкую улицу продолжить до Садовой; Берег реки Тускари и Кура за неспособностию (в разсуждении косогоров и водороин) к поселению отводить для заведения садов и огородов желающим сообразно с квартальными мерами; для казенной конюшни и к прибыванию штатной роты военнослужителей, как и для благоделинь с домом сиротам воспитательным на берегу реки Кура назначить кварталы...
Генерал-губернатор Александр Александрович Прозоровский дополнительно сообщал: «Жители старой Преображенской улицы, что за Куром, которая по плану назначена к закрытию, просили меня оставить оную для свободного им въезда к церкви до Преображенской площади». Губернатор приказал расширить улицу до 10 сажен, а там, «где есть заборы – снести».
Продолжил дело Прозоровского по улучшению застройки Курска новый генерал-губернатор Франц Кличка. 8 апреля 1785 года он пишет: «В бытность мою в Санкт-Петербурге я имел счастье докладывать ее императорскому величеству, что во многих городах по большей части живут крестьяне, и как строенного леса, так и других пособий не имеют... Должно, чтобы расширить улицы и сделать оные свободнейшими от грязи и выгоднейшими для проезда, перенести крестьянам свои старые дома в кварталы по планам и крыть дерном или соломою (до того времени, когда) строить новые дома по предписанию будут в состоянии». На это императрица в рескрипте от 13 марта писала: «для удобнейшего очищения улиц, кои по планам лучшим строением быть долженствуют, позволить жителям, кои не в состоянии лучшие дома для себя строить, перенести нынешние в предместья или назначаемые им особые кварталы и оные покрыть дерном».
В конце XVIII и в начале XIX веков Курск рос за счет новой застройки, в процессе которой появлялись и новые улицы. В их названиях закономерно отразились реалии того времени. Так возникла улица Дворянская, долгое время считавшаяся самой красивой в городе. Улицы и площади, на которых стояли церкви, стали называться их именами: Знаменская, Георгиевская, Покровская, Троицкая, Сергиевская, Флоровская, Преображенская... Некоторые улицы получили наименования от направления идущих по ним дорог: Московская (на первом плане – «Большая Московская преспектива»), Херсонская; по особенностям местности: Береговая, Запольная, Луговая, Ендовищенская. Многим улицам названия были даны по фамилиям крупных купцов, имевших на них дома – Слядневская, Золотаревская, Чикинская, Первышевская. Некоторые улицы получили названия от ремесел, которыми занимались горожане: Кожевенная, Сыромятная, Скорняковская... Беговая улица хранит память о располагавшемся здесь когда-то ипподроме. Заметное место на карте города занимали пять Мещанских улиц. И неудивительно – мещанство было основным городским сословием, весьма разнородным по занятиям. Среди них были рабочие и ремесленники, мелкие служащие и торгово-промышленные предприниматели, владельцы мелкой собственности, одним словом – трудовой люд, и слово «мещане» не имело негативного оттенка, приобретенного впоследствии...
Названия улиц, присвоенные в XVIII-XIX веках, закрепились довольно прочно и до Октябрьской революции менялись редко. Первое массовое переименование произошло в ноябре 1918-го в связи с годовщиной Октябрьской революции. Около 40 улиц и площадей получили тогда новые наименования, связанные в основном с отечественным и мировым общественно-политическим движением, с именами революционеров. Однако новые названия не сразу вошли в употребление, поэтому в 1925 году был принят повторный документ, подтверждавший их. Впоследствии изменения названий происходили в основном по отдельным улицам. Но были и массовые переименования. Они связаны с включением в городскую черту новых территорий – пригородных слобод и деревень, когда в разных частях города появлялись одноименные улицы. Так, с присоединением слободы Ямской в Курске появились по две улицы Советских, Красноармейских, Дзержинского, Горького, Чернышевского. С присоединением слободы Пушкарной возникла проблема трех Садовых улиц. Часть этих улиц получила новые названия в 1939-1940 годах, но к этому вопросу возвращались и позже. 22 октября 1947 года горисполком утвердил перечень улиц, при составлении которого окончательно ликвидировались одноименные наименования в разных районах города.
В практике переименований улиц Курска было немало случаев, когда принятые решения не осуществлялись. Так в 1951-м горисполком принял решение объединить улицы Веселую и Лассаля именем Ватутина, улицы Золотую и Робеспьера – именем Жданова. Однако Веселая и Золотая сохранили тогда свои старинные наименования. Газета «Курская правда» за 1937 год (24 ноября) сообщала, что улица Первышевская в 1935 году получила имя Пушкина. Но уже в декабре 1950-го ее переименовали в честь Уфимцева.
Практическое осуществление смены названий иногда затягивалось на несколько лет. Скажем, улица Микояна, переименованная в 1957 году в улицу Щепкина, еще встречается под прежним именем в документах 1959-го. Многие улицы Курска претерпевали смену названий по нескольку раз, причем иногда совершая своеобразный кругооборот. Так, существовавшей с XVIII века Можаевской в 1918-м присвоили имя Максимилиана Робеспьера, в 1951 году – Жданова, а в 1989-м к улице вернулось ее первоначальное наименование.
В этом материале мы затронули лишь часть тем, поднятых авторами вышеназванной книги. Собираемся обращаться к ней и в дальнейшем – в рубрике «Сеймские берега».
И, ни в коем случае не умаляя ценности данного издания, все же позволим себе доброжелательно попенять создателям книги «Административно-территориальное деление и улицы города Курска» – мало фотографий старого города. Говорю об этом, зная богатейшие взможности в этом плане областного архива.

http://gikursk.ru/paper/4299/22314/


@темы: Курск, история

Загрузка...
главная

© 2002 — 2019 ООО «Дайри.ру»